Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Храм святых Девяти мучеников Кизических



Большой Девятинский пер., 15, метро «Краснопресненская»

Храм Девяти мучеников Кизических на Патриаршей слободе, «что на Кочерыжках», известен с 1698 года. Существующая каменная церковь с теплым приделом Архангела Михаила построена в 1732-1735 годах на средства купца Андрея Семенова. Колокольня и трапезная с приделом великомученицы Варвары были построены через сто с лишним лет — в 1838-1844 годах. В 1929 году храм закрыли, приспособив его под административное здание. Внутреннее пространство помещения было разделено на этажи. Храм возвращен Церкви в 1992 году.

Дом-музей Зураба Церетели

Большая Грузинская ул., 15, метро «Краснопресненская»

Особняк купца Василия Горбунова

Большая Грузинская ул., 17, метро «Баррикадная»

Рядом с храмом на месте царского дворца в XIX веке был построен особняк купца Василия Горбунова. С 1994 года здесь одна из мастерских З. К. Церетели (Большая Грузинская ул., 17), к нему сделана пристройка с огромными скульптурами клоунов на фасаде.

Дом Наркомфина

Новинский бульвар, 25, стр. 1, метро «Краснопресненская»

1928-1930 гг. постройки. Архитекторы М. Я. Гинзбург, И. Ф. Милинис, инженер С. Л. Прохоров. Экспериментальный дом на Новинском бульваре московского архитектора Моисея Гинзбурга — воплощение идеи дома-коммуны с невероятной для нас степенью обобществления быта. В 48 стандартных двухкомнатных квартирах (их архитектор назвал ячейками) кухонь не предполагалось вовсе. Вместо них Гинзбург спроектировал скромные «кухонные элементы» – ниши с посудой. Оголодавшие жильцы должны были осуществлять переход на уровне 2-го этажа в так называемый «коммунальный корпус», объединявший кухню со столовой, спортзал, детский сад и даже механическую прачечную с ремонтными мастерскими. Ванных комнат не было — их заменили душевые. Туалеты представляли собой скромные кабинки... Для тех, кто не вписывался в расписание работы столовой, в жилом корпусе были оборудованы две резервные кухни для разогрева еды. Впрочем, в доме-коммуне нашлось место для 8- ми полноценных двухуровневых квартир, в каждой из которых была кухня и две спальни. И даже — для элитного. На крыше дома располагались 2 пентхауса, в которых обитали два наркома – финансов (Милютин) и здравоохранения (Семашко). Объяснялась такая градация просто — в большинство из 56 квартир предполагалось поселить сотрудников Народного комиссариата финансов РСФСР, которым тогда руководил Николай Милютин. Однако идея питаться до и после работы в столовой не прижилась. Моисей Гинзбург с нескрываемой горечью был вынужден констатировать, что подавляющее число жителей разбирает обеды себе по квартирам и столовая фактически не функционирует... Вторую очередь коммунального корпуса так не удалось достроить... В послевоенное время жильцов дома «уплотнили» — «ячейки» превратились в коммуналки со всеми вытекающими обстоятельствами. Дом стремительно ветшал. В конце 1980-х годов свободное пространство между колоннами застроили, окончательно исказив хрестоматийный облик дома Наркомфина. Уже много лет дом Моисея Гинзбурга отселён, заколочен и дышит на ладан. В торцах здания пылятся давно не работающие лифты. Из всемирно известного памятника московский дом Наркомфина стремительно превращается в национальный позор — то, что от него осталось, можно посмотреть на Новинском бульваре, 25, в глубине двора сразу за Домом-музеем Фёдора Ивановича Шаляпина.