Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Элегия Иверскому монастырю



 

Говорят

закат расставался с землёй

спускался под землю

дарил асфальту следы

 

а монастырь

в это время смеялся

над нами

проходящими рядом

 

Мы смотрели только на воду

только на воду

вода это счастье

 

умрёшь

и тебя унесёт

оживёшь

и заставит вернуться

прибьёт к золотым камням

 

Говорят

всё запуталось этой ночью

поменялись смерть и любовь

 

а монастырь

смеялся всё громче

над нами

глядящими внутрь воды

 

опять мы искали воду

опять избавленья искали

свободными шли

и отличали

свои глаза от чужих

 

Закат покинул нас навсегда

пропал из наших глаз

 

Помнишь

мы говорили о счастье

а монастырь

всё смеялся

глядя на нас

и на ту нашу воду

 

Говорят

его смех оборвался вдруг

когда мы вступили в ограду

а сами смотрели на воду

несущую нас

когда мы вступили на воду

 

Когда моё последнее слово

прибьёт к золотым камням

не ты мне расскажешь

как он рассмеётся

как он рассыпется

в долгую ночь

и никогда не вернётся

 

 

3.10.95

Птичий образ жизни

Ж.В.

 

Земля отвыкла

(потому что я сплю в деревьях

я на дереве над деревами

а в корнях их хлещет вода)

от моего странного тела

невесомого (потому что

я на дереве сплю в деревьях

но меня обмывает дождь

уже мёртвого)

 

Не пугайтесь

земля картонна

фанерна

то же с небом

 

не раскрасили их гуашью

даже тушью и даже маслом

не намазали (потому что

от меня и небо отвыкло

меня сжало в ящике или

в самой пошлой коробке

чтобы я забыл

себя спящего на деревьях

и так далее)

 

Но не бойтесь

 

 

25.8.00

Молитва мытаря

(октава неправильных октав)

В.Оленину (за идею)

Если бы Христа распяли сейчас

то поклонники чёрного квадрата

или белого круга

апостолы супрематизма

мечтающие о духовном в искусстве

всё равно не нашли бы

лучшей фигуры

чем крест

 

Если бы сейчас и здесь

то у римских легионеров

знаменитых зелёно-пятнистых

которых никто не попросил

отключить мобильные телефоны

они бы пикали непрерывно

и от оператора к оператору

неслись бы прерывистые звонки

 

Если бы здесь

были бы разговоры

ты в первой когорте

а я во второй

посмотри ты видишь меня

тогда иду к тебе

и так без конца и без края

и лучше бы переподключиться

 

Господи научи

как полюбить настоящую зелень

траву там или деревья

как выбрать оператора

 

как в конце концов

и на краю краёв

перехитрить этот фатальный

невыносимый роуминг

 

Господи посмотри

Ты видишь меня

я иду к Тебе

да только Ты не в когорте

и даже не в легионе

а я рисую не кровь Твою

а пятна пятна пятна

на зелёном кресте

 

Ты был и зеленоглазым

Ты был и ярко красным

Ты был и телесного цвета

был и никаким

был телефонным звонком

и коротеньким сообщением

всего-то в тридцать три символа

но лучше бы Ты не был так

 

Но если бы Христа распяли теперь

разодрались бы флаги и картины

спустилась бы тьма

и легионеры третьего Рима

стучали бы по ушам и по телефонам

и возмущённо орали бы друг другу

опять проблемы со связью

опять никакая связь

 

Но надо переподключиться

и знаю что Ты услышишь меня и так

а если не услышишь Твоя воля

и в тупом течении дня за днём

в бродяжничестве и юродстве

в ни капельки не разбавленных винах

я опять буду повторять

не знаю как я а Ты вот

 

 

14.9.06

 

 

* * *

 

 

Не бывает в весне

ничего что длится

 

Тянутся бельевые верёвки

и старые дворы

старого города

(что старше?)

по ту сторону остаются

 

Когда-то чертили круги

а тут квадраты и колодцы

 

Весна никогда не тянется

Не сорвёшь

Не подхватишь

Не хватит рук

 

 

15.5.06

Из «Новой книги перемен»

Айвенго

 

* * *

 

Ноги коротки у воздушного шара

руки коротки

 

У надувающего тоже

 

Но надувающий

осилит и пар

и сжатый воздух

и путь-дорогу воздушного шара

 

* * *

 

такая резиновая штучка

не для стихов

 

её тоже можно надуть

и осилить

 

но ни к чему

 

благоприятно другое

 

 

* * *

 

воздушный шарик

и мыльный пузырь

 

пролегомены к дирижаблю

и к Жюль Верну

хотя он не знал

этих наших детских забав

 

* * *

 

Надувающий

что идущий

 

В пути и руки и ноги длиннее

 

Но идущий

не раздувает щёк

 

 

22.2.07

 

 


 

 

* * *

 

колесо

в банке из-под спирта

где некогда держали кузнечиков

 

не читай Кобо Абэ

лучше

не эстетствовать зря

 

опьянев до конца

почувствовать себя

в этом нимбе

по уши

в банке из-под спирта

 

полнолуние

 

значит она полна

добровольцами

 

 

* * *

 

В деревянных постелях

вот-вот

встрепенётся свет

 

Когда мы просто молчим

мы любим сильнее

а смерть светла

 

Смерть вот-вот встрепенётся

в деревянных постелях

 

Сквозь клейкие сны

мы разглядим друг друга

мы встрепенёмся

в светлой смерти

на краю любви

и вот-вот

проскользнём в молчанье

 

 

* * *

 

Почему я терплю

эту память о чистом стекле

если проще устать и упасть

 

Дикий месяц сентябрь

носит вязкую бездну в руках

это липнет молчанье к телу

это боги ждут приказаний и просьб

а нечего делать

 

Говорите

как о погибшем

о всяком вине

о всяком дожде

пусть застынет сладким огнём

бронзовым василиском

пусть свернёт с пути в сентябре

и окончится память

как спазмы привычек

маршруты трамваев

как стихи с буквы «Л»

 

* * *

 

Разволнованная морем

рыба не закрывает глаз

 

В реках речках

озёрах озерцах

ручьях ручейках

на подоконниках в лужицах

наконец в слезах

 

рыба не умеет

закрыть два глаза

 

В коробках красных жёлтых

ящиках голубых

в пресловутом картоне

мокнущем сквозь сон

 

* * *

 

 

Всё началось с вермишели по-флотски

с пережаренным репчатым луком

перепассерованным как скажут

 

Потом я очнулся под радио

уткнувшись в Доктора Живаго

 

Теперь на лице типографская краска

а в ушах Мельничиха с Дорогой Сна

 

Тогда продолжил эту дорогу

 

То ли уже рядом бродили

то ли уже после пришли

эти женщины

как-то бесшумно проникли в ночь

вскрыли дверь распилили цепочку

и беспощадно разбудив

говорили мне о долгах

и о прогулках в нетрезвом виде

и поверив мне на слово растворились

 

Вдруг увидел страшную мёртвую маму

Она кидалась и звала

откуда-то сверху

 

А уже под утро явился этот

Мы с ним разбодяжили спирт

не водой из крана как он хотел

Аквой Минерале без газа

(с газом было бы нехорошо)

 

Он отговаривал умирать

и без надобности садиться

а говорил надо выйти в люди

звал участвовать в конференции

по Вен. Ерофееву (тему нашёл…)

 

Проснувшись в последний раз

я понял что всё-таки это работа

и трудно хотя бы что-то кончать

если нас всё-таки любят