Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Ядерный удар пятидесятых



Никто не отрицает, что в период с 1949 по 1963 год, территории СССР был нанесён ущерб от взрывов 209 ядерных боеприпасов суммарной мощностью порядка 250 Мт (мегатонн). Что не слышали об этом? Странно. А ведь этот реальный удар мы нанесли себе сами, проводя ядерные испытания. Так впрочем, поступили и другие державы – Программная визуализация всех мировых ядерных испытаний. Трудно судить, оправдано ли это было в тех условиях, но главное сейчас – количественная оценка того, что произошло. Мощность взорванных зарядов соответствует 16 600 бомбам, сброшенным на Хиросиму. Такой же вред нашей природе, пожалуй, смогла бы сегодня нанести Англия, выпустив по России весь свой ядерный арсенал в 160 боеголовок. С одним условием – бить не прицельно, только в леса и поля, избегая нарушения инфраструктуры и массовых жертв. Интересно, а мы, как народ России в целом, заметили бы такое событие? При соответствующем прикрытии СМИ, может быть, и нет.

Такое кажется невероятным, но давайте посмотрим, как всё происходило в реальности. У нас испытания были сконцентрированы на 2-х полигонах – Семипалатинск и Новая Земля. Им досталось примерно поровну. Показателен Семипалатинский полигон, ведь это более обитаемый район. В 500 км – Барнаул, в 250 км – Павлодар, Экибастуз и Караганда. Первый ядерный заряд там взорвали в 1949 году. К этому моменту в 60 км от полигона уже 2 года как был основан город Курчатов. А в 1954-м в 80 км был основан и город Чаган. Представьте себе – в 60 км от города всего за несколько лет было взорвано около сотни атмосферных (не подземных) ядерных и термоядерных зарядов разной мощности, от 1 килотонны до нескольких мегатонн, с частотой в среднем раз в месяц. Учитывая радиус кривизны земли, условный наблюдатель в городе Чаган может увидеть всё, что поднимается на полигоне над поверхностью выше 500 метров. Но даже сверхмалый заряд в 1 кт порождает характерный ядерный гриб высотой около 3 км. А 1 мегатонна мощности даёт гриб высотой 19 км. Такое испытывай хоть днём, хоть ночью, всё равно в Чагане видно во всей красе, а в Курчатове и подавно.

Это ужасает, но сухие цифры не так страшны. Наземные ядерные взрывы на Семипалатинском полигоне имели суммарную мощность, очень приблизительно, порядка 100 Мт. Если бы даже они были взорваны за короткий промежуток времени, то зона сплошного разрушения составила бы всего 8500 кв.км. Это квадрат размером 92 на 92 километра. Сплошная зона пожаров ещё квадрат 107 на 107 км (только в пустыне нечему гореть). И всё это вполне в рамках полигона, а вовсе не на полстраны. Если учесть, что испытания разнесены по времени на несколько лет, то в принципе вполне терпимо. Выходит, не такие уж они фанатики, эти учёные ядерщики, чтобы спокойно проживать в славном городе Курчатове.

Есть только одно НО – радиация. Ведь она-то, как нам вещают, и есть самое страшное и вредоносное. Всепроникающий невидимый враг. В нашем случае при одномоментном подрыве средних зарядов указанной суммарной мощности, квадрат территории размером 240 на 240 км получил бы удар излучения смертельной мощности в 30 Зв (Зиверт). Даже человек с дозой 0,05 Зв, уже считается облучённым. Но разнесение взрывов по времени лишает силы и этот поражающий фактор.

Что же касательно радиоактивных изотопов, то нужно сначала понять, откуда они берутся. Само ядерное устройство имеет некоторую массу, содержит уран, плутоний и т.д., но в небольших количествах (десятки килограмм). Когда происходит взрыв, всё это превращается в пар и является носителем изотопов. То, что испарилось, не сгорев в цепной реакции, впоследствии составляет радиоактивное загрязнение. Кроме того, часть заряда, которая вступила в реакцию, распадается на более лёгкие радиоактивные изотопы. Это тоже загрязнение. Наконец, исходящее гамма излучение, прошивая окружающее вещество, бомбардирует его атомы, и часть из них превращает в изотопы. Это наведённая радиоактивность. Следует отметить, что при воздушных ядерных взрывах (более 30…50 м над поверхностью) большая часть радиоактивных изотопов выбрасывается высоко в атмосферу. Они, конечно, рассеиваются и загрязняют, но на огромном пространстве, иногда распределяясь по всей планете. Из стратосферы изотопы вообще выпадают только через несколько лет. Поэтому, учитывая погодные условия, можно работать на полигоне сравнительно безопасно.

Ещё один смягчающий фактор – это конструкция термоядерного заряда. Именно такие преимущественно испытывались. Выброс изотопов там значительно меньше в пересчёте на мощность. И это тоже делается для войны, поскольку грязная территория врагу не нужна. В целом же, представляется реальным, что в результате Семипалатинских испытаний изотопы рассеялись на площади не менее 9 млн. кв.км. Суммарный добавленный радиоактивный фон от взрыва 100 Мт. на этой территории может составить 58,4 Кюри на кв.км, что, в общем-то, не смертельно. Причём, в реальной жизни площадь рассеяния могла оказаться в разы больше.

Для сравнения, выброс при Чернобыльской аварии дал в 10 раз меньшее общее загрязнение, но плотность его была очень неоднородной. На прилегающей территории в нескольких километрах очень высокая активность, а на периферии зоны, которая доходит до Брянска и Пензы, показатели невысокие. Главное отличие в том, что в Чернобыле не было мощного восходящего потока, который образует ядерный гриб и выносит изотопы в верхние слои атмосферы. Большая часть осела в непосредственной близости. Да и напугала всех Чернобыльская авария вовсе не выбросом радиации, а угрозой взрыва критической массы топлива – ощущением конца всего живого на планете.

В общем-то, понятно, что атомщики Курчатовцы-Семипалатинцы вовсе не самоубийцы, хотя и поселились в 60 км от точки ядерных испытаний. Параллельно нам придётся признать, что они реально оценивают ядерную угрозу, потому что больше знают. А мы в своём воображении сильно преувеличиваем поражающие свойства и последствия применения ядерных зарядов.