Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Факторы, ограничивающие произвол в оценках.



1) Объективно относительность оценок ограничивается свойствами объ­ектов ценностных отношений. Едва ли кто считает, что болезнь полезна, пото­му что объективно болезнь не имеет полезных свойств. Оценочный произвол ограничен существованием норм, которые по отношению к конкретному чело­веку выступают как объективная необходимость («должное», «императив», «требование — обязывание» и т. п.). Красть нехорошо (всегда не хорошо), в том числе и по той причине, что существует моральная заповедь: «Не укра­ди!». И не только нормы.

В определенных условиях общество вырабатывает определенную, более или менее стабильную систему критериев оценки, определителей значения и значимости наиболее важных элементов человеческого природного и соци­ального бытия. Для каждого рода деятельности вырабатываетсянекий эталон ценного, вокруг которого группируется комплекс правил, норм, канонов. С их помощью оцениваются конкретные поступки, помыслы, действия, их результа­ты, цели и средства.

Так, нравственная оценка человека, его поведения возникает при сравне­нии с неким представлением о добром, которое фиксируется в общественном сознании в виде норм, правил «должного», или «доброго», поведения. Эстетическая оценка достигается сравнением предмета (произведения искусства и т. п.) с канонами прекрасного, практическая оценка — путем сравнения с возмож­ным максимумом целесообразности, эффективности. Нормы, правила, каноны, идеалы активно функционируют в общественном мнении и формируют мир оценок, преобладающих в данном обществе, классе, народе, эпохе. Такова огра­ничительная роль объективных социальных факторов.

2) Релятивность оценочных суждений, как и ценностей, ограничена и субъективно, то есть природой субъекта оценки, его психосоциальными свой­ствами. Отрицать это — значит впадать в односторонность, считая, будто оценка и ее истинность зависят только от свойств оцениваемого явления, предмета.

Так, И. Бентам безосновательно считал, что будто бы оценка вещей «по принципу полезности» не зависит от свойств личности, которая оценивает, что будто бы вещам — самим в себе — присущ признак полезности. Эту ошибоч­ную точку зрения утилитариста критиковал К. Маркс: «Если мы хотим узнать, что полезно, например, для собаки, то мы должны сначала исследовать собачью природу. Сама же эта природа не может быть сконцентрирована из принципа полезности». Если мы хотим применить этот принцип к человеку, хотим по принципу полезности оценивать всякие человеческие действия, движения, от­ношения и т. д., то мы должны знать, какова человеческая природа вообще и как она модифицируется в каждую теоретически данную эпоху» (39, т. 23; с. 623). Итак, по Марксу, оценка, игнорирующая природу субъекта, так же бес­смысленна, как и оценка, игнорирующая свойства оцениваемых предметов. Она неизбежно окажется односторонней, ошибочной.

Приведем примеры таких ошибок.

Одна из таких ошибок заключается в том,что люди склонны переносить свои свойства на оцениваемые предметы. Типичный пример — фетишистские представления первобытных людей, когда предметы наделялись свойствами человека — духовностью. Другой пример — «товарный фетишизм»: предмет купли — продажи иллюзорно наделяется признаками товарной стоимости, то есть человеческими социальными свойствами. Хлеб как потребительная стоимость, то есть как средство утоления голода, остается все тем же самым предметом. Но иногда люди склонны думать, что если тот же самый каравай хлеба повысился в цене, то он повысился и в своей потребительской ценности. Социальное свойство людей привносится в природные свойства предмета, что является, конечно, иллюзией, фетишистским заблуждением. Навязчивая рекла­ма — распространенный способ такой фетишизации.

В случае с Бентамом наблюдается именно такое заблуждение: полез­ность как свойство человеческой деятельности (потребления) переносится на самые предметы. Как писал Маркс, люди, овладевая предметами для удовле­творения своих потребностей, называют их благами ввиду их полезности для себя. При этом они приписывают им свойство полезности, хотя, например, овце едва ли показалось бы благом, полезностью то ее свойство, что она годит­ся в пищу человеку. Объективно, вне связи с потребностями Человека, предметы сами по себе не являются ценностями, и оценка их по их предметным свойствам неизбежно окажется фетишистской, иллюзорной. Как уже говорилось, оценка отражает не свойства предметов, а качество ценностно­го отношения, возникающего между предметом и потребностью.

Другая причина ошибок связана с необходимостью выбора правильного эквивалента для сравнения. Этот выбор связан с уровнем знания альтернатив, зависит от интересов, которые часто противоречивы, конфликтны. На оценивающего ложится бремя ответственности. Поэтому люди часто отка­зываются от оценок или ограничиваются половинчатыми, нерешительными, «нейтральными» оценками. Например, в суде присяжных вердикт «виновен или не виновен?» труден, и многие отказываются участвовать в суде, боясь ошибиться, дать неадекватную оценку.

Философы приводят и другие причины искажения оценок. Г. Райнер считал причиной ошибок в оценке эмоции страсть (зависть, ненависть, лю­бовь). Известна «оценочная глухота» фанатика, враждебно настроенного, пре­дубежденного человека, не слышащего никаких резонов, или «оценочная сле­пота» безнадежно влюбленного. М. Шелер называл чувство враждебности как распространенную причину ошибок в оценках. Д. Гильдебрандт рассмат­ривал привычки, традиции, конформизм и другие явления общественной пси­хики как причины «оценочной тупости».

Несомненно, многие неадекватные оценки напрямую связаны с извра­щенными потребностями, например, в сексуальной сфере.

Ошибки в оценках имеют большое отрицательное значение во всех сфе­рах человеческой деятельности, но особенно в межличностном общении, в судебно-правовой, политической, воспитательной деятельности, в административ­но-кадровой работе.

Для жизни личности важна способность к адекватной самооценке.

При самооценке — субъект и объект совпадают только физически, но не психологически и аксиологически. «Иванов высоко ценит себя...» Чувствуется потребность в окончании, дополнении конкретиза­ции фразы: «... как личность (специалиста, добропорядочного человека, ху­дожника и т. п.)». То есть при самооценке личность как бы раздваивается: в качестве субъекта выступает личность как целое, в качестве объекта оценки — какое-то отдельное ее свойство: черта характера, помысел, поступок и т. п.

Самооценкаотношение к себе как к носителю определенных свойств. Тут наблюдается субъект-объектное отношение между свойством и потребностью, скажем, потребностью в счастье или в сохранении чувства собственного досто­инства. Например, кто-то осуждает свою слабохарактерность, свой постыдный поступок, несовместимые с собственным представлением о достойном. Угрызе­ния совести возникают, когда складывается отрицательное субъект-объектное отношение в сознании личности: когда объект оценки (поступок, черта харак­тера) вступает в конфликт с принятой данным лицом (субъектом ценностного отношения и оценки) шкалой значения.

Оценка собственного поступка и оценка того же поступка другими людьми может сильно расходиться.

Психология большинства людей такова, что самооценка, как правило, бывает неоправданно завышенной, а оценка другими людьми — более адек­ватнойистинной ценности поступка, а через него и человека как личности. Люди склонны относиться к своим недостаткам снисходительнее, чем они того заслуживают, то есть они оценивают свои достоинства слишком высоко, по заниженной шкале требовательности к себе. Это особенно свойственно на­турам самолюбивым, эгоистичным, тщеславным. И наоборот, бывают люди (их меньше), которые оценивают себя по излишне завышенной шкале требований, а потому их самооценка оказывается неоправданно или иной мере страдающих комплексом неполноценности людей.

Расхождение в оценке со стороны и самооценке может послужить при­чиной возникновения тяжелой ситуации между человеком и его окружением. Поэтому каждый человек должен стремиться к тому, чтобы выработать навы­ки правильной самооценки.

Как же различать разумные и неразумные потребности в духовной сфе­ре? Решающее значение здесь имеют ценностные ориентации личности и общества. Самоочевидно, что разумными окажутся потребности, ориентиро­ванные на производство и потребление действительных ценностей жизни и культуры, а неразумными — потребности, ориентированные на ложные, иллю­зорные ценности, на антиценности, характеризующие сознание, в той или иной форме и степени извращенное. В таком случае дихотомия «разумность — нера­зумность» полностью совпадает с дихотомией «ценность — неценность (анти­ценность)». Несомненно, разумна потребность личности в знании, в восприятии прекрасного, добре, потребность общества в науке, искусстве, в гуманитарной деятельности, потому что знание (наука), красота (искусство), добро, гуманность (нравственность) — несомненные ценности индивидуального и общественного бытия людей. И напротив, потребность во всякого рода мракобесии, безобразии, садизме, свойственная некоторым невежественным, духовно бедным или извра­щенным натурам, представляется безусловно неразумной, так как невежество, уродство, злоба в общем представлении являются антиценностями.

Встает задача отбра­сывания неразумных потребностей, ограничения комплекса потребностей только теми, которые необходимы и достаточны для нормальной жизнедеятельности личности и общества. Главным средством такого ограничения служат соци­альные нормы.

Наука не свободна от ценностных понятий и суждений. Такие важные для этих наукпонятия, как «правильное» и «неправильное», «истинное» и «ложное», поми­мо несомненного гносеологического смысла, заключают в себе и определенное ценностное содержание.

Процесс познания всегда сопряжен с оценками.

Смысл понятия ценность: «хорошо — безразлично — плохо».

Ценность — понятие, обозначающее положительную или отрицательную значимость какого — либо объекта, в отличие от его экзистенциальных и качественных характеристик (предметные ценности); — а также нормативную, предписательно-оценочную сторону явлений общественного сознания (субъективные ценности).

Состав ценностей:

К предметным ценностям относятся: благо и зло, содержащиеся в природных и социальных явлениях; потребительная стоимость (полезность вообще) продуктов труда; прогрессивное или реакционное значение исторических событий; культурное наследие прошлого, выступающее в виде предметов; моральные добро и зло, заключенные в действиях людей; эстетические характеристики произведений искусства.

Субъективные ценности: общественные установки, императивы и запреты, цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений о добре и зле, справедливости, прекрасном и безобразном, о смысле истории назначении человека и прочее.

Ценности, каков бы ни был их характер — это и то, на что ориентируется субъект в своей познавательной и практической деятельности, и то, что достигается в ходе такой деятельности.