Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Ответы на вопросы 3 страница



Точно так же не понятен обряд побивания камнями. Каждый год погибает очень много людей во время обряда побивания камнями в Мекке. Считается, что таким образом человек может сатану побить камнями. Но я не думаю, что кто-то может попасть камнем в джинна, в ангела — ну не попадешь просто. Такой вот суеверный обряд. Недаром, конечно же, с этим связана гибель людей. Если те обряды готовили людей к пришествию Господа, то нынешние обряды хаджа, не имея никакой психологической нагрузки, являются просто непонятной вещью. Когда я спрашиваю мусульман, зачем это делать, зачем вот эта часть обряда, или вот эта зачем? Они объясняют только белый цвет одежд. Ну, это логично. Белые одежды означают чистоту души. Символ взят у кого? У православных христиан, которые, как известно, белые одежды надевают во время крещения. Ну, такой же символ был в древнем иудаизме. В день очищения в Ойм-Киппур иудеи тоже в белые одежды одевались. А все остальное не понятно.

Они говорят: «Мы не знаем. Аллах сказал, нужно делать,— значит нужно делать». Почему нужно вот так вот делать во время намаза? (Подносить руки к лицу.— Примеч. ред.) Не понятно. То есть ряд таких вещей, которые абсурдны, необъяснимы с точки зрения богословия, но делаются просто потому, что так сказано. Вот это называется суеверием. Поэтому для христиан это, действительно, такое суеверное явление, от которого человек обязательно отказывается во время крещения.

(6) И наконец, последний, шестой столп — это джихад. Он является формой миссионерства в исламе. Почему он не считается общепринятой нормой? Мусульмане, которые не считают джихад шестым столпом, не против джихада. Мусульманин не может идти против джихада, потому что джихад прямо указан в 53 аятах Корана. Но дело в том, что мусульмане обычно объясняют, что джихад не может быть повсеместно, поэтому не может быть столпом для всех. Вот такое только объяснение.

Это то, что объединяет практически всех мусульман мира, то общее, что есть у всех мусульман мира. Однако же ислам не монолитен. Существует четыре основные школы, которые разделяют ислам, и существует на самом деле радикальнейшее различие между двумя видами ислама: евроисламом (так называемым европейским исламом) и традиционным исламом арабского мира.

К евроисламу, например, относится наш ислам, который есть у тюркских народов России. Называется джадидизм — учение, которое возникло в 1809 году. Это учение пыталось приспособить ислам к традиционным представлениям, традиционному праву татар, башкир и так далее. В результате возникло такое явление, которое мусульмане из арабского мира фактически исламом не считают. Но и вполне справедливо. Фактически в джадидизм попали совершенно неисламские представления: культ святых, какие-то языческие способы борьбы со сглазом и порчей.

У татар представление об исламе чаще всего очень размытое. «Мы мусульмане потому, что мы татары, но при этом наш ислам — наша национальная идентичность. Если я перестану быть мусульманином, то я перестану быть татарином». Фактически получается, под видом ислама действует именно национализм.

Надо помнить, что национализм является неким результатом проклятия. В Библии говорится, что до Вавилонской башни вообще не было разных народов (Быт 11), а разделение разных народов — это проклятие Вавилонской башни, которое не дает людям соединиться вместе для того, чтобы построить противобожественную систему мироздания. Поэтому когда люди начинают обожествлять нацию, они таким образом идут против Бога, Который является Богом всех народов, Создателем всего, Вселенной. Как сказал отец Софроний Сахаров, «если национализм нельзя преодолеть, то, значит, дело Христово не удалось». Если люди будут цепляться за национальность и не будут искать абсолютной истины, значит, они никогда не попадут к Богу.

Безусловно, этот так называемый мягкий ислам опасен своими националистическими направлениями, и мы это видим по нынешнему Татарстану, например, где ислам становится синонимом национализма. Для нас это совершенно неприемлемо. В общем, я думаю, для мусульман арабского мира это тоже неприемлемо. Я здесь с мусульманами арабского мира солидаризируюсь: истина важнее, чем нация, истина не зависит от нации, и нельзя сказать, что я мусульманин потому, что я татарин. Как нельзя сказать, что я христианин потому, что я русский. Христианство зависит не от нации, а от веры в Бога Всемогущего, который объединяет людей во Вселенскую Церковь, в которой нет «ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа» и где это проклятье Вавилонской башни снимается. Потому что люди служат Богу каждый на своем языке, но прославляют единого Бога в единой Церкви. Вот у нас, например, в этот четверг будет молебен на татарском языке, на славянском языке, на Крутицком подворье, что является как раз таки одним из проявлений Вселенской Церкви.

В Кавказском регионе возник некоторый особый синтез: там шариат, то есть закон ислама, был синтезирован с адатом — традиционным тюркским кодексом. Возникли даже некоторые нормы, противоречащие исламу, которые укоренились под видом ислама. Но самый классический пример — это кровная месть. Кровная месть, безусловно, исламу не соответствует. Практика кровной мести — это не исламская практика, она не одобрялась в свое время Мухаммедом, потому что Мухаммед требовал скорее не кровной мести, а суда перед шариатскими судьями в рамках общины. Здесь же практика кровной мести, конечно, противоречит исламу, но тем не менее сохраняется именно из-за того, что был воспринят языческий кодекс.

Кроме этого, на Кавказе очень распространен культ святых мест, святых источников, самих святых, что, конечно же, не соответствует исламу, потому что святость как таковая исламу не ведома. Не известна святость в том смысле, что человеку становится причастна сила Бога. Только единственный вид святости известен в исламе — это святость дервишей. Дервиш — это человек, который обладает сверхъестественными способностями, причем эти способности считаются чем-то нехорошим. Есть такая поговорка, где говорится, что чудеса — это месячные святых, месячные праведников, то есть нечистые вещи, которые у праведников есть. И причем чудеса святых дервишей обычно имеют оккультную природу, что, собственно, они сами признают. Они говорят, что это некий транс, в который они впадают, что это не от Аллаха происходит даже с их точки зрения, с этим они согласны полностью. Это некое особое состояние человека, часто вызванное общением с джиннами.

То, что среди кавказцев до сих пор, так же как среди некоторых арабов, распространен культ святых, на самом деле говорит о том, что ислам не человечен. Человеку хочется иметь святого. Почему? Потому что это заложено в природе человека. Человеку свойственно быть святым. Бог создал его для святости. Поэтому человек ищет себе святыню. А раз ислам не дает ему такой возможности, значит, он не соответствует замыслу Бога о человеке.

И наконец, существует еще два вида ислама, которые распространены в России. Это русский ислам, который сейчас очень многие принимают. На самом деле молодые люди принимают ислам из-за того, что ищут более активного образа жизни. Вот считается, что православие — это религия бабушек, а ислам — это религия таких сильных мужчин. Я бы сказал скорее — религия подростков. Но из-за этого русские мусульмане такого типа принимают ислам в наиболее радикальной форме, то есть ваххабизм.

Существует также другой ислам — ислам женский. Это когда женщина, выходящая замуж за мусульманина, принимает ислам под его влиянием. Естественно, и обратный пример, когда мужчина принимает ислам из-за того, что женится на мусульманке. По шариату, в принципе разрешается брак мусульманина с немусульманкой, то есть с христианкой, иудейкой или с представителем зороастризма, но обратный брак, то есть мусульманки с христианином, недопустим. Но, тем не менее, такие браки сейчас приняты и распространены.

Также распространен сейчас суфизм — особое течение ислама, которое с точки зрения ислама является ересью,— которое говорит, что Бог — это некая безликая сила, могущая вобрать в себя и растворить человека, что является почему-то идеалом — растворение человеческой личности! Вот это течение сейчас тоже очень популярное среди некоторого кружка интеллигенции.

Я еще не сказал, что такое ваххабизм? Все его ругают, некоторые говорят, что это секта, но Путин, наш президент, правильно сказал, что это не секта. Это чистая правда. Ваххабизм сектой не является. Ваххабизм это, может быть, в наиболее чистом виде сохранившийся ислам, стержневой ислам, который является официальным вероисповеданием Саудовской Аравии. Саудовская Аравия и ряд других арабских государств придерживаются ваххабитского варианта ислама. Это особый вид ханболитского мазхаба, существующий с VIII века, согласно которому необходимо действовать только в согласии с Кораном и сунной — священным преданием ислама, и недопустимы никакие изменения.

Основателем движения стал Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб, который жил с 1703 по 1787 год. Под его влиянием были уничтожены все святые места на Арабском полуострове, Кааба была освобождена от всех украшений. Ваххаб выступал за точное следование букве сунны, за социальную справедливость между мусульманами, за практику джихада против неверных. Всех, кто не хотел отказываться от языческих пережитков, он называл неверными, и поэтому воевал с ними. Его последователи были Саудиты — королевский род ибн-Сауд, который сейчас является королевским родом Саудовской Аравии. Они сначала были разгромлены турками, но в XX веке пришли к власти, не без влияния Англии и Америки.

С ними были связаны мюриды Шамиля на Кавказе. Движение Шамиля генетически связанно с идущим из Аравии движением Мухаммеда Ваххаба. Вот такое в некотором смысле возрождение древнего ислама, причем возрождение даже самых диких его элементов. Я не говорю про работорговлю! Работорговля в исламском мире существовала до самого последнего времени. Страны, где работорговля была отменена в 80–90-х годах,— это страны именно ислама. А реально она сохраняется до сих пор.

Но самое главное в ваххабизме — это, конечно, законничество. Вспомните талибан — ваххабитское движение, где ходили специальные люди, которые вымеряли длину бороды у человека после определенного возраста. То есть человек старше 30 лет должен иметь определенную, четкой длинны бороду, потому что длина бороды должна быть как у пророка Мухаммеда. Кроме этого, ваххабизмом прописывается все, вся жизнь до мелочей. И в этом полагается спасение.

Когда я говорил о самых диких пережитках, я имел в виду существующее в ваххабизме представление об ограниченности Бога — что Аллах ограничен пространственно. Это именно ваххабистская идея. И ваххабизм утверждает, что главная задача мусульманина — создать царство справедливости. Что на самом деле невозможно сделать, потому что на Земле без Бога, без победы над смертью — какая справедливость возможна, если ее смерть сожрет?! А избавиться от зла без вмешательства Христа невозможно.

Существует также второе основное течение ислама, кроме суннитского, следующего священному преданию,— шиизм. Шиизм — это направление ислама, которого придерживается Иран, у нас Азербайджан. Это направление также признает пять столпов ислама, но особенность его в том, что для подлинного толкования ислама необходим не только совет ученых, как это было в сунне, но лидер исламского сообщества — наследственный халиф. Считалось, что должен быть ряд имамов[15], носителей духовного преемства, которые способны дать адекватное толкование Корана. В этом смысле это некий аналог нашего представления о необходимости священной иерархии для правильного понимания Священного Писания. Но для них это скорее была не иерархия как таковая, а иерархия посвященных. Это можно связать с гностиками, причем связь прямая. В основании шиизма лежал реально гностицизм. То есть считается, что целый ряд имамов — двенадцать имамов — один другому передавали сокровенные знания, тайные знания, недоступные для непосвященных, и обладали магическими способностями. Эти двенадцать имамов, чей ряд продолжался до X в., когда последний имам исчез, но он должен вернуться.

Первым имамом считается Али[16], убитый во время одной из междуусобиц, и вокруг его имени, вокруг имамов возник культ мучеников. Считается, что само по себе мученичество, то есть самомучение, мученичество в прямом смысле, то есть самопытание, является богоугодным делом. Отсюда возникает такое явление, которое все, наверное, видели по телевизору, как мусульмане бьют себя железками. Считается, что это самоистязание дает заслуги человеку и что оно является неким средством получения божественной силы. Для нас это самомучение скорее напоминает пытки жрецов Ваала, которые себя кололи ножами и избивали. И конечно же, никакой спасительной награды оно не имеет. Мученики, которых почитают шииты, конечно же, не мученики, как их понимают христиане. Если христианский мученик свидетельствует, что смерть побеждена, его смерть свидетельствует, что смерть уничтожена победой Иисуса Христа, то в шиизме мученик — это просто свидетель Аллаха, говорящий, что есть господин, которому я покоряюсь. Ради него я даже готов себя мучить. То есть это совершенно другое представление. В одном случае дело раба, как у шиитов, в другом случае дело свободных, как у христиан.

Также мы считаем, что представление об имамах как хранителях духовного света является скорее шаманизмом, чем связано с богооткровенной вещью. Потому что Бог — Творец всех людей, и Он дает весть всем людям. Другое дело, что она усваивается разными людьми в зависимости от желания. Но у нас нет скрытых догматов, у нас нет тайных учений, потому что учение Бога и так тайно.Оно тайно не потому, что оно секретно, а потому, что оно глубинно и открывается тому, кто живет им, кто узнает реальность, скрытую за этими словами. Поэтому для нас попытка шиитов создать некоторую идею духовного света ошибочна. Это попытка подменить реальные тайны какими-то выдумками человеческими.

Для нас этот Али и внук Мухаммеда Хасан ибн Али — их могилы являются главными святынями шиитов,— конечно же, вовсе не герои, каковыми их почитают шииты, а скорее самые первые наши враги, потому что Али был одним из первых халифов, который начал систематически истреблять христиан. Воевали с христианами все, начиная с Мухаммеда, но вот именно убивать христиан за христианство стал именно Али. Это его как бы достижение такое было.

У шиитов есть такая особенность, которой нет, например, в суннитском исламе: среди шиитов распространен временный брак.

Дело в том, что в исламе есть разные системы браков. Как известно, мусульманин может вступить в брак с четырьмя законными женами, а также взять себе столько наложниц, сколько может охватить рука его, как сказано в Коране. То есть человек может иметь неограниченное количество наложниц. Конечно, он обязан обеспечить их определенным образом.

В шиизме же пошли дальше и ввели такое понятие, как временный брак, который может заключаться на срок от 1 часа до 99 лет. Обычно чаще всего на 1 час и заключают брак.Эта практика используется для оправдания изнасилований и проституции. Поэтому в шиитских странах нет проституции, в отличие от стран суннитского ислама, где проституция есть. Но проституция ни там, ни там не запрещается как таковая. Просто, чтобы не говорили о высокой нравственности ислама! Необходимо знать объективно, что это такое. Не то, что все мусульмане такие,— это неправда. Среди мусульман действительно есть много людей, которые своими внешними поступками послушны сунне. Но говорит это о том, что сами по себе корни этого учения совершенно неугодны Богу. Они совершенно противны и человечности, и Божественной воле.

Самое страшное, что есть в исламе,— это разрешение на любой грех, кроме одного — запрета на отступление от ислама. Любой грех — я имею в виду по отношению к неверным. Считается, что любая женщина, попавшая в плен к мусульманину, должна автоматически становиться наложницей, причем совершенно без ее воли. В 2001 году западные правозащитники выкупили в Судане 4500 человек, в основном женщин и детей, из которых 3/4 женщин показали, что они регулярно подвергались изнасилованию. Причем это не зависит, замужняя она, незамужняя,— это совершенно никого не волнует. Такое представление, конечно же, крайне печальное и связано именно с представлением о двойном стандарте отношения к своим и чужим. Для нас это, конечно, немыслимо, то есть если человек не может убивать своего, значит, не может и чужого убивать! И здесь совершенно немыслимо разрешать себе то, что разрешается всем.

Поэтому как нам относится к исламу, к миру ислама? Что это такое? Безусловно, мир ислама — это огромное явление, которое возникло благодаря действию духа зла. По-другому объяснить это действие мы не можем. Но при этом мир ислама так распространен не потому, что люди, христиане, на которых были брошены Богом мусульмане, были недостойны своего христианского имени. Еще в древности Аврааму Бог сказал, говоря про его сына Измаила, от которого потом произошел Мухаммед: Он ему сказал, что он будет «как дикий осел; руки его на всех, и руки всех на него; жить будет он пред лицем всех братьев своих»[ Быт 16, 12].

Причины распространения ислама в том, что христиане стали поступать вопреки воле Бога, вопреки той заповеди, которую давал Господь. Как сказал один святой, ислам дается как бич Божий на разленившихся христиан. Даже в России — вот сейчас, в наше время, когда у нас начались активные исламские теракты; когда Россия выбрала тележвачку; когда люди в массе не захотели жить по-Божьи, а захотели жить по-своему — и пришел ислам, пришла исламская резня! Это как такое наказание.

Как же к мусульманам относится? Мы знаем, что все христиане должны стараться быть в мире со всеми людьми. Мы не должны ни в коем случае обижать людей из ислама. Я, например, совершенно не поддерживаю карикатурный скандал на Западе. Я считаю, что мусульмане здесь более правы, чем западные «товарищи». Потому что западные карикатуристы хотели поиздеваться над религией в любом ее виде. Они издеваются и над Христом, и над исламом, над Мухаммедом, они издеваются и над Богом вообще. Это наглое богоборчество, которое мусульмане пускай ограничат немножко. Я думаю, что здесь, конечно же, христианам негоже становится на сторону карикатуристов, которые выступают за оскорбление мнимых святынь другого человека. Пускай даже мнимых, но это делается не во имя Бога, да и вообще христианину так не подобает вести проповедь.

Но при этом главное помнить, что ислам не является религией, имеющей с нами нечто общее. Это не религия одного Бога с нами, это не религия, которая уважает Христа. Она не уважает Божью Матерь. Это религия, которая на самом деле очень сильно отличается от веры Откровения, и поэтому все мусульмане должны, конечно, принять Откровение Божье. Потому что без него они, безусловно, погибнут, и никакой надежды на спасение у мусульман нет, потому что они не верят в Сына Божия. Господь сказал, что если человек не поверит в Единородного Сына Божия, то он «не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем»[ Ин 3, 36]. И при этом не надо думать, что это невозможно. Дело в том, что в Священном Писании есть прямые предсказания о том, что некогда мусульмане придут к Богу. В 71 псалме 10 стихе сказано, что Христу принесут цари Аравии и Савы дары. Это как раз самый центр исламского мира.

Поэтому в надежде на это спасение мы должны молиться об их обращении, молиться о том, чтобы Господь разрушил этот исламский порядок, потому что он не дает людям принимать другую веру, потому что человек в исламе сейчас, в исламской стране, если он сейчас обращается — его немедленно убивают. И будем не только об этом молиться, но будем еще и нести слово Божие мусульманам, чтобы они стали нашими братьями. Потому что среди них хороших людей, я опять-таки повторяю, очень большое количество.

Вот что я хотел сегодня рассказать.


 

О Мухаммеде

Сегодня мы с вами собрались, чтобы поговорить об отношении к Мухаммеду: кто он с точки зрения православной Церкви, как к нему относиться, какова должна быть его оценка с точки зрения и Церкви, и, главное, Священного Писания, потому что Церковь не имеет своей точки зрения, отличной от слова Божьего.

Для мусульман Мухаммед — это величайший из пророков, «печать пророков», величайший образец для подражания, даже выше чем Иисус Христос с их точки зрения. Для мусульман все поступки Мухаммеда являются образцовыми, идеальными, хотя и были у него человеческие слабости, но все-таки он считается безгрешным, и его язык считается образцовым. До сих пор, если вы возьмете арабскую письменность, будете изучать арабский язык, именно язык Корана считается образцовым для проверки грамотности того или иного выражения в арабском языке.

Но кто же он на самом деле? Является ли он пророком? Может ли христианин называть его пророком?

Для того чтобы это понять, необходимо сказать несколько слов о самой жизни Мухаммеда, какова его судьба, каково его служение, что он принес, собственно говоря, всему человечеству. Потому что, действительно, фигура Мухаммеда — это не фигура какого-то рядового политического деятеля, лжеучителя какого-то или учителя. Это фигура, действительно, такого планетарного масштаба, вполне сравнимая с Буддой, Конфуцием, Заратустрой, Александром Македонским — вот с этими великими деятелями человечества. Он справедливо стоит с ними в одном ряду, и его дело до сих пор продолжается, и поэтому мы должны иметь некоторую оценку его деятельности.

Откуда вообще мы о нем знаем? Во многом проблема исследователей ислама заключается в том, что все основные данные о Мухаммеде (99 % всех сведений о Мухаммеде) восходят к исламским источникам. У нас нет современных Мухаммеду исторических данных, которые бы о нем повествовали с точки зрения его оппонентов, противников, просто нейтральных людей. У нас, как говорится, не с чем сравнить. Наша ситуация сравнима с той, в которой окажутся те, кто будет изучать спустя 200 лет жизнеописание Рона Хаббарда или Григория Грабового, основываясь на «творениях» только их учеников и никого больше. У нас в этом смысле есть, конечно же, некоторые проблемы, связанные с тем, что источники исключительно исламские, они тоже отстоят — их письменная фиксация — от времени жизни Мухаммеда на достаточно большой период времени. Спустя век после смерти Мухаммеда окончательно оформилось его жизнеописание, и корпус хадисов, собственно, был собран спустя где-то около века, а не десятилетие после смерти Мухаммеда.

В этом смысле, конечно, у нас есть большая проблема, хотя и мусульмане прилагали все усилия (и усилия эти на самом деле титанические) для проверки подлинности того или иного хадиса, того или иного предания, тем не менее вопросы, связанные с жизнью Мухаммеда, то есть понимание того или иного события, может со временем обрастать ложными представлениями.

Например, древнейшие рассказы о бегстве Мухаммеда из Мекки в Медину говорят о том, что он спрятался в пещере, и смерч помешал его противникам его найти. Позднее стали рассказывать о том, что появился чудесный паук, который заткал весь вход в пещеру. Этот реальный эпизод его жизни стал обрастать такими восточными сказками.

Здесь, конечно, есть проблема, но, я думаю, проблема эта все-таки несущественная. Потому что самый главный духовный принцип, духовный стержень жизни Мухаммеда остается тем же.

Мухаммед родился в 570 году — традиционная дата, год Слона так называемый, год разгрома армии эфиопов, которые хотели захватить Мекку, уничтожить Каабу. Отец его, Абдуллах, не дожил до его рождения, так что он вырастает фактически сиротой.

Сам Мухаммед в 46-м поколении является потомком Измаила — потомком Авраама,но через сына рабынь — через Измаила. И поэтому пророчество об Измаиле исполнилось на Мухаммеде и его учениках: он будет жить «как дикий осел; руки его на всех, и руки всех на него; жить будет он пред лицем всех братьев своих»[ Быт 16, 12]. И вот это предсказание исполнилось на Мухаммеде, который… появился как некий бич Божий для всех людей, которые забывают о своем Творце.

В то время в Аравии, кроме Южной Аравии, был племенной строй. Арабы в основном поклонялись истуканам, хотя они признавали некого верховного бога, которого буквально за век до Мухаммеда стали называть «Аллахом». Письменная фиксация имени «Аллах» возникает около века до Мухаммеда, около пятого века после Рождества Христова. И главным святилищем этого бога была Кааба, которая традиционно связывалась с именем Авраама и даже Адама. Это святилище с черным камнем, «легче воды», в котором стоял главный идол божества покровителя Каабы по имени Хувал, то есть Ваал — тот самый Ваал, с которым воевал пророк Илья. Самое интересное, что в Коране нет никакой полемики против культа Хувала, хотя Мухаммед сам уничтожил этого истукана.

Считалось, что у Хувала есть дочери, три языческих богини: Аль-Лат, Аль-Узза и Манат. Это были планетарные божества, которые считались предстателями перед Аллахомили перед Хувалом, и их культ был наиболее распространенным, потому что в арабском мире, как во всем человечестве, было представление, что Бог-творец настолько далек, что ему нельзя поклоняться, а вот гораздо лучше найти божков поближе, более родных таких, более ручных, если угодно, и вот им кланяться, их почитать.

Но кроме язычества, которое было распространено в Аравии, было там также очень много различных других религиозных систем. Были очень сильные иудейские общины. Потому что, с одной стороны, незадолго до рождения Мухаммеда было огромное мощное еврейское царство в Йемене. Есть мученик Арефа[17] и с ним 4299 мучеников, которые были казнены евреями в Йемене за отказ отречься от Христа Спасителя. Их память совершается накануне краснооктябрьской революции, 24 октября по старому стилю. Вот они как раз то были свидетелями христианства среди арабов.

Еврейское государство было уничтожено эфиопами за гонения на христиан, и существовал также ряд еврейских племен, разбросанных по всему полуострову. Связано это было еще и с тем, что евреи прекрасно знали, что многие арабские племена — не все, подчеркиваю, а многие арабские племена — восходят к Аврааму по крови — к потомкам Сима и Хама. Есть такое понятие «черный араб». Эмир Хаттаб, например, назывался «черным арабом». Для арабов настоящий черный араб — это араб, потомок Хама. Что-то вроде двух сортов: белая кость, черная кость, если угодно. Не знаю, является ли Хаттаб таким классическим «черным арабом», но «черный араб» — такое понятие было. Евреи, зная, что арабы — их родственники, многих арабов обращали в иудаизм. Были арабские иудеи и иудейские племена.

Но кроме этого среди арабов было распространено и христианство. Как я уже сказал, в Йемене была христианская община с епископами. Много христиан было на побережье Персидского залива. И также были христианские племена арабских кочевников. Были племена Гассанидов, кочевавшие у границ Восточно-Римской империи, которые были тоже христианами.

К сожалению, в Аравии было больше христиан не православных. Так как Аравия находилась за пределами Восточно-Римской империи, то все те, кого преследовали в Римской империи, то есть еретики, манихеи — те, кто извращал благовестие,— укрывались в Аравии. Там, таким образом, получился такой синкретический букет. Похож на нынешнюю Москву, когда люди имеют огромное количество разных, совершенно диких представлений о христианстве, но истинного христианства практически не знают. Поэтому арабы часто знакомились с христианством в еретической форме. Читая Коран или рассказы о жизни Мухаммеда, часто видишь, что когда с ним (с Мухаммедом – Ред.) встречаются «христиане», то они начинают ему приводить те аргументы, от которых мы, христиане, тоже открестимся. Например, Мухаммед полемизировал с доктриной о том, что Бог — это Аллах, плюс дополнительный бог — Иисус Христос, плюс дополнительно — Дева Мария. Понятно, что такого учения Церковь никогда не исповедовала. А реально православное христианство Мухаммед, видимо, вообще не знал, разве что понаслышке.

И вот в таком синкретическом клубке появляются некие люди, которые говорят, что «мы вообще находимся вне всех традиций, мы наследники религии Ибрагима, то есть Авраама, мы чисто единобожники и никому не хотим кланяться, кроме единого Бога».

Согласно классическому «Житию Мухаммеда», его пришествие было предсказано самыми разными предсказателями. Например, во время свадьбы его родителей один чародей, гадатель, предсказал рождение некого великого пророка. Также есть версия о том, что были различные предсказания некоторых еретиков-христиан и иудеев о том, что появится пророк среди арабов. Вот эти предсказания считаются для мусульман одним из подтверждений истинности посланничества Мухаммеда.

Мухаммед родился достаточно болезненным, и с ним происходили припадки. Когда ему было около трех лет и он воспитывался у своего деда, его отдали на воспитание одной кормилице, и однажды увидели, что он упал без сознания. Его срочно вернули матери, думали, что он вообще погибнет, не доживет до взрослого возраста.

Позднее Мухаммед вспоминал, что к нему подошли некие духи, которые раскрыли его внутренности, вытащили из него сердце, из сердца вытащили какойто черный сгусток, вложили сердце обратно и закрыли всю плоть. И таким образом он был очищен от некоторой скверны.