Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Перевод: Наташа Джога и Назар Черковский.



Когда мы, наконец, выиграли Лигу Чемпионов, мне было 34 года, срок действия моего контракта истекал и я почувствовал, что наступило время для новых приключений. В течение сезона мы пытались прийти к согласию, чтобы найти лучший способ оставаться вместе, учитывая, что это вполне обычная ситуация для многих топ-клубов. «Челси» предлагал только годовые контракты игрокам старше 30 лет. А я хотел иметь план на ближайшие пару лет, так как считал, что обладал огромным опытом высочайшего уровня.

Я знал, что никогда не смогу перейти в другой клуб Англии. Я был слишком обязан «Челси», я был «синим» насквозь, так что перспектива играть за кого-либо еще в Англии была немыслима. Много клубов за рубежом пытались подписать меня, но я принял свое решение только после финала в Мюнхене, - и если бы мы проиграли, я бы остался в «Челси», чтобы попытаться снова.

Также мне хотелось нового вызова. После восьми лет стабильности я ощутил необходимость в переменах и неопределённости . Я продолжал общаться с Николя Анелька, когда он переехал в Китай, чтобы играть в «Шанхай Шеньхуа», и казалось, он наслаждался этим опытом. Они связались со мной и в конце концов мы пришли к согласию по окончанию сезона. 19 июня 2012 года я объявил, что подписал контракт на два с половиной года и буду выступать с июля, посреди сезона, который заканчивается в ноябре.

На предсезонных турне «Челси» в Гонконге и Малайзии прошлым летом мы были поражены тем пылом и страстью к футболу. Фаны явно любили наш клуб и это помогло мне принять решение. Безоговорочно, условия, предложенные «Шанхай Шеньхуа» были очень хороши, но я прежде всего хотел исследовать неизвестную для себя часть мира и пожить в небольшом приключении.

Вскоре после подписания контракта я и моя семья были в пути. Войдя в зал прилёта, мы поразились шуму и количеству людей. Это было за пределами того, что я себе представлял Все выглядело так, как обычно встречают рок-звезду. Люди кричали, плакали, толкались без конца, их сдерживала только охрана. Снаружи всё было так же — всеобщая истерия, безумие от болельщиков, которые распевали мое имя и размахивали флагом «Шанхай Шеньхуа», пытаясь сделать моё фото до того, как нас уведут в безопасное место, пока мы ждали машину, которая отвезёт нас в отель.

Это был шикарный прием и обнадёживающий старт с новым клубом. Первые несколько недель я оставался в замечательном отеле. Затем я переехал в потрясающую квартиру с окон которой открывался великолепный вид на реку Янцзы.

Буду откровенным, я очень мало знал о Китае или Шанхае до своего переезда. Например, я не знал, что Шанхай является самым населённым городом в мире, где проживает 24 миллиона человек, что равносильно населению Кот-д'Ивуара - хорошая пища для размышлений.

Моя семья осталась со мной на время школьных каникул. Скоро стало очевидно, что они не могут оставаться со мной вечно. Они слишком обжились в Англии. Дети любили школу и завели множество друзей, я и моя жена понимали, что важно поддерживать эту стабильность. Вспоминая свое детство, в котором стабильности не было вовсе, я не хотел такой кочевой жизни для своих детей. Поэтому мы решили, что они останутся в Англии, а я вернусь к ним в ноябре, когда сезон закончится, и пробуду до февраля, пока не начнется новый. Это бы дало мне почти 3 месяца рядом с ними. Также я хотел летать домой во время коротких международных перерывов в сентябре, а они приезжали бы ко мне во время школьных каникул.

По большому счёту это значило, что я бы видел их довольно часто, но не отрицаю, что трудно оставаться на связи со своими детьми только в скайпе. Это сложно из-за разницы в часовых поясах. Я должен был вставать в 4 или 5 утра, чтобы поговорить с ними, в то время как в Англии был только вечер. К счастью, наш аргентинский менеджер Серхио Батиста испытывал подобные проблемы, потому что его семья находилась в Аргентине, не говоря уже о других иностранных игроках, так что очень часто он переносил тренировки на вечернее время. Это значило, что мы могли проснуться рано утром, уделить время свое семье и отправиться спать до обеда, если в этом была необходимость.

В своей первой игре я вышел на замену в выездном матче в Гуанчжоу. Одна из вещей, к которой я должен был привыкнуть - очень долгий промежуток между играми. С Гуанчжоу был как раз такой случай. Старое имя города - Кантон, он находится не так далеко от Шанхая, как некоторые другие города, где мы должны были преодолевать тысячу миль! На машине это занимало около 16 часов, так что, очевидно, мы пользовались самолетом и полет занимал всего 2,5 часа. Это примерно как отправиться в Мадрид на игру Лиги.

Для меня было шоком узнавать города, о которых я до этого даже не слышал, а их население достигало миллионов. В Гуанчжоу было 14 миллионов жителей. В Чанчунге, самом северном городе за 1250 миль, было 7,5 миллионов жителей, не намного меньше, чем в Лондоне. Тем не менее раньше я никогда о нем не слышал. Достаточно унизительно было осознавать, насколько мало я знаю об этой стране, и в тоже время, это было очень интересно.

Общение не вызывало никаких проблем, потому что всем иностранным игрокам были предоставлены переводчики. Они сопровождали нас везде и всегда находились в клубе, чтобы помочь. Некоторые из китайских игроков немного владели английским, в том числе и наш вратарь, но все равно бؘольшая часть команды не говорила по-английски. Что мне в них нравилось, они всегда были готовы учиться, не только языку, но и футболу. Например, они могли смотреть на меня и Нико с выпученными глазами во время наших действий или работы с командой. Многие футболисты были очень молоды и я пошел туда ради того, чтобы вселить в них немного уверенности. Они были очень заинтересованы и трудолюбивы; я хотел, чтобы они гордились своими достижениями.

Моя первая игра в старте состоялась в августе в городе Хуанчжоу Гринтаун (население всего 2,5 миллиона). Я всегда буду помнить эту игру, благодаря этому я много узнал о китайском менталитете. Один из наших китайских игроков совершил ошибку, которая привела к пропущенному голу. Он потерял мяч, и соперник забил на контратаке. Он был опустошён из-за этой ошибки. Спустя 5 минут я забил гол, который сравнял счет. Так что я побежал прямо к нему, я не говорил на китайском, а он едва понимал английский, я похлопал его по спине, проговаривая: «Всё хорошо. Всё хорошо», давая ему понять, что все было «ОК» и он мог расслабиться. Я забил ещё один гол и мы одержали отличную победу со счётом 5:1.

На следующий день, несмотря на то, что был выходной, я отправился на тренировочную базу, чтобы провести пару лечебных процедур и кого я увидел на поле, работающим во всю? Защитника, чья ошибка привела к голу вчера. Я видел, как он практикует движения, чтобы усовершенствовать свою игру и больше не допускать таких ошибок. Я подошел к нему в сопровождении переводчика.

«Мой друг, что случилось?»

Игрок отвечал находясь на расстоянии.
«Он сказал, что совершил ошибку», сообщил переводчик, «это была его вина, он стыдится этого и вы спасли его».

Я был ошеломлён, он практически сказал, что я спас его честь.
«Нет, нет», заверил я его, «это то, для чего нужны партнеры в команде. Ты совершаешь ошибку, а я пытаюсь ее исправить. Если я совершаю ошибку, то надеюсь, что ты сделаешь тоже самое для меня - вот что значит быть частью команды».

Это был очень эмоциональный момент, научивший меня понимать мышление этого народа. Кроме того они испытывали огромное уважение к другим, а также страсть к спорту. В любом случае, наш маленький обмен опытом стал настоящим откровением.

С момента прибытия в Шанхай я встретил и завёл много друзей. Меня приглашали в рестораны и каждый был очень добр ко мне. Я хотел в полной мере ощутить их жизнь, познать еду и культуру, так что был очень рад подобным выходам в свет. Люди были невероятно щедры, одаривая меня подарками. Это было сумасшествие для меня. Я видел, как много уважения в их культуре. Будучи другим цветом и повыше ростом, я всегда приковывал много внимания к себе и не оставался незамеченным.

Я познакомился с ивуарийцем, который на протяжении многих лет жил в Шанхае и говорил на местном диалекте очень хорошо. Он помог мне понять культуру и обычаи, объяснил, что я приобретал статус равносильный божеству. Это смущало меня, потому что он сказал, что это словно реинкарнация древнего бога. Это было нелепо, я бы посмеялся, но это меня не тревожило. Мой ивуарийский друг рассказал мне, что даже те, кого я считал своим другом, сейчас называли меня по-китайски «Всемогущий». Он сказал мне, что на французском это слово звучит «Le tout-puissant». Когда я встречался с ними, они со своим китайским акцентом говорили: «Aaah Le tout-puissant how are you? (О Всемогущий, как ты?). Я смеялся, потому что это было приятно, не воспринимал все всерьез.

В течении первых месяцев в Шанхае мой футбольный опыт был позитивным. Затем к концу сезона из-за финансового спора между акционерами иностранным игрокам задерживались выплаты, ситуация была ещё хуже для китайских футболистов, которые нуждались в своей зарплате куда больше меня. Со временем деньги начали поступать вовремя.

Наступил момент, когда выплаты задерживались на 2 недели. На следующий день мы проводили игру. Я сказал менеджеру, что не собираюсь играть за себя, но желал внести протест от имени тех, кто нуждался в деньгах. Я хотел убедиться, что моим товарищам по команде платили.

На следующий день я сыграл, но не потому что волновался насчет зарплаты - я хотел удостовериться, что мои партнеры получили то, чего заслуживали. Прежде чем мы собирались отправиться домой по окончанию сезона, Николя Анелька и другие игроки предупредили меня о том, что всё не выглядит так, будто нам собирались платить за время нашего отпуска. Я отправился домой, как и предсказывали, нам не платили в ноябре и декабре, несмотря на письма от меня и моего агента.

Когда я прибыл в Лондон, то организовал ужин для всех бывших игроков «Челси». До этого я в феврале в шутку сказал Хуану Мате: «Помоги мне выиграть Лигу Чемпионов и получишь подарок».

Пока я находился в Китае, то рассуждал о наших достижениях и было бы неплохо как-то отметить это всем вместе. Я большой поклонник баскетбола, в США после победы в чемпионате игроки получают кольца, так что мне пришла в голову идея сделать то же самое для моих товарищей по команде. Когда я вернулся в декабре, организовал ужин для всех ребят, с которыми я выиграл Лигу Чемпионов в мае.
Он проходил в отеле и я удивил их, даря каждому кольцо, которое было специально сделано у ювелирного дизайнера. На каждом кольце была дата финала и выгравированное имя игрока. У меня были часы для всего персонала, на которых так же была выгравирована дата финала ЛЧ. Я хотел провести этот ужин, чтобы показать всем, насколько важной для меня была команда и что у нас есть нечто особенное, чего мы достигли, и о чём нужно помнить.

В январе я отправился на Кубок Африканских Наций. К тому же, это было время трансферного окна. Я понял, что если отправлюсь в Китай в феврале, то потеряю любую возможность сменить клуб сейчас. Это была реальная проблема, и не только финансовая. Так что я ушел из клуба, как и Нико, и уже очень скоро получил несколько предложений. Я бы мог оказаться в «Ювентусе», который хотел подписать меня исключительно на правах аренды, потому что они беспокоились насчет ФИФА, которое освободило меня от обязанностей перед «Шанхай Шеньхуа». Вместе с тем, я получил предложение от турецкого «Галатасарая».

 

Представители «Галатасарая» для переговоров со мной даже приехали в Южную Африку. И я был заинтересован в переходе к ним из-за того, что это был мой шанс вернуться в европейский футбол, в Лигу Чемпионов и поиграть за топ-команду с другой страны. Поэтому в конце того месяца я подписал контракт на полтора года и присоединился к клубу по окончанию Кубка Африканских Наций. «Шанхай» оспаривал эту сделку, но в итоге, ФИФА дала мне разрешение, после чего я получил лицензию, всё было согласовано.

 

Я очень радовался переходу в «Галатасарай». Они были очень сильной командой с невероятным тренером, Фатихом Теримом, в Турции его называют «Императором». Для местных фанатов он был иконой, лучшим в мире, ведь он единственный тренер, который выиграл европейский трофей с турецкой командой. Также он бывший игрок «Галатасарая», невероятной харизмы человек, это был его третий приход в команду в качестве тренера, а после того, как он покинул клуб в сентябре следующего сезона, Фатих возглавил национальную сборную Турции. В то же время «Галатасарай» подписал Уэсли Снэйдера из миланского «Интера», что было очередной причиной оставаться довольным собственным пребыванием в Стамбуле. Также в команде играл мой ивуарийский друг, Эммануэль Эбуэ. Вдобавок ко всему этому - стадион, который был действительно огромным, современным, с вместимостью более 50 тысяч людей. Один из лучших в Европе стадионов.

 

Как и в Китае, мое прибытие в аэропорт было сумасшедшим. Тысячи фанатов собрались там, чтобы встретить меня. Турки известны во всем мире благодаря своей страсти к футболу, я имел честь убедиться в этом на собственном опыте. Я почувствовал это, как только сделал первый шаг после приземления в Стамбуле.

 

Языковой барьер не был настолько ощутимым, как в Китае. К слову, большинство игроков команды были именно турками, так же как и тренер. Но большинство из них хоть немного, но разговаривали по-английски, это позволяло нам поддерживать связь и помогло мне легче и быстрее адаптироваться к жизни в Турции.

 

Сначала я жил в отеле, это привычное дело для футболиста, который только что сменил клуб, но в мае я переехал в красивый дом в Европейской части Босфора, в 5-ти или 10-ти минутах от центра города. Я выбрал этот дом из-за того, что там был бассейн, и я мог наслаждаться красивым видом на улице, если погода позволяла это делать. Также я хотел жить в таком доме, в который бы приезжали мои дети и чувствовали себя комфортно и легко.

 

Мой дебют состоялся в середине февраля, я вышел на замену во втором тайме. Мы играли против «Акшисара» со счётом 0:0, и менеджер спросил меня, готов ли я выйти на поле, «Да, думаю, готов». Поэтому я побежал разминаться и вышел на поле. Первая подача в штрафную, удар головой, гол! Очень просто. Я забил, наверное, не с первого своего касания к мяча, где-то с третьего. Но опять же, я забил в своем дебютном матче – мне кажется, я почти всегда забиваю в дебютных матчах, и мне хотелось продолжать эту тенденцию. Я никогда не забуду реакцию фанатов – настоящее сумасшествие творилось на трибунах. Я видел и слышал много разных бешеных фанатов, правда, но эти фанаты просто по-настоящему сумасшедшие.

 

Когда я пришёл в клуб, то сам себе пообещал, что не пойду на ужин с командой, пока не забью свой дебютный гол. Мне не пришлось долго ждать! С того дня все - СМИ, игроки, фанаты - были на моей стороне, все приветствовали меня, это было очень приятно. Фанаты повесили баннеры в мою честь, а во время матчей распевали: «У нас есть Дрогба, а у вас нет».

 

Ещё одним великолепным событием за время моего пребывания в «Галатасарае» было то, что мы играли в Лиге Чемпионов. Нам удалось победить «Шальке» в 1/8 финала Лиги Чемпионов, тем самым квалифицировавшись в четвертьфинал. Это было лишь во второй раз в истории клуба. В итоге мы должны были сыграть ни с кем другим как с «Реалом», который тренировал никто другой, как Жозе Моуриньо. Перед первым матчем в Мадриде я и Жозе обменялись текстовыми сообщениями, которыми мы и так частенько обменивались. Ничего интересного, просто пожелали друг другу удачи перед игрой. Но сообщения Жозе всегда имеют нечто особенное, некий особенный смысл. Это прослеживается в словах, которые он использует, ведь он знал, что я хочу победить, но в то же время игра есть игра. Он всегда в своих сообщениях добродушно дразнит, но это вызывает у меня улыбку каждый раз, показывает, что мы не потеряли ту связь, которая всегда была между нами в «Челси». Для меня было очень приятно вновь встретиться с ним лицом к лицу.

 

Мы проиграли выездной матч со счётом 3:0. А в ответном матче в начале апреля мы не теряли надежды пройти далее. По крайней мере, я не терял её. К перерыву мы проигрывали со счётом 1:0 и Фатих Терим хотел снять меня с игры, ведь таким образом я мог сохранить свои силы для следующей игры на выходных. Он послал ко мне своего ассистента, чтобы тот сообщил мне о его решении.

 

«Да ладно, ты не можешь сделать этого!», возразил я. «Мы всё ещё можем победить в этом матче, мы всё ещё можем пройти дальше. Если ты сделаешь эту замену, это покажет, что ты уже не веришь в финальный результат. Но я верю!»

 

В итоге я остался на поле. Во втором тайме мы сравняли счет и забили ещё один гол, тем самым вышли вперед, позже я забил третий гол. Нам нужен был ещё один гол, чтобы сравняться по забитым, хотя у них уже был выездной гол на тот момент. Я забил, но к сожалению, оказался в офсайде. А на последних минутах Роналду убил игру, забив свой гол. Мы вылетели из Лиги Чемпионов, но это была одна из лучших домашних игр в соревновании за последние несколько лет, а ведь это был матч против «Реала». Эта игра против «Реала», наверное, стала лучшим моментом за первые 5 месяцев в турецком клубе.

 

Хотя все мне говорили, что лучшим моментом для меня станет стамбульское дерби между «Галатасараем» и «Фенербахче», которое произошло в середине мая. «Галатасарай» базируется на Европейской части Стамбула, а «Фенербахче» - на азиатской. Два клуба являются заклятыми врагами на протяжении многих лет. Очень часто происходили массовые драки между фанатами этих команд. Мне сказали, что чтобы стать настоящим игроком «Галатасарая», я должен забить гол в ворота «Фенербахче», также меня заранее предупредили, что это дерби будто относит тебя в другое измерение, в котором ты еще никогда не был, подобного нет в Англии, даже на самых принципиальных дерби, как например между «Эвертоном» и «Ливерпулем» или «Арсеналом» и «Тоттенхэмом». Мне сказали: «Вот увидишь, у Фенербахче сумасшедшие фанаты, бла бла бла, атмосфера будет пропитана ненавистью и бешенством, бла бла бла».

 

После такого рассказа я был слегка разочарован, если честно. На тот момент мы уже выиграли Лигу, что для нас было фантастическим достижением, потому когда мы ехали туда (это был выездной матч), атмосфера была слегка приглушённой. Но была вещь, которая разочаровала меня ещё больше - расистские чанты со стороны фанатов Фенербахче, эти песни были адресованы мне и моему бро Эммануэлу Эбуэ. Думаю, это нисколько не красит этих людей и их клуб.

 

После хороших предсезонных сборов в начале августа 2013-го мы выиграли «Эмирейтс Кап» в Арсенале. На том турнире я улучшил свою статистику игр против «Арсенала», забив им 2 гола в одном матче. Это значило, что моя статистика против «канониров» теперь составляет 15 голов в 15 матчах. Думаю, это хорошая статистика. Затем в середине августа мы должны были сыграть матч против «Фенербахче» за Суперкубок Турции (победитель Лиги против победителей Кубка Турции). На этот раз атмосфера была куда более благоприятной, похожей на нормальную здравую принципиальную конкуренцию между двумя клубами. После нулевой ничьи по окончанию основного времени игры перешла в экстра-таймы. И, как часто случалось ранее, я забил жизненно важный гол ставший единственным в том матче, и мы победили. Было очень приятно победить в такой игре, да ещё и против самых принципиальных соперников. Я выполнил свою миссию. Теперь могу считать себя настоящим игроком «Галатасарая»! Конечно, из-за этого я стал пользоваться у фанатов ещё большей популярностью и любовью. Это было нечто необычное, я не видел такого раньше. Этот клуб является настоящей религией фанатов, это сложно понять, но так оно и есть.

 

Наш клуб был очень конкурентоспособным, от этого ставки были очень высоки, и когда после нескольких недель мы обнаружили себя на втором месте в Лиге после «Фенербахче», нашего тренера уволили. В этой стране находиться на втором месте, отставая от первого места всего на несколько очков – равносильно проигрышу в Лиге, поэтому Фатиха уволили. Это безумие, поскольку сезон достаточно длинный, было ещё много времени, но нет, он должен быть уволен. На место Терима пришел Роберто Манчини, который прошлым летом был уволен с поста главного тренера «Манчестер Сити».

 

Мы выиграли наши первые 12 домашних матчей с Роберто, в итоге закончили сезон на втором месте, что стоило Манчини его места работы. Но в то же время мы выиграли Кубок Турции и квалифицировались в 1/8 Лиги Чемпионов, что стало великолепным достижением, ведь мы были в одной группе с «Реалом» и «Ювентусом».

 

«Реал», который теперь возглавлял Карло Анчелотти, легко обыграл нас в обоих матчах, но в первой игре против «Ювентуса», в Турине, мы сыграли с ними вничью со счётом 2:2, по-настоящему невероятно важным результатом для нас. Второй матч против них должен был пройти в начале декабря. За ночь до матча мы были в отеле в Стамбуле, и я помню, как заметил, что падавший долгое время дождь переходит в снег.

 

На следующий день после невероятно тяжелой работы, проделанной работниками стадиона, мы начали матч, но он продолжался недолго. Начал падать дождь с градом, который накрыл весь город. Буквально через несколько минут всё было покрыто градом, мы перестали видеть линии поля, игрокам было сложно бегать в таких условиях, да ещё и большие градины падали просто в глаза. Я уже раньше видел большие градины, размером с маленькую дыню даже, но я никогда не видел, чтобы снег падал настолько густо и быстро. Через пять минут не было видно ни травинки на поле. Матч был перенесен, потому что было слишком опасно продолжать играть, и мы должны были ждать следующего дня в надежде, что мы сможем продолжить матч. Если бы матч закончился с таким счётом, на каком он вчера прервался (0:0), то «Ювентус» вышел бы из группы вместе с «Реалом». Потому мы с нетерпением ждали следующего дня в надежде, что сможем продолжить матч и победить, чтобы выйти в следующий раунд.

 

Работники стадиона снова очень потрудились, чтобы убрать снег и приготовить поле к игре. Это был очень холодный день, время обеда и среда. Но даже в такое время стадион был заполнен, что в очередной раз доказывает страсть турецких фанатов. К слову, снег продолжал падать, но на этот раз лёгкий. Газон был в отвратительном состоянии из-за погодных условий, но это невозможно было исправить. Поле было настолько плохое, что игра была практически невозможной. Но у нас не было выбора, и мы начали давить, давить и ещё раз давить. И за пять минут до конца игры я сделал подачу на Уэсли Снэйдера, после которой он забил гол. Несмотря на все прогнозы, мы добыли победу 1:0 и вышли в 1/8, обойдя «Ювентус».

 

Для нас это было великолепным достижением, и мы с нетерпением ждали жеребьёвки, чтобы узнать нашего соперника по 1/8 Лиги Чемпионов. Жребий выпал – мы сыграем с «Челси», который возглавляет Жозе Моуриньо! Это подлило масла в огонь, поскольку нашим тренером был Роберто Манчини, покинувший «Интер» в 2008-ом. А Жозе принял этот клуб и добился с ним большого успеха перед тем, как уйти в «Реал», а потом вернуться в «Челси». Поэтому у СМИ было о чем писать перед матчем. До матча оставалось два месяца, но единственное, о чём говорили СМИ – это я.

 

Первый матч проходил в Стамбуле. «Чесли» начал хорошо, Фернандо Торрес забил на 9-ой минуте матча. Команда Жозе знала что делать. Не только из-за того, что они заблокировали все зоны, они ликвидировали меня. Я пытался найти вариант, чтобы прдложить себя, но шансов не было, потому я опустился немного ниже и начал играть в качестве полузащитника для того, чтобы создать больше пространства своим партнерам. В итоге нам удалось сравнять счет во втором тайме, но мы знали, что второй матч на «Стэмфорд Бридж» будет очень сложным.

 

Возвращение в южно-западный Лондон было странным для меня. Оно пришлось именно на то время, когда я был не в форме и не забивал. За день до игры мы тренировались на «Стэмфорд Бридж» и вдруг бум, бум, бум - всё сошлось в одно, и я начал действительно мощно тренироваться, без ошибок. Все мои партнеры по команде отметили «вау, Дидье, ты в ударе!». Они говорили это потому, что нас ждал очень важный матч, но вместе с тем все мои инстинкты, ощущение пространства, преданность, голевое чутье - всё это вернулось ко мне. Даже с закрытыми глазами я знал, где нужно находиться, чтобы забить гол, я знал куда бить, я знал, что нужно делать. Я знаю этот стадион как свои пять пальцев. Это как вернуться домой после долгого отъезда. Даже в темноте, ты помнишь где всё находится, где включается прожектор, сколько ступенек на лестнице и какие двери скрипят при открытии. Тогда я понял, насколько скучаю по этому стадиону.

 

Неудивительно, что я провёл не самый удачный матч. Он был слишком эмоциональным для меня, слишком интенсивным. Вернуться, услышать фанатов, увидеть море синего цвета со всех сторон стадиона... Я не смог отвергнуть свои чувства и играть так, будто эта команда ничего не значит для меня. Вскоре мы пропустили гол, а забить на «Стэмфорд Бридж» гостевой команде – очень сложная задача.

 

Победа «Челси» со счётом 2:0 не была удивительной, но мы всё равно не очень разочаровались, поскольку не особо надеялись на проход в четвертьфинал. Я знаю себя очень хорошо, но мне было очень сложно играть против «Челси». Такие же чувства я испытывал, когда несколькими годами ранее играл против «Марселя». Некоторые игроки могут оставить все чувства в стороне, когда выходят на поле играть против своих бывших команд. Я не могу так, особенно если это клуб, в котором я провёл восемь замечательных лет.

 

ГЛАВА 16. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЧЕЛСИ, 2014-2015