Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Чай, печеньки, рок'н'ролл



Прошло около недели, пока Алиса успокоилась. Злополучное перо она с корнем выдрала, и новые до сих пор не появлялись. Она взглянула в зеркало и удовлетворённо погладила себя по животу. Вроде бы всё хорошо. Самая красивая, самая лучшая и вообще. Так… Осталось только найти мужика. Ну да, самое сложное-то и осталось. Может быть, послушать Макса и напомнить тому парню о себе? Вдруг вспомнит, вдруг благодарность почувствует, а там слово за слово, пара стаканчиков молочка, комплименты, он и не заметит, как начнёт чувствовать к ней едва уловимую симпатию, затем интерес, влечение… И, наконец – страсть! И тогда она получит то, чего так долго ждала!

Вспомнить адрес с первой попытки не получилось. Потому она решила просто спросить кого-то на улице. Но народ был то ли не в духе, то ли не хотел «сливать» соблазнительнице адрес парня. В общем, на контакт местные не шли. Оно и не удивительно. Она сама интереса для них не представляла, наоборот – конкурент, претендент на шкуру нового парня.

Ну и чёрт с ними, сама найдёт. Врождённое чутьё и всё такое. Ага. Успокаивала себя - что ещё оставалось делать.

Улицу она помнила точно, а вот дома здесь были похожи, как близнецы-братья. Пойди, угадай, какая из этих стандартных девятиэтажек – та самая. Да даже если и найдёт дом, тут по полтораста квартир в каждом. До конца дня только в двери звонить.

Мимо прошмыгнул какой-то мужичок в канареечном наряде и с чудаковатым выражением лица. Оглядел гостью, словно чувствуя в ней что-то не то, и быстро смылся. Странный тип.

***

Не смотря на возраст и комплекцию, Никанорыч пролетел несколько этажей вверх, даже не заметив и совершенно позабыв, что в доме есть лифт. Он ворвался в комнату и сразу же влетел в комнату Антона.

- Там она! Та самая девушка, что тебя привела домой! Уверен, что она тебя ищет!!!

- Ищет? Зачем ей искать меня? Я тогда был в стельку пьян, лыка не вязал, и ей пришлось меня волочь на себе через полрайона. На кой я ей сдался?

- Женская логика, как сама жизнь – полна загадок! – подмигнул учёный. Уж поверь моему опыту!

- Никанорыч, у тебя за жизнь одна баба была и та – платоническая любовь.

- Одно другому не мешает! Я много изучал вопрос в теоретической его части.

- А я задолбался от практической. Что дальше?

- Пойди, встреть и пригласи даму на чай!

***

Алиса уже собралась идти домой ни с чем, когда из подъезда выбежал тот самый парень. Вид у него был довольно странный, но решительный.

- Привет! Ты меня искала?

- Привет. Да просто прогуляться решила. Я здесь бываю иногда. А ты недалеко живёшь?

- Ну да. Странный вопрос. Ты же сама меня сюда провожала, забыла?

- Ах, ну да, - Алиса сделала рассеянный вид. – Как ты, кстати?

- Хорошо, спасибо. Я поблагодарить тебя хотел.

- Всё в порядке, не стоит, так бы поступил каждый.

- Ну, не скажи. Слушай, ты не сильно спешишь? Я хотел тебя пригласить на чашечку чая... или кофе? Как смотришь на моё предложение?

- Чай? А молоко у тебя есть?

- Не помню, но думаю, что смогу достать. Так что, зайдёшь?

- Пожалуй, только ненадолго. Но только ради молока.

 

 

Алиса скромно улыбнулась. Всё. Рыбка не то, что на крючке, она сама на берег выпрыгивает. Что может быть проще? Кажется, дела налаживаются. Она повернулась к Антону.

- Так и быть, идём к тебе, показывай, куда идти. А то я уже успела забыть дорогу.

Антон дико волновался. Он не знал толком, о чём говорить, потому что ничего почти не помнил из их предыдущей встречи. Чем она увлекается, что ест, что её раздражает? Любая ошибка, и девушка либо заскучает, либо обидится… В последнее время у него совершенно не было времени на общение с противоположным полом. А здесь времени хоть отбавляй, только дамы местные нос воротят, предпочитая себе подобных. В принципе, она ему даже немного понравилась. Хотя сейчас пригласил он девушку, всё-таки из благодарности за заботу. Да и перед Никанорычем не хотел выглядеть нерешительным.

Тем не менее, чаепитие прошло спокойно, девушка мило улыбалась, ела печеньки и непринуждённо болтала с Никанорычем. Антон время от времени спрашивал у неё о жизни, занятиях и прочем, стараясь не напрягать и не сводить беседу к мотоциклетным запчастям. Во вкусах на музыку и кино они сошлись и начали живо обсуждать новый фантастический боевик.

 

ПИсец подкрался незаметно…

 

Когда Клайд добрался до «перекрёстка» - места в вентиляционных ходах, от которого шло ветвление, он прислушался. Были слышны голоса людей, звук вентилятора, жужжание дрели. И среди этого всего многоголосия тонов нужно было найти всего один звук. Услышать его в нужный момент и со всех ног пуститься наутёк.

Он пробежал чуть вперёд, к вентиляционной решётке одной из квартир и посмотрел на часы, висящие на стене. Почти полдень. Пора.

Итак. Что он знал про лазня? Только байки коллег по тырингу, которые сами-то ничего не видели. Всё, что он знал точно – лазень чует жадность. И Клайд начал думать о пельменях. О том, как он сейчас их стянет прямо из-под носа у какой-то зазевавшейся кухарки и съест. Один. Ни с кем не делясь. В животе заурчало, мышь облизнулась и представила себе полную тарелку вкусных пельмешков. Ммм…

Прислушавшись и не обнаружив ничего подозрительного, Клайд продолжил мечтать. Он представил, как толпа зевак собралась вокруг него, прося поделиться. «Хотя бы один маленький пельмешек», - просили они. Но он был непреклонен и слопал всё сам!

Вот в этот момент он и услышал топот маленьких лапок по вентиляционным ходам. Это мог быть только лазень, ибо никто более не видел, не слышал и не знал о пребывании Клайда в этом месте.

Погоня длилась всего несколько минут. Но за это время Клайд несколько раз успел споткнуться, упасть, разбить нос. Душа уже давно была в пятках, а сердце выскакивало наружу от страха. Он отмерял последние метры, секунды и… Безумный, головокружительный прыжок из вентиляции туда, где по его расчётам был кухонный стол…

На лету он оглянулся. Из окошка вентиляции на него смотрели два горящих глаза. Этот взгляд привёл его в такой ужас, что вместо того, чтобы ухватиться за край стола, Клайд шлёпнулся прямо на пол с огромной высоты и потерял сознание. И в этот момент, монстр прыгнул вслед за ним.

Антон и Бонни в ужасе замерли. Первым пришла в себя мышь.

В тот момент, когда лазень очутился прямо перед лежащим без чувств Клайдом, она выбежала прямо на монстра и преградила ему путь.

Антон рассмотрел существо. Оно было похоже на большую чёрную ящерицу... Местами пробивались клочки шерсти, иссиня-чёрной и блестящей. Красные глаза словно светились каким-то демоническим огнём. Лазень за всё время не издал ни звука, лишь стоял и, не моргая, смотрел на отчаянную синюю мышь, защищающую своего друга.

Антон снял со стола тарелку пельменей. И подмигнул Бонни:

- Твой выход.

Мышка взяла один пельмень и протянула его лазню. Монстр никак не отреагировал, но спустя пару секунд потянул воздух ноздрями, и медленно подойдя к мыши, взял пельмень в зубы.

Разжевав и проглотив, он подошёл к тарелке и, обнюхав, её начал есть. Раздалось довольное урчание и…

Тарелку, возле которой стоял лазень, начал окружать серо-голубой туман. Бонни отпрыгнула в сторону, схватила Клайда за лапу и оттянула подальше.

Антон присмотрелся. Спустя минут пять дым понемногу рассеялся, и можно было уже что-то разглядеть.

Посреди кухни, свернувшись калачиком прямо на тарелке с пельменями, сидел белый и пушистый… Первое, что пришло Антону на ум – пИсец. Создание появилось внезапно, и действительно смахивало чем-то на полярную лису, если не считать мордочки. Она стала симпатичнее, дружелюбнее, добрее. Это был белый и пушистый дракон величиной с домашнюю собаку. Он довольно урчал и смотрел Антону в глаза. Потом встал с тарелки, отряхнулся и облизнулся.

Клайд начал приходить в себя. Он с трудом приподнял голову и спросил:

- Что это было?

И тут над ним склонилась огромная морда. Зубастая пасть раскрылась, обнажая ряд белоснежных зубов, и большой язык потянулся к нему.

- Неееееет! – закричал Клайд, попытался подскочить, но тяжёлая мохнатая лапа придавила его к полу, а большой шершавый влажный язык облизал с ног до головы.

Бонни, всё ещё не веря в происходящее и боясь за жизнь товарища, подбежала к нему. Тут же и ей досталась порция щенячьих нежностей.

- Фу! Прекрати немедленно! – крикнула она, перебарывая страх.

Антон рассмеялся. Мыши стояли посреди кухни, вытирая с себя слюни, а пушистое создание весело махало хвостом и довольно урчало. Парень нагнулся и погладил его. Шерсть была тёплой, шелковистой и приятной на ощупь.

- Будем звать тебе Песец! – смеясь, сказал Антон и потрепал нового питомца за загривок.

***

После чудесного превращения, лазень, точнее уже Писец стал почти домашним. Антон брал его и мышей на прогулку, зверьё баловалось, и все были счастливы.

Но всё же парню было как-то немного грустно и тоскливо. Время от времени в гости забегала его новая подруга Алиса, но на душе скреблись кошки…

Он сидел у окна и разглядывал фото Ками. Всё-таки не скучать по сестрёнке никак не получалось. К нему подошла Бонни и посмотрела на снимок.

- Твоя девушка?

- Нет, это Камилла, моя младшая сестра.

- А где она сейчас?

- Дома, наверное. Когда я попал в аварию, мы поссорились. Я должен был забрать её на мотоцикле, но не захотел ждать. Она обиделась, а потом…

- А потом ты очутился здесь. Всё ясно. Не вини себя. Не взяв с собой, ты её, возможно, спас от смерти.

- И то верно… Но я по ней очень скучаю… Глупо так, вообще... обидно. Последнее, что я ей сказал, было: "Поступай, как знаешь".

***

В «Виноградном велосипеде» было довольно тихо. Андрэ прислушался – старожилы разъясняли неофиту, какие есть стадии посвящения в орден.

- «Адепт первого круга полностью ознакомлен с культом Равиоллы. Ест пельмени не менее одного раза в месяц, занимается творчеством в любых проявлениях. Дома должен быть идол Богини. Для второго круга необходимо не менее раза в неделю совершать жертвенное подношение пельменей и не менее раза в день упоминать Великую Богиню. Третий круг – посвящение в мастерство тыринга, искусство пельменографии и ритуальную часть культа. Начинается Великий Пельменный пост. После него вручается ритуальная тарелка, в которой лежат ровно семь сырых пельменей. Каждый день нужно варить один и съедая возносить хвалу Богине. Далее следует посвятить что-либо Равиолле, будь то картина, песня или стихотворение».

Художник тихо сел за столик и подозвал официанта:

- Тарелочку «Домашних», будьте добры, и майонез «Деликатесный».

- Здесь будете, или с собой?

- Здесь.

- Хорошо, ожидайте ваш заказ.

Официант вежливо улыбнулся и направился к столику напротив.

Чтобы не скучать, Андрэ достал небольшую книжицу в красивом чёрном переплёте с золотыми буквами «БКЭ».

***

Ками выбежала из дома, едва не забыв Адольфа на тумбочке. Пожалуй, точно забыла, если бы поэт спал. Но он, заметив, что девушка взяла чехол с гитарой и собралась выходить, крикнул:

- Стоять! Куда это ты, на поиски приключений и без меня?!

Девушка только улыбнулась и, ни слова не говоря, просто запихнула Адольфа в карман джинсов.

На улице было тепло и солнечно, настолько, что Ками даже прищурилась. Куда идти, она ещё не решила, но уже точно знала, что приключения ей гарантированы.

Завернув за угол, она увидела мирно пасущегося коня с телегой. На боку животного был номер «64», а на голове наушники. Она даже остановилась, чтобы посмотреть на коня, и в этот самый момент солнце начало светить прямо в глаза. Она подняла голову вверх и увидела, как с крыши девятиэтажного дома спрыгнул маленький мальчик. Сердце в ужасе сжалось… Она смотрела, как он падает… Словно в замедленной съёмке, он долетел от девятого этажа к первому и…

Расплескав асфальт, чёрными каплями брызнувший в стороны, заляпывая окна дома, прохожих, разбегающихся в стороны, распугивая птиц, он приземлился, рассмеялся, и, как ни в чём не бывало, побежал дальше.

- Ты это видел? – обратилась она к Адольфу

- А ты сама подумай, желательно головой, - раздался голос из кармана штанов.

- Прости, я совсем забыла. Привыкла, что ты на пальце…

- Спасибо, хоть не в задний карман положила! Ладно, что там было-то?

- Там ребёнок с крыши спрыгнул! Падает, как в «Матрице», медленно так, приземляется на ноги, а асфальт, как нефть, чёрными брызгами во все стороны! Хлюп!

Адольф засмеялся.

- Солнце, ты часом не перегрелась? Сейчас вон как палит, а ты без головного убора.

- Не смешно! Я, правда, его видела! Вот смотри, там на доме…

И тут Ками замолчала. Ни потёков асфальта на доме, ни воронки от падения мальчика не было. И люди шли, как ни в чём не бывало.

- Чёрт! Я, правда, его видела! Клянусь!

- Хорошо, ты главное успокойся!

- Всё… Мне нужно отдохнуть, собраться с мыслями. На природе. Так. Где здесь лес?

На вопрос откликнулся тот самый конь. К счастью, хотя бы он оказался реальным, а не глюком её сознания!

- Запрыгивай в телегу, отвезу вас в лес.

- Вот спасибо. Хоть кто-то нормальный попался.

На слове «нормальный» засмеялись и конь, и Адольф.

- Может, хоть вы скажете, что это у вас за дети с крыши прыгают, асфальт разбрызгивают, а потом исчезают? – Спросила девушка у коня.

- Точно не знаю. Его часто видят здесь. И там, где он появляется, творятся чудеса разные. Есть легенда, что он тут появился самым первым. И стал частью Кармана. Но это всё слухи.

***

Конь с кольцом быстро нашли общее занятие – троллинг Ками. Пожалуй, будь на месте Адольфа кто угодно другой, она бы точно обиделась, но сейчас ей и самой хотелось расслабиться, и девушка решила сыграть в их игру.

- Слушай, Адольф, а тут реально гитару найти хорошую?

- Вполне. Только хрен тебе её кто-то отдаст. Разве что выменять. Деньги-то тут не в ходу.

- Ну, вот в тебе камень драгоценный. Наверное, дофига денег стоит. Отколупать и на гитару обменять.

- Что?! Из меня отколупать? Да ты вообще в своём уме?!!

Адольф не на шутку перепугался, а Ками изо всех сил старалась сдержать смех.

Наконец, когда он уже чуть ли не умолял не трогать камень, она совершенно спокойно ответила:

- Ладно. Только веди себя нормально, ок?

- Всё-всё, понял, без обид!

- Вот и чудненько, - ответила Ками и откинулась на сено, щурясь от солнца и улыбаясь.

Конь тем временем остановился и разбудил скучающих пассажиров.

- А вот и граница Тёмного леса. Только тут, если что, блокпост беличий недалеко. Надо разрешение спрашивать. Это их территория. А я дальше не могу, работы много, – сказал конь.

Ками спрыгнула с телеги, поблагодарила коня и погладила его по гриве.

Прямо перед ней возвышались вековые сосны. Такие высокие, что казалось, будто верхушки их задевают небо. Девушка посмотрела высоко вверх и заметила, что над самыми высокими деревьями что-то летает. Вначале она решила, что это птицы. Но силуэты были явно не птичьими, да и размеры несколько больше, чем у всего, что она здесь видела летающего.

В принципе, летать здесь могли хоть коровы, учитывая особенности местной фауны. Потому Ками решила не бояться и смело направилась к входу в лес. Но не пройдя и сотни метров, остановилась, зацепившись за что-то штаниной. Она посмотрела вниз - колючая проволока и невысокие столбы слева и справа. Граница. Точно, конь же говорил. Навстречу ей выбежала большая рыжая белка в камуфлированном комбинезоне и, выпучив глаза, заорала:

- Стой, кто идёт?!

Ками опешила, не зная, что ответить на такой вопрос. Ибо стандартного "Я" было явно не достаточно. Вопрос решил за неё Адольф.

- Привет, служивый. Да нам так, прогуляться бы просто на природе. Чесслово, костры палить, малину воровать и ерундой страдать не будем!

- Какой «прогуляться»?! В лесу бобры орудуют, вам что, в плен захотелось?

Ками в недоумении посмотрела на зверька. А Адольф принял облик белки-генерала, чем вызвал ещё большее офигение и девушки, и пограничника.

- Значит так! Мы сами за себя отвечаем. Если что, ты нас просто не видел, не слышал и не пропускал. А с бобрами, или кто там ещё у вас рыскает по лесам, разберёмся как-нибудь.

Белка молча посмотрела на голограмму с генералом, парящую прямо над рукой Ками и нагло командующую. Затем покачала головой:

- Мне же хвост оторвут, если пропущу. Вас воздушная разведка видела. А дальше ещё блокпост, мимо никак не пройти.

- А мы мимо и не пойдём. Сделаем небольшой крюк. В чаще леса ваша разведка нас точно не разглядит.

Глава 9

Бонни проснулась раньше всех. Оглядев комнату, она пришла к неутешительному выводу: полнейший бардак. Теперь, когда они с Клайдом точно знали, что уходить не нужно, следовало бы навести порядок в их нынешней "квартире". Она растолкала товарища, мотивируя тем, что спать двадцать часов – это, как минимум, перебор. Клайд разлепил глаза не без труда. Благо, в глаза не светило солнце из окна. Он встал, потянулся, причесал растрепавшуюся шёрстку и взглянул в небольшое зеркало на подставке. Хорош, что уж говорить - вид такой, словно только что из пылесоса вытряхнули. Бонни посмотрела на приятеля: - Ну что, кажется, пора делать уборку.

Фронт работ оказался куда больше, чем предполагали мыши. Хлама в комнате было столько, что из него можно было соорудить пирамиду Хеопса, а сверху поставить пару сфинксов. Клайд носился по каморке, взъерошенный, отчего больше напоминал панка или ежа, чем мышь. Бывают ли в природе синие ежи, его не интересовало. А волновало его сейчас только то, куда весь хлам девать? Утащить на себе они это точно не смогут. Антона дома нет. А ждать, пока он или Никанорыч соизволят явиться, мыши не собирались. Нужно было завершить всё до прихода хозяев. То есть сейчас или никогда.

- Надо всё свалить в одну коробку, а потом её вытащить как-то из квартиры, - предложила Бонни.

Коробок в каморке было несколько. Клайд присмотрел самую большую, прикидывая объёмы барахла, которое нужно будет выбросить. Коробка стояла в самом углу комнаты. Большая, перемотанная синей изолентой, из-под которой виднелась надпись "Маяк".

Бонни прикинула высоту и забросила крюк наверх. Потянула на себя, но он, не зацепившись ни за что, упал вниз, чуть не попав на голову её напарнику, который едва успел отскочить назад.

Она снова прицелилась, раскрутила верёвку с крюком и забросила. На этот раз назад он не упал, видимо, достиг цели. Она несколько раз дёрнула за верёвку, проверяя, насколько прочно крючок держится, чтобы не сверзиться с верхотуры. Это, конечно, не полёт из вентиляции на пол, но всё равно, падать было как-то глупо. Поплевав на лапы и подмигнув Клайду, она упёрлась в края коробки и полезла наверх. Добралась до крышки Бонни без особых проблем. Коробка в процессе немного шаталась. Это мышей удивило. Зачем перематывать пустую упаковку? Конечно, владелец квартиры тот ещё чудак, но всё равно, странно как-то. Вслед за ней наверх поднялся и Клайд. Сверху изоленты было ещё больше. Она была просто приклеена крест-накрест и даже просто полосками. Словно кто-то очень хотел что-то заклеить. Однако отодрав без особого труда несколько полосок, мыши не обнаружили под ними ровным счётом ничего... Тогда, окончательно успокоившись, они решили открыть крышку.

Клайд на мгновение задумался и схватил подругу за лапку, которой она собралась сорвать изоленту.

- Погоди. Ну не может же быть, чтобы просто так замотали её, чтобы никто не открывал! Мало ли, что там внутри.

Бонни прыснула от смеха:

- Это говорит тот, кто лазня на себя выманивал и прыгал с трёхметровой высоты на пол?

Клайд опустил глаза:

- Ладно, ты права. Только осторожно.

- Ну что там может быть? Поверь, если бы было, то какие-то синие полоски его бы не удержали.

***

Андрэ открыл книгу. Буква "В". Что тут на эту букву. Вампиры, Волшебная кисть, Вселенское зло. Хм. Чего только не напишут. Мистика, магия, и прочая чепуха. Он перелистнул несколько страничек, затем открыл книгу примерно посередине. И прочитал первую запись:

Р

Равиолла: Богиня-покровительница пельменей, творчества и фантазии. Волшебная пони, которая даёт вдохновение. Служение выражается в поедании пельменей во имя богини и хранении идола-фигурки, изображающей пони с большим подносом или блюдом, наполненным всегда горячими пельменями с майонезом. По легенде однажды она придёт в наш мир и наградит своего избранника неисчерпаемой кастрюлькой пельменей».

 

Да, неисчерпаемая кастрюлька... Мечта любого, кто хоть что-то понимает в пельменях.

Он закрыл книжицу и положил её во внутренний кармашек пиджака.

***

Когда последняя полоска изоленты с коробки была снята, и Бонни вцепилась когтями в крышку, её напарник замер и даже задержал дыхание. Одна его часть в этот момент предчувствовала что-то необъяснимо тревожное, а другая словно говорила: "Хватит всего бояться". Осторожность хороша, но в меру. Он мысленно согласился с этим и помог подруге поднять крышку. Внутри коробки было темно и пыльно. Потому Клайд быстро спустился вниз с коробки и через пару минут вернулся с небольшим фонариком на батарейках. Включив его и осветив дно, они с удивлением обнаружили, что кроме мусора и какой-то старой стирательной резинки, внутри ничего и никого нет.

И в этот момент Клайд услышал, как кто-то открывает входные двери.

- Наверное, это Антон вернулся, - предположила Бонни и побежала встречать друга.

***

Макс стоял в позе "раком", пытаясь отдраять пятно, оставленное кем-то из посетителей на паркете. Сколько раз он уже ругал себя, что не положил плитку или что-то ещё... За этими мыслями его застала, точнее, настигла, Алиса, влетевшая в паб, и просто повалившая его, стоявшего возле самого входа.

В такой необычной позе - Макс снизу, Алиса верхом на нём - их и застал первый посетитель. Он лишь хихикнул и быстренько пробежал мимо к столикам.

Девушка отряхнулась, встала и протянула Максу руку: - Ой, прости, не знала, что ты тут стоишь вот так...

- Ага, стоял. Пока кто-то не влетел "на крыльях ночи".

Алиса потупила взор и пробормотала:

- Если бы...

Она скинула плащ, и взору Макса предстали её крылья. Теперь на них было не одно белоснежное перо, а добрых два десятка с каждой стороны!

- Ёшкин ты кот... - от неожиданности Макс присел на мягкое место, с которого едва собирался встать.

- Он самый! Ещё чуть-чуть, и у меня нимб над башкой появится! А всё этот твой Антон!

- Стой, так ты его нашла всё-таки?

Девушка взвыла:

- Агааааа... Нашла я его, окаянного. И знаешь, что случилось? Я теперь его лучшая подруга! А что самое тупое - привязалась я к этому тупому мотоциклисту!

- Ты что, влюбилась безответно в него?

Алиса отрицательно покачала головой:

- Ещё хуже! "Вдружилась". Хочется с ним гулять, чай пить, помогать по хозяйству... Я ему даже пылесосить помогала и посуду помыла! Потом пришла домой, налила молока и... И ничего не произошло. То есть вообще ничего. Сперва решила, что это всё от нервов. Отдохну, успокоюсь и пройдёт. Поспала. Сделала себе какао...

Глаза Макса заметно округлились:

- Не проняло?

- Ноль на массу! Ну, вкусно. И всё.

- Кажется, ты превращаешься...

- В ангела?

- В нормальную девушку.

- Что?!!

***

Антон зашёл на кухню и первым делом полез в холодильник. Достав пакет кефира, он уже было собрался отрезать пару ломтиков хлеба и позавтракать. Но его взгляд привлекло нечто странное...

По стене полз гриб. Нет, он и раньше видел здесь грибы, только обычно эти создания были цветными, шустрыми и разбегались при виде людей в разные стороны. Грибы были местным проявлением тараканов и к ним все давно привыкли. Но с этим что-то явно было не в порядке, потому что он просвечивал насквозь, как привидение.

Никанорыч пришёл на кухню двумя минутами позже. Поприветствовал Антона, который как-то задумчиво вглядывался в плитку на стене, и полез в холодильник за завтраком.

- Никанорыч!

- Что?

- Ты в привидений веришь?

- Да не особо, а что?

- А в призраки грибов?

На этой фразе Полоний Никанорович едва не уронил кастрюлю с супом.

***

Со временем странностей становилось всё больше. Из дома начали пропадать мелкие предметы. Антон вначале грешил на мышей, но после серьёзного разговора убедился, что тыринг здесь не при чём.

 

Бонни стояла на пороге каморки и разглядывала, что произошло внутри. Вначале могло показаться, что кто-то сделал уборку. Если бы не одна деталь: от коробки, в которую они с Клайдом собирались свалить хлам, осталась только разбросанная по всему полу изолента. Кому мог понадобиться хлам и старая коробка?

***

Антон включил радио. Передавали новости о десятках пропавших людей. По городу бродят призраки, исчезли некоторые постройки. А часть выглядит так, словно их пытались стереть.

Когда учёный пришёл с работы, Антон рассказал ему, о чём говорили по радио.

- Что происходит? Это что, конец света?

- В концы света я не верю. Тем более в Кармане. Здесь другие законы.

В этот момент в разговор вмешалась Бонни:

- Кажется, у меня есть идеи по поводу того, что происходит. Мы с Клайдом разбирали хлам в комнате и нашли коробку, перемотанную синей изолентой. Когда нам удалось её открыть, внутри была только стёрка, и больше ничего. После этого начали пропадать вещи, и исчезла сама коробка. А теперь вот исчезают люди и даже целые дома…

Никанорыч нахмурил одну бровь:

- Стёрка? Обычный ластик?

- Он самый, - подтвердил Клайд. Двусторонняя резинка.

Часть 2

Глава 1. Хаос и паника.

С самого утра в городе царила тишина. Объявили комендантский час, и никто не показывался из домов. Толерантная гвардия прочёсывала район в поисках неизвестного противника.

Они не знали, что в других местах сейчас творится то же самое. Некропетровские власти издали указ про всеобщую зомбомобилизацию. Несколько отрядов зомби из дивизии «Мёртвая голова» маршировали по главной площади города под похоронный марш в современной обработке.

В это же время танковые части беличьей армии в боевом построении выдвинулись из леса в направлении города.

***

Андрэ всерьёз беспокоился о Ками. Её с Адольфом не было уже почти 2 дня. Куда же эта бестолковая девчонка пошла, да ещё и одна?! И тут он вспомнил! Пузыри! Он ведь подарил девушке баночку пузырей!

Достав свою баночку, он надул несколько пузырьков и отправил сообщение для Ками.

Мыльные пузыри с шумом сорвались наперегонки, шевеля синими волосками и перекрикиваясь. Некоторым из них оставались считанные секунды, и они неслись во всю прыть, другие же, ещё имеющие в запасе четыре-пять минут, старались не растратить их попусту.

Пузырьками в кармане становились люди, оказавшиеся в состоянии клинической смерти. Каждый из них «жил» здесь ровно столько, сколько пребывал на грани. А затем в случае спасения лопался и возвращался в своё тело. Каждый житель Кармана имел про запас баночку для мыльных пузырей и своеобразный пузырьковый счёт, на который ежедневно поступали новые «минуты». Пузырьки были шустрыми и болтливыми. Они неслись к адресату, перекрикиваясь на лету, травя байки и анекдоты. Иногда можно было наблюдать, как целые стаи таких «смс-ок» пролетают по улицам.

 

***

Клайд уже устал бояться. Его совершенно не устраивало это осадное положение, в котором они оказались. Он поднялся по тросу в вентиляцию. Прятаться? Бежать? Нет. Нужно найти эту чёртову стёрку и задать ей хорошую трёпку!

Для начала нужно выяснить, где она скрывается. Он взял экипировку и отправился в путь.

***

Адольф не раз пожалел, что полез вместе с Ками в этот дурацкий лес. Конечно, это всё было ужасно романтично, особенно то, что девушка надела кольцо на безымянный палец. Но становилось прохладно, и девушка мёрзла.

Ками тоже это всё надоело. Она села на землю, опершись спиной о высокую сосну, достала из чехла гитару и начала наигрывать ту самую мелодию, которую сочинил Адольф. Он начал насвистывать под мотив, по ходу дела придумывая слова. Становилось светлее и немного теплее. На ветку над её головой села птичка, прислушалась к мелодии и стала подпевать. Туман, который наполнял лес, расступался, как и тогда, в подъезде. Ками посмотрела вперёд. Там, метрах в пятидесяти впереди, была небольшая избушка.

- Пошли. Может быть, там кто-то живёт.

Когда они подошли к домику, то поняли, что он раньше был довольно-таки большим. Но его либо разрушили, либо он развалился от старости. Ками толкнула дверь, и та со скрипом открылась вовнутрь.

В домике было довольно прохладно, но не настолько, как снаружи. Внутри сохранился камин, возле которого лежали заготовленные угли и немного мелконаколотых дров. На кирпичах лежала пачка спичек. Девушка замёрзшими руками уложила топливо в камин и зажгла. Спички тухли одна за другой. Видимо, в доме был сквозняк. Она подошла к окну и плотно его закрыла.

 

Через пару минут в камине трещал огонь. Стало светло, и она решила осмотреть комнату. Судя по фотографиям, раньше здесь жила семья медведей. Муж, жена и двое маленьких детей. В углу стояла деревянная лошадка, на полу лежал запыленный игрушечный паровозик.

Интересно, что случилось с хозяевами?

Она прошлась по комнате. Странно, но внутри дом казался больше, чем снаружи. В дальнем углу стояла большая лавка, на которой смело можно было улечься даже вдвоём. Ками присела на неё, положила Адольфа перед собой. Из кольца появилось лицо молодого мужчины.

- Ну что, сыграем? - спросил он.

- Конечно, - с улыбкой ответила Ками и пальцы коснулись струн. Внутри стало как-то необъяснимо тепло и хорошо.

Она запела, а Адольф стал подпевать ей. У них было всего два куплета и ещё пара строчек, которые должны были войти в припев. Ками вместо остальных пропела "ла-ла-ла", но ей было хорошо.

- У тебя красивый голос, - сказал Адольф. - Мне нравится, когда ты поёшь.

- Спасибо. Мне твой голос тоже нравится. Вот этот, а не когда ты копируешь кого-то. Знаешь...

- Что?

- Да нет, ничего... Просто...

- Да говори уже.

Ками опустила глаза и покраснела. Она не раз уже ловила себя на мысли, что парень в кольце вызывает у неё не только дружеские чувства, но не позволяла этим мыслям дойти слишком далеко.

Первым смелости набрался Адольф.

- Слушай, вот скажи, только честно. Если бы у меня было тело. Прямо сейчас. Ты бы меня поцеловала?

Ками ничего не ответила.

- Да, я понимаю, у тебя парень есть. Но вот если бы у тебя никого не было, и мы сейчас одни сидели здесь?

По щеке девушки скатилась слеза. Сердце говорило "да", а губы молчали. Слишком много эмоций, слишком мало сил, чтобы что-то сказать.

Сердце ей подсказывало, что это не просто привязанность. Да и про Костика она вспомнила всего пару раз. И то, потому что злилась на него за то, что не приехал вовремя. Он не был тем человеком, с которым Ками хотела провести всю свою жизнь. Не чувствовала она в нём этого. А сейчас... Господи! Ну почему он просто золотое кольцо?!

Адольф видя эмоции на лице девушки, решил больше не мучить её. Он предложил поспать, пока он присмотрит за ней, клятвенно пообещав разбудить в случае любых странных происшествий.

Утром девушка проснулась в куда лучшем настроении и была ему очень благодарна. Уже было светло, и они вышли из домика в поисках дороги.

***

Заброшенная сторожка, в которой они переночевали, осталась далеко позади. Вдруг в кустах что-то зашуршало. Ками оглянулась. Из-за веток на неё глядела мордочка бобра. Судя по размерам, это был ещё совсем маленький детёныш. Он испуганно смотрел на Ками, одновременно боясь её и не решаясь убежать.

Девушка осторожно подошла ближе: - Не бойся, малыш, я не сделаю тебе ничего плохого.

- Вы не из Бобростана?- испуганно спросил бобрёнок.

Адольф рассмеялся:

- Ну, если кто-то из нас похож на бобра, то всё может быть!

Ками наклонилась к малышу: - Ты один? Где твои папа и мама?

Бобрёнок всхлипнул:

- Не знаю…

- Против белок воюете? – спросил Адольф.

- Нет… против армии Бобростана. Их солдаты нас заставляют воровать, похищать белок и в армию забирают. Папа с мамой и другие мирные бобры в партизаны ушли. Мы в лесу прятались.

- А ты чего здесь?

- За нами патруль погнался со свиньями. Мама мне велела убегать. Я сначала не хотел, но она начала плакать. Тогда я побежал. А потом вас увидел. Вы правда не заодно с бобростанцами?

Ками погладила бобрёнка: – Нет, малыш, мы сами по себе. Из большого города пришли. Чем мы можем помочь вам?

- Папа сказал, что надо с белками переговоры провести. Белки помогут.

***

К границе леса, возле которой стоял беличий блокпост, бобрёнок вывел их быстро. Вот только к возвращению от блокпоста остались рожки да ножки.

Ни столбов, ни вышки… Колючая проволока лежала прямо на земле.

- Это что, бобры сделали?! – спросил Адольф.

Бобрёнок посмотрел на остатки столба и отрицательно покачал головой. – Не-а. Наши таких следов не оставляют…

А потом со слезами на глазах добавил:

- Я боюсь…

- Не бойся! – Ками взяла малыша на руки и погладила по жёсткой коричневой шёрстке. – Мы пока тебя с собой возьмём. В большой город. А потом обязательно вернёмся и найдём твоих папу и маму.

Бобрёнок прижался к её груди и притих.

***

Когда они добрались до города, уже наступил вечер. Впереди стоял отряд гвардейцев, а вместо привычных фонарей районы освещались прожекторами. Через громкоговорители объявляли о комендантском часе.

Ками хотела пройти мимо поста, и ей навстречу выскочил странный полноватый мужичок в жёлтой рубашке и голубом берете. Он замахал руками:

- Нельзя! Нельзя сюда!

Ками остановилась, с удивлением глядя на мужчину.

На его плече сидела большая синяя мышь и с интересом разглядывала девушку. Мышь наклонилась, что-то прошептала мужику на ухо, и у того округлились глаза. Он подозвал Ками к себе и спросил:

- Слушай, девочка, а у тебя есть брат?

- Есть, а причём здесь он?

- А как его зовут? Ты уж извини старика, но вопрос действительно очень важный.

Ками пожала плечами, но ответила:

- Антоном его зовут. А что?

- Тогда у меня новость для тебя. Не знаю даже, хорошая или плохая. Твой брат у меня дома живёт.

Новость ввела Ками в ступор. Если этот человек ничего не перепутал…

- Где он?! Где Тоша?! Он в порядке?!

- Жив-здоров. Только «на родине», видать, упал с мотоцикла. Его «железный конь» человеком стал, и они у меня в гостях сейчас. Тебя вон Бонни узнала, ей Антон фотокарточку показывал твою.

Мышь вежливо склонила голову и протянула лапку. Ками нерешительно протянула руку ей в ответ:

- Камилла.

- Бонни. Мы с твоим братом друзья.

- А меня зовут Полоний Никанорович, - представился мужичок.

***

Никанорыч с работы уйти не мог, потому по городу Ками вела мышь. Они бежали узкими улочками, стараясь не попасться на глаза гвардии, которая останавливала и задерживала всех, кто нарушал комендантский час. Бобрёнок испуганно выглядывал из-под куртки.

И вот, они возле двери. Ками нажала на кнопку звонка, внутренне готовясь. Ей открыл высокий смуглый парень. Он посмотрел на девушку и улыбнулся.

- Заходи, Антон на кухне сидит.

Глава 2

Свет на кухне у Никанорыча горел до самого утра. Первые пару часов Антон с сестрой провели в спорах, кто виноват во всём.

- И как же тебя угораздило?! – возмущался Антон – Когда я уезжал, всё в порядке было. Это всё твой Костик, да? Не пристегнулись и врезались?

- Успокойся. Костя тут не виноват. Я его даже не видела в тот день. Меня на концерте гитарой по голове треснули. Ну, видимо, не насмерть. Вот я тут и очутилась. Даже не знаю, что сказать. Скучала по тебе ужасно, но никогда не думала, что тут увидимся. Эх, Тоша…

- Ладно, что уж там… Я, кажись, тоже жив ещё. И надо придумать, как выбираться из этой дыры.

В этот момент в форточку влетел мыльный пузырь, завис перед лицом Ками и выдал:

- Ками, я очень волнуюсь, дай знать о себе. Я дома, жду тебя, Андрэ!

И громко лопнул, обрызгав девушку солёной мыльной водой.

- Что тут происходит вообще?

Антон пожал плечами: - Мыши говорят, что какую-то необычную резинку - стёрку нашли, которая теперь творит беспредел. Кому-то тело стёрла, а кого и вовсе…

Ками удивлённо взглянула на брата.

- Стёрка? Серьёзно, что ли?

- Серьёзней некуда.

- Тогда понятно, что у белок на границе случилось. Пришли к пограничной заставе, а там как корова языком слизала. И колючая проволока на земле валяется.

В этот момент в квартиру ворвался Полоний Никанорыч.

- Ребята, к городу танки подошли! Война!

Антон повернулся на стуле и в полном недоумении посмотрел на учёного.

- Чьи танки? С кем война?

***

Из-за обступивших город войск о комендантском часе забыли. Толерантная гвардия заняла оборонительные позиции, но противник не наступал.

Беличьи танки стали ровным строем вдоль границы района Толерантности.

Тем временем Некропетровская тринадцатая особая зомбодивизия «Мёртвая голова» тоже добралась к городу. Гвардейцы уже начали паниковать.

Антон, мотоцикл, Ками и Никанорыч стояли на балконе. Оттуда было хорошо видно всё, что творилось на улицах. Люди собрались на площади и что-то обсуждали. Под домом стояли несколько гвардейцев и о чём-то говорили с местными. И вдруг… Прямо над головами людей, словно материализовавшись из воздуха, появилась та самая двусторонняя резинка - стёрка. Зазевавшийся горожанин успел лишь поднять голову, когда она спикировала на него, и спустя мгновение от прохожего остался лишь прозрачный силуэт. Человек в ужасе смотрел на себя, на свои руки, сквозь которые можно было видеть, как через стекло. На его лице был нескрываемый ужас. Люди в панике начали разбегаться. А резинка просто растворилась в воздухе, словно её и не было.

***

Бонни и Клайд сидели в вентиляции и обсуждали план. Они чувствовали свою вину в том, что происходило сейчас в городе. И её нужно было искупать. Клайд посмотрел в глаза подруге.

- Я справлюсь. Нужно только подобраться к этой резиновой сволочи поближе!

Бонни тяжело вздохнула: - И что ты ей сделаешь? Она стирает дома, людей, что угодно. Нам может помочь только чудо или сама Равиолла.

- Ты права. Если у меня ничего не получится, обратись к Богине. Она подскажет, как поступить.

Клайд обнял подругу, и по его мохнатой щеке скатилась слеза.

- Я пойду. Не провожай...

***

Зомби подогнали к городу ещё несколько грузовичков с пехотой. Вояки выгрузились, и колонна строевым шагом проследовала к границе "Района Толерантности". Следом за ними выдвинулись беличьи танковые соединения.

Не зная, чего ожидать, горожане носили мешки с песком и строили укрепления. Никанорыч достал старый морской бинокль и осмотрел стан предполагаемого противника. - Ничего себе! - Присвистнул он, оценивая количество войск, собравшихся у границы.

От колонны отделилась машина зомби и один танк. Колымаги с грохотом и скрипом двинулись прямо к границе.

Полоний Никанорыч собрался с духом и вышел навстречу.

Метрах в пятидесяти от пропускного пункта техника притормозила, и первой спрыгнула белка. Она бодрым шагом подбежала к Никанорычу и, отдав честь, представилась:

- Командир шестой танковой дивизии, капитан Кривозуб! Назовите Ваше имя, звание и доложите обстановку.

Учёный опешил: - Э... Полоний Никанорович я... дежурный пограничного пункта. Так вы не будете по нам стрелять?..

Белка и зомби переглянулись.

Глава 3

 

Антон и Ками смотрели с балкона, как в город въезжают танки, по главной площади маршируют зомби, а любопытные жители выходят из домов посмотреть на диковинные машины и странных солдат.

Бобрёнок играл с Песцом, а мышей уже почти сутки не было дома.

Адольф принял облик Наполеона и, приставив руку к глазу, оглядел окрестности.

- Ты, кстати, меня так и не познакомила с братом. Не стыдно?

Девушка покраснела.

- Тоша, это мой... друг Адольф.

- Друг? - переспросил Антон.

Ками покраснела ещё сильнее. Но её ответа ждал сейчас не только брат.

- Мой...

В этот момент зазвучала сирена, и все резко вздрогнули. Ками с облегчением вздохнула. А Адольф почувствовал какую-то тоску.

***

Когда Андрэ пришёл в "Виноградный велосипед", там собрались почти все. Народ молчал, ожидая, что скажет Магистр ордена.

И вот, наконец, он вышел к людям. На нём был голубой плащ с синими и серебряными полосами - цветами Богини.

Он сел во главе стола и обратился к людям, сидящим в зале:

- Братья. Сегодня наш орден собрался в неурочный час, чтобы обсудить сложившееся положение. Наш мир столкнулся с древним злом, о котором простые обыватели ничего не знают. Мы долгое время хранили в тайне наши знания. Но настал тот день, когда мы должны выйти из тени, чтобы дать их людям и спасти мир от разрушения и хаоса. Ваш священный долг - нести свет учения Равиоллы всем, кто в нём нуждается. Нужно немедленно рассказать людям всё, что мы знаем и постараться защитить наш народ от угрозы, что нависла над нами. Брат Андрэ и брат Максимилиан, вам я поручаю нести благую весть и стать первыми апостолами Равиоллы в нашем обществе.

- Андрэ первозванный, - пошутил Макс и подмигнул художнику.

***

На следующее утро Антон проснулся от дикого стука в дверь. Колотили, судя по звуку, не только руками, но и ногами, причём отчаянно и не переставая.

Он посмотрел в глазок. За дверью стояла Алиса. Волосы всклокочены, без макияжа и наспех одетая. Но, стоит признать, выглядела она неплохо даже не накрашенная. Он впустил подругу, и та тут же бросилась его обнимать. Когда она немного успокоилась, Антон посмотрел ей в глаза и спросил:

- Эй, ты в порядке вообще? Чего ты в такое время сорвалась, да ещё чуть ли не в пижаме?

Девушка отдышалась и только хотела что-то сказать, как в коридор вышла Ками. К слову – как раз в подаренной Никанорычем пижаме с синими мультяшными паровозиками.

Воцарилась тишина. Девушки уставились друг на друга с немым вопросом «а это кто?».

Антон пришёл в себя первым:

- Знакомьтесь, девочки. Это моя младшая сестра Камилла, а это Алиса, моя лучшая подруга.

- Ты никогда не рассказывал про сестру, - удивилась Алиса.

- Да он вообще только про мотоциклы говорит всё время, - пошутила Ками и хлопнула брата по плечу. – А ты заходи, чего на пороге стоишь. Мы как раз завтракать собрались.

- Ага, тебе, чай или кофе? – Спросил Антон у гостьи.

- Давай лучше чаю, зелёного, - ответила Алиса, неожиданно даже для самой себя.

Когда они собрались на кухне, проснулся и мотоцикл. Он сам сварил себе кофе и уселся возле плиты на табурет. Антон подсел к подруге.

- А теперь рассказывай, чего ты такая взволнованная?

Алиса выдохнула: - Сама не пойму. Предчувствие плохое было. Волновалась за тебя. Решила проверить, всё ли у вас тут в порядке. В городе чертовщина творится, белки на танках, зомби на площади, люди пропадают, привидения бродят. Вот и подумала, мало ли что.

- Да всё в порядке. Я с тех пор, как ввели комендантский час, почти не выхожу из дома. Да и тебе не стоит так вот гулять. Вдруг эта резиновая хрень появится.

- Да мне-то что терять? Я ведь даже не человек.

- Ну и что? Если с тобой что-то случилось, я бы расстроился.

- Правда?

- Ну конечно. Для меня не важно, человек ты или нет. Далеко не все мои здешние друзья - люди.

- Ну да. Я, конечно, не синяя мышь, но хвост тоже имеется, - улыбнулась Алиса и скрутила кончик хвоста сердечком.

Алисы не было в пабе двое суток, и Макс поймал себя на мысли, что беспокоится о ней. И, более того, скучает. Он пустил пару пузырьков, чтобы выяснить, всё ли у неё в порядке. А сам накинул куртку и пошёл на улицу. На его плече была небольшая кожаная сумка с объявлениями. В них была вся необходимая информация для людей. Оставалось лишь надеяться, что местные жители прочитают их и прислушаются к обращению Ордена.

А люди продолжали исчезать, хотя уже несколько дней никто не видел эту резиновую нечисть.

По пути Макса догнала большая синяя мышь. Она преградила ему путь.

- Постой! Ты из «Виноградного велосипеда»?

- Откуда ты знаешь?

- Меня зовут Клайд. Я в теме – мы с напарницей прошли третий круг посвящения, но сейчас полностью отдали себя тырингу. И ещё. Это по нашей вине древнее зло вырвалось. Теперь мы обязаны что-то с этим делать…

- И что синяя мышь может сделать древней хреновине, которая способна стереть тело и душу любого живого существа? Хочешь стать ещё одним мёртвым героем? Удачи. Тебе возведут большой синий мавзолей и мумифицируют.

- Поверь, я знаю, что делаю. Но мне нужна помощь.

- Ну, если знаешь, пошли, расскажешь по дороге.

***

Что сподвигло Антона вылезти из дома в такое время, да ещё и учитывая обстоятельства, он и сам толком не понимал. Понимал он только то, что дома сидеть так же небезопасно, как и выходить на улицу.

Алиса переночевала у них дома, а потому, увидев, что Антон выходит, тоже накинула куртку, и выскочила в морозное утро вслед за ним. К резкой перемене климата она так до сих пор и не привыкла. Успокаивало лишь то, что кожаная куртка хоть как-то согревала тело.

Ещё вчера было тепло и солнечно, но сейчас, казалось, сама природа напряглась, застыла, похолодела в предчувствии грядущей бури.

На всех фонарных столбах висели объявления, предупреждающие об опасности и содержащие основное описание врага.

Члены ордена приготовились к ритуалу на главной площади.

Макс стоял в самом центре. На его плече восседал Клайд и руководил процессом подготовки. К площади притащили четыре большие кастрюли с только что приготовленными пельменями и расставили их по сторонам света. От них, по кругу, шли линии из майонеза.

Антон наблюдал за этим безумным с точки зрения простого обывателя, процессом, как завороженный.

Последним штрихом должно было стать изображение богини в центре круга.

Клайд спрыгнул с плеча Макса, увидев в толпе Антона и компанию. Он помахал им лапой и побежал в самый центр, туда, где уже начинали рисовать Равиоллу.

Расчёт оказался верным. Не прошло и десяти минут, как в небе над площадью появился враг. Теперь это уже была не маленькая резинка. За последние дни она, стирая тела и души, «отъелась» и обрела весьма ощутимые габариты. Навскидку, теперь она была размером с телефонную будку.

Основная часть войск соседей оказалась отрезана огромным рвом, который она протёрла в земле. Те несколько подразделений, что успели добраться до центра района, сейчас активно пытались обстреливать стёрку, но совершенно безрезультатно.

Она спикировала на одну и кастрюль, пытаясь её стереть, но, уже попав под испарение из-под крышки, начала тормозить. Её явно не понравилось то, что здесь творилось. Попытка уничтожить кастрюлю закончилась тем, что агрессивно настроенную стёрку отбросило на несколько метров назад.

Тем временем Клайд и местные художники усердно рисовали изображение, но понимали, что могут не успеть.

В толпе стоял Андрэ и наблюдал за процессом. Ему хотелось присоединиться, помочь коллегам, но его не включили в основную группу. Приходилось просто стоять и ожидать результат.

Стёрка разогналась, но вместо того чтобы атаковать круг снова, пронеслась над головами людей, заставив многих упасть в ужасе на землю.

 

И вот уже послышались чьи-то крики. А из расступившейся толпы выбежал призрак человека. Она снова пошла на вираж, выискивая в толпе новые жертвы. На этот раз мишенью должны были стать люди, стоящие возле галереи. Началась паника, давка, народ топтал друг друга, пытаясь избежать страшной участи. Антона кто-то толкнул, и в один момент он понял, что оказался на земле. Подняв голову вверх, он увидел, как прямо на него летит стёрка. Парень вскочил на ноги, уже понимая, что не успевает никуда убежать, и в этот момент его снова толкнули, на этот раз очень сильно. Настолько, что его отбросило на пару метров в сторону, а враг пролетел над местом, где он только что стоял.

На земле сидела Алиса. Одно крыло её было полностью стёрто, от другого осталась только половина. Она встала, полная решимости, и посмотрела в небо.

- Никто не смеет трогать моих друзей! Ты, мерзкая резиновая тварь!

Девушка сжала кулаки и приготовилась. Но враг проигнорировал её вызов и снова полетел в центр, туда, где готовился последний этап ритуала.

Антон подбежал к подруге. Ни крови, ни каких-то ран он не увидел. Крылья просто стёрли, как если бы они были нарисованы. Он обнял Алису, а она прижалась к нему и расплакалась. Впервые за много сотен лет своей жизни.

Тем временем, пока рисунок не был готов, враг кружил в небе, готовя новый удар.

Стёрка плавно спикировала на здание галереи, так, чтобы срезать кусок крыши, а затем уронить одну из колонн точно на круг. Это ей удалось лишь со второго раза. Камни с грохотом упали, перепугав ещё не разбежавшихся людей. Нескольких членов ордена зацепило обломками. Но самое страшное было в том, что круг был разрушен.

Клайд увидел это первым. Он изо всех сил старался рисовать быстрее, но, как и все, понимал, что шансы близки к нулю.

Враг, как орёл, спикировал на людей, рисующих на асфальте. И за несколько мгновений центр площади почти опустел.

Кисти выпали из прозрачных рук призраков… Бой был проигран.

Клайд, понимая, что следующий удар может окончательно всех уничтожить, скомандовал:

- Бежим! Прячьтесь, не дайте себя стереть!

А людям, ещё стоящим на площади, и охваченным ужасом, он крикнул:

- Нарисуйте Богиню! Это последний шанс!

К стоящему в оцепенении Андрэ подбежала Ками.

- Ты должен! Слышишь! Ты должен её нарисовать! Ты же помнишь ту картину, что мы принесли домой? Прошу тебя!

Андрэ был словно оглушён. Голос Ками звучал будто откуда-то издалека. Девушка начала трясти его за плечи. Он посмотрел на неё и наконец произнёс:

- Я нарисую.

Они побежали домой. Художник схватил холст, краски и сорвал картинку с пони со стены в комнате Ками. Нельзя было допустить ошибок.

Андрэ торопился, понимая, что от его работы сейчас зависит всё. Он ещё никогда не рисовал так быстро, но вышло неплохо. Не хватало лишь пары мазков.

***

Антон взглянул на небо. Враг временно отступил, словно давая время зализать раны. Это было затишье перед бурей.

Он посмотрел по сторонам. Часть зданий была серьёзно повреждена, а многие люди лишились тел. В глазах прохожих отчётливо читалось отчаянье.

Этот мир, отданный на волю самих его жителей, оказался беззащитным перед первой же серьёзной угрозой.

Но просто так сдаваться - не в его правилах. Он посмотрел на Алису. Её крылья полностью исчезли, словно их и не было никогда.

К ним подбежал Макс, чудом не пострадавший во время последней атаки. Он посмотрел на подругу и с волнением спросил:

- Ты в порядке?

Она молча ему кивнула и обняла.

Антон улыбнулся бармену.

- Она сегодня герой. Спасла мне жизнь. Позаботься о ней.

Бармен кивнул и погладил Алису по голове. Девушка всхлипнула и сильнее прижалась к его груди.

Глава 4

Никанорыч с отрядом зомби строил переправу через образовавшийся ров. Канава вышла метра три шириной и около четырёх глубиной. Никакой техникой не такое не переехать. С задачей справлялись только белки летяги.

Грузовики зомби привозили песок, и мертвяки вместе с белками высыпали его на дно рва. Некропетровская бригада старалась изо всех сил. Учёный посмотрел на часы: половина первого. Уже три часа работают, а толку почти никакого. Будто всё, что насыпают, исчезает снова.

С Антоном он со вчерашнего дня не виделся. Потому, на всякий пожарный, пустил пару пузырей, справиться, как у парня дела. Никто ведь не знал, где сейчас враг…

А Антона сидение дома раздражало. Пузыри лишь на пару минут опоздали. Он собрал всех. Мотоцикл и Ками с бобрёнком за пазухой, Песцом на поводке и Бонни - на нём верхом, выдвинулись в поход. За ними шёл Андрэ со свёрнутым холстом. В таком составе они и пришли на главную площадь. Там, возле памятника Кирпичу, Андрэ достал холст и сделал последний мазок.

- Готово…

Бонни начала ритуальную часть призыва Богини.

От картины исходило голубоватое свечение, земля вибрировала, и в этот момент в небе вновь появилась стёрка. Она, словно чувствуя опасность, кружила над площадью, но ниже не опускалась, оставаясь на уровне пятых этажей.

Люди начали разбегаться. Антон следил за врагом в небе.

Тем временем к площади подъезжал грузовик. В кабине сидел Никанорыч, а за рулём был тот самый разговорчивый зомби - пасечник. Мертвяк выглянул из окна и увидел парящую в небе стёрку.

- Вот чёрт. Кажется, мы не вовремя, - только и успел сказать он, когда большая тень закрыла небо над машиной.

Едущий следом за машиной беличий танк навёл орудие на пикирующую резинку и сделал залп. Несколько десятков крупных лесных орехов попали в цель, не нанеся никакого вреда и даже не затормозив её движение. С брони танка спрыгнул Кривозуб, уже ожидая контратаки и готовясь приказать команде покинуть машину.

Он повернул голову в направлении машины, как неожиданно в его лапах оказался то ли автомат, то ли пулемёт непонятной конструкции.

Белка повертела оружие в лапах, пытаясь понять, что это вообще такое. Сверху, там, где обычно располагается оптика, был один большой моргающий глаз.

- Чего уставился, мохнатый? Никогда автомат не видел, что ли?

Кривозуб конечно привык уже ко всему за последнее время. И зная особенности местной жизни, понимал, что это какой-то бедолага, попавший в Карман. Но что с ним делать и как пользоваться... Пока он об этом думал, на поясе появилась лента с патронами. Он достал несколько и попытался разобраться, как, что и куда вставляется.

- Ну, ты прямо, как в первый раз, ё - моё! - поддел его автомат.

- Думаешь, я хоть раз заряжал хрень вроде тебя, - отозвался Кривозуб, и, нащупав сзади крышку, откинул её и запихнул туда первый патрон.

Оружие ойкнуло, а затем, выдало такой многоэтажный эпитет, что у белки кисточки на ушах позаворачивались. Тем не менее, Кривозуб прицелился и выстрелил в стёрку, парящую над толпой, как стервятник.

- Ах ты ж... (далее следовал такой небоскрёб из слов и словосочетаний русского языка, что у белки глаза на лоб полезли.

- Ты чего? - недоуменно спросила белка. - Ты как вообще?

- А как ты себя чувствовал, если бы тебе в задницу запихивали патроны, а потом заставляли выплёвывать в нужном направлении?! Попробуй – узнаешь!

Белка пожала плечами. А автомат продолжил:

- И за что мне это всё? Нет, ну я понимаю, что от армии откосил и на работе всё делал через задницу. Но не настолько же...

Кривозуб плюнул и снова зарядил автомат, игнорируя его вопли и ругань. Прицелился и выпустил несколько пуль.

Автомат между выстрелами успевал громко материться, причём ещё более суровыми восьмиэтажными композициями, да так громко, что его, пожалуй, можно было использовать, как оружие психологического подавления противника. Жаль только, что на магические ластики мат не действует.

Стёрка увернулась от пуль и, не обращая на танк и белку с автоматом в лапах никакого внимания, устремилась в сторону зомбовоза, в котором сидел Никанорыч. Зомби – водитель ударил по тормозам, пытаясь остановиться в паре метров перед местом, куда пикировал противник, но всё произошло слишком быстро.

Резко ускорившись и изменив угол падения на несколько градусов, она снесла кабину грузовика вместе с теми, кто в ней был. Зомби исчез сразу, а призрак Никанорыча, ничего не понимая, наблюдал, как враг развернулся другой стороной и стрелой упал на него…

***

Свет от картины стал ещё сильнее и уже заполнял почти всю площадь. Вдруг всё затихло. Люди подняли головы вверх. В небе парила Равиолла, а прямо напротив неё – древнее Зло. От Богини исходило настолько мощное свечение, что враг был не в силах даже приблизиться.

В землю ударил мощный луч света, и на его месте тут же образовался котёл с кипящим майонезом. На его поверхность с шумом вырывались пузырьки и лопались в воздухе. Невероятная сила тянула стёрку вниз, погружая её в кипящую бездну…

Люди напряглись в ожидании, всё ещё боясь, что враг вновь вырвется на свободу, стирая всё на своём пути.

Тем временем, дым и пар постепенно рассеивались, и народ уже с интересом начал подходить к краю котла. На поверхность вырвались несколько больших пузырьков, заставив зевак отбежать назад. А вслед за ними показалась... уже не стёрка, а кисточка.

Свет Равиоллы стал чуть менее ярким. Она спустилась на землю, и люди, всё ещё не веря своим глазам, обступили её. Каждый хотел прикоснуться к живому чуду. К ней подошёл кто-то из людей, но товарищ его одёрнул:

- Не трогай, вдруг она радиоактивная. Светится вся.

***

Ками с облегчением вздохнула, сняла кольцо и одела его на безымянный палец.

Адольф принял облик молодого и симпатичного парня. Он посмотрел на девушку и спросил:

- Если на минуту предположить, что я обычный парень во плоти, у меня были бы шансы? Понимаю, там у тебя есть парень... Но всё же? Ты мне так тогда и не ответила.

Она несколько секунд молчала, а потом, сглотнув комок, ответила:

- Да...

Бобрёнок, о котором она уже успела забыть, шмыгнул носом от романтизма момента. Она улыбнулась и погладила зверька по голове.

Адольф улыбнулся.

- Знаешь... Когда окажешься там, дома, найди меня. В общем, запиши мой номер телефона. Надеюсь, я смогу ответить тебе.

***

Алиса сидела дома. В пабе она не показывалась. Словно чего-то боялась или стеснялась новой себя. К Антону тоже не заходила. Просто заперла сама себя в четырёх стенах и смотрела часами в окно. Чего она ждала? Сказочного принца? Или чуда... Чудо произошло. Всё хорошо, все спасены. Почти все.

Она вскипятила молоко, насыпала пару ложек какао и собралась расслабиться в ванной.

И тут в дверь позвонили. Она после всех событий уже не рисковала просто открывать дверь. Сначала взглянула в дверной глазок. За дверью стоял Макс. Алиса набрала в грудь побольше воздуха, поправила волосы и открыла дверь. Первым, что она увидела, был большой букет красных роз.

- Это то, о чём я подумала? – Робко спросила она.

Парень достал из нагрудного кармана маленькую коробочку и открыл её. А затем встал на колени и произнёс:

- Я понял, что люблю тебя и больше не в силах держать это в себе. Алиса, выходи за меня замуж!

В этот момент у демонессы внезапно закружилась голова, и Макс едва успел подхватить её.

- Ты в порядке?!

- Да. Послушай, а тебя не смущает наша разница в возрасте. Я ведь старше тебя на двести с лишним лет.

- Поверь, это для меня значения не имеет. Так что же ты мне ответишь?

 

Глава 5

А жизнь потихоньку налаживалась. Конечно, тех, чью душу стёрли, уже не вернуть. Но одинокие призраки на улицах обрели надежду. Художники создали им новые тела, благодаря волшебной кисти, в которую превратилась стёрка. И первым тело получил Клайд.

Бонни обнимала друга, а Равиолла смотрела на них большими и добрыми глазами.

- Вы хотите вновь стать теми, кем были при жизни на Земле?

Бонни улыбнулась и ответила, не задумываясь ни на секунду:

- Нет, не хотим. Мы всегда были счастливы, оставаясь собой. Да и... На свете и без того много людей. Пожалуй, даже слишком много. А мы единственные в своём роде. Единственными и хотим остаться.

- Что же, я понимаю и принимаю ваш выбор. Вы искупили свою вину и заслужили награду. Скоро узнаете, о чём я.

Богиня посмотрела на Ками и Адольфа.

- А вам, кажется, пора домой?

Ками посмотрела на брата.

Антон подошёл к ней и обнял.

- Прости, родная, я остаюсь. Мы остаёмся.

Он посмотрел своего товарища, и тот утвердительно кивнул.

Равиолла взглянула на парочку в джинсах.

- И для вас, парни, есть небольшой подарок. Каждому.

***

Алиса подошла к Антону, улыбнулась и обняла.

Он улыбнулся в ответ.

- Давно не виделись, подруга.

- Давно. Я, кстати, пришла тебе похвастаться. Можешь меня поздравлять!

Антон удивлённо взглянул на неё.

- С чем поздравлять-то?

Девушка игриво улыбнулась и показала безымянный палец, на котором блестело маленькое колечко с камушком.

- Мне сделали предложение! Я скоро замуж выхожу!

- Это за кого?!

К друзьям подошёл Макс.

- Что, уже хвастаешься?

Антон рассмеялся:

- Неужели это ты её замуж позвал?!

- Ага. Через месяц свадьба. Я слышал, ты у нас остаёшься? Приглашаем!

- Спасибо! Я польщён! Обязательно приду.

Алиса радостно заулыбалась:

- И друга своего бери, и сестрёнку!

- Ками домой возвращается. А товарища обязательно возьму.

Песец, требуя внимания, уткнулся мордочкой в ладонь. Антон наклонился к зверю:

- И про тебя не забуду, мохнатый!

***

Кажется, впервые за долгое время, воцарилось спокойствие, которого так не хватало. Всё шло своим чередом, мир восстанавливал силы после боя со злом.

Шестьдесят четвёртый мирно брёл по дороге, весело улыбаясь и поглядывая направо. Рядом с ним, едва поспевая, шла красивая маленькая пони с серебряно - синей гривой. Она улыбалась в ответ, слушала его байки, хотя понимала далеко не всё из военно - морского юмора, которым пытался блеснуть конь. Но что-то в нём ей определённо нравилось.

***

Антон сидел в седле подаренного богиней новенького байка. Блестящий чёрный шлем лежал у него на коленях, и он двумя пальцами выстукивал на нём незамысловатый ритм. Ками стояла рядом. На её щеке блестела слезинка, которую она даже не пыталась смахнуть.

- Ну что, сестрёнка... Пора нам с тобой прощаться. Я окончательно решил, что остаюсь здесь. Ты только не сердись на меня. Поверь, мне здесь будет лучше. У меня не осталось причин скучать по дому. Там меня ничего нет. И никто меня не ждёт. Родители… Они со временем привыкнут. Есть только ты. Но теперь я спокоен за тебя. Не плачь, прошу… И ещё. Если врачи будут спрашивать, отключать ли аппарат – соглашайтесь. Я уже точно не вернусь.

Он оглянулся на верного товарища. Тот скромно улыбнулся девушке и помахал Ками рукой.

Девушка, не говоря ничего, бросилась на шею брату. Последние мгновения вместе... Последние секунды...

***

Снова свет в глазах. Кто-то суетится, бегает, что-то кричит. Она приоткрыла глаза. Над ней стояли ребята из группы.

- Ками! Ты в порядке? Алекс, мать твою, скорую вызывай!!!