Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Пастор кукурузной паствы

От этой ржавой таратайки давно нужно было избавиться! Какой же я кретин! Кретин с большой буквы! Лох! Надо же заглохнуть посреди поля, в глуши от города. Что же делать? Как выбраться отсюда?

Схватившись за голову, я нарезал круги вокруг дохлой девятки. Оживить четырёхколёсный хлам изъеденный коррозией бессмысленно. Символическим урчанием двигатель издал последний признак жизни, от него исходил подозрительный дым и неприятный запах. Стрелки часов остановились на цифре пять. Пять вечера. Неужели мне придётся здесь заночевать?! Будь проклят отечественный автопром!!!

Я оставил автомобиль в покое и поплёлся в сторону поля. Может мне удастся встретить кого-нибудь.

С каждым пройденным километром надежда ускользала и превращалась в бесплотный призрак. Взрыхленное поле казалось бесконечным, но на самом деле это была ошибка - впереди мелькал пологий склон. Пройдя пару километров, я поднялся на холм и увидел вдали кукурузное поле.

Через полчаса мои ноги пересекали стену из злаков. Хруст сушеной травы сопровождал меня всю дорогу. В небе каркали вороны и чирикали пузатые воробьи. У меня вспотела спина. Хотелось выпить холодной воды. Страшно пересекать подобные поля. Они кишат насекомыми и ядовитыми змеями. Пока я не встретил ни одну представительницу из мерзостного семейства, зато увидел совершенно обгоревшие территории. Почему-то у меня возникла ассоциация с плешью. Эдакая алопеция (облысение) поля. Это лето прозвали – «Предвестником апокалипсиса». Во многих регионах урожай превратился в никчёмную ботву, а тайга потеряли сотни тысяч гектаров. Сибирь не знала такой жары! Пламя не пожалело ни единого початка. Думать о страшных бедствиях не хотелось. Впереди показалась маленькая тропинка. Свернул на неё. Она стала более отчётливой когда прошёл несколько метров. А вот и прорезь – выход из злакового лабиринта.

Надо мной просвистела пуля! Я не успел ничего понять. Рефлекторно упал на траву и зачем-то закинул руки за голову.

- Вот ты и попался Ирод проклятый!

Голос показался мне каким-то сдавленным и даже не грубым. Неужели это мой убийца? Шаги спешно приближались ко мне. Я не поднимал голову. Страха совершенно не было. Я только чувствовал, будто меня застали за чем-то неприличным. Обычно такое испытывают в детстве, когда застают с поличным на чужом чердаке, где вы просто из любопытства оказались посмотреть кроликов.

Глаза уловили ботинки незнакомца. Старые поношенные кроссовки фирмы Nike остановились в каком-то метре от меня.

- Вставай!

Я поднялся. Вся одежда была в крошках сухих листьев. Принялся оттряхиваться. Странно, но волнения не было. Я взглянул на него. Первое что бросилось в глаза – старая винтовка времён второй мировой. Немецкая однозначно. Хозяин раритетного оружия – толстый старик невысокого роста. На нём старая полосатая рубаха. Давно нестиранная, как и серые брюки.

- Что ты так уставился на меня Иуда? – Спросил он. – Думаешь, что тебя защитит вшивая верхушка из предприятия? Не дождёшься!

Он передёрнул затвор, из оружия плевком вылетела пустая гильза. Сейчас он выстрелит. Страха нет. Через пару секунд старик меня кокнет, а я даже не переживаю. Что-то в моих мозгах неправильно функционирует. Всё-таки помощь специалиста мне бы не помешала, да видать поздно спохватился.

Её спина нагло перекрыла обзор. Откуда возникла девушка, причём так моментально, как будто в кино, я не понял. Короткие волосы и очень высокий рост. Это была настоящая русская баба! Я не увидел её лица. На ней была чёрная юбка, до колен и бесформенная майка.

- Что ты творишь!? – Крикнула она неудавшемуся палачу. – Ну, что ты творишь!? Деда!!!

- Это тот, кто поджигает наш урожай!!! – Закричал он в ответ. – Лерка, быстро домой!

- Опусти оружие!!!

- Ты не слышала меня?! Дура!

Девушка накинулась на старика. Я стоял как огородное чучело и равнодушно наблюдал за борьбой. Борьбой за мою непонятную жизнь. Девушка смогла отобрать у него оружие. Она показалась мне каким-то мальчиком в юбке. Старик скрылся за её могучей спиной.

- Кто вы? – Спросила моя спасительница.

- У меня машина сломалась в пяти километрах от поля. Искал помощи.

Девушка технично отвела затвор, и вытащила два патрона. Они исчезли в кармане юбки.

- Он всё врёт! – Прокричал старик, и, выхватив у неё из рук винтовку, навёл на меня.

Выстрела не произошло. Олень! Он вероятно слепой! Я подошёл ближе к неудачному палачу. Старик удивился. Он вновь нажал на спусковой крючок. Снова прозвучал щелчок.

- Не верите, - сказал я, тронув его за плечо. – Можем сходить, проверить! Пусть только она вам патроны даст, если боитесь.

- Почему я должен верить твоей ереси? – Пробурчал он.

- Это ваше дело, верить или не верить, мне хочется одного – доехать до дома.

- Ваша машина стоит на трассе? – Спросила девушка.

- Да, неподалёку от заброшенной фермы.

- Дядь Игорь скоро приедет, - сказала девушка. – Как раз и узнаем. Ложь это или нет.

Она с лёгкостью вновь забрала у деда винтовку, вытащила из кармана патроны. Зарядила. Навела на меня.

- Извините, просто меры предосторожности.

- Вы убьёте меня? – Равнодушно спросил я.

- Пока не знаю. Как дядь Игорь приедет, посмотрим. А сейчас пойдёмте в тот дом.

 

***

 

Они четверо смотрели на меня: параноидный дед, мужеподобная внучка, немая бабка и старая беззубая овчарка. Над стариком висела грозная физиономия лысого мужчины в украинской рубахе. Его лик скрывала тень. Спустя несколько минут в лице неизвестного человека я признал секретаря ЦК КПСС. Это Никита Хрущёв! Крошечные глаза и округлый подбородок. Казалось, он вот-вот он вылезет из портрета, снимет башмак и примется угрожать капиталистическому западу. Я знал о нём лишь из кинохроники шестидесятых и рассказов деда. Мне он казался забавным.

Старый пёс несколько раз проскулил. Вильнув хвостом, он убежал в соседнюю комнатушку. Здесь было неуютно. Старый телевизор «эпохи застоя» спрятан в жёлтую простыню, но всё-таки правая часть ткани соскользнула с его корпуса. Я сидел на стуле. За мной находился необъятный шкаф, а справа на меня смотрело дуло винтовки.

- И долго вы здесь живёте? – Спросил я, нарушив неловкое молчание.

Они мне не ответили. Лишь немая бабка усмехнулась, у нее, как и у пса вместо зубов была бездна. Как бы мне не хотелось увидеть жену в подобном возрасте. Мне кажется, старость ужасна именно тем, что ты видишь любимого человека, потерявшего былую красоту, радость, разочаровавшегося в жизни и под конец превратился в кусок бессмысленной груды костей и тухлого мяса.

- Люди, вы, что такие злые? – Не выдержал я. – Давайте, поговорим!

- Больно ты разговорился, – недовольно проговорил дед. – Вы даже не знаете что живёте в рабстве, в мире иллюзий и бесценных ценностей.

Он так и сказал «бесценных ценностей».

- Вы, не знаете о том, что после Христа мы ещё несколько десятков, раз предали спасителей, - продолжал старик. – Ха, думаете, Иисус только ниспослан был для нашего вразумления?

Я не понял бред, что говорил старик.

- К чему это всё? – Не выдержал я.

- Твои пастухи пытаются уничтожить последнюю обитель, где кроется спасение. Ты строишь, из себя случайного захожего… не пытайся, всё глупо. Ад ждёт не только правителей, но и его свиту. Жалкое общество нигилистов! Подонков! Маргиналов! Вы оскверняете храмы под лозунгами свободы, рушите ценности, меняете контраст между добром и злом. Как же вы мне противны. Противны с каждым днём. Ваши демонстрации напоминают шабаш, оргию падших душ.

Его физиономия краснела от каждого нового слова. Старик настолько увлёкся напыщенной и чересчур бредовой речью, что не заметил, как в доме появился ещё один человек.

Он был вдрызг пьян, еле держался на ногах, и плохо ориентировался в помещении. Толстяк с огромным трудом преодолел расстояние от двери до кровати. Он вонял как бомж, стоявший в очереди городского супермаркета. Выглядел относительно так же. Зелёная измятая футболка на нём нуждалась в тщательной чистке, а джинсы годились в гардероб для огородного чучела.

В доме воцарилось молчание. Недолгое. Старик и его команда удивлённо хлопали глазами. Казалось, будто они его видят впервые. Девушка виновато спрятала глаза, пёс с не меньшим интересом обнюхивал ноги алкаша, а бабка лишь отчаянно покачала головой.

- Говоришь, закодировали его? – Сказал старик девушке и встал со стула.

Мужчина уже видел сны. Храп монотонно разнёсся по дому, как и запах перегара. Видимо попойка удалась на славу. В этом чёртовом доме я завидовал только ему. Старик, закинув руки за спину, нарезал круги вокруг комнаты. Опустив голову, о чём-то задумался.

- Так не пойдёт, - пробурчал он и принялся будить мужчину.

Сухими ручонками он вонзился в толстую шею и рывками принялся трясти полубезжизненное тело.

- Деда не надо, - проговорила мужеподобная девушка.

Она была напугана. Девушка хотела встать со стула, но вспомнила обо мне.

Кусок мяса медленно и неохотно приходил в себя. Отверстие под названием «рот» издавал бессвязные звуки.

- Вставай окаянный! Вставай твою мать!!! – Кричал старик.

Пёс попытался оттянуть его, но нога, облачённая в старый кроссовок фирмы «nike», пинком отправила животное в соседнюю комнату.

- Ну что тебе надо… - Еле внятно сказал мужчина.

У него были закрыты глаза.

- Где ты нажрался? Идиот! Блядины кусок!

- Какая тебе разница? – Ощетинился мужчина. – Не переживай, твой кукурузный самогон я не скомуниздил.

Он пришёл в себя и готов был наброситься на старика. Костяшки кулаков впились в полосатый плед, они побагровели и вот-вот придут в движение.

- Какой-то мудак, тачку оставил посреди дороги, - продолжал мужчина. – Пришлось объехать этот драндулет, да в кювет съехал. К твоему сведению, монах недоделанный, я больше часа выбирался из грёбанной ямы! Мудилы того я не обнаружил, зато у него в бардачке нашёл хорошее пойло, после того как выехал, решил отдохнуть. Всё тебе ясно? Я спать хочу.

Этим мудилой оказался Я. Мужчина снова завалился на кровать и меньше чем через минуту захрапел с новой силой. Старик посмотрел на меня.

«Не спиздел, значит». – Вот что я прочёл в его выцветших зрачках.

 

***

Утром мою тачку отбуксировали в близлежащий посёлок. Вчерашний пьяница проснулся рано и согласился мне помочь. Его звали Лёха (Трезвым он показался мне другим человеком). С нами поехала мужеподобная девушка. Почти полпути они молчали. Молчание нарушил снова я. Мне очень хотелось узнать, что твориться у них на ферме….

 

***

Всё началось в конце восьмидесятых. Старик, тогда его ещё звали Валентин Константинович Столковский, занимал должность председателя колхоза в посёлке под названием «Лодочное». За пару лет до погибельного распада Союзных Республик многие сельхозугодия перестали содержать, а о других забыли и вовсе. Столковский всеми силами пытался предотвратить «смерть» крестьянского хозяйства. Сотни писем было отправлено в местные и областные органы правление, десятки адресованы в Москву и ещё пять на имя самого председателя ЦК КПСС - Михаила Горбачёва. Ответов не было. С упадком колхоза начался неурожай и падёж скота от неизвестной заразы. Столковский, тогда ещё не старик, увидел в этом злое предзнаменование. Искать ответ он принялся в Священном Писании. Эти события он отнёс к «Откровению Иоанна». Следующая книга, в которой он искал ответа - была Коран. К сожалению, а может быть и к счастью Столковский не разобрался в Сурах. В поселковой библиотеке он наткнулся на «книгу Мормона». Она лежала в монографиях коммунизму. Книга дала ему все ответы.

К началу девяностых уже мёртвые сельхозугодия принялись приватизировать новоявленные коммерсанты. В увядающем посёлке подобно выросшим грибам после дождя появились с десяток мотелей, баров, казино. Плодородные поля пошли под застройку, мужики комуниздили последнее из колхозных баз, а женщины превращались в блядей.

Однажды ночью ему приснился Никита Хрущёв. Он показался ему реальным и не таким размытым и бессмысленным как простые сны. Генсек был одет в белую широкую рубаху и держал ту самую книгу, на которую он наткнулся в библиотеке.

- Грядёт смерть, - не раскрывая рта, сказал Хрущёв. – Ты должен спасти свою паству иначе, и ты падёшь.

- Что такое паства? - спросил Столковский.

- Это люди, которые будут следовать за тобой.

Той ночью Столковский поджёг строящееся казино, а на утро уехал в лес искать новое место для жилища.

***

Свихнувшийся старик со своей несчастной паствой казались мне придуманными образами. Поправив зеркало заднего вида, я завёл машину и выехал из станции технического обслуживания. Мёртвый посёлок мне не показался безжизненным, а скорее наоборот был живым и солнечным. По тротуару шли люди, не такие как безмолвная паства. Машина проезжала мимо белых одноэтажных домов, позади, исчез рынок, заполненный разными овощами и фруктами, детский сад. И только подъезжая к табличке, с перечёркнутым названием города, я заметил заброшенное здание. Оно было обгоревшим, без окон, без двери. На ржавой вывеске мне показалось, будто написано «Казино».

 

 

17.09.2012 год

Евгений Беловал