Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Частная жизнь Николы Теслы. Роберт и Катарин Джонсон. Марк Твен. Киплинг. Падеревский. Дворжак



Слава о замечательном ученом быстро разнеслась по Нью-Йорку, а вскоре и по всей стране. В самый короткий срок Тесла стал одним из наиболее популярных людей Америки. С обычной для этой страны шумихой газеты против воли Теслы безудержно рекламировали его работы, зачастую искажая их научное содержание. Но реклама делала свое дело: толпы людей ожидали выхода Теслы из отеля, собирались у дверей его лаборатории. Не было возможности укрыться от аппаратов вездесущих и бесцеремонных фоторепортеров и журналистов, требовавших интервью, жадно ловящих каждое слово о личной жизни «гениального отшельника», или, как его иногда называли газеты, «одинокого волка».

Даже видавшим виды газетчикам многое казалось непонятным и загадочным. Оказалось, что Тесла в полном одиночестве, без близких и родных, по-прежнему живет в отеле.

Достигнув материальной обеспеченности, он все так же работал круглыми сутками, уделяя сну не более четырех-пяти часов. О лаборатории Теслы никто не знал ничего достоверного, от ассистентов ученого нельзя было вытянуть ни одного лишнего слова о подробностях ведущихся исследований.

Прислуга отелей также немного могла рассказать о жизни Теслы, занимавшего обычно один из лучших номеров в верхних этажах, с окнами, выходящими на шумные улицы города. Никому из обслуживающего персонала не разрешалось входить в его номер без особого вызова.

Высокий, стройный, с голубыми глазами славянина и иссиня-черными волосами, одетый со вкусом, в цилиндре и серых замшевых перчатках, с неизменной тростью в руке, он появляется всегда в одно и то же время в обеденном зале отеля «Дельмонико», самого фешенебельного в Нью-Йорке.

Обедал он всегда один, за одним и тем же столом, скрытым от взоров других посетителей. Приготовление обеда по особому, им самим составленному меню, сервировка стола и наблюдение за питанием Теслы более двадцати лет было обязанностью одного и того же метрдотеля. Нередко Тесла сам изобретал для себя блюда. Чтобы окончательно отучиться от кофе, во вредном действии которого на работоспособность своего организма он убедился еще в студенческие годы, ученый распорядился ежедневно ставить на стол за обедом стакан ароматного черного кофе, но никогда не выпивал его. Постепенно оно стало вызывать в нем такое отвращение, что гарантировало от опасности соблазниться и нарушить установленное для самого себя правило.

Одно время Тесла стал приглашать своих близких друзей и хороших знакомых на обеды в отеле «Уолдорф-Астория». На этих обедах, изысканных и полных искрящегося веселья, бывали выдающиеся деятели литературы, искусства, науки. Тесла стал центром, вокруг которого группировались люди самых, различных направлений и интересов. Его блестящее остроумие, мягкий тонкий юмор, меткие замечания и высказывания снискали ему множество друзей. О знаменитых обедах у Теслы говорили не только в Нью-Йорке, но и в Вашингтоне, Филадельфии и других городах – везде знали оригинального ученого, прослывшего чудаком и бессребреником.

Но обеды, даваемые Теслой в отеле «Уолдорф-Астория», не были прихотью сноба. Почти каждый из них заканчивался поездкой в лабораторию, на Пятую авеню, где ученый в доступной форме рассказывал о своих экспериментах, их значении для науки и, главное, для будущего промышленного использования. Всегда и во всем первой его мыслью было обратить свои открытия на благо человечества, облегчить жизнь простого человека. И когда во время или после званого обеда Тесле удавалось привлечь внимание к своим работам, он становился самым красноречивым популяризатором, вдохновенно и незабываемо рассказывающим о его дорогом, горячо любимом, ставшим как бы неотъемлемым от него самого электричестве.

В эти минуты он казался заряженным до самого высокого потенциала и, рассыпая целые каскады блестящих опережающих время мыслей, говорил о необыкновенных приборах будущего, машинах, аппаратах, о явлениях природы, еще необъясненных, но ждущих своего исследователя, и слушатели не могли не заразиться энтузиазмом этого страстно увлеченного своими идеями гения, следуя за ним в грядущее мысленным взором. Среди посетителей обедов бывало немало промышленников и финансистов, которые могли бы полностью обеспечить материально проводимые Теслой исследования. Но ни один из них этого не сделал. Все свои эксперименты, зачастую требующие больших денег, ученый осуществлял только на свои средства.

Несмотря на свое одиночество, Тесла поддерживал постоянные связи со своими соотечественниками, часто посещал семьи нуждающихся, помогая как только можно иммигрантам из Сербии, Хорватии, Боснии, Черногории. К нему приходили не только за деньгами, но и за советами, часто приглашали как посредника, мнение которого было непререкаемо, для разрешения споров и разногласий.

В городе рассказывали немало историй о чудаковатом ученом, о его подчас совершенно неожиданных и непонятных поступках. Но более внимательный наблюдатель всегда мог найти во всем, что совершал Тесла, проявление его необычайной гуманности, доброты, справедливости и внимания к людям. Однажды в номере Теслы в отеле «Уолдорф-Астория» появился немолодой серб и попросил денег, чтобы уехать в Чикаго, так как он опасался мести со стороны несправедливо обиженного им соседа. Тесла не отказал ему в деньгах на дорогу, но сказал:

– Вы можете убежать от обиженного вами, но не от наказания за обиду, – и с этими словами начал так «выколачивать пыль из брюк» посетителя, что тот вскоре запросил пощады.

После обещания никогда не повторять сделанного незадачливый гость получил от Теслы изрядную сумму на дорогу и для устройства с семьей на новом месте. Уходил он из отеля вполне довольный справедливой «наукой».

На следующий день Тесла приехал к обиженному соседу, передал ему извинения обидчика и также оказал серьезную денежную помощь, пришедшуюся весьма кстати.

Тесла часто приглашал к себе сербского певца – гусляра Перуновича – и долго-долго слушал сербские песни под аккомпанемент простого народного инструмента.

Очень любил Тесла стихи выдающегося сербского поэта, прогрессивного общественного деятеля и переводчика на сербский язык Пушкина, Лермонтова, Шекспира, Гёте, Араня, Петефи и восточных поэтов Иована Иовановича Змая. Ученый часто повторял меткие, разящие как стрелы строки этого поэта:

 

Чести золото не купит,

Честный чести не уступит, –

Честь нужна ему как свет.

Рад продать ее бесчестный,

Но, как всякому известно,

У бесчестных чести нет[15].

 

Увлечение поэзией Тесла сохранил на протяжении всей своей жизни. Тетрадь стихов, с которой он приехал в Америку, постоянно пополнялась, и как-то с помощью своего друга, американского поэта-демократа и редактора журнала «Сенчури мэгэзин» Роберта Андервуда Джонсона он перевел и издал со своим предисловием сборник стихов сербских поэтов. Вскоре Джонсон так увлекся изучением народной поэзии, литературы и истории Сербии, что знал их не хуже самого Теслы. В последующей переписке Теслы и Джонсона, продолжавшейся свыше сорока лет, американский поэт неизменно подписывался «Лука Филипов», по имени главного героя одноименной поэмы И. Змая.

В доме Роберта и Катарин Джонсонов и их дочери Агнес Голден Тесла встречался со многими выдающимися людьми. Некоторые из них специально посещали дом Джонсонов, чтобы познакомиться с Теслой. Сохранилось следующее письмо, адресованное в лабораторию на Пятой авеню:

«Дорогой Тесла!

Киплинг недавно приехал в город и должен ужинать у нас в следующий вторник… Не согласитесь ли и Вы поужинать с нами и если согласитесь, то в какое время? Киплинг выразил желание встретиться с Вами, и я надеюсь, что и Вам будет очень приятно познакомиться с ним, так как он – один из тех, кто еще не успел испортиться. Прошу Вас, ответьте возможно скорее, если можете, даже через подателя этого письма и доставьте удовольствие госпоже Филиповой и Вашему верному Луке».

Встреча с Редьярдом Киплингом, посетившим Америку уже известным писателем после многих лет жизни в Индии, не осталась бесследной. Тесла живо интересовался писателем, чьи рассказы поражали свежестью художественных образов, великолепными картинами природы Индии.

Киплинг, в свою очередь, интересовался подробностями опытов по радиотелеграфии.

В одну из последующих встреч Тесла развил перед Киплингом свои мысли о необходимости сближения народов, устранения разобщения между ними путем создания единого языка, широкого взаимного обмена информацией. Он страстно доказывал Киплингу, что технические изобретения помогут достигнуть этого и наступит время, когда именно их огромная мощь станет надежным препятствием для возникновения войн. Не эти ли беседы с Теслой натолкнули Киплинга на мысли, развитые им в статье «Радио» и особенно в научно-фантастической новелле «Под покровом ночи»? Написанная еще во времена первых полетов братьев Райт, она содержит предвидение некоторых современных достижений авиации. В будущем, предположил Киплинг, авиация прочно объединит мир, войны останутся в далеком прошлом, а все важнейшие мировые проблемы будут решаться Бюро авиационного управления. Но объединение мира должно произойти… под эгидой Британской империи. В этой новелле полностью раскрылся Киплинг – колонизатор, идеолог захватнических устремлений английских империалистов.

Гуманистические мечты Теслы о мирном объединении людей с помощью радиосвязи и широкого обмена информацией не имеют ничего общего с этими идеями Киплинга.

Однажды Катарин Джонсон встретила Теслу особенно оживленно.

– Я приготовила для вас сюрприз. Надеюсь, вы будете рады новому знакомству. – И, введя Теслу в гостиную, она представила его Самюэлю Клеменсу (Марку Твену), незадолго до этого опубликовавшему свой нашумевший роман «Янки при дворе короля Артура».

Можно понять чувства ученого при знакомстве с писателем, произведения которого приносили ему столько радости еще в детские годы, проведенные в родных ущельях Велебита!

Со дня знакомства и до самой смерти в 1910 году Самюэль Клеменс оставался искренним и близким другом Николы Теслы.

В 1891 году в гостиной Джонсонов появился польский пианист, прославившийся своим исполнением музыки Шопена, – Игнаций Падеревский. Знаменитый музыкант в разговоре с Джонсонами сказал:

– Человек, с которым я больше всего хотел бы познакомиться на этот раз, – Никола Тесла.

Падеревский пришел в восторг, когда узнал от Агнес, что «прославленный личанин» будет этим вечером в доме Джонсонов. Через несколько часов Тесла с огромным наслаждением слушал виртуозную игру пианиста.

Дружбой с Теслой гордился и другой замечательный музыкант – Антонин Дворжак, приехавший в конце 1891 года из Петербурга в Нью-Йорк и вскоре ставший директором Национальной консерватории США. В судьбах представителей двух славянских народов, стонавших под игом монархии Габсбургов, было много общего. Чешский композитор часто навещал своего друга в его лаборатории. Тесла, в свою очередь, чувствовал настоящее наслаждение при звуках славянских симфоний Дворжака. Он был одним из первых слушателей 5-й симфонии («Из Нового Света»), законченной в начале 1893 года.

– Музыка вызывает во мне желание творить, она вдохновляет, зовет нас к прекрасному будущему, – говорил Тесла с улыбкой и добавлял: – Тому будущему, в котором, наконец, полностью осуществятся мои мечты, ведь и они отчасти навеяны музыкой.

Действительно, по воспоминаниям современников, музыка, как и произведения других видов искусства, играла большую роль в творчестве Теслы. Картины великих художников, хорошая музыка, стихи всегда приводили его в подлинный восторг.

Близкие друзья ученого писали впоследствии, что Никола Тесла имел доброе, отзывчивое сердце. Он был очень чувствителен к чужому горю и способен искренне плакать над судьбой героев оперы «Якобинец». Но с людьми, возбуждавшими в нем антипатию или слишком настойчиво искавшими его расположения, он оставался неприступно холодным.

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ