Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ВОЗВЫШЕНИЕ ВАЛИРИИ



Пока Вестерос оправлялся от Долгой Ночи, новая сила появилась в Эссосе. Вероятно, этот обширный континент, протянувшийся от Узкого моря до овеянного сказаниями Нефритового и отдаленного Ультоса, является тем местом, где развивалась цивилизация, какой мы ее знаем. Первая из них (отбросим спорные претензии Кварта, итийские легенды о Великой Империи Зари и трудности поиска какой-либо истины в историях об известном по преданиям Асшае) зародилась в Старом Гисе: городе, зиждущемся на рабстве. Легендарный основатель города, Граздан Великий, остается столь почитаемым, что люди из рабовладельческих родов до сих пор часто наделяются его именем. Это он, как доносят до нас старейшие исторические знания гискарцев, создал шагающие в ногу легионы, вооруженные тремя копьями и высокими щитами, первыми начавшие воевать как организованные отряды. Старый Гис и его армия заселили окрестности, а затем, продвигаясь, стали покорять соседей. Так родилась первая империя, и веками ее владычество оставалось неоспоримо.

Те, кто положили конец империи Старого Гиса – хотя и не всем ее традициям – происходят из обширного полуострова за Заливом Работорговцев. Там, среди громадных вулканических гор, известных как Четырнадцать Огней, укрылись валирийцы, умевшие приручать драконов и сделавшие их самым грозным орудием войны, что когда-либо видел мир. Истории, которые валирийцы рассказывали о себе, гласили, что они происходили от драконов и приходились родней тем, кем повелевали.

В обрывках “Чудовищной истории” Барта, дошедших до нас, септон рассматривал различные легенды, изучая происхождение драконов, и то, каким образом они оказались подчинены валирийцам. Жители Валирии уверяли, что драконы есть порождения Четырнадцати Огней, тогда как в Кварте сказки повествуют, будто бы некогда в небе была вторая Луна. Однажды эта Луна обожглась о Солнце и треснула, словно яйцо, и миллион драконов высыпался из нее. Асшайские предания многочисленны и запутанны, но некоторые тексты – неимоверной древности – утверждают, что драконы впервые пришли из Тени, и на этом месте познания нас подводят. Со слов историков Асшая, народ столь древний, что ему не было именования, первым приручил драконов и привел их в Валирию, где обучил валирийцев своим наукам, прежде чем пропасть со страниц летописей.

Однако если народ Тени первым приручил драконов, то почему они не завоевывали, как это делали валирийцы? Похоже на то, что свидетельства валирийцев вернее. Но когда-то драконы были и в Вестеросе, задолго прежде того, как пришли Таргариены, – так гласят наши собственные легенды и истории. Если драконы возникли из Четырнадцати Огней, то они должны были распространиться по большей части известного мира ранее, чем были приручены. И тому есть подтверждения, ведь драконьи кости обнаруживались и на севере вплоть до самого Иба, и даже в джунглях Соториоса. Но валирийцы седлали и подчиняли драконов, как не смог никто другой.

Всем известна дивная красота валирийцев, их волосы, будто светлейшее серебро или золото, и глаза оттенков фиолетового, каких нет более ни у одного из народов мира, – и часто это служит доказательством тому, что валирийская кровь воистину не такова, как у прочих людей. Находятся мейстеры, утверждающие, что посредством старательного скрещивания животных возможно достичь желаемого результата, и что живущие уединенно племена способны проявить значительные отклонения от того, что считается обычным. Это может являться вероятной отгадкой тайны происхождения валирийцев, однако же никак не объясняет сродства с драконами тех, кто явно нес в себе валирийскую кровь.

У валирийцев не было королей. Они называли себя Фригольдом, потому как все граждане, владевшие землей, имели право голоса. Архонты могли избираться, дабы помогать в руководстве, но выбирали их свободные землевладельцы из числа подобных себе, и лишь на ограниченный срок. Редкостным случаем было для Валирии оказаться под властью всего одной владетельной семьи, и все же случаи такие известны.

Пять великих войн между Фригольдом и Старым Гисом во времена, когда мир был молод, превратились в легенды – пламенные кровопролития, каждое из которых завершилось победой валирийцев над гискарцами. И в ходе пятой, последней войны Фригольд предпочел убедиться в том, что шестой не произойдет. Древние кирпичные стены Старого Гиса, воздвигнутые Гразданом Великим в незапамятные дни, были разрушены до основания. Колоссальные пирамиды, храмы и дома предавались драконьему огню. Поля засеивались солью, известью и черепами. Многие гискарцы были убиты, а прочие – порабощены и сгинули, трудясь на своих покорителей. Гискарцы стали еще одной частью новой Валирийской Империи, и с течением времени позабыли язык, на котором говорил Граздан, вместо него обучившись высокому валирийскому. Так находят гибель одни империи и возвышаются другие.

То, что ныне сохранилось от некогда гордой империи Старого Гиса, есть жалкие остатки – несколько городов, что подобны цепляющимся к телу Залива Работорговцев язвам, и еще один, претендующий на звание возрожденного Старого Гиса. Ибо после Рока, похоронившего Валирию, города Залива Работорговцев смогли сбросить последние из валирийских оков и начать управляться сами собой поистине, а не изображать вольность. Оставшиеся от гискарского народа, не медля, восстановили торговлю рабами, но только если раньше они получали их в завоеваниях, то теперь они покупали их и разводили.

“Из кирпича и крови выстроен Астапор, и из кирпича и крови его люди”, говорится в старом стихе, посвященном красным кирпичным стенам города и крови, пролитой тысячами рабов, кои жили, трудились и умирали, сооружая их. Управляемый людьми, именующими себя Добрыми Господами, Астапор более всего известен благодаря созданию оскопленных рабов-солдат, которых называют Безупречными. Это мужи, с самого отрочества взращенные так, чтоб быть неустрашимыми воинами, не чувствующими боли. Астапорцы похваляются, что в Безупречных возвратились к жизни шагающие в ногу легионы Старого Гиса, однако те люди были свободны, а Безупречные – нет.

О Юнкае, желтом городе, немногое нужно сказать, поскольку это пресквернейшее место. Люди, правящие им, зовут себя Мудрыми Господами. Они погружены в разврат, поскольку продают постельных рабов, мальчиков-шлюх и хуже того.

Наиболее грозным из городов Залива Работорговцев является древний Миэрин, но, как и прочие, это разрушающееся место, а населяет его лишь толика от того числа, что он вмещал во времена Старой Империи. Его стены из многоцветного кирпича заключают в своих пределах бесконечные муки, ведь Великие Господа Миэрина обучают рабов биться и гибнуть ради их увеселения в пропитанных кровью боевых ямах.

Все три города известны тем, что предпочитают выплачивать дань проезжающим мимо кхаласарам вместо того, чтобы встречаться с ними в бою, но Дотракийцы также поставляют большую долю рабов, коих гискарцы обучают и продают, – рабов, добытых захватами и проданных на рынках Миэрина, Юнкая и Астапора.

Наиболее оживленный из всех гискарских городов также самый малый и молодой среди них, и не менее их претендует на величие: Новый Гис, предоставленный сам себе на своем острове. Его господа создали железные легионы в подражание легионам Старогй Империи, но, в отличие от Безупречных, эти легионеры – свободные люди, каковыми были солдаты Старой Империи.

ДЕТИ ВАЛИРИИ

Валирийцы переняли у гискарцев одну скверную вещь: рабство. Гискарцы, которых они покорили, стали первыми, кто был ими порабощен, но не последними. Пылающие горы Четырнадцати Огней были богаты рудой, и валирийцы жаждали ее: медь и олово для бронзы, шедшей на вооружение и памятники; после железо для стали их легендарных клинков; и всегда – золото и серебро, чтоб платить за все это.

Свойства валирийской стали всем известны, и являются плодом многократной перековки железа (дабы сбалансировать и удалить примеси), равно как и использования заклятий – или же умений, нам не известных, – с тем, чтобы придать получившейся стали противоестественную крепость. Эти умения теперь утрачены, хотя кузнецы Квохора заявляют, что им известна магия, позволяющая перерабатывать валирийскую сталь без потери ею крепости и непревзойденной способности держать заточку. Число оставшихся в мире валирийских клинков может исчисляться тысячами, но в Семи Королевствах их всего лишь двести двадцать семь, как сообщает “Опись” архимейстера Тургуда, и некоторые из них с тех пор могли пропасть со страниц истории или быть утеряны.

Никто не может сказать, сколь многие сгинули, трудясь в валирийских копях, но число это достаточно велико, чтобы превышать всякое разумение. С ростом Валирии возростала и ее нужда в руде, ведшая в свою очередь к росту завоеваний, наполнявших копи рабами. Валирийцы расширяли пределы империи во всех направлениях, проникнув на восток дальше гискарских городов и на запад до берегов Эссоса, куда не вторгались и гискарцы.

Именно сей первый прорыв новой империи приобрел великую важность для Вестероса и будущих Семи Королевств. Тогда как Валирия желала завоевывать все больше земель и народов, некоторые бежали в поисках спасения, отступая перед валирийской волной. На берегах Эссоса валирийцы выстроили города, известные нам под именем Вольных. Происхождения их разнятся.

Квохор и Норвос – основаны вследствии религиозных расколов. Другие, такие как Старый Волантис и Лис, являли собой в первую очередь торговые колонии, заложенные состоятельными купцами и дворянами, выкупившими право управлять собой как клиенты Фригольда, а не его подданные. Эти города избирали собственных вождей, а не подчинялись присланным для надзора за ними архонтам из Валирии (зачастую восседавших на драконах). Некоторые истории выдвигают предположение, что Пентос и Лорат принадлежат к третьему виду – городам, существовавшим до прихода валирийцев, чьи правители присягнули Валирии и так сохранили свое право на местное правление. В эти города валирийская кровь пришла вместе с переселенцами из Фригольда и с политическими браками, кои крепче привязали их к Валирии. Тем не менее, большая часть историй, что говорят об этом, берут своим источником «Прежде Драконов Гессио Харатиса. Сам Харатис был пентошийцем, и в его времена Волантис грозился возродить Валирийскую Империю под своим главенством, потому идея независимого Пентоса, чье происхождение не связано с Валирией, была весьма удобна политически.

Нет сомнений в том, что Браавос выделяется среди Вольных Городов – его основали не собственные граждане и не воля Фригольда, но вместо того – рабы. Рассказы браавосийцев открывают, что огромная рабовладельческая флотилия, собиравшая дань людьми у земель Летнего и Нефритового Морей, однажды пала жертвой восстания рабов; успех его был обеспечен ввиду того, что валирийцы имели обыкновение использовать рабов в качестве гребцов и даже моряков, и те присоединились к восстанию. Завладев флотом, они поняли, что поблизости не было места, могущего послужить им укрытием от Фригольда, и тогда рабами было решено отправиться на поиски земли, удаленной от Валирии и ее подданных. Они основали собственный сокрытый город. По легенде, это Лунные Певцы провидели, что флоту следует отправиться далеко на север, к забытому всеми уголку Эссоса – к заливаемым приливом берегам, солоноватым водам и туманам. Там рабы заложили основы своего города.

На протяжении веков жители Браавоса пребывали скрытыми от мира в своей отдаленной лагуне. И даже разоблачившись, Браавос продолжал быть известен, как Тайный Город. Браавосийцы были народом, который не был народом: множество рас, сотня языков и сотня богов. Все, что они имели общего, был валирийский, являвшийся общим торговым языком Эссоса, - и тот факт, что они стали свободны, а ранее были рабами. Лунные Певцы почитались за то, что привели их к их городу, но мудрейшие из освобожденных рабов постановили, что ради общего объединения им должно принимать всякого бога, которого принесли с собой рабы, не чтя ни одного из них превыше другого.

Вкратце, имена и числа народов, повергнутых Валирией, неизвестны нам и по сей день. Записи, ведшиеся валирийцами об их завоеваниях, большей частью погибли во время Рока, и мало кто из тех народов (если таковые были) задокументировали свою историю таким способом, каковой сумел бы пережить владычество Фригольда.

Немногие, подобно ройнарам, смогли продержаться против валирийской волны века либо тысячелетия. Говоряится, что ройнары, основавшие великие города на Ройне, первыми постигли ремесло обработки железа. Кроме них союз городов, позже названных королевством Сарнор, пережил валирийскую экспансию благодаря неохватной равнине, что отделила их от нее… но лишь для того, чтобы эта равнина и населявший ее народ – дотракийские конные владыки – стали причиной падения Сарнора после Рока.

Об истории Валирии, известной нам теперь, за прошедшие столетия было написано немало томов. Подробности о завоеваниях, поселениях, распрях драконьих повелителей, богах, которым они поклонялись и о многом ином способны заполнить библиотеки – и притом быть незавершенными. “Огни Фригольда” Галендро повсеместно считаются наиболее полным историческим свидетельством, и все же Цитадели недостает двадцати семи свитков.

Те, кто не желали стать рабами, но были не в силах противостоять мощи Валирии, бежали. Многие не сумели и ныне забыты. Но один народ, высокий и светловолосый, сделавшийся отважным и непреклонным благодаря свой вере, преуспел в бегстве от Валирии. И народ этот – Андалы.

ПРИБЫТИЕ АНДАЛОВ

АНДАЛЫ ПРОИСХОДЯТ из земель Секиры, что лежат к северо-востоку от современного Пентоса, хотя в течение многих столетий они были кочевым народом, который не задерживался подолгу на одном месте. Из самого сердца Секиры – большого подковообразного куска суши, окруженного Студеным морем – они переместились на юго-запад, чтобы создать Андалос – древнее государство, которым они правили до того, как пересекли Узкое море.

Андалос растянулся от Секиры до нынешнего Браавосского побережья, а на юг – до Равнин и Бархатных холмов. С собой андалы принесли железное оружие и доспехи из железных пластин, против которых обитавшие в тех землях племена мало что могли сделать. Одним из таких племен были Волосатые; их самоназвание потерялось, но их еще поминают в некоторых пентошийских хрониках. (Пентошийцы считают, что то были родичи жителей Иба, и хроники Цитадели, в основном, с этим согласны, хотя в одних утверждается, что Волосатые заселили Иб, а другие – что Волосатые впервые появились именно на Ибе).

Тот факт, что андалы ковали железо, некоторые полагают доказательством того, что ими водительствовали Семеро; сам Кузнец обучил их этому искусству – именно так учит священное писание. Но к тому времени ройнары уже были развитой цивилизацией, и они тоже знали железо, так что требуется всего лишь изучить карту, чтобы понять, что древние андалы должны были сноситься с ройнарами. Темноводная и Нойна лежали прямо на пути андальских перемещений, а в Андалосе, согласно норвосскому историку Доро Голатису, есть остатки ройнарских застав. И то были не первые люди, научившиеся у ройнаров работе по железу; говорят, что валирийцы учились этому искусству у них же, хотя валирийцы, со временем, их превзошли.

Андалы пребывали в Андалосе тысячи лет, число их умножилось. В старейшей из священных книг, «Семиконечной звезде», сказано, что сами Семеро ходили среди людей на холмах Андалоса, и это они короновали Хугора с Холма и обещали ему и его потомкам великие королевства в чужой земле. Именно этой причиной септоны и септы объясняют, почему андалы оставили Эссос и бросились в Вестерос. Однако хроника, обнаруженная Цитаделью спустя столетия, может дать лучшее объяснение.

В Пентосе рассказывают старую легенду, гласящую, что андалы убили дев-лебедей, которые заманивали на смерть путников в Бархатных холмах, лежащих к востоку от Вольного Города. В то время андалами правил герой, которого пентошийские певцы называют Хукко, говорят, что он убил семь дев не за их преступления, а в качестве жертвы своим богам. Некоторые мейстеры отметили, что имя Хукко вполне может быть вариантом имени Хугор. Но древним легендам с востока должно доверять даже меньше, чем легендам Семи Королевств. Слишком много людей путешествовало туда и сюда, и слишком много легенд и сказаний смешалось.

Пару столетий, пока андалы процветали в холмах Андалоса, до них почти никому не было дела. Но, с падением Старого Гиса, из Республики Валирии поднялась великая волна завоеваний и колонизации, когда валирийцы расширяли свои владения и жаждали больше рабов. Поначалу Ройна и ройнары стали преградой. К тому времени, когда валирийцы достигли великой реки, они обнаружили, что пересечь её довольно трудно. Драконьи лорды могли об этом не беспокоиться, но пехота и конница были обескуражены, столкнувшись еще и с сопротивлением ройнаров, учитывая то, что ройнары тогда были столь же сильны, как Гис во времена своего расцвета. Между валирийцами и ройнарами несколько лет сохранялось перемирие, и лишь оно пока хранило андалов.

В устье Ройны валирийцы основали первую из своих колоний. Здесь несколько богатейших людей Республики основали Волантис, чтобы забирать всё ценное, что плыло вниз по Ройне. Из Волантиса их завоевательные войска перешли реку со всей своей мощью. Первыми с ними должны были сразиться андалы, и ройнары могли даже помогать им, но остановить эту волну было невозможно. Так что, вероятно, андалы решили, что лучше бежать, чем неизбежно оказаться в рабстве, которое несло с собой валирийское завоевание. Они отступили к Секире – краю, из которого произошли – а когда это их не спасло, то отступали дальше на северо-запад, пока не дошли до моря. Должно быть, некоторые на этом сдались и покорились своей судьбе, другие приняли свой последний бой, но многие сели на корабли и в огромном количестве отплыли через Узкое море к землям Первых Людей в Вестеросе.

Из-за валирийцев андалы не получили в Эссосе того, что обещали им Семеро, но в Вестеросе они были свободны. Распаленные стычками и бегством, воины андалов вырезали семиконечную звезду на своих телах и клялись собственной кровью и Семерыми, что не успокоятся, пока не создадут свои королевства на Закатных землях. Их успех дал Вестеросу новое имя: Раэш Андали – Земля Андалов, как теперь называют его дотракийцы.

Септоны, певцы, а равно и мейстеры соглашаются, что первым местом, где высадились андалы, были Персты в Долине Аррен. Вырезанные семиконечные звезды покрывают скалы и камни по всей этой области - обычай, который, в конце концов, вышел из употребления по мере продвижения андальских завоеваний.

Пройдясь по Долине огнем и мечом, андалы начали завоевание Вестероса. Их железное оружие и доспехи превосходили бронзу, которой всё еще воевали Первые Люди, и многие из Первых Людей пали в этой войне. То была война – или цепь из многих войн – которая, вероятно, длилась десятки лет. В конце концов, некоторые из первых Людей смирились, и, как я отметил ранее, в Долине до сих пор еще есть дома, которые гордо объявляют себя потомками Первых Людей, такие как Редфорты и Ройсы.

Певцы говорят, что андальский герой сир Артис Аррен оседлал сокола, чтобы убить Короля Грифа на вершине Копья Гиганта, положив, тем самым, начало королевской линии дома Арренов. Эта глупость, однако, является уродливым смешением подлинной истории Арренов и легенд, пришедших из Века Героев. На самом деле, короли Аррены заняли место Горных Королей из дома Ройсов.

Закрепившись в Долине, андалы обратили свое внимание на остальной Вестерос и вырвались из Кровавых ворот. В последовавших войнах андальские искатели приключений превратили старые государства Первых Людей в собственные мелкие королевства и дрались друг с другом так же часто, как и со своими врагами.

Говорят, что в войнах за Трезубец семь андальских королей объединились против последнего истинного Короля Рек и Холмов – Тристифера Четвертого, что вел родословную от Первых Людей - и разбили его в битве, которая, по утверждению певцов, была для него сотой по счету. Его наследник, Тристифер Пятый, оказался неспособен защитить отцовское наследие, и вот так королевство пало перед андалами.

В эту же эпоху андал, оставшийся в легендах как Эррег Братоубийца, достиг великого Холма Высокого Сердца, который венчала роща могучих чардрев с вырезанными на них ликами. Здесь, под защитой королей Первых людей, Дети Леса ухаживали за рощей (из тридцати одного чардрева, если верить манускрипту «Старые места Трезубца» архимейстера Лорента). Когда воины Эррега попытались срубить деревья, Дети Леса призвали на помощь Первых Людей, но андалы были слишком сильны. Хотя Дети и Первые Люди доблестно пытались защитить священную рощу, все они погибли. Сказители теперь утверждают, что призраки Детей всё еще бродят ночами по холму. Речной народ по сей день остерегается этого места.

Кланы с Лунных гор явно являются потомками Первых Людей, которые не преклонили колено перед андалами и, таким образом, были вытеснены в горы. Кроме того, в их обычаях имеется сходство с такими обычаями одичалых из-за Стены, как похищение невест, упрямое нежелание подчиняться чужой власти и тому подобное. Одичалые же, бесспорно, происходят от Первых людей.

Как и Первые люди до них, андалы показали себя жестокими врагами оставшихся Детей. На их взгляд, Дети поклонялись чуждым богам и держались чуждых обычаев, так что андалы изгнали их из густых лесов, некогда отданных им Договором. Детям, ослабевшим и обособившимся друг от друга за многие годы, не хватило тех сил, что они некогда выказали перед Первыми Людьми. И того, что так и не получилось у Первых Людей – вырвать Детей Леса с корнем – андалам удалось достигнуть просто и быстро. Некоторые из Детей могли сбежать за Перешеек, где среди болот и топей они были бы в безопасности, но даже если так, то от них не осталось следов. Возможно, немногие уцелели на Острове Ликов, как пишут некоторые, под защитой Зеленых людей, которых андалам так и не удалось уничтожить. Но еще раз повторюсь: никаких твердых доказательств тому не найдено.

Как бы там ни было, немногие оставшиеся Дети Леса бежали или погибли, а Первые Люди проигрывали андальским захватчикам войну за войной и королевство за королевством. Битвам и войнам не было конца, но, со временем, все королевства южан пали. Как и жители Долины, некоторые подчинились андалам и даже приняли веру Семерых. Во многих случаях андалы брали жен и дочерей поверженных королей в жены, закрепляя тем самым свои властные права. Ибо Первые Люди, несмотря ни на что, были многочисленнее андалов, и от них нельзя было так просто отделаться. За то, что во многих южных замках до сих пор есть богорощи с резными чардревами в центре, следует поблагодарить древних андальских королей, которые сменили завоевание на объединение, тем самым, избежав всяких стычек из-за расхождений в вопросах веры.

Даже железнорожденные – жестокие воины, бороздившие моря, которые, казалось бы, должны были удержать свои острова - пали под волной андальского завоевания. Ибо, хотя андалам потребовалась тысяча лет, чтобы обратить свое внимание на Железные острова, когда это, наконец, случилось, они принялись за дело с тем же рвением. Андалы захватили острова, прервав род Уррона Краснорукого, чьи потомки правили тысячу лет при помощи топора и меча.

Хейрег пишет, что поначалу андальские короли пытались принудить железнорожденных к поклонению Семерым, но железнорожденные не приняли новую веру. Тогда завователи позволили совмещать ее с поклонением Утонувшему Богу. Как и на материке, андалы женились на женах и дочерях железнорожденных и заводили от них детей. Но, в отличие от материка, Вера здесь так и не пустила корни; более того, её твердо не придерживались даже в семьях с андальской кровью. Со временем, властвовать на островах стал один лишь Утонувший Бог, а Семерых почитали всего несколько домов.

Север и один только Север оказался способен сдержать андалов, благодаря непроходимым болотам Перешейка и древним укреплениям Рва Кейлин. Число андальских армий, уничтоженных на Перешейке, трудно даже сосчитать, и, таким образом, Короли Зимы сохранили независимость на много столетий вперед.