Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Из лагеря Заксенхаузен



 

Прощальный поцелуй

Губы мои до сих пор горячи

От твоего поцелуя.

Вечера майского мне не забыть,

И тебя позабыть не могу я.

 

Прощальный и нежный твой поцелуй

Я навсегда сохраню.

Где бы я ни был — ты не тоскуй,

Потому что тебя я люблю.

 

Ксения Александровна

Некрасова (1912-1958)

***

Когда стоишь ты рядом,

Я богатею сердцем,

Я делаюсь добрей

Для всех людей на свете,

Я вижу днём —

На небе синем —

звёзды,

Мне жаль ногой

Коснуться листьев жёлтых,

Я становлюсь, как воздух,

Светлее и нарядней.

А ты стоишь и смотришь,

И я совсем не знаю:

Ты любишь или нет.

 

Николай Алексеевич

Некрасов (1821-1878)

 

* * *

Ты всегда хороша несравненно,

Но когда я уныл и угрюм,

Оживляется так вдохновенно

Твой весёлый, насмешливый ум;

 

Ты хохочешь так бойко и мило,

Так врагов моих глупых бранишь,

То, понурив головку уныло,

Так лукаво меня ты смешишь;

 

Так добра ты, скупая на ласки,

Поцелуй твой так полон огня,

И твои ненаглядные глазки

Так голубят и гладят меня, —

 

Что с тобой настоящее горе

Я разумно и кротко сношу,

И вперёд — в это тёмное море —

Без обычного страха гляжу...

 

ПРОЩАНЬЕ

Мы разошлись на полпути,

Мы разлучились до разлуки

И думали: не будет муки

В последнем роковом “прости”.

Но даже плакать нету силы.

Пиши — прошу я одного...

Мне эти письма будут милы

И святы, как цветы с могилы, —

С могилы сердца моего!

 

Иван Саввич

Никитин

 

* * *

В тёмной чаще замолк соловей,

Прокатилась звезда в синеве;

Месяц смотрит сквозь сетку ветвей,

Зажигает росу на траве.

 

Дремлют розы. Прохлада плывёт.

Кто-то свистнул... вот замер и свист.

Ухо слышит, едва упадёт

Насекомым подточенный лист.

 

Как при месяце кроток и тих

У тебя милый очерк лица!

Эту ночь, полный грёз золотых,

Я б продлил без конца, без конца!

 

* * *

День и ночь с тобой жду встречи,

Встречусь — голову теряю;

Речь веду, но эти речи

Всей душой я проклинаю.

 

Рвётся чувство на свободу,

На любовь хочу ответа, —

Говорю я про погоду,

Говорю, как ты одета.

 

Не сердись, не слушай боле:

Этой лжи я сам не верю.

Я не рад свой неволе,

Я не рад, что лицемерю.

 

Такова моя отрада,

Так свой век я коротаю:

Тяжело ль — молчать мне надо,

Полюблю ль — любовь скрываю.

 

* * *

В тёмной чаще замолк соловей,

Прокатилась звезда в синеве;

Месяц смотрит сквозь сетку ветвей,

Зажигает росу на траве.

 

Дремлют розы. Прохлада плывёт.

Кто-то свистнул... вот замер и свист.

Ухо слышит, едва упадёт

Насекомым подточенный лист.

 

Как при месяце кроток и тих

У тебя милый очерк лица!

Эту ночь, полный грёз золотых,

Я б продлил без конца, без конца!

 

Иосиф Нонешвили (1918—1980)

***

Вот смотрю я на косы твои грузные,

как падают,

как вьются тяжело...

О, если б ты была царицей Грузии —

о, как бы тебе это подошло!..

 

Хатгайский шёлк пошёл бы твоей коже,

о, как бы этот шёлк тебе пошёл,

чтоб в белой башне из слоновой кости

ступени целовали твой подол...

Перевод с грузинского Б. Ахмудулиной

 

Абу Нувас

 

* * *

Меня знобило, я врача позвал.

И мой недуг он, не леча, назвал.

Не я, сказал он, исцелю тебя,

а та, что вымолвит: “Люблю тебя”.

Ты не врача, а милую зови.

Твоя болезнь — озноб и жар любви.

 

Н. П. Огарёв

 

* * *

Она никогда его не любила,

А он её втайне любил;

Но он о любви не выронил слова:

В себе её свято хранил.

 

И в церкви с другим она обвенчалась;

По-прежнему вхож он был в дом,

И молча в лицо глядел ей украдкой,

И долго томился потом.

 

Она умерла. И днём он и ночью

Всё к ней на могилу ходил;

Она никогда его не любила,

А он о ней память любил.

 

Булат Окуджава

 

* * *

Г. В.

Тьмою здесь все занавешено

и тишина, как на дне...

Ваше величество женщина,

да неужели — ко мне?

 

Тусклое здесь электричество,

с крыши сочится вода.

Женщина, ваше величество,

как вы решились сюда?

 

О, ваш приход — как пожарище.

Дымно, и трудно дышать...

Ну, заходите, пожалуйста.

Что ж на пороге стоять?

 

Кто вы такая? Откуда вы?!

Ах, я смешной человек...

Просто вы дверь перепутали,

улицу, город и век.

 

* * *

А. Ш.

Нева Петровна, возле вас — все львы.

Они вас охраняют молчаливо.

Я с женщинами не бывал счастливым,

вы — первая. Я чувствую, что — вы.

 

Послушайте, не ускоряйте бег,

банальным славословьем вас не трону:

ведь я не экскурсант, Нева Петровна,

я просто одинокий человек.

 

Мы снова рядом. Как я к вам привык!

Я всматриваюсь в ваших глаз глубины.

Я знаю: вас великие любили,

да вы не выбирали, кто велик.

 

Бывало, вы идете на проспект,

не вслушиваясь в титулы и званья,

а мраморные львы — рысцой за вами

и ваших глаз запоминают свет.

 

И я, бывало, к тем глазам нагнусь

и отражусь в их океане синем

таким счастливым, молодым и сильным...

Так отчего, скажите, ваша грусть?

 

Пусть говорят, что прошлое не в счет.

Но волны набегают, берег точат,

и ваше платье цвета белой ночи

мне третий век забыться не дает.

 

* * *

Не бродяги, не пропойцы,

за столом семи морей

вы пропойте, вы пропойте

славу женщине моей!

 

Вы в глаза ее взгляните,

как в спасение свое,

вы сравните, вы сравните

с близким берегом ее.

 

Мы земных земней.

И вовсе

к черту сказки о богах!

Просто мы на крыльях носим

то, что носят на руках.

 

Просто нужно очень верить

этим синим маякам,

и тогда нежданный берег

из тумана выйдет к вам.