Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Шпицберген, и слава Богу, что Норвежский, а не наш



Слева и справа от нас – покрытые снегом горы и скалы, что производит сильное впечатление.

Мы плывем среди скал в каком-то внутреннем заливе.

Льдины плавают по воде, хотя в открытом море вчера они не были замечены.

Приближаемся к Лонгйербйену, единственному крупному населенному пункту на этом архипелаге, не считая двух других.

Говорят, где то здесь есть и военно-морская база Норвегии, но они ее так запрятали, что ее невооруженным глазом не увидишь.

Простоим до вечера, а потом обратно, «с новыми силами».

8:00 того же дня.

Солнечный день, арктическое лето в разгаре.

Мы стоим во внутреннем заливе, в бухте какого-то населенного пункта, который, видимо, и есть «столица» Лонгйербйен (Longyearbyen).

Вокруг – совершенно лишенные растительности скалы и невысокие горы, частично покрытые льдом.

Растительности не видно и на суше, в районе населенного пункта.

Судя по всему, земля и горы здесь не имеют ярко выраженной вулканической природы, как в Исландии, где я еще не был, но многочисленные фото которой неоднократно видел.

Вся бухта забита колотым ледоколами льдом, и до причала мы не дотянули, да и кораблик наш весьма приличный по водоизмещению, и на местном причале не поместится.

Удивительно: природа в бухте более суровая, чем та, что мы лицезрели вчера, проплывая северные оконечности архипелага.

Как же здесь живут люди?

Впрочем, люди, эти в высшей степени приспосабливаемые существа, могут жить где угодно.

Видны небольшие суда на пирсе, какие-то сооружения складского и промышленного типа на берегу.

Но ни деревца, ни травинки вокруг них!

И птицы здесь, судя по всему, не поют.

Хотя орнитологи и зоологи постоянно снаряжают сюда экспедиции, у них здесь постоянные исследовательские станции, что говорит о том, что здесь есть что изучать - арктическая фауна по-своему богата.

Кроме того, здесь также есть работа для метеорологов, экологов, геологов и геофизиков.

После утреннего совещания в 9:00 станет яснее, как нас будут загружать с берега.

Наконец добрался до музыки Чайковского!

Все оставил дома, все диски с музыкой и фильмами, и теперь приходится с миру по нитке у коллег собирать.

Но некоторые коллеги оказались «богатыми» и щедрыми, делятся своими «музыкальными запасами».

Последние новости:

на утреннем совещании не было наших американцев; doc. G вообще перестал ходить на какие-либо совместные «разговорные» мероприятия, мы стоим на рейде до 18:00, у нас осталось крайне мало времени на выполнение работ в 4 и 3 районах, - не более 30 суток, плюс 10 суток на переходы между профилями; мы не укладываемся в график выполнения работ; наметились какие-то внутренние противоречия между российскими участниками экспедиции.

Пошли к Дону, «закосившему» совещание вместе со Стью.

Он слегка огорошил новостью о том, что не все грузы прибыли в аэропорт этого самого Логйиербйена (!), и что нам придется подождать здесь до завтрашнего утра!

Об этом еще не знают наши руководители, и это будет для них легким шоком.

В 10:00 – явиться на очередное совещание у Mr. Zen с «принудительным» приводом Дона и видимо Стью.

Продолжение следует.

Оказывается, некая площадка или дорога под скалой на берегу – это местный аэропорт и его сооружения…

А то желто – зеленое, что представляется хоть какой-то растительностью, это мох.

Тоже ведь растительность!

Слушаю музыку, вечную музыку, удивительную музыку…

Нет без музыки жизни.

Она хоть как-то помогает переносить странное, непонятное, запутанное, страшное и мрачное – то, что называется жизнь.

Музыка помогает понять, дает надежду, дает свет во мраке.

Больше света, больше музыки!

Из последнего в оперативной обстановке:

нас развернуло в бухте кормой к берегу.

Непонятно, как нас будут загружать.

Ждем вестей с берега.

Из «надежных источников»: оказывается, Конгресс США что-то там запретил еще накануне наших работ, и это теперь якобы сказывается на нашей экспедиции.

Он наверное имел в виду это известный «антисоветский» закон, «Поправку Вэнника», принятый Конгрессом США в 1979…

Странно все это по меньшей мере - сплошные игры и «тайны» то ли мадридского, то ли какого-то еще двора, или дворов.

После месяца совестной работы настоящего доверия между нашим и американским руководством так и не установилось.

Наши не верят «ненашим».

Якобы, они нам «специально» так сделали…

В смысле, все эти поломки, срывы и т.д.

Хотя время покажет.

Все зависит от конечных результатов работы.

Дон за последнее время здорово похудел.

Он, и это очевидно, сильно переживает последние события, и на него, что тоже почти очевидно, давит его начальство.

Слава Богу, я в этих играх не участвую.

Без «игр» никак нельзя в нашем мире, заполненным геополитической грязью (ругательное для многих левых слово, – геополитика, нельзя его произносить всуе….А то опять из рассылки какой-нибудь левой исключат!)

Целый детектив…

Впрочем, я детективы и похлеще видал.

На том берегу вдруг увидел нечто зеленое – трава?

Выяснилось, что это тоже мох - единственное, что здесь растет по собственному произволу.

Кое-где вершины гор «голые», то есть без снега, со следами стоков в море, с намеком на летнее таяние.

Мы начали разворачиваться в бухте.

Это – не от хорошей жизни.

Продолжаем ждать новостей от американцев по поводу погрузки.

Белый корабль, элегантно стоящий у пирса, - российское исследовательское судно «Академик Вавилов».

Возит в последнее время туристов, что куда надежнее в наше время, чем заниматься какой-то наукой.

 

Июля