Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Чистосердечное признание в несовершенных преступлениях смягчает вину и увеличивает наказание!



(«Мефодий Буслаев.
Светлые крылья для темного стража»)

l

Когда зло сражается с добром, это еще понятно.
Но не это высший пилотаж. Высший пилотаж — это стравить добро с добром и, стоя в сторонке, стричь купоны.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Попасть на сторону мрака очень просто: всего один раз неосторожно оступился на склоне и... бесконечно скатываешься вниз. Хотя порой весело скатываешься, со вкусом, с этим не поспоришь...

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

Драконы по определению питаются хорошими воинами. От плохих у них изжога.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Занудство и ханжество — главные неприятные черты света. Или, точнее, главные искушения.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Теряешь всегда только то, что боишься потерять.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Кто его знает, думаю, вдруг его прошибет на суровую мужскую дружбу. Совместный футбол там, первая совместная сигарета. «Ты куришь, сынок? Надеюсь, с фильтром?»

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

На риторические вопросы отвечают только дураки.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

Вы все еще, вслед за Кальдероном, убеждены,
что жизнь есть сон? Неправда! Жизнь есть кошмар. Единственное утешение, что кошмар кратковременный.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Надежда умирает последней. Однако в данном случае она скончалась еще до появления мальчугана на свет.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

У сердца отпуска нет, а раз так,
то надо брать с него пример.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Ты что, дядя, совсем офэншуел?

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

l

Я тут прикинул и понял, что за те десять минут,
что я вас ждал, ко мне в легкие попало около четырехсот миллионов микроорганизмов.

На многие из них у людей нет иммунитета.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

Правило жизни номер один гласит:
«Кто церемонится с собой, с тем не церемонятся другие».

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Моральные нормы расшатываются, как молочные зубы. Вначале чуть-чуть, потом немного больше, а затем — чпок! — и зуба нету.

(«Мефодий Буслаев. Лед и пламя Тартара»)

l

Ты повзрослела. И поумнела. И погрустнела. Обычная лестница из трех ступенек.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Наивный горный баран
тоже думал, что головы других баранов выглядывают из стены над камином
потому только, что им это нравится...

(«Мефодий Буслаев. Первый эйдос»)

l

На его благородном лице прорисовалась необходимость подвига.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

Самые глупые вещи говорятся всегда с самым умным выражением лица.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Ее братец вечно страдал от неразделенной
любви к халяве.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Я тебя прощаю! Ты жертва нашего века.
В наше суровое время так мало
человеческого тепла!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Спокойно, юноша! Держите свои эмоции в трехлитровой сберегательной банке! Никто друг друга не убивает! Это всего лишь мирная дружеская резня!

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

l

Средний путь всегда самый простой. Другое дело, что он редко ведет в правильном направлении.

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

Проводник мрака не приведет к свету. От измены не жди союза. От лукавства не жди помощи.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Ох уж это «мог бы, но» и просто «но»!
Как часто я это слышал! Какое короткое слово,
но сколько народу споткнулось о него за все века! Гораздо больше, чем обо все валяющиеся не на месте предметы!..

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Куда уж короче, начальник?.. Краткость — любовница спартанца!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Голод не тетка. Он дядька. Сердитый дядька
с вилками вместо зубов, наждачным языком
и кипящим желудком.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

Влюбленные — легкая добыча. Так было всегда
и так будет. Тот, кто любит, — бесстрашен
и... уязвим. Неуязвимый влюбленный —
это нонсенс, лингвистический парадокс.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Страх — вообще странное чувство. Он есть только там, где существует надежда, что все разрулится само собой.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Возьму мозги напрокат. Б/у не предлагать!

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

l

Зарубите это себе на носу, птенчики мои, и пусть у вас на память останется шрам!

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Чтобы такая дрянь тебя уважала, нужно самому стать такой же дрянью, а я не хочу...

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

Оно, конечно, баранина ничего, да только
с мамонтятиной все равно — какое сравнение, слезы одни!

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Ноша скорби и радости отмерена каждому наперед. Ничего не может исчезнуть просто так.
Боль, исчезнувшая у одного,
возникнет у другого.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Мертвые не болтают. Им не до того.

(«Мефодий Буслаев. Лед и пламя Тартара»)

l

За яркие дни мрак берет плату
скверными ночами.

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

l

Истина — вещь относительная, особенно в вещах таких зыбких, как человеческий быт.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

Если бы Вселенная не была полна неувязок
и провалов в логике — она вообще не могла бы существовать...

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

l

Тот, кто изобретает пороки, не должен сам им предаваться.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Детям надо позволять все, иначе из них никогда не вырастут настоящие негодяи!

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

l

Фотография — как подводная лодка.
С нее не убежишь.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

А нужен ли людям собеседник? Может, главное
для них — считать, что он есть? А все, что они хотят услышать, они отлично скажут себе сами.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

Душа человеческая как яблоко — с одного конца растет, с другого уже подгнивает. В ней все что угодно — и пропасти, и провалы, и старые шрамы. Она и всесильна, но она же
и беспомощна, и наивна, и глупа.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

В конце концов, глупость — самый простительный из всех пороков, ибо не имеет налета злонамеренности.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Проще найти клад, чем потерянное время.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

В сущности, ехидство — это форма скрытой агрессии. Сел, ужалил, улетел — комариный подход к серьезной проблеме.

(«Мефодий Буслаев. Лед и пламя Тартара»)

l

Истинная сила скрыта глубоко и не бросается
в глаза назойливо, как мышцы пляжного качка.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Приличные люди на заборах не читают — приличные люди на заборах пишут.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

Чутье подсказывает, что хорошей новостью
в данном случае будет отсутствие новостей.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Темный дар — тот же зверь. Если не кормить зверя, он разорвет хозяина.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Болят уши — отрежь их и съешь, если кушать хочется, но оставайся поэтом!

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Работать, равно как и умирать, надо экспромтом, не подыскивая для этого красивых дней.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

В крайностях нет середины. Мрак должен быть мраком, свет — светом.

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

l

Любопытство не порок. Любопытство — болезнь...

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

Глюки приходят и уходят, а настоящие друзья остаются. Если же кто-то из друзей ушел, значит, он тоже был глюк.

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

l

Деньги — это самая тоскливая и одновременно самая вечная игра. В сущности, это прямая кишка человечества, в которую что ни кинь, все ей мало.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Всякое существо, сколь бы жалким оно
ни казалось, должно иметь в жизни если не идею, то хотя бы мысль-опору, иначе весь карточный домик его бытия рухнет в одночасье.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Коньячные обещания не отличаются долговечностью, если наутро не устаканить их свежим напоминанием! Но это опять же
не надолго.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

Секрет выигрыша в том, чтобы ставить одновременно на всех фаворитов.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Со стороны и жить проще.

(«Мефодий Буслаев. Лед и пламя Тартара»)

l

Идеал потому и идеал, что недосягаем.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

У меня голова, а не свинья-копилка!

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Зло, увы, в целом увлекательнее добра, и стоит открыть ему маленькую лазейку, оно в короткие сроки захватывает все строение... А потом, только потом уже — показывает свое истинное лицо, лицо смрадного трупа!..

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

l

Нет ни одного поступка на этой земле, который не был бы связан с жертвой. Главное, убедить себя, что эта жертва добровольна.

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

Никто так не осуждает деспотизм, как скрытый деспот, которому не удалось реализоваться.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Знать в общих чертах — значит не знать ничего.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Тебя надо срочно расхомячить! Женщине вредно иметь слишком много собственности!

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Запомни раз и навсегда: радоваться нужно не когда можно, а когда хочется! Радость как шампанское! Она терпеть не может, когда ее затыкают пробкой!..

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

l

Гражданская сознательность — это когда узнал, что террористы хотят взорвать пункт приема стеклотары, и, не беспокоя милицию, сам навалял им ручкой от лопаты. А по мелочам капать — это называется стукачество.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

Феи не шестерят, они решают проблемы
в комплексе.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Благие побуждения, сдается мне, чаще всего
идут довеском к какому-нибудь иному
мотиву.

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

l

Она насылала на своих соседей чуму взглядом
и делала это чаще, чем требует обычная вежливость.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Что нам делать? Как быть? Кто виноват? Ты че, больной? И скока стоит? Эти пять вопросов определяют действительность на двести лет вглубь и на триста лет вперед. Особенно популярны вопросы три и пять.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

Между простыми магами, такими, как мы,
и стражами мрака чудовищная разница...
Как между курами и индюками. Одни летают,
а другие... других летают...

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Если же ничего не боишься — ничего
не происходит. Страхи даны нам, чтобы мы ничего не достигли в этой жизни и ничего не успели.

(«Мефодий Буслаев. Лед и пламя Тартара»)

l

Знаешь, кто я такой? Срочно иди к себе домой и пиши мемуары!

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

l

Что ни говори, а этот мир заточен под очень средних людей очень среднего роста.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Есть такая вариация на тему человека, называется «заклятый друг».

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

Кто тебе сказал, что я твоя сестра? Твои родные сестрички — тупость, глупость и нелепость!
Я же твоя совесть!

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Когда заноза вонзается в ногу — все сразу понятно. А вот когда заноза нового чувства попадает в сердце... Поди вытащи то, за что нельзя

ухватиться пальцами.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

У тебя мозги есть или совсем атрофировались
за ненадобностью?

(«Мефодий Буслаев.
Билет на Лысую Гору»)

l

Несчастного человека сразу видно. Он точно раненая антилопа бредет по саванне и умоляет, чтобы его поскорее добили.

(«Мефодий Буслаев.
Лед и пламя Тартара»)

К каждому сердцу есть своя отмычка. Порой такая простенькая, что стыдно становится. Вроде посмотришь со стороны: ну прям банковская дверь. Сталь везде и воля! Подступиться боишься.
А там смотришь: ба! да не закрыто же!

(«Мефодий Буслаев.
Третий всадник мрака»)

l

Промежуточное звено эволюции между облысевшим от радиации хомячком и нильским крокодилом!

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Ты сплошное хорошее настроение в таблетках.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Меня этим не напугаешь. Моя крыша и так
в свободном полете.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Никакого времени не жалко,
чтобы нагадить ближнему!

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

И не надейся! Еще посмотрим, кто на чьем некрологе тридцать баксов заработает!

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Есть цель — есть мысль. Нет цели — голова отдыхает и проветривается через ушные дырочки
и ноздри естественным сквозняком.

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

l

Меня не интересуют ваши принципы. Припрячьте их на черный день!

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

С возрастом человек нравственно пачкается. Засаливается, как простыня, как старая
рубашка!

(«Мефодий Буслаев.
Лед и пламя Тартара»)

l

Для того чтобы отравиться каплей яда в вине, совсем необязательно знать, что она там есть!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Он тот еще опоздун!

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

Детишки? Ты еще скажи: младенчики! Да там каждого третьего можно повесить, каждого второго расстрелять, а оставшихся посадить пожизненно!

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Животных любят все, но некоторые любят их
на обед.

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

l

Твоя склонность к вербальным оскорблениям — свидетельство некрофильских тенденций
в поведении. В свою очередь, упомянутые некрофильские тенденции в поведении говорят
о двух вещах: недоразвитии коры головного
мозга и запоздалом младенческом
инфантилизме!

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

Есть два закона, которым подчиняются все мужчины мира. Закон кулака и закон железного характера. Без первого еще туда-сюда обойтись можно, хотя и сложно, но без второго уже
совсем никак.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Лучше один раз отравиться супом из пакетика,
чем сто раз посмотреть рекламу!

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

l

Любой кусок, вырванный тобой из глотки другого, на самом деле выгрызен из твоей.

(«Мефодий Буслаев. Лед и пламя Тартара»)

l

А что, абсолютное зло не может кормить собак?

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Посмотрим правде в глаза и выстрелим ей
в затылок!

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

Никто никогда не говорил, что получать образование приятно. Удовольствие приходит потом, да и то уезжает с первым троллейбусом, когда ты понимаешь, что счастье все равно проживает по другому адресу.

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

l

Мрак всегда расплачивается с теми, кто служит ему, это да, но, увы, фальшивыми деньгами.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Общение со сверстниками — двигатель прогресса и катафалк истории.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Говорил тебе доктор: если хочешь поковырять
в носу, не используй отбойный молоток. Для этого существует мизинец!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Убеждают не слова, не риторические формы,
не то, как сказано. Убеждает правда, которую осознаешь ты сам. И не важно, кто принес тебе эту правду. Вычитал ли ты ее в книге или услышал от случайного человека на улице. Важно, что она всегда будет перенесена.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

Самый простой способ убить сразу двух зайцев — натравить их друг на друга!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Разумеется, во многом знании многие скорби, но я предпочитаю знать все.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Ты далеко пойдешь, если не угодишь под автобус.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Какое решение! Гениальное и лаконичное, как двадцатитомник спартанских высказываний с примечаниями и комментариями!..

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Женщина-руководитель — это хуже, чем нанюхавшийся грибов берсерк в детском саду!

(«Мефодий Буслаев. Лед и пламя Тартара»)

Срочно требую политического убежища в Эдеме!.. Пусть меня там насильно обкуривают благовониями и кормят апельсинами!
Но предупреждаю: разрезанными на дольки,
а то я буду подло плеваться гремучим ядом...

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

l

Лечение больной фантазии осуществляется
за счет фантазера!

(«Мефодий Буслаев.
Тайная магия Депресняка»)

l

Свою чашу боли и вины каждый из нас изопьет сам.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Не мрак творит главное зло в этом мире. Он лишь использует то зло, которое уже творится, к своей выгоде.

(«Мефодий Буслаев.
Лед и пламя Тартара»)

l

Ну ладно, умник!.. Будут и на твоей улице поминки!..

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

День, когда первая обезьянка нашла первую палку, стал печальнейшим днем в истории человечества.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Есть экземпляры, которые вежливость принимают за слабость, а уважают только кулак. Нормальная речь для них начинается там, где для других она давно закончилась!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Оставь постановочные истерики
для родственников!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

При прочих равных для неподготовленного человека мрак привлекательнее света, так как
в отличие от света не требует самоограничения.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Напоминаю, что гости — это праздник души
только при предварительной договоренности сторон и согласовании времени визита.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

Я беден, как таракан, платящий алименты слонихе!

(«Мефодий Буслаев.
Лед и пламя Тартара»)

l

Непросто сохранить баланс между телом и духом! Что-нибудь одно обязательно победит и попытается сожрать другое, нагло так сожрать, вчистую, без кетчупа и майонеза.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Ценитель испанской литературы и русских пельменей.

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

l

Один делает ставку на ум, другой — на кулак.
Но цель одна — смять, растолкать.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Абсолютная истина — в неабсолютности всех
и всяческих истин.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Тут чуть зазеваешься — глотку порвут да тебя же
и зашивать заставят!

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

Массовики-затейники, контуженные
громкой музыкой.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

С теми, кому больно, не спорят. Боль как физическая, так и душевная, лишает человека способности мыслить трезво.

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Мир бодро покатился к войне.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Индюк тоже думал, что кормят его лишь за то, что он такой красивый. В любом приличном магазине ты найдешь его в мясном отделе! Причем, заметь, идеализм прилагается совершенно бесплатно.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

Судьба битвы чаще решается еще до битвы.
Для этого и существует интуиция!

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

Ну что, Чай Кофич? Явились? За ушами не запылились?

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

О, подростки... Уже не дети, еще не взрослые,
а так себе... Самомнение на тонких
ножках!

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Если изначально признать зло естественным
и нормальным, исчезает необходимость становиться лучше.

(«Мефодий Буслаев. Билет на Лысую Гору»)

l

Всесилие именно потому и всесилие, что оно может все, но не хочет ничего.

(«Мефодий Буслаев. Маг полуночи»)

l

Что с тобой, синьор Помидор? Тебя терзает мораль, пилит нравственность и отравляет совесть?

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

А остальным кранты — стопудово.
Хоть витаминки пей, хоть противогаз надевай.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Как я и предполагал, желающих стать героями посмертно не так уж и много!

(«Мефодий Буслаев. Тайная магия Депресняка»)

l

Настоящий мужчина говорит кратко, но его слово всегда последнее.

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)

l

Мысли — это утопленники памяти.

(«Мефодий Буслаев. Месть валькирий»)

l

Вопрос был все же принципиальный и чреватый множественными переломами. Такое вот «бить или не бить» в медицинском аспекте.

(«Мефодий Буслаев. Свиток желаний»)

l

В следующий раз ссориться мы с тобой будем только в комнате без тяжелых предметов и с резиновыми стенами!

(«Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака»)