Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЭТИ ДВА КОНТРАСТА ПОХОЖИ, КАК НИЧТО ДРУГОЕ!



 

Квентин сидел в вертолете, держал путь до СтоунГейта. Озлобленный на весь мир, он мечтал поскорее оторваться над очередным заключенным!

 

 

Глава 2 "Тюрьма или психушка?”

 

 

Люди делятся на две половины: те, кто сидит в тюрьме, и те, кто должен в ней сидеть. Марсель Ашар.

 

Перед зимней зарей

Свет посещает темницу,

Тьма идет на покой,

И просыпаются птицы!

 

В щель проникают лучи,

В кои веки становится ясно,

И замок посещают мечты,

Что боролись мы не напрасно!

 

Шли вперед, не искали причин,

Чтобы сделать эту жизнь лучше,

И душу греет теплый камин!

Шелест огня просит слушать!

 

Но пред рассветом так плохо!

Пасмурно, знойно, грешно!

Держимся до последнего вздоха!

Чуть приоткрывши окно!

 

"Лучше" обязательно будет!

Главное, дождаться утра!

А солнышко нас не забудет!

Никогда! Никогда! Никогда!

 

Страхи пройдут, непременно!

Умчатся в непроглядную даль!

Туман разойдется мгновенно!

Выцедит признание "жаль".

 

 

СтоунГейт.

 

"Находясь тюрьме, я уяснил несколько основополагающих правил. Первое: ты автоматически теряешь статус свободного человека. В СтоунГейте это чувствуешь сильнее, чем в других местах заточения! Это - земной ад. Но я не очень сильно испугался, а наоборот, проникся жалостью к преступникам!

Второе правило: чтобы выжить, необходимо соблюдать уважение к сокамерникам. Далеко не все они законченные твари. Среди них есть множество хороших людей, просто совершивших ряд ошибок.

В итоге я оказался там, откуда ушел..."

 

Фернок уже вторую неделю пребывал в Гейте под присмотром местного "гестаповца" - Квентина Блэка. Хоть по коридору и бродила кучка других надзирателей, этот проявлял особый нездоровый интерес к заключенным.

Около месяца назад стены крепости украсили колючей проволокой для усиления атмосферы - надрывной, разреженной, тягостной, чтобы закрепить чувство изоляции.

Смотреть на голубое небо в клеточку и знать, что никогда не сможешь оказаться по ту сторону – худшая пытка.

 

"Та ночь, проведенная с Мэлори, была глотком. Вот почему сейчас мне не так тяжело. И все же я чувствую, ад - здесь, и скоро он доберется до меня... Происходящее в крепости не поддавалось никакому описанию! Стражники издевались над заключенными, пытали! Но неужели, неужели никто не знает?

Даже мои прошлые подвиги отдыхают по сравнению с тем, что происходит тут!

Я мог со злости убить, причинить боль! Но натравлять собак на человека, затем смотреть, как те его рвут, это уже слишком..."

 

Фернок боялся умереть от злодейки-скуки. К счастью иль к горю, Блэк изменил решение в отношении новенького. В Гейте у него больше всего власти над чужими жизнями! А значит, начальник мог поступать, как ему вздумается. Поэтому в камеру экс-полицейского завели Бадра - мальчишку арабской национальности.

Финики под глазами тинэйджера, трясущиеся руки и ссадины на теле говорили о недавно пережитых побоях. Бадру приказали рассказать Ферноку всю правду об этом месте, а, точнее, об инциденте, вынудившем усилить меры безопасности. Мальчик обязался подчиниться.

- Мистер Фернок - молвил молодой араб.

Тот ленивым взглядом уставился на младого сокамерника, сказав:

- Я весь внимание.

 

Бадр настроился:

- Блэк держит здесь всех, как рабов, он не умеет прощать и больше всего не любит, когда кто-то не подчиняется ему.

- Не сомневаюсь даже - прислонил голову к стене измотанный Фернок.

- Охранники шептались, что скоро произойдет нечто катастрофическое. Какой-то катаклизм или что-то в этом духе...

- Что они могли иметь в виду?

- Если бы я знал... - юноша наклонил голову к проколотой гвоздем ступне и, вытащив из порванного тапка кусок бинта, кое-как перевязал.

Заметив на теле мальчугана серьезные увечья, экс-комиссар не мог не поинтересоваться:

- И когда же ситуация успела выйти из-под контроля?

- Честно? Никакого контроля никогда не существовало. Сюда лучше просто не попадать... - в голосе Брада звучало отчаяние, видимо, парень знал ситуйовину куда лучше новенького. А рану перевязал из рук вон плохо. Сказалось отсутствие перекиси и нужных мединструментов.

 

- Недавно Блэк поссорился со своей бывшей – продолжил араб, - А когда в жизни тюремщика что-то идет наперекосяк, вопреки его желаниям, другим становится еще хуже. Он берется за дубинку. Таким садистским образом выплескивает накопившийся негатив, получая моральное облегчение.

- То есть - Фернок уловил суть, - Блэк отыгрывается на зеках и всем плевать? - и получил, пожалуй, самый ожидаемый, но страшный ответ.

- Именно...

"Сегодня СтоунГейт ожил в переносном смысле. Намечался праздник, гости которого - охранники и их вечные жертвы - заключенные.

Интерес к происходящему во мне побеждал страх, и хоть я не был уверен, что выживу... Я заслужил эти черные полосы и не имею права жаловаться"

 

- Что-то намечается. Здесь, в тюрьме... - Бард повторял это из раза в раз, будто клинически боялся попасть на "кульминацию"!

Услышав радостные возгласы товарищей-гестаповцев, Фернок включил свою традиционную иронию:

- Просто страна чудес. Только Алисы нет. Сбежала девчонка...

- Это не тюрьма - араб уставился в потолок, грезя избежать приглашения, - Это - дом Надзирателя. Он тут король, бог и жестокий правитель!

Экс-коп подкинул парнишке идею:

- Сбежать не пробовал?

Бард возмущенно посмотрел на новичка

- Вы что?

 

Вдруг тишину развеяли внезапно возникшие выкрики зеков, громкие, как собачий лай! Бесовской хор продолжался около десятиминутья. Заглянув в коридор, некоторые наиболее спокойные тюремщики предположили - идет репетиция.

 

Не обошлось без главных виновников торжества: орудующий дубинкой вероломный Надзиратель вышел из тьмы, его, как единый коллективный разум, поприветствовали охранники - гнилые и продажные прихлебатели, получающие массу удовольствия от насилия.

Ходячее олицетворение страха, злыдень поочередно открывал железные двери камер, размахивая своей палкой и нанося беднягам-заключенным тяжелые телесные увечья.

 

 

- Я должен кое-что рассказать, Эсмонд. Одну байку, которой бывалые пугают новоприбывших. Меня ведь по этой причине привели в вашу камеру. Они считают, вы должны знать.

- Что?

 

- Когда-то давно, СтоунГейт не был тюрьмой. Он - историческое место, и неспроста имеет форму оборонительного пункта. За его постройку отвечают древние индейские племена, населявшие западную цивилизацию еще до ее возникновения! Кто-то говорит, крепость изначально предназначалась для общения смертных с ацтекскими богами, для посвящений в их тайны. И это далеко не единственная красивая легенда.

Фернока едва ли могла заинтересовать тутошняя мифология.

- Верю. Мир полон сказочных историй, потому что их придумывают люди. Это все?

- Нет - положа руку на сердце, мальчишка продолжил.

 

 

Надзиратель заскочил к бородатому зеку. Замахнулся дубиной и ударил по спине. Бедняга скрючился и взвыл...

Садист пел вслух считалочку, которая помогала выбирать следующую жертву.

 

 

- Несколько десятилетий назад в эту тюрьму заглянул младенец. Ему был всего год от роду, а он уже познал боль и отчаяние. После этого непредсказуемого инцидента в СтоунГейте усилили меры предосторожности – взорвали мосты, ведущие в город. Теперь крепость омывается со всех сторон водой - силой жизни и смерти. Но никто не знает, почему ребенок остался в тюрьме. Болтают, что власти проявили халатность, говорят о наплевательском отношении персонала...

История Барда затронула Фернока, заставила серьезно задуматься о "тюремном маугли".

 

- В один прекрасный солнечный день у начальника охраны родился маленький сыночек, и счастливому отцу на пьяную голову взбрело похвастаться перед коллегами. Буквально обезумев от счастья, не подумав о возможных трагических последствиях, мужчина принес дитя в СтоунГейт. Но произошел экстренный случай: зеки предприняли попытку побега и убили начальника.

 

- Цвет жизни был вынужден гнить в этом месте по ошибке отца! Если верить слухам, ребенка воспитали страдание и боль: выросший в тюрьме, он до сих пор помнит, как касался бездыханного тела!

- И неужели никто не помог?

- Никто... - Бард опустил голову, - Младенец рос в мученьях, среди зверей, но с возрастом окреп и захватил тюрьму - по сути, свой родной дом. Теперь Надзиратель вольно расхаживает по его коридорам и мстит, калеча зеков. Днями приходится слышать их стоны…

 

- Надзиратель - порождение Мракана, результат людской безответственности, ожившее воплощение нашей злобы!

Судя по всему, этим тираном, предположил Фернок, был Блэк - начальник охраны, являющий и суд, и вердикт, и приговор. Араб ожидал увидеть в глазах новичка страх перед творящейся чертовщиной, но вместо него разглядел пофигизм, природное бесстрашие, присущее далеко не всем бывшим копам.

- Не боюсь умереть от руки очередного безумца... – признался Эсмонд, - Уже боялся достаточно…

 

 

Квентин, которого за стеной СтоунГейта, в той другой жизни, многие знали как порядочного и законопослушного человека, здесь принимал облик монстра, более близкий к его внутреннему состоянию. Близилось начало наиважнейшего мероприятия - судилища над грешниками, и центральным объектом станет Эсмонд Фернок!!!

 

- Призовите Призрака – распорядился Блэк, напялив какую-то дурацкую пыльную маску, - Доктор полезен в качестве консультанта и выступит, как полноправный участник заседания!

Охранники моментально выполнили поручение шефа - привели к нему рыжего худощавого отморозка в белом халате, страдающего

оккультно-врачевательскими маниями, а после - отправились за Ферноком.

 

Вооруженные шокерами, вертухаи выпустили экс-комиссара и велели усесться на стул, стоящий посередине мрачного зала. Зеки, чьи камеры располагались рядом с пристанищем Страшного Суда, с интересом наблюдали за Ферноком. Подобно гиенам, они визжали и скалились. Блэк и вовсе казался душевно больным извращенцем, установившим здесь свой безумный порядок. А Эсмонд - пленником безумия, разумеется, не имевшим шансов вырваться из ада.

 

- Дорогие господа! - Надзиратель театрально развел руками, - Уважаемые преступники! СтоунГейт приветствует справедливый суд! Сегодня здесь находится человек, виновный во всех ваших бедах! Кто, если не он, отнимал у вас деньги и угрозами склонял к чистосердечному? - он повернулся к Ферноку и показал на него пальцем, веселя публику, состоящую из четырех охранников и одного сумасшедшего психиатра, - Мейнстрим, друзья! У вас появилась возможность воздать по заслугам! Тем более комиссар работал с демоном! С одной стороны мы имеем общество, чей законодательный институт и органы правопорядка неспособны справиться с нарастающей внутри него криминальной угрозой, с другой - либерально настроенную группу граждан и мнений, которые вопреки творящемуся беспределу считали Спауна главным фашистом сродни Гитлеру, игнорирующим конституционные права всяких отморозков! - Блэк крепко вжился в роль "проповедника", - Тандем копа-преступника и демона разрушил анархические силы Безумного Джека, положившего на лопатки добрую часть социума! К сведению, четверть Антнидаса, как и треть СтоунГейта, дополнил мститель, ну, а Джек, как концентрат зла, провоцировал безумие, плодил своих клонов! Камеры и палаты регулярно пополнялись! Преступность - инфекция! Гады в формах, так называемые оборотни - те же зараженные, только избежавшие срока! Но мейнстрим! Десятилетиями американский народ кормили мифами о совестной работе полиции, о лжедобре! Доверчивые гражданские тоннами поедали ложь, симулировали собственное счастье! Обманутые, они позволили таким, как мистер Фернок, распоряжаться их кошельками, да что там, жизнями!

Квентин успел десять раз обойти экс-комиссара, пришептывая, угрожая. Меж тем заключенный вкопанно смотрел на "судий" - "честную добрую охрану".

- СтоунГейт – наш дом! А он – наш гость!

 

 

Позже к обвиняемому подошел доктор - эксперт в области психиатрии, экс-администратор Антнидаса.

- Не зря я занимался консолидацией! Хочу представить вас

интересному человеку - Блэк положил руку на плечо Эдгара Дупи, - И боюсь, вы не сможете отказать ему в знакомстве. Он очень хорошо относился к пациентам, за что и попал под сокращение. Но чем вы с ним похожи, Эсмонд, тем, что оба бывшие. Доктор, продемонстрируйте!

По сигналу начальника Дупи превратился в свое альтер-эго - Призрака - надел на голову пыльнющий рваный в нескольких местах противогаз, не менее уродливый, чем бесформенная маска Блэка. После док садистки наговорил Ферноку несколько бранных изречений и проглаголил:

- Я Призрак. Тюрьма или клиника? Страх всюду! Страх!!!

 

Эдгар Дупи - несчастный человек, главная проблема которого заключается в его собственных недостатках, сжимающих слабое тело добродетелей в черном панцире пороков.