Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЯЗЫЧЕСТВО: ЗАКАТ И РАССВЕТ 4 страница



Рожаницы, Русалки-Берегини, Дед Мороз, Вихорь, Леший – это почитаемые Духи-Хозяева старшего поколения. Об их древности говорит то, что они не персонифицированы – не имеют личных имен. Во времена, отмеченные историческими источниками, их культ уже утерял главенствующее значение, а важнейшими стали новые боги – боги кузнецов, скотоводов и пахарей – Сварог, Дажьбог и другие.

Происходило сложнейшее явление в духовной и общественной жизни славян: смена богов была олицетворением смены целых исторических пластов и мировоззрений. Уходила в прошлое религия природного откровения, а вместе с ней уходили её естественные, жизненные образы. "Умер Великий Пан", и плачущие нимфы бежали от топора дровосека.

Древнейший и мудрейший герой русского эпоса – не пахарь, а охотник-оборотень Волх (Вольга). Микула Селянинович, то есть сельский житель, как и крестьянский сын Илья Муромец – позднейшие былинные образы, совершенно немыслимые в древнерусском язычестве (В. Я. Прооп относит образ Микулы к XV – XVI в.в.).

Дуб – свещенное дерево славян, а Микула распахивает, корчует именно вековые дубравы:

Сырые дубья вырывает,

А пни-де коренья валит в борозду.

У Ильи – "работа крестьянская":

Очистить надо пал от дубья-колодья.

Он дубы-колодья все повырубил...

В другой былине Илья "срубил сырой дуб – поставил часовенку" (во имя Ильи пророка, чья церковь в Киеве уже давно стояла). И Микула, и Илья отнимают у лесных духов их угодья, разоряют их последнее убежище. Борьба с Природой становится делом богоугодным...

* * *

Славянские племена чтили стихийных Духов-Хозяев грома, гор, метелицы, ветров, рек и т. д. Упоминаются великаны Усыня (речной хозяин), Дубыня (лесной хозяин) и Горыня (или Вертигор или Горыныч), известна и общеславянская богиня Горынья. Греческие мифы помнят своих Вертигоров: вместе с другими гигантами-сынами Земли сражаются они с новыми богами, забрасывая Олимп огромными скалами.

Горыня – горное существо – горный хозяин. Испытанные, искушенные скалолазы и альпинисты знают о нем и стараются его не раздражать. Горыня может обращаться в Змея Горыныча. Таков наш сказочный летающий Змей Горыныч. Старые, отвергнутые божества обычно приобретают отрицательные черты. В первозданном язычестве Змей (Ящур) – существо благодатное, покровительствующее всяческому плодородию. Мать-Сыра-Земля (подобно Гее) – Мать Змей и Мать Горынычей. В христианстве Змей – олицетворение темных сил, зла, вообще "язычества".

Соловей Разбойник – один из первообразов языческого мира, в чьём летающем, свищущем облике явственно угадывается связь с могущественными Вихрями, ведающими погодой. «Разбойником» он стал позже, а был Хозяином Ветра: Ломоносов называл его "славянским Эолом". Эол – владыка ветров – потомок титанов, и потому ветры, как титаниды, враждебны олимпийцам.

Ломоносов же указывал на другое его имя – Позвизд, то есть Посвист. О Посвисте или о Похвисте – славянском "божестве ветра и ненастья" упоминает и Карамзин. Афанасьев пишет, что "имя Соловья дано на основании древнейшего уподобления свиста бури громкозвучному пению этой птицы". Любопытно, что разрушительным ураганам в Западном полушарии принято давать сладкозвучные языческие имена: Камилла, Сильвия, Стелла и т.п.

Согласно понятиям первобытных народов, свист считался голосом Духов, и, соответственно, звуком, их вызывающим. Отсюда многочисленные запреты на свист, дабы не насвистать этих незваных гостей в неурочное время, а также живучее поверье моряков, что свистом можно накликать бурю.

Лесные русалки перекликаются свистом, а сильные, резкие, свистящие звуки в старину обозначались как щекот-щекотанье. Отсюда страхи православных христиан – отступников от родной веры, что русалки могут заманить их на свою Купальскую свистопляску, а там – или "свистануть в ухо", или просто защекотать до смерти.

Единственное, но страшное оружие Соловья – это его посвист и "крик звериный", которым он способен убивать и разрушать всё на своем пути. Очевидцы утверждают, что ошеломляющий рёв урагана порой не поддаётся описанию. В непосредственной близости от смерча сила звука ужасна. Её сравнивают то со "свистом пара, выпускаемого одновременно десятком мощных паровозов", то с "грохотом канонады сотен пушек", то с "одновременным рёвом многих реактивных самолетов".

От Соловьиного свиста горы содрогаются, реки мутятся, земля трясется. От "полсвиста соловьего" рушатся палаты белокаменные. Ясно, что на такое способен не просто ветер, а только смерч.

Сила смерча подчас невероятна в прямом смысле слова: разве сразу можно поверить тому, что по воздуху летают тракторы и тягачи, а автобус проделывает в воздухе путь около 300 м? А именно это было в литовском городке Ширвинтас 29.05.1981 г. Вихрь может поднимать и гораздо более тяжёлые предметы: вагон со 117 пассажирами, поднятый в Миннесоте, весил 80 тонн.

Стальной мост через реку у американского города Ирвинга весом 108 т и длиной 75 м мгновенно был сорван и скручен в такой плотный клубок, что тот полностью исчез в воде, хотя глубина реки была 1,5-2 м. Скорость ветра в воронке таких мощных торнадо превышает скорость звука, равную 332 м/сек. Трудно представить, какие фантастические силы ярятся в этих вихрях, если при 80 м/сек. птичье перышко на лету как пуля пронзает доску толщиной 5 см! Откуда черпает такие силы замкнутый сам на себя вихрь?

Невозможно предсказать появление и нрав смерча, поражающего своими дикими неожиданностями. Перепады давления воздуха в вихре настолько резкие, что "нарочно не придумаешь": находили кур, ощипанных только с одного бока.

Пишущему эти строки посчастливилось побывать поблизости от разрушительного смерча, пронесшегося через подмосковный поселок Сходню в августе 1951 г. Путь возмущенной стихии был очерчен настолько резко, что нетронутые молодые деревца стояли в двух шагах от поверженных и скрученных в жгут вековых лип. Навсегда запечатлелось в душе мертвое затишье перед бурей; застывшее, осязаемое и противоестественное. Смутное ощущение чего-то затаившегося, готовящегося к прыжку. А затем – вздыбившаяся, неистовая стихия, подобная разъяренному джинну, вырвавшемуся из кувшина: явление неописуемое и потрясающее в буквальном смысле. Но не было обычного страха, а было захватывающее дух притяжение, завораживающая близость неведомого, от которой оторопь берет и мурашки по коже.

Величественное и жуткое зрелище – "касание мирам иным" может вызвать в человеке те же религиозные чувства, что и гром с молнией. Известный шлиссельбуржец, астроном Н. Морозов в книге "Откровение в грозе и буре" объясняет апокалиптические видения обезумевшего от ужаса Иоанна ураганом небывалой силы, обуявшим остров Патмос.

Играючи, смерч может разметать средневековую крепость как карточный домик. Но может и, разрушив виллу, перенести буфет с посудой на несколько сот метров, не разбив ни чашки. То он довольствуется тем, что снимает шерсть с овец, то несет песок с такой скоростью, что с людей сдирается вся одежда и кожа, а на трупах остаются только ботинки.

А о чем говорит странная избирательность смерча, оставляющего некоторые предметы нетронутыми посреди разрушений? Известен случай, когда в налетевшем вихре исчезли коровник и корова, но женщина, доившая ее в коровнике, осталась сидеть на месте; возле нее, как и прежде, стояло ведро с молоком.

Что это: только слепая, безумная стихия "без руля и без ветрил"? Или нечто иное, граничащее со своеобразным разумом? Быть может, стихия является необходимой средой для проявления воли каких-то нечеловеческих сущностей? Во всяком случае, знаменитый фантаст Рей Бредбери, чья бабушка была колдуньей, относится к торнадо весьма уважительно. Если мы не знаем, как образуется смерч, то почему считаем вымыслом лапландских колдунов, умевших вызывать его? Байрон и Мицкевич, Стриндберг и Конан-Дойль были убеждены, что подобное возможно.

Разнообразием своего поведения смерч напоминает своенравное живое существо. Нет никакого логического объяснения его "забавам". Подобно шаровой молнии, он действует избирательно, целенаправленно: умерщвляет одно живое существо, не трогая другого. Известны свидетельства о людях, унесенных неведомо откуда взявшимся вихрем и бесследно пропавшим без вести. Но бесспорны и случаи, когда смерч поднимает людей высоко в воздух, плавно переносит их через реку, лес, а затем бережно, без единой царапины, опускает на землю.

Смерч, пронесшийся по Подмосковью 29.06.1904 г., подхватил и унес мальчика прямо на глазах матери и других детей. Ребенка нашли целого и невредимого в яме от вывороченной с корнем громадной сосны в Сокольниках, за полтора десятка километров от Мытищ, где он был схвачен.

А что, если "проказы" вихря вполне ПО-СВОЕМУ осмысленны? За внешним проявлением – феноменом скрыт нумен – сокровенная сущность – душа той загадки Природы, которая нам является как вихрь. Порой в его неумолимой, пугающей целеустремленности чудится чья-то воплотившаяся воля. В ПРИРОДЕ ВСЯКАЯ СИЛА ЕСТЬ В ТО ЖЕ ВРЕМЯ И ВОЛЯ.

Незыблем только основной закон СОХРАНЕНИЯ СИЛЫ, а все её превращения – область догадок. Феномены, подобные смерчу, никогда не освоить методами рассудочного познания. Они не поддаются научному объяснению, поскольку явления Природы, ЕЁ СИЛЫ рассматриваются в отрыве друг от друга и от целого. Люди не видят скрытых глубинных взаимосвязей между различными явлениями, не улавливают жесткого подспудного сцепления причин и следствий, и, в невежестве своем, валят всё на "случайные" совпадения. А именно в этих неразгаданных взаимосвязях вещей, существ, стихий, душ и кроются закономерности необъяснимого, "сверхъестественного".

Удивляет непоследовательность христиан, говорящих о слепой ярости взбесившейся стихии, смертельно изувечившей добродетельного прихожанина и пощадившей его соседа-безбожника; но они не осмеливаются так помыслить о своем "боге", карающем праведника.

Конечно, смерчи сеют разрушения и бывают смертоносны. Но даже все вместе взятые, они не унесли столько жизней, сколько гигантский искусственный ОГНЕННЫЙ СМЕРЧ, взметнувшийся 28.07.1943 г. над Гамбургом после того, как американцы накрыли город "бомбовым ковром". Предполагают, что поднимающиеся разогретые массы воздуха могут стать решающим фактором для образования торнадо. На Гамбург было сброшено так много бомб, что город превратился в сплошной огненный столб. Деревья вырывались из земли и горящими факелами носились в воздухе. При температуре воздуха 800-1000 градусов люди обугливались снаружи, а если они вдыхали воздух, то и изнутри. В сообщениях говорилось, что раскалённый воздух единым потоком вздымался в небо на 7 км!

В огненной печи заживо сгорели десятки тысяч мирных жителей. Такой же торнадо вызвала атомная бомбардировка Хиросимы. Там счёт жертв шёл уже на сотни тысяч. Но об этом даже не заикаются те, кто льёт, крокодиловы слёзы по поводу "газовых камер".

* * *

Вихрь – одно из самых загадочных явлений Природы. Ученым известно о вихре столько же, сколько и о Соловье Разбойнике. "Какие силы действуют внутри смерча, каковы причины разрушений – почти неизвестно", признает известный советский геолог, акад. Д. Н. Наливкин в своей книге "Смерчи".

"Непоследовательное" поведение вихря, его удивительная концентрированность, резкость перепадов скорости его струйных потоков и многое другое наводит вдумчивых исследователей на размышления с мистическим оттенком.

Характернейшей особенностью смерчей является резкое очертание-ограничение, устойчивая гладкая поверхность, отличающая смерчи от всех других подобных атмосферных образований. Только он один обладает такой устойчивостью, остается самим собой при движении среди бесформенного воздуха.

Но отчего объект может так сильно выделиться из среды, его породившей? Почему возникшая неоднородность сосредоточивается, развивается, обостряется и обособляется? Здесь мы вступаем в заколдованный круг философских вопросов космогонии о самом Мироздании: как и почему происходит самоорганизация возникшей неоднородности, растет ее упорядоченность (если, конечно, изначальную однородность считать беспорядком, хаосом)?

Древнекитайский мудрец Цюй Юань задавался вопросом: "На основании чего можно судить о той поре, когда Земля еще не отделилась от Неба? Кто может проникнуть взором в глубь тогдашнего хаоса и как можно различить, что вращалось в этом круговороте?" Над тем же вопросом ломают себе головы и современные учёные, пытаясь представить себе те ранние эпохи существования Вселенной, когда вокруг еле заметных неоднородностей, образовавшихся в среде дозвёздного газового облака, стали закручиваться узоры галактических спиралей.

Если считать, что в те догалактические времена Вселенная представляла собой однородную туманность, распределенную чрезвычайно равномерно (о чем говорит однородность реликтового излучения), то какие же силы содействовали образованию в этой однородной среде завихрений, превращающих клубящиеся сгустки газа в ядра-зародыши протогалактик?

Как в однородном лоне РОДА – "Великого Ничто, которое есть Всё" – зародилось многообразие ЖИВОЙ ПРИРОДЫ?

Ведь сама материя – ни что иное, как бешеное коловращение энергетических зарядов – шаровидных эфирных волчков. Вихревое строение материи прозревали еще Анаксимандр и Гераклит, Парменид и Зенон. Изучение ВИХРЯ, составляющего первооснову материи, может пролить свет на процессы концентрации космической материи в виде сердцевин галактик, звезд и планет. Стройную вихревую модель формирования Солнечной системы выдвинул советский академик Н. Шило.

* * *

Главное в Вихре то, что он вращается. НО ПОЧЕМУ? Современная математика не в силах описать самозарождение вихря даже в более "простой", чем воздух, среде – несжимаемой воде. До сих пор не решена задача о возникновении привычного водоворота, образующегося при сливе жидкости через отверстие в дне сосуда; слишком сложными оказались уравнения и слишком много разнообразных величин в них задействовано, чтобы "поверить алгеброй гармонию".

Что же тогда говорить о галактических завихрениях поперечником в тысячи световых лет? А ведь астрофизики считают, что основополагающим свойством всех галактик является их вращение. Но какова причина этого вращения? Каким образом процесс охлаждения и сокращения массы газа придает ей вращательное движение?

Если спросить геофизиков: "Что за неизбывная сила заставляет Землю кружиться вокруг собственной оси?" Они ответят: "Центробежная сила". А что порождает эту силу? – "Вращение Земли", – таков "глубокомысленный" ответ.

Природа подобна в своих проявлениях. Вселенная на всех своих уровнях – видимых и невидимых – начинена вихрями, вне которых не может быть ни жизни, ни движения. НИ НА БЕЛОМ СВЕТЕ, НИ НА ТОМ СВЕТЕ.

И здесь мы подходим к загадке вихреобразований и вообще – к непостижимой сущности ВРАЩЕНИЯ. Вопросы эти напрямую связаны с самыми глубокими загадками мироустройства.

Вселенная являет собой мириады круговращающихся сфер: галактики собраны в скопления, а те, в свою очередь, в еще более грандиозные сверхскопления и т. д. Одна и та же сила закручивает раковину улитки, бивень нарвала и усики хмеля.

Микробиологам удалось сфотографировать процесс слипания клеток, необходимый для зарождения эмбриона. На увеличенном в 440000 раз снимке обозначились ясные очертания трех – и четырехлучевых свастик: и в микромире жизнь зачинается созидательным вихревым вращением. Даже горе можно "завить веревочкой".

Всюду мы обнаруживаем череду идеально слаженных циклов, кругов, шаров, до бесконечности вмещающихся друг в друга и повторяющих великое в малом. "То, что внизу, подобно тому, что вверху". Это было известно не только Гермесу Тримегистосу: забытый сокровенный смысл нашей деревянной "Матрешки" – идея о единстве и сходстве строения микрокосмоса и макрокосмоса.

Естественное, самопроизвольное вращение присуще и Земле, и всем небесным телам. Почему шар – самая совершенная форма в Природе? Потому, что он – дитя вращения и может вращаться. Круговое движение есть совершеннейшее, – так учил сам Аристотель. Шар заключает в себе совершенство. Совершенство шара в его простоте и подобии себе самому. На это указывал неоплатоник Прокл в гимне "К Гелиосу" и в "Комментариях" к Евклиду.

Природа всесовершенна. Наивысшая красота Природы – в Её целокупности и полной завершенности. Это красота зрелого, законченного в себе бытия, пребывающего в вечном коловращении. О том, что Природа испытывает удовлетворение от собственного коловращения, – говорил один из величайших мыслителей – Джордано Бруно.

В этом коловращении всегда есть возврат к себе, свидетельствующий о вечности и нестарении Вселенной. На языке науки это же утверждает ведущий космолог современности – Фред Хойл.

КОЛОВРАЩЕНИЕ ПОРОЖДАЕТ В МИРЕ ЖИЗНЬ. Недаром самым сильным оберегом от упырей считался у славян СОЛНЕЧНЫЙ КОЛОВОРОТ (по-индийски – свастика).

Древние мудрецы и собственное бытие мыслили тоже как вечно вращающееся веретено, вечное возвращение – перевоплощение. "Душа в человеке подобна тем вечным силам, которые неизменно совершают свой круговоротный бег. Как начало вечно движущееся, она есть то же, что и всякая астральная сила", – писал пифагореец Филолай.

Одна и та же первобытно-волшебная сила правит и русальским хороводом, и "плясовой молитвой" дервиша, и вьюжной круговертью камлающего шамана.

Эта могущественнейшая сила, движущая постоянно сама себя и все миры, – первоисточник всех остальных сил.

За миром энергий скрываются СИЛЫ ЖИВЫЕ. Извечный, самобытный, никем не рожденный РОД сам порождает-одухотворяет всё сущее. "РОД В СЕБЕ" осуществляет себя через ПРИРОДУ.

* * *

ВЕЛИКИЙ НЕПОСТИЖИМЫЙ ДУХ-РОД есть животворящее вихревое дыхание, связующее изнутри воедино всю ПРИРОДУ.

Вернемся к Соловью. Как он стал "Разбойником"?

Русское "соловей" – от славянского "славий". Вещий Боян, поющий славу Роду-Племени, поэтому и назван "соловьем старого времени".

Свист ветра сравнивался с соловьиным щелком. Ветры Буйные – Вихри как действующие лица широко распространены в русских сказках, песнях, поверьях и бывалыщинах. К ним нередко обращаются за помощью как к существам ЖИВЫМ. "Ветер-Ветрило сильновеющий" просит-заклинает Ярославна. Вихорь упоминается в заговорах даже в ХVIII в. Повергнутые языческие кумиры церковь всегда старалась представить как сатанинские; однако, несмотря на все усилия, Вихорь так и не слился с обликом "сатаны", хотя наложение отдельных черт произошло.

Сложный образ Соловья Разбойника – следствие совмещения воедино ряда напластований различных религиозных представлений. Несомненна древнейшая языческая основа образа: это олицетворение Вихря. Но в былинах киевского цикла он действует в реальных исторических обстоятельствах насильственной христианизации Руси Владимиром. Именно тогда Соловей – символический образ сравнительно редкого природного явления-вихря и обретает черты "разбойника". Где повстречал Соловья Илья Муромец? По дороге из Мурома в Киев, которая считалась "непроезжею". А почему "непроезжею"? А потому, что пролегала она по Земле Вятичей – самого крупного восточнославянского племени, наиболее ожесточенно сопротивлявшегося нашествию христоносцев.

Вольнолюбивые вятичи, верные общинно-вечевым порядкам, не признавали князей как верховной власти. Поход на вятичей – закоренелых приверженцев языческих заветов – считался у киевских князей воинским подвигом. Поэтому-то летописец Нестор и сравнивал вятичей и других северян с живущими в лесу дикими зверями, – в отличие от принявших крещение "мудрых и смышленых" полян.

Проповедников христианщины, глумившихся над свещенными народными обычаями, вятичи просто убивали, как это случилось в 1113 г. с Кукшей и Никоном, прибывшими из Киево-Печёрского монастыря.

Христианизация вятичей началась лишь в ХII в. и затянулась аж до XVII в. Крупнейший церковный историк Е. Е. Голубинский в "Истории русской церкви" (1901 г.) пишет, что христианство "распространялось между ними весьма медленно и окончательно воцарилось весьма не скоро" (т. 1, стр. 209). Сказано весьма и весьма мягко, ибо неоднократно восставали вятичи, возглавляемые волхвами, но мятежи подавлялись железом и кровью, а "разбойники" предавались мучительной казни. Народные восстания, носившие одновременно антикрепостнический и антихристианский характер, потрясали Киевский престол. В былине "Три поездки Ильи" говорится:

И наехал на дороге станицу разбойников;

И стоит разбойников до пяти сот...

И перебил он станицу разбойников...

Илья, сын Иванович – богатырь христианский, на что указывает уже самое его иудейское имя и отчество. За что восхваляется Илья придворными лизоблюдами? Заслуга Ильи в том, что он прокладывает дорогу на Киев – опору церкви, мостит мосты в дремучих лесах, расчищает путь "цивилизации" в северную, языческую Русь.

А особо воспевается христианнейший богатырский "подвиг" Ильи, "прирубившего у Соловья всех детушек" (у Соловья девять дочерей и девять сыновей или зятьев, а девятка – свещенное для язычников число).

Нигде, никогда, ни при каких условиях, ни одна разновидность христианства – этой религии "любви и милосердия" – не была введена без помощи огня и меча. Куда ни проходили поборники «истинной веры» на Руси, они действовали одинаково: сначала вырубали свещенные деревья и рощи – чертоги Духов-Покровителей, оскверняли местные погосты и капища.

Как Илья в былине усмиряет разбойничью ватагу? Окружённый станичниками-разбойниками, он стреляет из лука не куда попало, а по свещенному дереву язычников – огромному Дубу:

Угодила стрела в сыр-кряковистый дуб,

Изломала дуб в черенья ножевые...

Видя это, разбойники в страхе разбегаются. Вслед за тем наезжает Илья на главного "Разбойника".

Соловей всегда сидит на дубах, часто на тридевяти дубах. Илья только с третьего раза сшибает Соловья стрелой заговоренной; очевидно, обычное оружие Соловья не берет. Заговоренная стрела, не связана ли с селом Карачаровым (т. е. Черными чарами), откуда Илья родом? Плененного Соловья Илья привозит в Киев и там казнит.

Соловей свистит, и разбойники тоже перекликаются посвистом. Жилище Соловья именуется домом, теремом, дворищем, заставой воровской: понятно, что заставы преграждали путь христоносцам. Ворами же тогда и вплоть до времен Степана Разина назывались повстанцы против церковно-помещичьей кабалы. ТИТАН-БОГОБОРЕЦ СТЕПАН РАЗИН проклят церковью – и он самый любимый народный герой.

Образ Соловья двойственный, перемежающийся. Соловей не имеет полностью человеческой наружности, но не имеет и законченного облика птицы. С одной стороны, он как будто бы крылатое существо: услыхав, что Илья мостит мост, он со свистом летит ему навстречу. Но с другой стороны, Соловей выглядит одновременно и человеком; он говорит по-русски, чару принимает руками, Илья берет его "за желты кудри". Все домочадцы Соловья – люди.

Противоречие между птичьим и человечьим обликом Соловья можно объяснить только тем, что он – оборотень. Из разных источников известно, что особо могущественные волхвы могли оборачиваться вихрем (их не следует путать со зловредными колдунами). Не был ли знаменитый Соловей одним из таких кудесников?

В победах Ильи над Соловьем и Идолищем, а Добрыни – над Змеем отражено временное торжество христианства над реальными историческими его врагами – защитниками народной Веры и Воли.

* * *

Ни один образ не претерпел, пожалуй, столь разительных изменений в сознании людей, как Баба Яга. Ведунья Яга – заботливая Берегиня Рода-Племени и, прежде всего, детей, превратилась в свою полную противоположность – в детское пугало – людоедку.

Яга – родом из матриархата, когда хранительницей родового очага и первой служительницей Свещенного Огня была ЖЕНЩИНА – ГЛАВА РОДА. Блюстительницами родовых обычаев и руководительницами женских посветительных обрядов выступали наиболее уважаемые женщины – матёрые природные чародейки, перерастающие обычные человеческие мерки. БАБА ЯГА – ЭТО ЖЕНЩИНА-ШАМАН.

Не по летам мудрая, обладавшая волшебной властью над стихиями и дикими зверями, она была одновременно и Хозяйкой Леса, "доктором Айболитом" и заступницей всякой лесной живности. Почитание Лесных Хозяев было несвойственно земледельцам славянского лесостепного юга и являлось, в основном, древнейшим достоянием лесных племен.

В лесной школе Баба Яга научала свещенным пляскам и оберегающим узорам, наставляла в брачных предписаниях и благих заклятиях.

Ко временам матриархата относятся выразительные женские статуэтки из камня, рога и бивня мамонта. Эти т.н. доисторические Венеры олицетворяли не только плодородие, но и изображали Прародительницу-Родоначальницу.

Одно из величайших таинств – зарождение новой земной жизни. Роль отца в рождении ребенка не умалялась, но матери придавалось большее значение. Женщины, призванные к деторождению – воплощению Предков, ближе поэтому к миру Духов-Предков и находятся с этим миром в особых отношениях. И по представлениям современных индейских племён, женщина для Духов более "своя". Согласно древнейшим воззрениям, мир Духов (не только Духов-Предков, но и вообще Природных Духов) – источник всякой жизни, и общение с ним приносит удачу, здоровье и обновление сил.

О разном отношении мужчины и женщины к миру Духов свидетельствует внешнее различие тайных женских обрядов от мужских. Подобные обряды со времён амазонок известны у многих народов. Самой отличительной их чертой является то, что участницы не только не надевали никаких масок, а напротив – обнажались догола. В сильно изменённом виде сходные тайнодейства до недавних пор сохранялись у восточных славян, например обход нагими женщинами засеянного поля во время засухи или круговое опахивание – опоясывание деревни, оберегающее ее от мора.

В древности участники сокровенных обрядов (как мужских, так и женских) ощущали себя как бы преображенными: в них на время вселялись Духи (отсюда: вдохновение, одухотворение, воодушевление). Но если мужчины, уподобляясь таинственным потусторонним существам, пытались как можно сильнее изменить свой облик и наряжались в диковинные одеяния и личины-маски, то женщины, напротив, стремились освободиться от всего искусственного. Они сами по себе, "в чём мать родила", считались подходящим вместилищем для Родных Светлых Сил. Ночные тайные религиозные обряды в честь Диониса-Вакха, сопровождавшиеся ритмичной музыкой и исступленными вертящимися плясками обнаженных менад, назвались в Греции оргиями, а в Риме – вакханалиями. Подобным же торжественным свещеннодейством были и русальные плясовые хороводы; церковники, знающие о них лишь понаслышке, истекая сладострастным ужасом, бичевали "бесовские потехи".

Безотчетная, врождённая склонность женщины снять с себя всё лишнее, мешающее проявлению её свещенного естества, сквозит и в радениях некоторых так называемых сектантов, и в знаменитых бразильских карнавалах – бледных отблесках могучих первобытных мистерий.

* * *

Издревле и повсеместно бытовали представления об особой волшебной силе, присущей женщине, в отличие от психической и физической силы мужчины. В народных преданиях Европы феи и жрицы встречаются гораздо чаще, чем маги и чародеи.

Инквизиторы-демонологи в "Молоте ведьм" задаются вопросом: почему женщина настолько больше предрасположена к ворожбе, чем мужчина, что на десять тысяч сожжённых ведьм приходится лишь один колдун?

В связи с этим обращает на себя внимание тот знаменательный факт, что эпифиз – загадочная шишковидная железа, которую оккультисты отождествляют с "третьим глазом" – органом телепатического общения и ясновидения, развита сильнее у женщин, чем у мужчин, и у детей больше, чем у взрослых.

Индоевропейцы почитали одарённых прозрением женщин как великих вдохновительниц народов: обладавшие большей силой интуитивного предчувствия, восприимчивые к магнетическим токам Земли, чуткие к лунным влияниям, они распознавали скрытые свойства трав и самоцветов, волшебной палочкой отыскивали целебные воды. В исландских сагах женщина, обнимая мужа, уходящего на поле брани, руками уже чувствует места будущих ран.

Пифии и Сивиллы указывали племенам путь в новые земли, Валькирии вели их в битву, решали день сражения. Лишь средневековые мракобесы превратили светлых вещих дев в зловещих ведьм, какими они изображены в "Макбете".

Знаменитые греческие волшебницы – сродни Солнцу: Цирцея – дочь Гелиоса, а почитавшаяся некогда живой богиней Медея – его внучка.

Древние германцы, по свидетельству Тацита, почитали своих женщин, обладавшим даром пророчества – не простыми смертными, а свещенными существами, и относились к их советам, как к оракулам. Таковой была прекрасная белокурая Велледа, в которой германские племена видели земное воплощение божества.

Кельты боготворили своих друидесс, могущественных как сипы Природы и обладавших той же чистотой.

Женщина играла большую роль и в жизни славянских племен: исторические источники рассказывают о вещих женах – правительницах Любуше и Ванде, предания повествуют о Царь-Девице и царевне Волхове. Позднее замороченные христиане восприняли библейский взгляд на женщину, как на существо низшее, неполноценное и нечистое. "Любодеица дьявола, супруга адова, невеста сатанина" была особо ненавистна монахам – мужеложцам.