Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эпилог: Год спустя

Я принес наш заказ, кивнув Терри, который придержал передо мной двери. Я едва сдержался, чтобы не закатить глаза, когда заметил, что зонт в патио наклонен так, чтобы защитить мою бледную кожу от солнца. Я поставил поднос на стол и поправил зонт.
Уилбер нарочито сердито уставился на меня, протянул руку и взял свой зеленый чай. Я хлопнул его по руке. Мы не едим с пластиковых подносов. Я поставил перед ним бутерброд со шпинатом и овощной суп, а потом осторожно снял с подноса фарфоровый чайник и крошечную чашечку.
- Я не кролик.
- Ты кролик, пока доктор не скажет, что твой уровень холестерина в норме.
Уилбер стащил картофелину с моей тарелки. Я ткнул его вилкой. Картофелина выпала, и какая-то белка подбежала и тут же схватила ее.
- Что я тебе сказал?
- Я не мог устоять. – Глаза Уилбера лукаво блеснули, он потер руку.
Мы походили на персонажей детской считалочки. «Джек Спратт не мог есть жирного; его жена – постного». У Уилбера был повышенный холестерин, и зная о его больном сердце, я старался следить за тем, чтобы он ел только здоровую пищу. А напротив сидел я с огромным гамбургером с булочкой-чибата, потому что страдал малокровием. Картошку же я заказал просто так.
- Брант, - тихо сказал Уилбер, и я поднял глаза. – Ты такой хорошенький.
Вот дерьмо. Мое лицо стало свекольно-красным. Он перехватил мою руку и поднес к губам. Поцеловал костяшки – словно какой-нибудь принцессе – не обращая никакого внимания на других посетителей. Пусть в Районе все считают меня жестким, но в руках Уилбера я становлюсь мягким как глина. Я склонил голову набок, волосы мазнули по плечу, закрыв щеки.
- Ты же знаешь, что мужчины не могут быть хорошенькими.
- Кто тебе такое сказал? Кроме того, кто красовался на обложке того журнала?
- Гас тоже там был.
- И все же мне повезло больше.
К нашему столу плавным шагом подошла женщина.
- Не могу согласиться, мистер Броуден.
Мы оба обернулись и увидели чету Константинов у кованых перил, отделяющих кафе от тротуара. Гас и Камилла в сопровождении Лукаса и Энтони наслаждались осенним теплом. Несмотря на то, что эта миниатюрная, черноволосая красивая женщина собственноручно выбрала меня для того, чтобы ее мужу было на ком снимать напряжение, теперь она мне по-настоящему нравилась. Гас мог управлять Организацией, но всегда плясал под дудку жены.
Я заметил движение позади них и увидел Николаса с двумя телохранителями – они несли пакеты с покупками. Он уже давно перестал походить на сопливого мальчишку из борделя, которым был меньше года назад. На вид он был просто студентом - стажером крупной международной компании. Сегодня на нем была обычная одежда, но даже в ней чувствовался класс. По сравнению с ним, я в своих джинсах и старом коричневом свитере выглядел настоящим подзаборником.
- Добрый день, миссис Константин. – Мы с Уилбером встали.
- Сколько раз я просила звать меня Камилла, Брант? – Она повернулась ко мне, и глаза ее сверкнули.
- Камилла, Гас. – Константин слегка выгнул бровь. Я был единственным в Организации, кому такое сходило с рук. Для остальных он был просто мистером Константином. – Николас.
- Мистер Уильямс. Мистер Броуден.
- Милый, я хочу латте. Закажешь что-нибудь?
- Черный кофе, спасибо. – Я смотрел, как Гас наклоняется к жене и целует ее.
Наверное, другим такое показалось бы необычным: любовник, бывший любовник и жена.
Гас подождал, пока Камилла зайдет в кафе, и вернулся к привычной ублюдочной манере.
- Броуден хорошо на тебя влияет.
- Не будь задницей. Сегодня такой отличный день.
- Для тебя, Брант, и год был неплохим.
- Годовые отчеты, наконец-то, приняты? – спросил Уилбер, сунув в рот палочку картофеля. Я взял тарелку и отодвинул ее на другую сторону стола, подальше от его пальцев. – Как справляется мой мальчик?
- Лучше, чем ты, Уилбер. – Я заметил, что, всех, кто не принадлежал Семье и не занимался семейным делом, Гас называл просто по имени. Такое вот выборочное у Константина уважение. Если ты часть Семьи, ты мистер. Если нет, ты просто рядовой американец. – Вообще-то я думал, что доходы с твоего Района упадут, в основном, из-за попытки Жиарбальди. Не думал, что тебе удастся убрать его лучших людей, Брант.
Похоже, в мире Константина я во всем был исключением.
Но, если подумать, я просто взял то, чего лишился Жиарбальди. Занятно. Уверен, Главы других Районов тоже не так и просты, но мне «выпала честь» знать Константина лично. Я знаю об этом ублюдке больше, чем он догадывается.
Знание – сила.
Я взял стакан с водой.
- «Обращайся с другими так, как хочешь, чтобы они обращались с тобой». Видимо, Жиарбальди не знакомо такое понятие как уважение, – глаза Константина на мгновение вспыхнули, и уголок губ слегка приподнялся. Очень занятно. Кажется, я только что получил разрешение расширить свой Район за счет соперника, если пожелаю.
- Все дело в том, что им не хватало преданности.
- Преданность без уважения – нонсенс.
- Значит, ты уважаешь меня, Брант? – Гас склонился над перилами.
Я сунул в рот кусочек картофеля.
Он рассмеялся, выпрямился, поправил волосы и быстро оглянулся по сторонам.
- Ты нарушаешь равновесие, Брант. Другие Главы Районов говорят, что ты слишком много урвал у Жиарбальди.
- В моей тактике имеются свои преимущества.
- Это верно.
- Жиарбальди сам начал это. Если бы я не выстоял, неужели остальные сплотились бы под моим знаменем? Мы оба знаем, что они просто посмеялись бы над шлюхой, которая попала на вершину через постель. Мой Район стал больше… и он таким и останется.
Константин искренне улыбнулся.
- Нужно было повысить тебя раньше. Вы, мистер Уильямс, сделаете меня очень богатым человеком.
- Поделись этим богатством с Николасом.
- Опять приказы, Брант?
- Просто предложение. У меня был Уилбер. У Николаса нет ничего. Как бы выразиться поделикатнее? Иногда ты просто невозможный ублюдок.
Лицо Константина потемнело, но я не пошел на попятный.
- Ты можешь сломать его. Он всего лишь ребенок. Он работает с тем, что имеет. Если уважать его, думаю, результат тебя удивит.
- Ты перегибаешь палку, братишка.
- У меня были хорошие учителя. – Уилбер прижался ко мне бедром под столиком.
Константин заглянул в кафе.
- На это рождество Камилла не примет отказ. В прошлом году тебе удалось отвертеться только потому, что Уилбер был болен. Поверь мне, ее худшая сторона тебе не понравится.
Вернулась Камилла с картонным подносом и кофе для всех. Константин посмотрел на нее, и взгляд зеленых глаз смягчился. Он в самом деле любил жену и детей. Просто его заводит жесткий секс.
Он забрал у жены поднос и протянул ей высокий стаканчик. Камилла улыбнулась мужу, а потом посмотрела на «здоровый обед» Уилбера.
- Уилбер, вы получили картину, которую я послала?
- Получил, спасибо.
- Брант… - снова начал Константин.
- Августус, мы уже и так отняли у них достаточно времени. Их обед остывает. Рада видеть вас на ногах, Уилбер. Брант хорошо за вами присматривает.
- Это верно.
- У меня. В понедельник утром. Николас сообщит Лоретте детали.
Я кивнул и помахал Николасу, когда тот проходил мимо. Он слегка наклонил голову. Я больше не мог понять, о чем он думает, но, похоже, сексуальные и деловые требования Константина не заставили его пасть духом. Краем глаза я заметил, как Уилбер стащил с моей тарелки очередную палочку. Я попытался перехватить его, но он протянул руку, и золотистый кусочек картошки коснулся моей нижней губы. Солнце согревало кожу, но его свет был ничем по сравнению с выражением в глазах моего Уилбера. Я приоткрыл рот и откусил кусочек картофеля. Мои губы прихватили его пальцы. Огонь внутри Уилбера горел только для меня. Я лизнул его пальцы. Атмосфера накалилась. В этот год мне приходилось делать то, что раньше я посчитал бы невозможным, но я совершал все это на автомате, как охотничий пес, приносящий добычу хозяину. Константин показал мне, как получить то, чего хочу, несмотря ни на что. Уилбер же – научил жить с последствиями. Мне больше не нужно было солнце, чтобы вернуть жизнь во взгляд.
- Малыш… - Уилбер убрал пальцы и прижал ладонь к моей щеке.
- Любовь моя, - я почувствовал, как он подвинулся на стуле. – Еще раз схватишь мой картофель, и я приколю твою руку к столу. Ешь свой шпинат.
Уилбер хмыкнул, и пощекотал ладонью мое ухо, прежде чем снова нормально сесть на стул. Он нахмурился, взял бутерброд и впился в него зубами. Мне не нужно солнце, у меня есть Уилбер. И я сделаю что угодно, чтобы он был здоров и оставался рядом, даже если для этого придется применить силу. Я смотрел, как большие, покрытые шрамами руки наливают зеленый чай в крохотную чашечку. С первого взгляда ни за что не догадаешься, что у него безупречные манеры или что он может быть таким нежным. Так и напрашивается сравнение с зефиром, чуть подогреешь – и из него можно сделать лакомство повкуснее. Я потер его ногу своей. При соответствующих обстоятельствах, я совсем не прочь перемазаться сладким. Он поперхнулся чаем.
Я поднял бургер и откусил здоровый кусок. Он прищурил глаза и вытер чай с лица.
- Ты за это заплатишь, Гот-бой.
Жду с нетерпением.

КОНЕЦ

*Jack Spratt could eat no fat. – Джек Спратт не мог есть жирного,
His wife could eat no lean. – Его жена - постного.
And so between them both, you see, – Зато вместе они
They licked the platter clean – Вылизывали тарелку дочиста(детская считалочка).
*Чибата – итальянский хлеб.
*Автор намекает на любимое лакомство бойскаутов – поджаренный зефир с шоколадом и печеньем.