Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Врет, как очевидец…» .



 

Интересно, что пишут о монгольских ханах и о граде Каракоруме средневековые путешественники?

Массу интересного…

Вот путевые заметки монаха Гийома Рубрука, участника посольства к «великому хану монголов», отправленного французским королем Людовиком Святым ( 1253 г .)

Начнем с маршрута Рубрука. В Каракорум он едет… через Черное море, Тавриду и Донские степи. Возвращается — через Дербент и Армению. Совершенно нормальное направление, если Каракорум располагается где‑то на Волге или в Северном Крыму. Если Каракорум в монгольских степях — такой дорогой в него ни за что не попадешь…

На Дону Рубрук попадает в русское селение, жители которого переправляют на лодках путешественников в Орду. У Батыя моментально находятся переводчики, которые переводят письмо короля с латинского на… персидский, татарский и славянский [34]. Там же Рубрук видит христианское богослужение, но его попытки вести дискуссии о латинском каноне тут же натыкаются на неприятие.

Каракорум: «О городе Каракоруме да будет вашему величеству известно. Там имеются два квартала: один — сарацин, в котором бывает базар, и многие купцы стекаются туда из‑за двора, который постоянно находится вблизи него, и из‑за обилия послов. Другой квартал — китайцев, которые все ремесленники. Вне этих кварталов находятся большие дворцы, принадлежащие придворным секретарям. Там находятся 12 храмов различных народов, 2 мечети, в которых провозглашают закон Мухаммада, и христианская церковь на краю города. Город окружен глиняной стеной и имеет четверо ворот: у восточных продается пшено и другое зерно, которое, однако, редко ввозится, у западных продают баранов и коз, у южных — быков и повозки, у северных — коней».

Во‑первых, эти строки начисто опровергают «официальную» точку зрения на Каракорум как на кочевой город, якобы состоявший из множества юрт и повозок. Прямо упоминаются стены, церкви и дворцы, недвусмысленно говорится, что ханский двор и послы находятся там «постоянно».

Во‑вторых, никаких таких «монголов» и близко нет. Каракорум — столица оседлого народа. Правда, далее Рубрук вскользь упоминает, что поблизости есть и кочевники. Но они ни над кем не властвуют, никем не управляют, ведут себя так, как испокон веков и принято у кочевников: время от времени приходят к городским воротам, чтобы продать немного скота и купить себе необходимые в хозяйстве вещи.

В‑третьих, пшено — это просо. Просо сеют как раз русские и тюрки…

В‑четвертых, «китайцы» — это, несомненно, русские ( вспомните значение слова «Китай» в XIII в. и во времена Афанасия Никитина! ).

Вот какие диковины встречаются в ханском дворце:

«При входе в него мастер Вильгельм Парижский сделал для хана большое серебряное дерево, у корней которого находилось четыре серебряных льва, имевших внутри трубы, причем все они изрыгали белое кобылье молоко. И внутри дерева проведены были четыре трубы вплоть до его верхушки, отверстия этих труб были обращены вниз, и каждое из них сделано было в виде пасти позолоченной змеи, хвосты которых обвивали ствол дерева. Из одной из этих труб лилось вино, из другой — каракосмос, то есть очищенное кобылье молоко, из третьей бал, то есть напиток из меда, из четвертой рисовое пиво, именуемое террацино. Для принятия всякого напитка устроен был у подножия дерева между четырьмя трубами особый серебряный сосуд. А на дереве ветки, листья и груши серебряные…»

Обратите внимание: мед. Значит, где‑то поблизости и пасеки. Вернее, не «пасеки» в нашем понимании ( каких тогда еще не было ), а «борти» — лесные ульи пчел, устроенные ими в дуплах, откуда и добывали мед славяне.

Неужели это серебряное дерево, столь сложный механизм парижской работы ( подобными, кстати, увлекались первые русские цари ), таскали следом за ханом на тряских повозках?

Конечно, нет. Каракорум — не кочевье, а самый настоящий город. Вот и описание ханского дворца, ничуть не похожего на юрту:

«И дворец этот напоминает церковь, имея в середине неф, и две боковые стороны его отделены рядами колонн, во дворце три двери, обращенные к югу… Перед средней дверью внутри стоит описанное дерево, а сам хан сидит на возвышенном месте с северной стороны, так что все его могут видеть. К его престолу ведут две лестницы, по одной подающий ему чашу поднимается, а по другой спускается… сам же хан сидит там вверху, как бы некий бог. С правого от него боку, то есть с западного, помещаются мужчины, с левого — женщины… Рядом с колоннами, у правого бока, находятся возвышенные сиденья, наподобие балкона, на которых сидит сын и братья хана. На левой стороне сделано так же, там сидят его жены и дочери. Одна только жена садится там, наверху, рядом с ним, но все же не так высоко, как он…»

Ну конечно, настоящий дворец — колонны, балконы… Если не считать того, что о «женах» хана упоминается во множественном числе, описание это ничуть не отличается от описания какого‑нибудь русского дворца. Серебряное дерево ( у Ивана Грозного — рычащие серебряные львы ), «хан», сидящий на «престоле» высоко над всеми, женщины по одну сторону, мужчины по другую — именно так, как мы видим на русских рисунках XVI века…

Даже если это и не русские, а заволжские татары или какой‑то другой оседлый народ — в любом случае не найти ничего похожего на « монгольское кочевье».

Частенько упоминается, что в Каракоруме жило большое количество русских ремесленников, что его охрану несли русские воины. Даже русских огородников туда переселяли.

Все это лишний раз доказывает, что Каракорум располагался не так уж и далеко от Руси. Глупо думать, что «пленных ремесленников» гнали до Китая, на расстояние больше пяти тысяч километров. Мировая история просто не знает подобных примеров — разве что австралийские каторжники, но это совсем другая история…

Есть документ, написанный примерно в то же время, что и отчет Рубрука, — комментарии к «Анналам Бертонского монастыря». Так вот, среди других титулов Чингисхана, приводимых там, есть и такой: Cecarcarus.

Наиболее правдоподобный его перевод на русский — «Кесарь‑Царь». Если есть другие толкования, интересно будет послушать…

Не в пример меньше доверия вызывает так называемая «Хроника Плано Карпини», написанная францисканским монахом, посланным к «татарам» папой Иннокентием IV.

Путешествие Карпини по Руси как раз изобилует верными деталями. Посольство попыталось уговорить князя Василько Волынского, брата Даниила Галицкого, вернуть свои земли под власть «латинского закона» — но безуспешно. Что ж, вполне отвечает реалиям того времени… Киев по Карпини — «бедный городок», где насчитывается не более двухсот домов — так и должно быть после всех предыдущих бедствий. Властвует в Киеве, конечно же, отец Александра Невского Ярослав Всеволодович, но сам он в Киеве не живет, управляет городом тот самый тысяцкий Дмитрий, что, как мы помним, был «обласкан» «Батыем» [35].

«Татары», по Карпини, в своих походах доходят до страны «самоедов» и Ледовитого океана.

«Татары» в те места никогда не забирались, а вот русские как раз ходили туда частенько…

Описание ставки «Батыя» у Карпини напоминает как книгу Рубрука, так и быт русских царей более позднего времени: «Батый живет великолепно, у него привратники и всякие чиновники, как у императора, и сидит он на высоком месте, как будто на престоле, с одной из своих жен». Вновь мужчины сидят справа, женщины слева, в точности, как у русских, «татары» «в собрании не пьют иначе, как при звуке песен или струнных инструментов». Кстати, и престол, и золотую печать для хана изготовил «золотых дел мастер Козьма».

А вот дальше начинается полет буйной фантазии…

В войске Батыя — 600 000 человек ( «150 000 татар, 450 000 других неверных и христиан» ) [36].

«Владея огромными стадами овец и баранов, „варвары“ от чрезмерной скупости редко едят здоровую скотину, а более хворую или просто падаль».

Полнейший вздор. Ни у одного кочевого народа столь дурацкой «скупости», заставляющей их есть падаль, не отмечено…

«Употребляют в пищу не только лошадей, но и собак, волков, лисиц, а по нужде даже человечье мясо».

Полнейший вздор — лисье мясо повсеместно в Азии издавна считалось ядовитым, поймав на охоте лисицу и содрав шкуру, тушку не отдавали даже собакам, а зарывали в землю. Быть может, и ели собак с волками — но только в голодные годы, при массовом падеже скота. Ну, а насчет употребления в пищу человечины или заявления «Свирепость их простирается до того, что иногда сосут кровь пойманного врага» — обычные байки. Соседи татар отчего‑то ни разу не упоминают о их людоедстве или кровопийстве — одни лишь западноевропейские источники [37].

И завершает свои побасенки Карпини… рассказом о ужасной «магнитной горе», якобы состоящей из алмазов, обладающих магнитными свойствами, возвышающейся где‑то на землях «монголов». Что автоматически переводит его записки в разряд откровенных баек.

Вообще, книга Карпини — это поэма в прозе! Это песня!

Вот географическое положение «татар», по Карпини: «…с востока же от них расположена земля китайцев… с севера земля Татар окружена океаном».

Никакая это не Монголия! Китайцы на востоке и океан на севере — это никак не может оказаться Монголия!

Вот какие земли, по Карпини, завоевал Чингиз: «…другого своего сына он послал с войском против Индов, и он покорил Индию; это черные Сарацины, которые зовутся Эфиопами. Это же войско вышло на бой против христиан, которые находятся в большой Индии».

Вновь и вновь перед нами — обрывки какой‑то дру гой системы исторических знаний. Когда это Чингиз‑хан, монгол, завоевывал черных эфиопов? И что это за большая Индия, где живут христиане!

«Татары нашли каких‑то чудовищ, имевших женский облик. И, когда через многих толмачей они спросили их, где находятся мужчины той страны, чудовища‑женщины ответили, что в той земле все женщины, какие только рождались, имеют человеческий облик, мужчины же имеют облик собачий. И, пока они затягивали пребывание в выше названной земле, на другой стороне реки собрались воедино собаки, и так как была лютейшая зима, то все собаки‑мужичны бросились в воду, а после этого на твердой земле стали кататься в пыли, и таким образом пыль, смешанная с водой, стала замерзать на них. И после частого повторения этого на них образовался густой лед, затем они в сильном натиске сошлись для боя с татарами. А те часто метали в них стрелы, но стрелы отскакивали назад, как если бы они метали их в камни; также и другое оружие татар никоим образом не могло повредить им. Собаки же, сделав набег на них, ранили укусами многих и убили и таким образом выгнали их из своих пределов.

И отсюда до сих пор еще есть у них пословица: «Твой отец или брат был убит собаками», женщин же их, которых они взяли в плен, татары отвели в свою страну».

Комментариев не будет. Как и к другому столь же обширному отрывку — давайте уж цитировать наши «ценные источники» по‑настоящему обильно, не выхватывая редкие фразы!

«Люди, заключенные среди Каспийских гор ( именно там, где высится описанная Карпини „адамантовая скала“, притянувшая к себе оружие и все железо татар. — А. Б.), услышав, как гласит предание, крик войска, начали ломать гору, и, когда татары возвращались туда в другое время, десять лет спустя, они нашли гору сломанной, но, когда татары пытались подойти к людям, они отнюдь не могли этого, так как перед ними было распростерто некое облако, за которое они никоим образом не могли пройти, потому что совершенно теряли зрение, как только доходили до него…»

«…город, который именуется Орнас. Этот город был очень многолюдный, ибо там было очень много христиан, именно Хазар, Русских Аланов и других, а также Сарацинов. Сарацинам же принадлежала и власть над городом».

Вот так. Хазары вовсе не исчезали с исторической арены, и они — христиане…

«Выйдя оттуда, они ( татары. — А.Б.) пошли дальше к северу и прибыли к Паросситам, у которых, как нам говорят, небольшие желудки и маленький рот; они не едят мяса, а варят его. Сварив мясо, они ложатся на горшок и впитывают дым и этим только себя поддерживают, но если они что‑нибудь едят, то очень мало».

«Подвинувшись оттуда далее, они пришли к некоей земле над Океаном, где нашли неких чудовищ, которые, как нам говорили за верное, имели во всем человеческий облик, но концы ног у них были, как у ног быков, и голова у них была человеческая, а лицо, как у собаки; два слова говорили они на человеческий лад, а при третьем лаяли, как собаки; и таким образом, в промежутке разговора они вставляли лай».

«Нашли также некоторых чудовищ, имеющих человеческий облик; но у них была только одна полная рука, то есть как до локтя, так и после локтя, и то на середине груди, и одна нога, и двое стреляли из одного лука; они бегали так быстро, что лошади не могли их догнать, ибо они бегали, скача на одной ноге, а когда утомлялись от такой ходьбы, то ходили на руке и на ноге, так сказать, вертясь кругом…»

Есть люди, которые книге Карпини верят. Называются эти люди — историки.

«Из земли Кангитов въехали в землю Биссерминов… у этой земли был владыка, которого звали Антисолданус, он был умерщвлен Татарами вместе со всем потомством… с юга же примыкают к ней Иерусалим, Балдах и другие города… с севера же примыкает к ней часть земли черных Китаев и Океан…»

Час от часу не легче! Описанная Карпини «земля Биссерминов», объясняют нам историки, это — Хорезм! Вот только как выходит, что с юга к Хорезму (примерно нынешний Узбекистан ) примыкает Иерусалим, а с севера — океан?!

Такова уж у историков узкая специализация. Один составляет примечание к одной главе, другой — к другой. Друг друга они, похоже, не читают…

А вот еще из Карпини — о том, как питаются татары, слопав в округе всех лисиц: «…в случае нужды вкушают и человеческое мясо. Отсюда, когда они воевали против одного китайского города, где пребывал их император, и осаждали его так долго, что у самих татар вышли все съестные припасы, так что у них не было вовсе что есть, они брали тогда для еды одного из десяти человек».

Ну да, историки нам объясняли, что у «татаро‑монголов» дисциплина в войске была железная. Так и стоит перед глазами эта картина: в безукоризненном порядке выстроилось войско, и бравый темник командует: «По порядку номеров становись! На съедение — рассчитайсь! Девятый, десятый… Гуррагча, шаг вперед! В котел — шагом марш!»

И дисциплинированный Гуррагча четко отбивает шаг в направлении приготовившихся к работе поваров. Темник, одобрительно кивая, все же орет вслед: «Да сапоги сними, деревня! Все варево испортишь!»

Вот еще о писании: «Они едят также очищения, выходящие из кобыл вместе с жеребятами. Мало того, мы видели даже, как они ели вшей, именно они говорили: „Неужели я не должен есть их, если они едят мясо моего сына и пьют его кровь?"».

Нечто подобное писал о «татарах» в своей «Великой хронике» в 1240 г. Матфей Парижский: «Они люди бесчеловечные и диким животным подобные. Чудовищами следует называть их, а не людьми, ибо они жадно пьют кровь, разрывают на части мясо собачье и человечье и пожирают его… Когда нет крови, они жадно пьют мутную и даже грязную воду».

Комментариев не будет. Замечу лишь, что подобный «творческий подход» применялся не против одних лишь татар. Посмотрите, как лихо «припечатывает» всех и всяческих иностранцев французский ученый книжник Жан Ле Бувье в своей «Книге описания стран», вышедшей примерно в 1450 г.: «Англичане жестоки и кровожадны, к тому же они скупые торговцы; швейцарцы жестоки и грубы; скандинавы и поляки вспыльчивы и злы; сицилийцы очень ревнивы по отношению к своим женам; неаполитанцы толсты и грубы, плохие католики и великие грешники; кастильцы яростны, плохо одеты, обуты, спят на плохих постелях и плохие католики». Потрясающая широта обобщений…

Гораздо более верные сведения об «Орде» дают итальянцы. Сведения, которые заставляют задуматься…

А. Альфиерн, чья рукопись издана в Генуе в 1421 г., уверял, что в «землях татар» живут… белые медведи! А его книга к тому же проиллюстрирована рисунками типично русских телег.

К этому труду примыкают заметки венгерского монаха Иоганки. Означенный Иоганка рисует «ордынские земли» так:

«Страна Сибур, окруженная Северным морем. Страна эта обильна съестным, но зима там жесточайшая до такой степени, что из‑за чрезвычайного количества снега зимой почти никакие животные не могут ходить там, кроме собак: четыре большие собаки тащат сани, в которых может сидеть один человек с необходимой едой и одеждой…»

Совершенно реалистические описания северных земель: белые медведи, суровые зимы, ездовые собаки… Но помилуйте, при чем тут «ордынцы»? Никто и никогда не набирался смелости утверждать, что «монголо‑татары» доходили до Северного Ледовитого океана… Это русские земли!

И верно. Дальше сам Иоганка сообщает, что в «стране Сибур» живут, проповедуя свою веру, «русские клирики»…

А теперь слово «ценному источнику» Рубруку.

«Мы прибыли в область Газзарию, или Кассарию, которая представляет как бы треугольник, имеющий с запада город, именуемый Керсона, где был замучен святой Климент. И, плывя перед этим городом, мы увидели остров, на котором находится знаменитый храм, сооруженный, как говорят, руками ангельскими.

«Керсона» — это Херсонес. Но еще Н. А. Морозов заметил: Рубрук никак не мог «плыть перед этим городом», потому что он расположен далеко от моря за лиманом на реке Днепре. Святой Климент был замучен не в Херсонесе Таврическом, а во Фракийском Херсонесе у Дарданелльского пролива. Нет никакого «острова со знаменитым храмом».

«Выше этого устья ( т.е. Азовского пролива. — А.Б.) находится Зикия, которая не повинуется татарам».

В первом издании было черным по белому написано вместо «Зикии» — «Скифия». Но в те времена Скифия, расположенная на месте нынешней Украины, просто должна была повиноваться татарам! И вот в поздних изданиях «Скифию» перекрестили в загадочную «Зикию», не известную даже «фундаменталистам».

«Затем к югу находится Трапезунда, которая имеет собственного государя по имени Гвидо, принадлежащего к роду императоров константинопольских; он повинуется татарам».

«Гвидо», т. е. Андроник Гид, никогдане был вассалом татар!

«Синополь принадлежит султану Турции».

Во времена Рубрука не должно быть никаких турецких султанов! Лишь в 1288 г. Осман первымпринял титул султана! А Рубрук, согласно «фундаменталистам», скончался в… 1270 г.!

«На море, от Керсоны до устья Танаида, находятся высокие мысы, а между Керсоной и Солдаией (Су дак. — А. Б.) существует сорок замков; почти каждый из нихимел особый язык; среди них было много готов, язык которых немецкий».

Ну вот, и готы никуда не исчезли…

«Я спросил также о городе Талас, в котором были Немцы, рабы Бури…»

Город Талас расположен в одноименной долине в Казахстане. Как там оказались немцы? Тайна сия велика есть…

«…они ( татары ) давно вернулись бы в Венгрию, но прорицатели не позволяют этого».

Оказывается, татары родом из Венгрии, а не из монгольских степей.

«О Турции знайте, что там из десяти человек один не сарацин, а все это — армяне и греки, и дети вла ствуют над этим краем. Именно у султана, побежденного татарами, была законная жена из Иверии…»

И вновь — никак не XIII век, описывается гораздо более позднее время!

Наконец, «авторитетнейший и беспристрастнейший» свидетель, много лет проживший в Китае и сам видевший «монгольских ханов» — мессир Марко Поло…

Якобы семнадцать лет проживший в Китае (1275—1292).

Я смело употребляю слово «якобы», поскольку в последнее время практически одновременно и в России, и на Западе серьезные ученые пристальнейшим образом изучили труды «первопроходца», после чего схватились за головы и поделились своим ошеломлением со всем остальным миром…

Оказывается, по какой‑то странной причине Марко Поло ни разу не привел ни одного собственно китайского имени — только тюркские и персидские.

Оказывается, человек, якобы проживший в Китае семнадцать лет, ни словом не упоминает:

1. О китайском чае.

2. О китайских иероглифах.

3. Об уникальном китайском обычае бинтования ног женщинам.

4. О книгопечатании.

Современный комментатор чешет в затылке: «Возникает впечатление, что в Китае Марко Поло общался в основном с иностранцами». А также в жизни не пробовал чая, не видел иероглифов и печатных книг…

Френсис Вуд, директор Китайского департамента Национальной британской библиотеки: «Он доехал только до Константинополя, а затем скрылся в окрестностях Генуи, где и описал свои вымышленные путешествия».

Это симптоматично перекликается с тем, что писал первый биограф Марко Поло, живший в XVI в. в Венеции: «Его книга, содержащая бесчисленные, ошибки и неточности, в течение долгих лет рассматривалась как баснословный рассказ, преобладало мнение, что названия городов и стран, которые в ней приведены, все выдуманы и являются воображаемыми, не имеющими под собой никакой реальной основы, или, другими словами, они являются чистым вымыслом».

Российские исследователи Носовский и Фоменко пошли дальше. И обнаружили массу других загадок.

Во‑первых, неизвестен даже язык, на котором была впервые написана книга Марко Поло. Первое ее печатное издание появилось в 1477 отчего‑то не в Италии на итальянском, а в Германии на немецком.

Во‑вторых, в XVI веке, когда впервые заинтересовались биографией Марко Поло, никаких его следов в Италии обнаружить не удалось. Считается, что знатный род, из которого происходил Поло, «исчез к XV веку».

В‑третьих, Марко Поло, есть такая вероятность, не Марко Поло вовсе — а поляк по имени Марк. Те, кто выдвинул эту версию, опираются на портрет Поло из первого издания его книги, под которым стоит следующая подпись: Das ist der edel Ritter, Marcho polo von Venedig.

To есть — «благородный рыцарь, Марк поляк фон Венедиг». Слово «поло» написано с маленькой буквы. То ли Марк из Венеции, то ли Марк из Венедии — западноевропейской славянской области…

Вот этому лично я верю вполне. У поляков есть удивительная способность обнаруживаться в самых неожиданных местах [38]. Один польский летчик ( я пишу о реальном случае ), ненароком застряв в только что образовавшемся государстве Пакистан после окончания второй мировой войны, совершенно случайно стал… организатором и первым командующим ВВС Пакистана ( не было под рукой других специалистов ). Похоронен в персональном склепе, в звании Главного маршала авиации Пакистана и кавалера всех высших пакистанских орденов. Другой случай. В начале 70?х гг., если кто помнит, область Биафра пыталась отделиться от Нигерии и провозгласить себя самостоятельной державой. У мятежников был единственный самолет, с грехом пополам приспособленный для бомбометания. Летал на нем тип, чье происхождение ясно из его прозвища — Чокнутый Поляк…

Наши тоже не подкачали. В 1848 г. восстание индейцев в Калифорнии возглавил некий Прохор Егоров. В конце XIX в. некий одессит Малыгин стал вождем индонезийской повстанческой армии, боровшейся против голландских колонизаторов. А в 1934 г. бывшие офицеры белой гвардии, в немалом количестве осевшие в Парагвае, как раз и обеспечили победу в парагвайско‑боливийской войне, командуя дивизиями, полками и ротами [39].

Ну, а если серьезно — сегодня накопилось достаточно веских аргументов, позволяющих уверенно говорить, что Марко Поло, он же, не исключено, Марк Поляк, в Китае не был вовсе…

Где же он был? Неужели так и просидел в Константинополе, как уверена г‑жа Вуд?

Быть может, и нет. В книге Носовского и Фоменко «Империя» подробно и убедительно доказывается, что Марко Поло как раз и путешествовал по Золотой Орде, но Ордой этой была Русь…

По недостатку места не могу привести здесь эти убедительные и многочисленные доказательства, отсылаю любопытного читателя к книге «Империя». Однако не в силах удержаться, чтобы не воспроизвести одну из иллюстраций к первым изданиям книги Марко Поло.

Как указано, она изображает «ханский дворец в столице монгольской империи Ханбалыке» ( считается, что Ханбалык — это якобы и есть Пекин ( Рис. 15)

 

 

Рисунок 15.

 

Что здесь «монгольского» и что — «китайского»? Вновь, как и в случае с гробницей Генриха II, перед нами — люди скорее славянского облика. Русские кафтаны, стрелецкие колпаки, те же окладистые бороды, те же характерные лезвия сабель под названием «елмань». Крыша слева — практически точная копия крыш старорусских теремов…

Так где был Марко Поло, и кого он описал под видом Золотой Орды?

Обязательно нужно упомянуть, что книга Марко Поло о его путешествиях известна нам, согласно устоявшейся версии, не в его собственной рукописи, а в записях, сделанных неким венецианцем Рустичиано. Когда Марко Поло сидел в генуэзской тюрьме ( историки, как ни бились, так и не выдвинули мало‑мальски убедительной гипотезы, объяснявшей бы, почему «известного путешественника», «посла» и «потомка знатного рода» по возвращении в Италию в 1298 г. вдруг упрятали за решетку ) [40] , Рустичиано‑де старательно записал его рассказы ( а сам «знатный посол» писать не умел?! И потом, что это за тюрьма, где заключенных снабжают стопой бумаги и чернилами в немалых количествах? ) — и после освобождения стал распространять книгу.

Между прочим, сплошь и рядом Марко Поло… упоминает о себе в третьем лице: «…сеньор Марко Поло отправился… Марко Поло видел…»

Остается добавить, что, по данным того времени, Рустичиано пользовался самой скверной репутацией мошенника и фальсификатора.

И, наконец, не столь уж сложные и совсем недолгие поиски позволяют найти документы, послужившие для Поло ( или, что вернее, Рустичиано ) тем бесценным источником, откуда черпались «личные впечатления»!

В 1290 г. папа римский Николай IV послал на Восток священника Джованни Монтекорвино ( в отличие от Марко Поло насквозь реальную личность ). Монтекорвино тринадцать месяцев прожил в Индии, на Коромандельском берегу, в общине тамошних христиан, последователей св. Фомы. В отличие от Поло, падре Джованни и не пытался рассказывать байки о «Китае» — зато отправил в Рим обширный доклад, по словам современных комментаторов?исследователей, представлявший собой прямо?таки прорыв в изучении географии. Впервые вместо слухов и откровенных сказок в Европу поступила точная информация.

Монтекорвино впервые поведал Европе, что в Индии Полярная звезда едва‑едва видна над горизонтом, а в южной части небосвода горит совсем другая «полярная звезда». Впервые сообщил о равнинности Индии, о сухости ее климата, о разнообразии растительности, о пряностях ( перец, имбирь, красящее дерево «берзи», коричные деревья ), о меняющих в течение года свое направление ветрах‑муссонах.

Практически всеэти сведения вошли позже в «книгу Марко Поло»!

Которая четко распадается на три части:

1. Весьма достоверные записки о Руси‑Татарии и Восточной Европе.

2. Материалы об Индии, явно заимствованные из послания Монтекорвино.

3. Тогдашнюю «научную фантастику» — собрание завлекательных сказок вроде легенды о топившей корабли камнями исполинской птице Рух или невероятном, невообразимом множестве островов в Индийском океане ( которых, если верить «Поло», насчитывается… 12 700! )

Другими словами, то ли Рустичиано, то ли кто‑то еще собрал старательно самые разные материалы, от расхожих сказок до отчетов реальных странников, кое‑как объединил общим сюжетом и фигурой Марко Поло — и «путевые записки» отправились гулять по миру…

Необходимо подчеркнуть, что даже эти самые «сказки» являются порой ценнейшим материалом, откуда можно почерпнуть немало полезного. Например, мы получаем дополнительный аргумент в пользу утверждения, что термин «Индия» никогда не привязывался к конкретной стране, а «кочевал» по всему известному тогда миру. «Индий» было несколько!

В XIII в. их насчитывалось целых три. «Средняя Индия», или «Абасия» — это территория современных Судана и Эфиопии. «Великая Индия» — это и есть Индия нынешняя. «Малая Индия» — это Индокитай.

Впоследствии термины меняются. На так называемой «Круглой карте Фра Мауро», составленной в 1457—1459 гг., «Первая Индия» — район, примерно соответствующий современным Афганистану и Пакистану, «Вторая Индия» — Индия нынешняя, «Третья Индия» — опять‑таки Индокитай. Наглядно можно судить, как «кочевало» по карте слово «Индия», кочевало долго, несколько столетий, пока из многочисленных Индий не осталась только одна…

После этого уже не видишь ничего удивительного в том, что на Меровингской карте ( 720 г. ), составленной французскими монахами и английской Герефордской карте ( 1260 г. ) «Индия» расположена как раз по соседству с землями, где обитают русские…

Кстати говоря, о картах. Английский комментатор Марко Поло Генри Юль, пытавшийся составить в 1875 г. карту «Мир по представлениям Марко Поло», как ни бился, как ни старался — а город Каракорум у него все?таки «уехал» и из Северного Китая, и из Монголии, оказавшись далеко от них, где‑то возле гор.

Есть «Каталонская карта мира». Под этим названием понимается не одна карта, а целый географический атлас, составленный в 1375—1377 по поручению португальского наследного принца Жуана, отца знаменитого впоследствии короля Энрике Мореплавателя.

На одной из карт этого атласа присутствует и город Карахора. Расположенный далеко за пределами Индии, Китая и Монголии, опять‑таки возле гор. Не нужно особенно напрягаться, не нужно заниматься натяжками, чтобы отождествить Карахора с Каракорумом, располагавшемся, никаких сомнений, где‑то неподалеку от русских рубежей…

И напоследок, чтобы повеселить читателя, быть может, слегка заскучавшего от сухости изложения, приведу несколько отрывков из книги Марко Поло, посвященных его впечатлениям от Китая и прилегающих земель.

Вот что Марко Поло пишет о России: «Страна это не торговая. Страна большая, до самого моря‑океана, и на этом море у них несколько островов, где водятся кречеты и соколы‑пилигримы…»

Русские к тому времени занимались торговлей с сопредельными странами лет триста — а в Северном Ледовитом океане, разумеется, нет никаких «островов с кречетами». Да и на более теплых морях, примыкающих к русским областям с юга, никакие кречеты на островах не водились — за полным отсутствием таковых островов…

Так был ли Марко в России вообще?

О странствиях по пустыне. «Но есть там вот какое чудо: едешь по той пустыне ночью, и случится кому отстать от товарищей, поспать или за другим каким делом, и как станет тот человек нагонять своих, заслышит он говор духов, и почудится ему, что товарищи зовут его по имени, и зачастую духи заводят его туда, откуда ему не выбраться, так он там и погибает. И вот еще что, и днем люди слышат голоса духов, и чудится часто, точно слышишь, как играют на многих инструментах и словно на барабане».

О том, как работают придворные метеорологи монгольского хана Хубилая: «Чуть не забыл рассказать вам о чуде. Когда великий хан живет в своем дворце и пойдет дождь, или туман падет, или погода испортится, мудрые его звездочеты и знахари колдовством да заговорами разгоняют тучи и дурную погоду около дворца; повсюду дурная погода, а у дворца ее нет».

О том, какие расторопные официанты у хана Хубилая: «Бакши ( знахари —А.Б.), о которых я вам рассказывал, по правде, знают множество заговоров и творят вот какие великие чудеса: сидит великий хан в своем главном покое, за столом; стол тот повыше осьми локтей, а чаши расставлены в покое, по полу, шагах в десяти от стола; разливают по ним вино, молоко, и другие хорошие пития. По наговорам да по колдовству этих ловких знахарей‑бакши полные чаши сами собою поднимаются с полу, где они стояли, и несутся к великому хану; а никто к тем чашам не притрагивался. Десять тысяч людей видели это: истинная то правда, без всякой лжи. В некромантии сведущие скажут вам, что дело то возможное».

О местном способе варить яйца: «Здесь, скажу я вам, очень жарко; солнце палит так, что еле‑еле вытерпишь; опустишь яйцо в реку, не успеешь отойти, оно сварилось».

О птице Рух, она же гриф: «Те, кто его видел, рассказывают, что он совсем как орел, и только, говорят, чрезвычайно большой. Схватит слона и высоко‑высоко унесет его вверх на воздух, а потом бросит его на землю, и слон разобьется; гриф тут клюет его, жрет и упитывается им».

О том, как добывают алмазы. В горные расщелины и глубокие пропасти, куда человеку не дают проникнуть ядовитые змеи, бросают куски сырого мяса, к которым прилипают драгоценные камни. «В этих горах водится множество белых орлов, что ловят змей; завидит орел мясо в глубокой долине, спустится туда, схватит его и потащит в другое место, а люди меж тем пристально смотрят, куда орел полетел; и как только он усядется и станет клевать мясо, начинают они кричать что есть мочи, а орел боится, чтобы его невзначай не схватили, бросит мясо и улетит. Тут‑то люди подбегают к мясу и находят в нем довольно‑таки алмазов. Добывают алмазы и другим еще способом: орел с мясом клюет и алмазы, а потом ночью, когда вернется к себе, вместе с пометом выбрасывает те алмазы, что клевал; люди ходят туда, подбирают орлиный помет и много алмазов находят в нем».

«В Маабаре есть чародеи, что заколдовывают рыбу, чтобы не вредила она людям, ныряющим в воду за жемчугом». «Жители острова Скотра — искусные чародеи, повелевающие бурями и ураганами».

Давайте‑ка пройдемся по книге Марко Поло подробнее, еще подробнее!

Издание 1955 г., которое сейчас лежит передо мной, скрывает изображение мрачного бородатого субъекта, подпись под коим гласит: «Портрет XVII века, находящийся в галерее Бадиа в Риме».

Вот так, с первой страницы, начинаются мягкие, ненавязчивые шуточки. Портрет, нарисованный через триста лет после смерти изображенного на нем человека?! Воля ваша, это как‑то по‑другому называется. Уж никак не «портрет»…

Шуточки продолжаются: отец нашего Марко, вернувшись домой после девятнадцатилет отсутствия, обнаружил у себя дома прыткого двенадцатилетнегомальчугана… Ну что же, случается. Не только в Италии. Главное, папа сыночка моментально признал своим, и они двинулись странствовать уже втроем — Поло‑папа, Поло‑сын, Поло‑дядя‑Марко. Для начала по поручению «великого китайского хана» принесли ему масла из лампады, что в Иерусалиме. «Великий китайский хан» ведь, надобно вам знать — добрый христианин ( а потому вряд ли обитает в монгольских сте пях или китайских пагодах ).

«Есть здесь женский монастырь св. Леонарда, и творится в нем вот какое чудо: есть там большое озеро, куда вода набирается с гор; возле стоит церковь св. Леонарда. В воде той, что с гор набирается, нет ни малой, ни большой рыбы; как настанет первый день поста и во весь пост до святой субботы, до заутрени Пасхи, во все это время рыбы много, а в другое время рыбы нет».

«А море… называется Глевешелан… Евфрат и много других рек текут сюда».

Согласно комментариям традиционалистов, Глевешелан — это Каспий. Но Евфрат не впадает в Каспийское море!

О равнине у города Комади и разбойниках каранах: «Когда они задумают напасть на страну и разграбить ее, от их наговоров и дьявольских наваждений среди дня делается мрак, вдали ничего не видно; и темь эту нагоняют на семь дней. Места они знают хорошо; нагнав темноту, едут рядом; бывает их тут до десяти тысяч, иногда больше, иной раз меньше…»

«Двенадцать дней едешь по той равнине, называется она Памиром; и во все время нет ни жилья, ни травы, еду нужно нести с собою. Птиц тут нет от того, что высоко и холодно».

Это на Памире‑то нет птиц? Ну и дела… Врите другим!

Порою нашего Марко охватывает та же неукротимая гигантомания, свойственная славным историкам «античности».

«В этот день, знайте, дарят великому хану более ста тысяч славных и дорогих белых коней. В этот же день выводят пять тысяч слонов…»

«Набрал великий хан двенадцать тысяч баронов…»

«Есть у великого хана два князя, родные братья… называют их кунчии, что значит смотрители собак… у каждого под началом десять тысяч человек… у каждого под присмотром по одной, по две или более собак… когда великий хан едет на охоту, по одну его сторону едет один брат со своими десятью тысячами ловчих и со своими пятью тысячами собак, а по другую — другой со своими десятью тысячами и со своими собаками… и всякого зверя отлавливают».

А, по моему глубокому убеждению, от этакой оравы на десять верст вокруг разбежалось бы все зверье…

«Берет хан с собою десять тысяч сокольников, да пятьсот кречетов… добрых десять тысяч человек с ним, расставляет он их парами, называются они тоскаор, а по‑нашему сторож…»

«Ездит великий хан всегда в прекрасном деревянном покое, на четырех слонах… а палатка у него вот какая: в той, где бывают собрания, поместится тысяча всадников…»

Проституток в стольном граде Ханбалыке, между прочим, по Марко — двадцать тысяч.

Станции конной почты для гонцов: «… на этих всех станциях, знайте по правде, более двухсот тысяч лошадей готовы для гонцов, а дворцов, скажу вам, более десяти тысяч…»

Город Синги ( в традиционной истории — Сучжоу : «В этом городе, скажу вам по правде, добрых шесть тысяч каменных мостов, а под мостом пройдет не одна, а две галеры.

Город Манги: «В этом городе дворец прежнего царя Манги… вот он каков: в округе около десяти миль, обнесен высокими зубчатыми стенами… двадцать там больших и одинаковых зал, а велики они так, что десять тысяч человек могут тут пообедать за одним столом… всех домов, значит, миллион шестьсот тысяч…»

Область Синда‑фу ( якобы современный Чэнду ): «…много тут диких зверей: львов, медведей…»

Львы — в Китае?! Кстати, медведи и львы никогдане живут бок о бок!

Область Карашан ( якобы современный Караджан ): «…водятся тут большие ужи и превеликие змеи… вот они какие, толстые да жирные: иной, поистине, в длину десять шагов, а в обхват десять пядей… то самые большие. Спереди, у головы, у них две ноги, лап нет, а есть только когти, как у сокола или у льва. Голова превеликая, а глаза побольше булки. Пасть такая большая, что сразу человека может проглотить… Как только охотники изловят змея, тотчас же выпускают из брюха желчь, а желчь эта, знайте, прекрасное лекарство. Кого укусит бешеная собака, тому дают попить немножко, весом с денарий, и он тотчас вылечивается; да коль женщина мучится в родах, и кричит, дают ей немного от той змеиной желчи, тотчас ей полегчает, и она рожает, в‑третьих, если у кого чесотка, ее приложат немножко той желчи, через несколько дней она проходит… змей этот кормиться ходит туда, где львы, медведи и другие хищники плодятся, и жрет там больших и малых…»

Город Бангала ( Бенгал ): «Водятся тут быки со слона, только они не так толсты».

Область Каигуи ( якобы Гуйчжоу ): «Львов тут так много, что никто не отваживается спать ночью не в доме, оттого что львы его съедят. Скажу вам еще, когда кто плывет по реке и на ночь остановится, да заснет не очень далеко от берега, так лев доберется до лодки, схватит человека, убежит, да и сожрет его».

А вот как странствующая троица Поло помогла великому хану взять помянутый город Манги: «Были у братьев ( повсюду Марко пишет о себе и родичах в третьем лице. — А.Б.) в услугах немец да христианин‑несторианин — хорошие мастера. Приказали им братья построить две‑три такие машины, чтобы бросали камни в триста фунтов… ударился камень в дом, рушит и ломает все, наделал шуму страшного…»

Это братья Поло на ночь, не иначе, начитались К. Носова и его любимых «античных» сказочников…

«Много и больших, хищных львов» — в китайском городе Фуцзянь! Дались Марко эти львы!

«В городе три прекрасных, самых лучших на свете моста: в длину они с милю, а в ширину девять шагов; они каменные, с мраморными столбами».

А под мостами, должно быть — львы, львы, так и кишат!

Тьфу ты, дошутился! Читаем дальше — «Дичины здесь много, и есть большие, хищные львы…»

Остров Чипагу ( якобы Япония ): «Золота, скажу вам, у них великое обилие, чрезвычайно много его тут, и не вывозят его отсюда».

Это в Японии‑то золотые рудники?!

Впрочем, касаемо Японии Марко Поло не успел нагромоздить особенных баснословии. Разве что поведал очередную «правдивую» историю про то, как японцы ни за что не могли убить восьмерых вторгшихся в Японию монголов, от того, что у монголов в руке, меж мясом и кожей, катились заколдованные камни, обеспечивающие неуязвимость. Однако какой‑то сообразительный японец это углядел и додумался отчего‑то моментально: обладателя такого камня можно убить чем угодно, только не железом. Ну, двинули по голове деревянной дубиной, помер монгол, несмотря на наговорный камень, а за ним и прочие семеро…

Так себе историйка. Для Марко Поло не особенно и заковыристая, он нам и не такое выдавал…

А вот остров Пуло‑Кондор: «Много тут растетбразильскогодерева…»

Это что за сюрпризы? Откуда взялось бразильскоедерево в Юго‑Восточной Азии в XIII веке? Но подождите: и в «царстве Лабрин», которое современные историки считают располагавшимся на Суматре Лямури… растет бразильское дерево! «Бразильское дерево, скажу вам, они сеют… семена эти, скажу вам по истинной правде, привезли мы в Венецию и посеяли их, да от холоду ничего не родилось…»

Ага! А единороги по дороге померли от простуды, и трехглавого дракона пришлось съесть в калмыцких степях за неимением провианта, а пленный песьеглавец ночью развязался и убежал…

Для справки: Бразилия получила свое название после 1500 года от Р.Х. — как раз от португальского слова «браза» — «раскаленные угли». Там и в самом деле растет фернамбуковое, или «бразильское» дерево — но в каком же тогда столетии жил‑творил Марко Поло, и какие страны он описывал?!

Ну вот, снова дошутился! Это не у меня песьеглавцы, а у Марко Поло! Остров Ангаман ( якобы Андаман ): «…знайте, по истинной правде, у всех здешних жителей и головы, и зубы, и глаза собачьи, у всех у них головы как у большой собаки… злые тут люди, иноземцев, коль поймают, съедают».

Остров Скатра ( Сокотра ): «А христиане, как хотят, так и колдуют. Всякое дело делают колдовством, много дел делают, почти все, что пожелают…»

«Слонов тут плодится много, и слоновьими зубами торгуют шибко. Есть у них особенные львы, совсем не такие, как другие, много медведей, леопарды также родятся тут. Водится тут много жирафов…»

Это — якобы об острове Занзибар: львы, леопарды, медведи, жирафы, слоны…

И в Абиссинии — львы, леопарды бок о бок с медведями… А в Адене — овцы вообще без ушей, там, где полагается быть ушным раковинам, у них — гладкое место и рожки…

Есть люди, которые верят книге Марко Поло и видят в ней «ценный исторический источник». Называются эти люди… а впрочем, вы знаете.

Узнаете источник, послуживший «правдивому очевидцу»? Да это же «Тысяча и одна ночь», рассказы Синдбада‑морехода!

Разница только в том, что сказочного Синдбада никто не пытался произвести в «великие географы», сочинить ему убедительную биографию и в качестве реальной личности внести в энциклопедии…

Интересное свидетельство дают два американских автора капитального труда по истории географических идей: «Он ( Марко Поло. — А.Б.) ничего не говорит о своем отношении к географическим представлениям предшествующих времен. Нам теперь ясно, что его книга принадлежит к числу тех, в которых повествуется о великих географических открытиях. Но в средневековой Европе она воспринималась как одна из многочисленных и заурядных книг того времени, заполненных самыми невероятными, но интересными историями».

Быть может, у средневековых европейцев попросту было больше здравого смысла и критического подхода к фантастическим романам с географической канвой, нежели у иных современных ученых?