Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Шоковая терапия» и ее результаты



Правительство Российской Федерации, из всех возможных вариантов выбравшее вариант «шоковой терапии», было уверено в успехе, надеясь буквально в течение считанных недель достичь равновесия на потребительском рынке, за несколько недель до­биться финансовой стабилизации в стране, дать простор саморе­гулированию рынка или таким образом сдержать спад производ­ства и заложить импульсы его подъема.

Проведение «шоковой терапии» предусматривалось провести по следующему сценарию:

I этап сценария

1. Свобода роста цен — либерализация цен.

2. Снятие контроля за ростом доходов предприятий от повы­шения цен.

3. Снятие ограничений роста зарплаты производственных от­раслей, торговли и банковской сферы.

4. Утрата контроля за госсобственностью и переливанием денежных накоплений в фонд потребления.

5. Ограничение инвестиционного спроса и разрушение инве­стиционного спроса.

6. Недоначисление 1,5 трлн. руб. амортизационного фонда и завышение прибыли предприятий.

7. Переключение инвестиционных ресурсов на потребитель­ский рынок и покупка валютных знаков.

8. Искусственное создание платежного кризиса, вызвавшего резкое усиление спада производства и приостановку платежей в бюджете.

9. Потеря налоговых поступлений в размере 40—50% налого­вой базы (оценка правительственных ведомств).

10. Переключение политики высоких процентных ставок бан­ковского капитала на ростовщическо-спекулятивные операции и биржевую скупку валюты.

11. Эмиссия 1,5 трлн. заменителей денег — ваучеров.

12. Неспособность закрыть российский рынок и внутреннее денежное обращение от рублевой интервенции других стран.

13. Неспособность перекрыть бегство долговых капиталов за границу.

II этап сценария

1. Урезание бюджетных расходов в их реальном исчислении.

2. «Замораживание» заработной платы работникам бюджет­ных отраслей.

3. «Сжатие» денежной массы.

4. Взвинчивание процентной ставки — «дорогой кредит».

5. Гнет косвенных и прямых налогов.

6. «Помощь» Запада и МВФ.

Однако попытки искусственно ускорить процессы, перепрыгнуть через неизбежные пере­ходные ступени оказались нереалистичными, граничащими с авантюрой и губительными для общества. Самым характерным признаком прединфляционного кризиса стал в конце 80-х годов слабо контролировавшийся, но происходивший высокими темпами рост денежных доходов населения. В 1986 - 1987 гг., например, денежные расходы населения уве­личились в среднем за год на 3,75%. В 1988 г. темп их прироста составил 9,2%. в 1989г.- 13,1%, в 1990г. - 16,9% и в I квартале 1991 г.—24,1%.

В условиях сложившегося в экономике дефицита товаров народного потребления и сокращения государственного контро­ля над ценами по основным видам товаров и услуг значительная часть денежных доходов населения вынужденно складывалась в сбережения, накапливался неудовлетворенный спрос. Вынуж­денно отложенный платежеспособный спрос в 1991 г. увеличился по сравнению с 1985 г. в 8 раз.

Подобная ситуация является весьма характерной для многих стран Европы, переживших послевоенный период, связанный с формированием устоев рыночной экономики. Об этом свидетельствует многоопытный теоретик-рыночник, английский уче­ный Ричард Лэйард: «Экстремальный случай избыточного спроса достигается в той экономике, в которой установлен контроль над ценами. В декабре 1991 г. равновесная цена в России намного превысила установленную законодательно. Результатом явились огромные очереди. Существовало только два способа выхода из создавшейся ситуации: освободить цены или попытаться сокра­тить спрос, что было бы маловероятным».

Величина неудовлетворенного спроса характеризует меру ин­фляционного навеса в экономике, образовавшегося в результате государственного регулирования цен. В условиях свободного ры­ночного ценообразования на величину неудовлетворенного спро­са населения неизбежно повысились бы цены в их движении к равновесию спроса и предложения. Представление о динамике роста суммированного неудовлетворенного спроса дают следу­ющие данные. В 1981 г. он составил 31, в 1985 г.— 78,6 в 1988 г.— 142,2, в 1989г.— 165,5 и 1990г.— 233,0 млрд руб. (в масштабе соответствующих лет). Сокращение ресурсной базы рынка в ус­ловиях потери государством контроля за ростом денежных до­ходов привело к полному развалу, как рынка средств произ­водства, так и рынка потребительских товаров и услуг. Резко возрос дефицит государственного бюджета. В 1986 г. он составил 35, в 1989г.— 81, а в 1991г.— приблизился к 300 млрд руб. В условиях снижения эффективности производства и начавшегося во второй половине 1990 г. спада сокращение поступлений в бюд­жет из производственной сферы компенсировалось нараставшим из года в год увеличением доли прочих доходов государственного бюджета, государственного банка, в том числе использования прироста сбережений населения и денежной эмиссии. Снижение валютных поступлений от внешней торговли при неблагоприятной конъюнктуре на мировом рынке топлива и сокращение объ­емов его добычи и экспорта усилили масштабы использования сбережений населения и эмиссии для ликвидации дефицита госу­дарственного бюджета. Инфляционные процессы, начавшие на­бирать скорость в 1988 г. приобрели к началу 1991 г. новое качес­тво. В 1988г. инфляция в народном хозяйстве составляла 3,5%, в 1989г.— 7,5, в 1990г.— 19,5%. В конце 1990г. темп роста розничных цен ускорился. Поэтому в декабре 1990г. инфляция выросла до 23%, а в I квартале 1991 г. она уже составляла 37%.

Существенную роль в развитии инфляционного процесса на этом этапе сыграли высокие темпы роста доходов населения. За 1991г. они возросли в 2 раза и составили 756 млрд. рубл., а с учетом компенсации, начисленных на вклады в сбербанки,— 827,9 млрд руб.

Ликвидация с 1 декабря 1991 г. ограничений на заработную плату и прирост средств, направляемых на потребление, привела к быстрому повышению заработной платы, как в государственном, так и в альтернативных секторах экономики, при этом прирост средств на оплату труда был в значительной степени отнесен на себестоимость продукции и выразился в росте цен. Это фактически привело к запуску в российской экономике спирали «зарплата — затраты — цены». В последующий период (1991—1993 гг.) характер инфляции существенно изменился. Если до 1991 г. решающим фактором развитие инфляционного процес­са было накопление вынужденно отложенного спроса и значи­тельно меньшую роль играло повышение цен, то в дальнейшем обесценение денежной массы приобрело выражение через стреми­тельное повышение цен. Инфляция стала носить все более откры­тый характер. Так, если в 1988г. темпы ценовой и неценовой инфляции составляли соответственно 2 и 1,5%, в 1989 г.- 2 и 5,5, в 1990 г.- 6,5 и 13,5%, то в декабре 1990 г. темпы роста ценовой скрытой инфляции сравнялись. В этом же году (1990) инфляция стала сопровождаться спадом производства. В 1991 г. спад про­изводства в промышленности дошел до 15%, он охватил отрасли группы Б, сельское хозяйство. Так, только в I полугодии 1991 г. производство продуктов питания снизилось на 7,5%. По оценкам экспертов розничные цены на потребительские товары и услуги выросли в 7,8 раза.

Меры, принятые правительством, оказались недостаточными для преодоления инфляции, так как не обеспечивали приостанов­ления дальнейшего спада производства. Опыт Польши показыва­ет, что с помощью «шоковой терапии», жесткой финансовой политики можно снизить темпы инфляции, но нельзя ее преодо­леть и добиться стабилизации производства.

Как показывает практика, использование свободных цен в ус­ловиях почти полного господства государственной собственнос­ти, не создающей, стимулов к труду и накоплению, приводит к снижению объемов производства и инвестиций. Это не только порождает «ползучую» инфляцию на уровне 10—15% в месяц, но и создает предпосылки для резких всплесков цен в периоды наиболее существенного падения производства.

Формирование смешанной системы цен, предполагавшей параллельное применение административно устанавливаемых фиксированных и свободных договорных цен, явилось не только одним из важнейших результатов проведения пересмотра оп­товых и закупочных цен, но и реформы розничных цен. Измене­ние уровней цен в сторону их повышения с переходом по доволь­но большому объему реализации на режим свободных (договорных) цен стало одним из детонаторов инфляции.

Переход к новому уровню розничных цен не ликвидировал дефицит государственного бюджета. Фактор дополнительной де­нежной эмиссии был сохранен, что создавало давление допол­нительной денежной массы на цены потребительного рынка. В 1991 г. эмиссия денег выросла вдвое (в декабре розничные цены в России по сравнению с декабрем 1990 г. повысились в 2,6 раза). В январе 1992г. индекс потребительских цен в целом по России вырос по отношению к декабрю 1990г. в 9 раз, в феврале— в 12,9, а в марте - в 14,9 раза. Покупательная способность 1 руб. в марте 1992 г. была равна покупательной способности 17,5 коп. декабря 1991 г. или 6,7 коп. 1990г.

Цены, таким образом, росли практически пропорционально объему денег, находящихся в обращении.

В России в период, предшествующий либерализации цен, избыточный спрос был необыкновенно высок из-за слишком боль­шого объема денег в обращении относительно существовавшего тогда низкого фиксированного уровня цен. Предпринимались попытки определить размер излишка денежной массы, однако методически сделать это было трудно, особенно в декабре 1991 г. И только последовавший за либерализацией рост цен (в течение одной недели цены выросли в 3,5 раза!) дает основание утверж­дать, что в декабре 1991 г. количество денег в обращении превы­шало равновесный уровень в 3,5 раза.

При проведении либерализации цен намечалось, что населе­нию будет компенсироваться 65—70% потерь в связи с повышением розничных цен на товары и услуги. Повышение розничных цен в январе 1992 г. привело к существенно большему снижению уровня жизни населения. С учетом роста розничных цен в январе месяце, по данным Госкомстата России, уровень реальных до­ходов населения составил 40% от дохода в декабре 1991 г., т. е. снизился в 2,5 раза. Вмешательство государства в ценовый механизм объяснялось тем, что при более высокой зарплате и принудительно низких ценах все слои населения оказались одинаково беззащитными перед дефицитом товаров и спекуляцией теневых структур. Государством двигало одно желание — не отпускать цены, сделав их доступными для всех слоев населения. Однако, государство, пы­таясь защитить бедных низкими государственными ценами, тем самым сделало проблему окончательно запутанной, потому что товары, едва появившись в магазинах, тут же исчезали в пучине теневых структур, где продавались по более высоким ценам, складывающимся под влиянием реального спроса. Поскольку для российской экономики характерно было хроническое недо­производство товаров, а цены на них в спекулятивных структурах имели довольно высокие надбавки, низкодоходные слои населения оказались в двойном проигрыше: во-первых, не хватало товаров по низким ценам, а во-вторых, ощущалась нехватка государственных средств для помощи неимущим гражданам из-за того, что теневые структуры, игнорируя налогообложение, не пополняют бюджет.

Сложившаяся тяжелейшая ситуация требовала признания, что значительная часть общества будет жить ниже черты бедности и в условиях нищеты не месяцы, а годы.

Последовательное приближение внутренних цен к мировым способствовало усилению финансовой дестабилиза­ции, росту инфляции, дальнейшему падению и без того зани­женного курса рубля. Негативное влияние на стабилизацию экономики оказывало стремление правительства к конвертируемости рубля без создания для этого необходимых условий. Постоянное снижение курса рубля, в ос­нове которого были спекулятивные цены на крайне ограниченный круг товаров (таких, как видеотехника, компьютеры, средства связи), сложило одной из причин формирования общего уровня внутренних цен в стране. Можно сказать, что наряду со спиралью инфляции «цены—заработ­ная плата—цены» в России действовала еще одна спираль: «це­ны—курс рубля — цены».

Либерализация цен привела к обесценению излишней денеж­ной массы, находившейся в экономике. Однако полностью ре­шить проблему ликвидации излишней массы денег у населения не удалось. Эффективный переход к рыночной экономике выражается, прежде всего, такими показателями, как:

¨ насыщение рынков и ликвидация на этой основе товарного дефицита;

¨ снижение инфляции до умеренного размера (не более 10% прироста цен в год);

¨ формирование внутренней конвертируемости националь­ной денежной единицы (достижение единого и стабильного ры­ночного курса обмена на твердую валюту, причем на уровне, соответствующем национальным экономическим интересам).

Страны, успешно осуществившие «шоковую терапию», до­стигали, как правило, три указанные цели в кратчайшие сроки. Из восточно-европейских стран Чехия и Словакия наиболее ус­пешно осуществили «шоковую терапию». В этих странах ли­берализация цен началась с 1 января 1991 г., а жесткие финан­совые и антиинфляционные меры, включая ликвидацию дефи­цита госбюджета, были введены еще в 1990 г. При этом в Чехии и Словакии полностью отменялось государственное регулиро­вание цен на продовольствие. Их уровень определялся спросом и предложением.

Проведенная несколько ранее в Польше (с конца 1989г.) «шоковая терапия» тоже быстро достигла успеха, хотя и с боль­шими издержками (инфляционный всплеск цен после их либера­лизации достиг 8-кратного размера). Однако последующий сце­нарий развития в этих двух странах был различен, с явным преимуществом в пользу Чехии и Словакии

«Шоковая терапия» в 1992г. преследовала не столько цель преодоления экономического кризиса, сколько политические за­дачи: утверждения нового режима и окончательного демонтажа aдминиcтративно-командной системы народного хозяйства. С этой точки зрения такая политика на данный момент в основ­ном была оправданной. Но шоковый монетаризм показал свою ограниченность и неспособность к решению долговременных и глобальных задач, стоящих перед Россией.

В целом «шоковая терапия» проявилась в виде социально- экономических эффектов:

¨ свертывания инвестиционных процессов, приостановления воспроизводства основных фондов, разрушения строительного и научно-технического комплексов;

¨ падения объемов производства и, следовательно, предло­жения потребительских товаров, что привело к нарушению ры­ночного равновесия: товаров производится все меньше, цены растут;

¨ загадочной диспропорции, возникшей между индексом потребительских цен (рост в 26 раз) и индексом денежных доходов населения (рост всего в 7,5 раз);

¨ «российской конкуренции», выразившейся в свертывании производителями производства и поднятии цен.

«Шоковая терапия» в России не сопровождалась какими-либо положительными результатами, потому что проблема насыще­ния рынков в условиях быстрого и устойчивого спада произ­водства и массового вывоза товаров так и не была решена. Некоторое смягчение дефицита по отдельным группам товаров связано было лишь с достижением по ним такого уровня цен, который превращает эти товары в полностью недоступные для основной массы населения (и тем вызывает резкое сокращение их потребления и производств). Зато либерализация вызвала высо­кий рост цен, достигший уровня гиперинфляции.

 

Гиперинф­ляция принесла:

¨ резкое снижение жизненного уровня преобладающей мас­сы населения России;

¨ ускорение спада производства, при разгуле спекулятивной деятельности;

¨ подталкивание к финансовому краху многих жизненно важных предприятий;

¨ заметное усложнение выполнения доходных и расходных статей госбюджета;

¨ возникновение устойчивого дефицита рублевой наличнос­ти;

¨ резкое усиление центробежных сил и в СНГ, и в рамках самой России.

Гиперинфляция помешала введению внутрен­ней конвертируемости рубля. Неолиберальные и моне­тарные теории, используемые творцами российской «шоковой» реформы, в подобных результатах не виновны. Эти теории при­знают положительную роль свободного ценообразования только для такой экономической среды, в которой осуществлены, по крайней мере, два решающих условия: наличие развитых конкурентных рынков и господство здоровой финансово-денежной системы. Ничего этого в России, как известно, не было.

Наш рынок носил сверхмонополизированный и дефицитный характер, к тому же он был разрушен в результате развала государственности. Все более туманными становились и достиже­ния в рамках «шоковой терапии», хотя бы относительной финан­сово-денежной стабилизации.

Решающие антиинфляционные меры российского правитель­ства не только не достигали цели, а скорее способствовали даль­нейшему разжиганию инфляции. На фоне все возрастающих со­циальных контрастов в экономике продолжала действовать спи­раль «зарплата - цены», придающая гиперинфляции устойчивый долгосрочный характер.

Введение в качестве нового бюджетного дохода гигантского (28%) косвенного налога на добавленную стоимость резко подтолкнуло цены вверх при удушающем воздействии на производителей. Политика «управляемой» гиперинфляции бесперспективна - она будет лишь усугублять весь на­бор отрицательных последствий, самое страшное из которых - нарастающая опасность экономического краха не только отдель­ных предприятий, но и целых жизненно важных отраслей (как результат действия порожденного гиперинфляцией в условиях монополистического рынка механизма).

Важным фактором в концепции выхода России из инфляционного тупика является не столько выбор экономической политики («жесткая» или «мягкая»), сколь­ко структурные преобразования, и, прежде всего в производствен­ной сфере, т.е. масштабное перераспределение государственных ресурсов. Реальная картина падения производства в России в первый год реформ объясняемся рядом причин.

¨ Трансформация любой переходной экономики сопровож­дается падением объемов производства, что отчасти объясняется гипертрофированным развитием тяжелой промышленности в пе­риод социалистического строительства. Государство, отказав­шись от своих заказов, в том числе и для оборонных целей, и свернув инвестиционные программы, тем самым обусловило спад производства в этих отраслях.

¨ Гипертрофированная статистика прошлых лет («дутые» цифры, имевшие место в прошлом по политическим причинам для «выполнения» плановых показателей). Поэтому произошла переоценка спада производства в реальном выра­жении.

¨ Уклонение от налогов - с этой целью предприятия не представляют правдивой отчетности о своей деятельности. Им скорее выгоднее сообщать сведения о резком сокращении произ­водства, чтобы обосновать необходимость выделения им субсидий, налоговых льгот, дешевых кредитов.

¨ Крах экономического механизма.

¨ Усиление влияния международной конкуренции, из-за чего пришлось отказаться от производства ряда товаров, имеющих низкое качество.

¨ Низкая скорость прохождения платежей.

Антиинфляционная кредитно-денежная политика правитель­ства РФ, направленная на сдерживание денежной эмиссии, перво­начально привела к возникновению слабой формы подавленной инфляции. К прежним причинам, вызывавшим сокращение про­изводства в связи с распадом хозяйственных связей и отставани­ем с заключением новых договоров (1993), добавились «ножницы цен» между непомерно подорожавшими поставками сырья и ма­териалов и сузившимся при новых ценах платежеспособным спросом на готовые конечные продукты.

В этих условиях по классической рыночной модели произ­водители конечной продукции были бы вынуждены снизить цены и тем самым нажать на предшествующие отрасли вплоть до добывающих отраслей, заставив их остановить раскрутку спира­ли «инфляция -— цены». В России этого не произошло, хотя импульс для такой логики развития процесса был дан. Он привел к непредсказуемым последствиям.

Начались неплатежи финишных производств промежу­точным. Предприятия оказались в положении ищущих необхо­димые средства, как для выплаты заработной платы, так и для оплаты закупок сырья. Попытка получения кредита, в связи с по­вышением Центральным банком в 1993г. кредитных ставок до 50%, а потом до 80% для большинства предприятий стала невозможной. Причиной обострения нехватки денежных средств в банках в тот момент стало перенасыщение денежными сред­ствами частного и кооперативного секторов экономики. Сло­жилась параллельная сфера денежного обращения, которая пол­ностью вышла из-под контроля государственной банковской сис­темы. Это в свою очередь создало угрозу стабилизации цен в будущем.

Рост платежеспособного спроса в связи с увеличением денеж­ных доходов населения стимулировал инфляционное повышение цен. Особенно существенно оно было в потребительском секторе экономики из-за сокращения объема производства товаров на­родного потребления (наибольшее снижение производства имело место по продовольственным товарам).

Сценарий проведения «шоковой терапии», разработанный специалистами Министерства экономики РФ, резко разошелся с реальным положением дел. В проекте бюджета на 1992г. прогнозировался спад в размере 8% с постепенным его замедле­нием во второй половине года. В прогнозных расчетах пред­полагалось сокращение производства в 1993 г. на 5%, в 1994 г.— всего на 1,9%, а, начиная с 1995г. намечалось оживление произ­водственной деятельности. Таким образом, в целом за 1992— 1994 гг. прогнозировался спад в промышленности не более чем на 20%. Фактически с первых же месяцев 1992 г. кризис в промыш­ленности опрокинул эти расчеты, он охватил практически все отрасли и предприятия, причем упало производство дефицитной продукции.

Правительственные эксперты, определившие данную тенден­цию как некую неизбежность перед началом процесса стабилизации, заняли явно ошибочную позицию. Дальнейшие этапы реформы показали, что начавшийся негативный процесс может при­вести к потере половины промышленного производства (в ис­тории России это соизмеримо с потерями, имевшими место в результате первой мировой войны или Октябрьской револю­ции, или Гражданской войны), что равнозначно коллапсу всей экономики.

В инвестиционном комплексе кризис приобрел разрушитель­ные масштабы. Уже в 1991 г. начался процесс сокращения ин­вестиционной активности, а за 1992 г. объем капитальных вло­жений сократился более чем на 50%. В последующие годы от­сутствие реальных финансовых ресурсов у большинства предприятий, непомерно высокие ставки банковского процента, направление под давлением трудовых коллективов возрастаю­щей части накоплений на оплату труда с целью компенсации роста цен — все это подорвало инвестиционные возможности предприятий. Продолжающийся рост цен, естественно, резко со­кратил реальную величину бюджетных ассигнований, выделя­емых на инвестиции. Банковский кредит из-за его дороговизны практически не использовался предприятиями в качестве источ­ника финансирования капитальных вложений. Доля долгосроч­ных кредитов в общей сумме кредитных вложений снизилась до 5%, в то время как в конце 80-х годов она составляла около 25%. Сфера, где кризис продолжал углубляться и мог иметь катастрофические последствия для народа, — сельское хо­зяйство, особенно животноводство. Недостаток кормов и сброс поголовья не позволял надеяться на какую-либо стабилизацию. При этом потери скота в коллективных хозяйствах лишь час­тично компенсировались его ростом в личных подворьях и у фер­меров (не более чем наполовину).

Не оправдались расчеты и на то, что процессу стабилизации экономики будет весомо способствовать внешний фактор. Экс­порт продолжал нарастать, даже более высокими темпами, чем внутреннее производство. Невозможность в таких же масштабах уменьшения импорта из-за его вынужденного характера привела к нарастанию спада внешнеторгового баланса. Неурегулированность проблем внешнего долга существенно ско­вывало возможности маневра экономики и оказывало крайне отрицательное влияние на ее состояние.

Катастрофическое падение курса рубля в 1992—1993гг. от­ражало общее состояние экономики, причем надежды на скорое «реальное» повышение курса рубля в тот момент, исходя из сравнения динамики внутренних цен и курса, не имело под собой никакой объективной основы.

Правительству не удалось тогда решить и другую централь­ную задачу - свести инфляцию к приемлемому уровню (1— 3% в месяц, как это декларировалось). Главной причиной того, что правительственная экономическая политика на том этапе потерпела сокрушительную неудачу, является фактическое ус­транение государства от регулирования реальных экономических процессов. Проблемы стабилизации производства и снижения инфляции предполагалось решать за счет достижения бездефи­цитного бюджета, ужесточения кредитной политики, ограниче­ния денежной массы. Однако, несмотря на всю жестокость фи­нансовой политики, добиться бездефицитного бюджета не уда­лось.

В условиях резкого падения объемов производства задача ликвидации дефицита бюджета вообще не имеет решения. Более того, попытка решить ее жесткими волевыми мерами привела к отрицательным результатам. Среди них главные: кризис неплатежей в производственной сфере, который не удается пре­одолеть, и недопустимое ограничение расходов на социальную сферу и науку, делающее невозможным их нормальное функци­онирование и ведущее к разрушению накопленного ранее потен­циала. Провал политики финансовой стабилизации был усугублен ее организационной неподготовленностью. Особенно отчет­ливо это проявилось в неумении обеспечить своевременный и полный сбор налогов.

Наряду с государственными финансами в полный упадок пришли финансы предприятий. Несвоевременные и недостаточ­ные меры по индексации оборотных средств и амортизационных отчислений в условиях резкого роста цен, по существу, оставили предприятия без нормальных источников даже для простого воспроизводства. За 1991—93 гг. произошла дифференциация но­минальных доходов. Нельзя не учитывать и неодинаковую дина­мику цен по различным товарным группам. Особенно значитель­но цены возросли на продовольствие и непродовольственные товары, являющиеся объектом массового спроса и составляющие основу расходов малообеспеченных групп населения. Поэтому углубление расслоения населения по уровню реальных доходов существенно выше, чем по номинальным.

За 1990- -1996 гг. сформировалась такая направленность эко­номического развития страны, когда из-за отсутствия бюджет­ных ассигнований глубина промышленного спада стала еще бо­лее «зияющей» по сравнению, например, с падением внутреннего валового продукта (ВВП). Если объем ВВП составил 62% к уров­ню 1990 г., то объем промышленного производства— 50%, в том числе на крупных и средних предприятиях— более 53%. Сильнее всего кризис почувствовали обрабатывающие отрасли промышленности, выпускающие виды продукции с высокой до­бавленной стоимостью, а также наукоемкие и высокотехноло­гические. В этих отраслях технологические изменения объективно не успевали за изменениями структуры цен. Сказывалось отрицательно и наличие многих фирм-конкурентов, получивших широкие возможности своего развития в результате быстрой либерализации экономики.

Принципиально новая структура цен сформировала такое технологическое направление российской экономики, которое ли­шилось сложных технических компонентов и зна­чительно снизило свою конкурентоспособность на мировом рынке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1.Возникновению инфляции в России послужили следую­щие причины:

¨ глубокие деформации и диспропорции общественного про­изводства;

¨ структурные перекосы экономики;

¨ монополизм производителей товарной продукции;

¨ милитаризированная экономика;

¨ разбухший государственный аппарат.

Действие инфляционных механизмов в России стимулирова­лось государственным (бюджетным) финансированием и льгот­ным кредитованием. Низкий уровень конкуренции в сфере про­мышленного производства и сохранение монополистических структур не дали возможности проявиться «кейнсианскому эффекту». Последовавшие затем рост цен на оборудование, сырье, топливо и повышение зарплаты при сокращении производства привели к тому, что инфляция спроса переросла в другую фор­му - инфляцию издержек производства (инфляция предложения).

2. Механизм инфляции предложения зиждется на таких фак­торах, как:

¨ рост цен на промежуточные товары, диктат предприятий, производящих электроэнергию и другие энергоресурсы;

¨ слабо развитая инфраструктура рынка, в частности инст­рументы частного инвестирования, перелива капиталов, аккуму­ляции сбережений населения, что особенно характерно для эконо­мики переходного типа;

¨ несовершенство конкуренции на рынке, его монополизи­рованное наличие барьеров для конкуренции в виде высокого уровня дифференциации продукта, законодательных ограничений на вхождение в отрасль «посторонних» структур (лицензирова­ние);

¨ недоразвитость рынка труда.

В условиях слаборазвитой рыночной экономики, лишенной рыночных стимулов, товарно-денежные отношения начинают частично функционировать по законам монополизированного рынка, как это имело место в России. В таких условиях перестает действовать механизм цены равновесия.

3.Важнейшим признаком прединфляционного кризиса в Рос­сии в конце 80-х годов стал высокий рост денежных доходов населения. Из-за дефицита основных видов товаров и услуг зна­чительная часть денежных доходов населения вынужденно скла­дывалась в сбережения, которые в виде отложенного платеже­способного спроса в 1991 г. увеличились по сравнению с 1985 г. в 8 раз.

Инфляционные процессы начали набирать скорость в 1988 г. В 1991-1993гг. они приобрели форму инфляционной спирали «затраты-затраты-цены». Цены росли пропорционально объему денег, находящихся в обращении. Месячный темп инфляции стал близким к темпу прироста денежной массы. Либерализация цен привела к обесценению излишней денежной массы, находившейся в экономике.

4. «Шоковая терапия», примененная к российской экономи­ке, была более жестокой, чем в других странах (Япония, Поль­ша), Что объясняется гигантской диспропорцией в экономике страны (удельный вес тяжелых отраслей преобладал в промыш­ленной инфраструктуре в ущерб выпуску товаров народного потребления).

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Бункина М. К. Монетаризм.- М.: АО ДЧС, 1994.

2. Бункнна М. К., Семенов В. А. Макроэкономика. Учеб. пособие.- М.: «Эльф Ко-пресс», 1999.

3. Инфляция и антиинфляционная политика // Курс экономической теории: Учеб. пособие.- М., 2000.

4. История мировой экономики. Хозяйственные реформы 1920- 1990гг.: Учеб. пособие / А. К. Маркова, Н. С. Кривцова, А. С. Квасов и др.; Под ред. проф. А. Н. Марковой.— М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1995.

5. Ковалев В.В. Введение в финансовый менеджмент. М.: Финансы и статистика,2001

6. Лексис В. Кредит и банки.- М.: Перспектива, 1999.

7. Носова С.С. Экономическая теория. Учебник для вузов. М.: ВЛАДОС, 2000

8. Общая теория финансов: Учебник / Л. А. Дробозина, Ю. Н. Кон­стантинова, Л. П. Окунева и др.; Под ред. Л. А. Дробозиной.- М.:Банки и биржа, ЮНИТИ, 1999.

9. Современная инфляция: истоки, причины, противоречия.- М.:Мысль, 1997.

10. Усов В.В. Деньги. Денежное обращение. Инфляция. Уч. пособие. М.: ЮНИТИ,1999

11. Экономическая теория. Учеб. для вузов / Под ред. Н. Сумцовой, Л. Орловой. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000.