Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ



Сергей иСтомин

 

 

ЛУЧШАЯ В ГОРОДЕ НАДЕНЬКА

ИЛИ

ПУСТЬ ПРИДЕТ МОЯ СУДЬБА

Комедия

Окончательная редакция

 

В жизни возможны только две трагедии: первая - не получить о чем мечтаешь, вторая - получить.

Оскар Уайльд

 

 

©20.10.2011 г. Истомин Сергей Витальевич - «Лучшая в городе Наденька или Пусть придет моя судьба».Пьеса для театра в 2-х действиях. Постановка данного литературного произведения на сцене, а так же любое иное его использование и распространение, возможно только с письменного согласия автора, (охраняется Законом об авторских и смежных правах).

Москва – Витебск

e-mail:sergei_istomin@mail.ru

teatr57@mail.ru

Страница автора (и эта пьеса) на сайте Проза.ру-

http://www.proza.ru/2015/11/11/1334

http://www.proza.ru/avtor/istomin57

Страница автора(и эта пьеса) Вконтакте - http://vk.com/id14710489

Вместо предисловия

Первое действие спектакля не должно продолжаться более 1 часа 15 минут. В случае необходимости, реплики первого действия могут быть сокращены.

Если диалоги в спектакле будут временами «лететь» в очень быстром темпе, то это спектаклю никак не повредит. Очень быстрый обмен репликами в некоторых сценах первого действия спектакля, на взгляд автора, просто необходим.

Будет неплохо, если появление (и уход) основных героев пьесы станет сопровождаться характерной для каждого героя, его «личной» музыкальной темой.

Актрисе, исполняющей заглавную роль Надежды, за время репетиций необходимо провести большую физическую и голосовую подготовку.

Автор пьесы очень надеется на то, что все господа актеры будут хотя бы немного, пусть едва заметно, но все же непременно гримироваться.

Декорации в спектакле по данной пьесе автору пьесы видятся дстаточно бытовыми.

Автору пьесы хотелось бы увидеть в спектакле работу художника по свету.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА В ПОРЯДКЕ ПОЯВЛЕНИЯ

 

НАДЕЖДА –ей весьма за тридцатьи она не хромает, а лишь только иногда во время ходьбы, пятка ее левой ноги немного не касается пола

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ –чем-то похож на привидение

МАША –молодая соседка Надежды

ОДИ –женщина неопределенного возраста

МАКСИМ –школьник последних классов

СЛЕСАРЬ –слесарь-сантехник

АЛЕКСАНДР –полицейский в форме

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

На сцене типичная однокомнатная квартира, однако, стены этой квартиры в «нужный» момент могут светиться.

В комнате этой квартиры имеется большое окно, наполовину зашторенное, а за окном видны далекие, расплывчатые силуэты домов большого города, и окна этих домов, когда начнет смеркаться, будут искриться маленькими огоньками. Но сейчас за окном стоит еще ранний, золотистый вечер. Постепенно вечер за окном становится розовым, затем сиреневым, синим, темно-синим и, наконец, наступает за коном фиолетовая ночь.

Возможно, возле окна имеется еще и балконная дверь за шторой, а через окно немного видны балконные перила.

Из-за шторы на окне виднеется стоящий на подоконнике внушительных размеров кактус в горшке.

На стене, неподалеку от окна, висит большой, типичный и легко узнаваемый с детства ковер. На ковре закреплены высушенные ветки бузины, с красивыми засохшими плодами.

Неподалеку от ковра висит географическая карта.

В комнате имеется небольшой диван, на котором лежат диванные подушки; стоит стандартная мебельная стенка, (вместо мебельной стенки, на стене могут висеть просто полки).

На полу, перед диваном, может лежать маленький коврик.

(Кроме дивана, в комнате может находиться еще кровать, которая, впрочем, совершенно не обязательна.)

В углу стоит кресло, а рядом с креслом - туалетный столик с зеркалом.

На туалетном столике лежат: пульт от телевизора, бумажные платочки или салфетки, несколько флаконов одеколона, домашний или мобильный телефон.

На стене или на зеркале висит декоративный колокольчик.

В комнате находится и еще один небольшой, но высокий столик, возможно, что он круглый и на колесиках, покрытый светлой скатертью.

На этом столике, (или на туалетном столике) лежат школьные тетради, блокнот и ручка.

Рядом с креслом, на полу, стоит пластмассовая клетка для перевозки кошек.

В комнате имеется старенький телевизор, который в нужный момент «самостоятельно» будет включаться и выключаться. На телевизоре может лежать микрофон «для караоке».

Так как в спектакле некоторые актеры ходят босиком, желательно, чтобы на сцене был натянут половик, возможно, что с нарисованным на нем ковром, с кистями по краям.

Рядом с одним из порталов может находиться выгородка, под условным названием «Лестничная площадка», на ней видна часть лестничной площадки подъезда и дверь, ведущая в квартиру Надежды.

(Однако, если театр не хочет раньше времени показывать тех, кто пришел к Надежде и кто звонит в ее входную дверь, тогда декорация «Лестничная площадка» может и отсутствовать.)

А в самом верху, кроме падуги, над комнатой Надежды может висеть макет конкретного города, с названиями конкретных улиц и светящимися неоновыми вывесками, например: Школа, Кладбище, двести евро, носки, Горводоканал, Магазин сантехники, Отделение полиции, зайцы и т.д.

ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ

Надежда – школьная учительница, за тридцать, сейчас она в квартире одна, на ней симпатичное домашнее платье, на ногах домашние тапочки.

Надежда на вытянутой руке держит светящийся глобус, который сейчас вертится. Надежда выходит на авансцену.

 

НАДЕЖДА:(в зрительный зал) Здравствуйте, дорогие мои дети!.. Ах, вы уже не дети, ну, конечно, вы же у меня совсем взрослые! Итак, мои взрослые юноши и девушки, на сегодняшнем уроке нам предстоит отправиться в удивительное путешествие по скандинавским странам. (Показывает рукой в зрительный зал.) Светочка, успокойся. (В зрительный зал.) Димочка, мы договаривались, на моем уроке мобильные телефоны будут отключены. Спасибо, Димочка. Ребята, а давайте мы с вами отправимся туда, куда я сейчас наугад попаду пальцем? Согласны? Тогда поехали! (Надежда сильнее раскручивает глобус и останавливает его пальцем.) Ап!.. И куда же мы попали?

Ковер на стене слегка начинает шевелиться, Надежда этого не замечает.

НАДЕЖДА:Правильно, мы с вами попали в Швецию! Какая там удивительная экономическая система!.. (смотрит на глобус) Нет, мы не попали пальцем в Швецию, попробуем еще раз. (Раскручивает глобус, ставит палец на глобус и промахивается.) Оп-ля! И снова промахнулась… Странно, откуда так дует?

 

Звучит музыка. Возможно, сейчас звучит музыкальная тема Николая Петровича.

Надежда оглядывается, ковер, висящий на стене, и тот сразу перестает шевелиться. Надежда подходит к ковру, поправляет висящий букет увядших веток бузины, затем вновь раскручивает глобус и останавливает его пальцем.

 

НАДЕЖДА:Ап, и вот опять мимо! Нет, надо включить обогреватель. Но куда же я его подевала, не знаете, ребята?

 

Надежда ищет в комнате обогреватель, она подходит к туалетному столику, ставит глобус на столик.

Колокольчик на зеркале коротко звякнул. Надежда удивленно смотрит на колокольчик и озирается по сторонам.

 

НАДЕЖДА:Что это? Землетрясение?

 

Из-за ковра появляется рука, которая шарит по стене, но Надежда этого не видит.

Надежда продолжает искать обогреватель. Когда она поворачивается к ковру, рука сразу же прячется за ковер, (и так два раза). Но едва лишь Надежда отворачивается, ковер вновь начинает шевелиться, а колокольчик коротко позвякивать.

 

НАДЕЖДА: (Надежда поправила колокольчик.) Вроде бы, стихло… Ладно, будем считать, что было маленькое землетрясение, и к уроку я готова. (Надежда достает из-под дивана обогреватель.) А после изложения нового материала я вызову к доске Максима и послушаю его жалкий лепет, потом сделаю объявление, что скоро им предстоит контрольная работа, они мне сразу же – не надо, Надежда Сергеевна! И вот тогда я скажу про подарки! Кто мне хорошо напишет контрольную по экономической географии, тот получит от меня…

Телевизор включается, в телевизоре помехи, сквозь которые слышны обрывки телепрограмм, слышно, как переключаются каналы, затем все отчетливее и громче звучит музыка.

Свет начинает мерцать и мигать, в комнате на некоторое время становится немного темнее.

Колокольчик вновь позвякивает.

Из-за ковра пошел очень-очень небольшой дым.

Надежда растерянно оглядывается по сторонам. Она смотрит то на телевизор, то на колокольчик, и теперь она вздрагивает от каждого его короткого позвякивания. (При желании, у Надежды здесь может быть танец-пантомима, под аккомпанемент колокольчика.)

И вновь из-за ковра показалась рука, (которая хорошо видна в луче света), рука шарит по стене, словно она ищет выключатель.

 

НАДЕЖДА:Подарок… мальчики получат…

 

Оглядываясь на колокольчик и телевизор, Надежда идет включать обогреватель и, наконец, она замечает, как из-за ковра выползает рука, затем нога, и вот из-за ковра просочился уже весь Николай Петрович.

НАДЕЖДА:И девочки тоже… получат…

Николай Петрович в строгом черном костюме. Возможно, что он чем-то даже похож на жениха, так как в петлице его пиджака увядший цветок. (Маловероятно, чтобы Николай Петрович был одет в балахон колдуна, но, как мы знаем, в жизни всякое бывает, а уж в театре - тем более.)

Николай Петрович изредка передвигается «мелкими шагами», почти как в танцевальном ансамбле «Березка». Возможно, что его движения временами плавные, а лицо слегка бледное, иногда он выглядит совсем чуть-чуть заторможенным и задумчивым.

(Когда это необходимо, Николая Петровича может сопровождать цветной луч света.)

Надежда роняет обогреватель.

Нижеследующий диалог проходит в весьма быстром темпе.

 

НАДЕЖДА:(кричит) А-ай!.. Вы кто?!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А яНиколай Петрович, здравствуйте… (оглядывается)

НАДЕЖДА: Привет, я вас не знаю. Но как вы оказались в моей квартире?!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Так я вот пришел… (Николай Петрович одним движением руки выключает телевизор.)

НАДЕЖДА: Это понятно, что пришел, но откуда это вы вдруг пришли?!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:С кладбища.

НАДЕЖДА: Это очень хорошо, что с кладбища, а то мне уже показалось, что вы, как будто, из ковра пришли…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Ну, правильно, я с кладбища, потом я через ковер, и прямо к вам…

НАДЕЖДА: Достаточно, я уже все поняла, это у меня кружится глобус, и сейчас я упаду в обморок… (Надежда едва не падает в обморок.)

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Крепитесь, Наденька…

НАДЕЖДА: Я стараюсь… А что вы делали на кладбище? Простите за глупый вопрос, видимо, у вас там кто-то умер, я приношу вам свои соболезнования.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: (плачет) Спасибо, Наденька, но только, к несчастью, это я вот как-то умер…

НАДЕЖДА: Надо же, как вас угораздило… А если мы не будем так сильно огорчаться. Это со всяким бывает, как говорится, все там будем.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: И вот здесь вы совершенно правы, Наденька.

НАДЕЖДА:Значит, что же это получается, вы покойник с кладбища, который проходит сквозь мои стены?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Ну, да что вы, конечно, нет! Покойники – они лежат, а я как видишь, хожу, и на вид, как живой, правда?

НАДЕЖДА:Правда. Так вы что же, привидение? (Надежда пытается дотронуться до Николая Петровича, но сразу же отдергивает руку.)

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А получается, что так… Вот уж не думал, что когда-то стану привидением, вот горе-то какое! (снова плачет)

НАДЕЖДА:Сейчас я вам дам салфетку. (Берет с туалетного столика бумажную салфетку, приближается к Николаю Петровичу и останавливается.) Нет, не дам! Это же от вас так холодом тянет, ну просто мама дорогая!.. А позвольте мне спросить вас, а что вы в моей квартире забыли?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А я и правда забыл…

НАДЕЖДА:У привидения склероз?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Да…

НАДЕЖДА:Так лечиться надо!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Наденька, ну, что вы такое говорите… Я вспомнил! Это же меня ваш заговор привлек и помог через ковер пройти!

НАДЕЖДА:Да какой еще заговор?! Это ты мне зубы заговариваешь…

Надежда подкрадывается к телефону.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: А вы звоните, я же не мешаю. (Надежда взяла телефонную трубку и тут же ее бросила.) Только вы скажите мне, под ковром – вот это ваше?

Николай Петрович достает из-за ковра небольшой сложенной листок бумаги, разворачивает его и читает.

 

«Приди мужчина ряженый,

Красотой моей привороженный,

У обрыва я стою, на темну воду смотрю,

Силы небесные призываю,

Тебя, любимый, завлекаю...»

 

НАДЕЖДА: Хватит!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Так это ваш заговор на привлечение мужчины?

НАДЕЖДА:На привлечение жениха. Да, это мой…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Ну, вот я и пришел.

НАДЕЖДА: Наконец-то… Отдай сюда! (Николай Петрович протягивает листок.) Нет, не приближайтесь! Положите на стол!

Николай Петрович кладет листок на стол.

Надежда хватает листок, сворачивает его и прячет у себя на груди.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:(показывает на ветки на ковре) А на ковре у вас что за веник?

НАДЕЖДА: Ветки бузины.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Тоже для привороту?

НАДЕЖДА: Тоже. Соседка говорит, они для замужества хорошо помогают.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А колокольчик тоже помогает?

НАДЕЖДА: Колокольчик, это чтобы злых духов отгонять.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Боже, какая же вы темнота, Наденька. Двадцать первый век на дворе, передовая учительница, и какие-то глупые заговоры под ковром держите.

НАДЕЖДА: Ну, интересно, я ведь замуж хочу. И что-то мне подсказывает, что заговор уже сработал, и у меня, наконец-то, жених появился? Я не могу в это поверить, это же просто тихий ужас…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Я не ужас, я Николай Петрович, значит, я жених ваш?

НАДЕЖДА: Не-ет!!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Но вы же сами сказали, что заговор сработал, так что теперь все…

НАДЕЖДА: Что - всё? Ну, что – все?! И мы что, поженимся?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: А у меня паспорта нет, как же мы наш брак зарегистрируем?

НАДЕЖДА: Немедленно вон отсюда!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Да никуда я не пойду. Наденька, ведь же с вами так похожи, мы оба – две такие одинокие души. И мне тоже, так любви не хватает…

НАДЕЖДА: А я, простите, тут при чем?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А ты мне ее дашь.

НАДЕЖДА: Кого?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Любовь.

НАДЕЖДА: Ма-ма!.. Мама, скорей!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Мама в санатории.

НАДЕЖДА: Я забыла. А вы откуда знаете?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Я много чего знаю.

 

Николай Петрович щелчком пальцев включает телевизор и таким же способом переключает пару каналов, находит нужную музыку, под которую он начинает очень недолго танцевать «Танец влюбленного покойника-привидения-жениха».

НАДЕЖДА: Все, я вызываю полицию! (бросается к телефону)

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Пожалуйста, тогда я уйду. (вздыхает) А ночью я вернусь… (направляется к ковру)

НАДЕЖДА: Нет! Пожалуйста, станьтесь! Полиции не будет! (Кладет телефонную трубку.) Мы же сами все уладим, верно?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Если ты сумеешь мне помочь, я не приду е тебе ночью.

НАДЕЖДА: Да я обязательно сумею! Этот заговор я сожгу, квартиру церковной водой оболью...

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Не поможет.

НАДЕЖДА:Почему?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Потому.

НАДЕЖДА:У меня возникла гениальная идея! А что если мы брачное объявление на кладбище повесим?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Объявление на кладбище?

НАДЕЖДА:Да, мы развесим во многих местах кладбища объявление о том, что Николаю Петровичу срочно требуется невеста, ну как вам?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Ну, это просто бред какой-то…

НАДЕЖДА:(обиженно) Как это бред? Ну, ты и наглый, вообще, я тебе скажу… Да ты сам бред ходячий! Я хотела ему как лучше, да видно не угодила… Тогда и гуляй, откуда пришел! Давайте, привидение Петрович, уходите через ковер или в дверь, и прямо сейчас же!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: (оглядывается, радостно) Я вспомнил!

НАДЕЖДА: Чего еще?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Вот вы меня гоните, а эта квартира моя!

НАДЕЖДА:А вот это у нас уже никак не пройдет! И я не посмотрю, что ты привидение или какая там еще холера, и свою квартиру я никому не отдам! Мне эту квартиру пол года назад от города бесплатно дали, как победительнице конкурса на звание лучшего преподавателя школьной географии! Я лучшая географичка нашего города, и квартира эта моя! (топнула ногой)

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А раньше была моя…

НАДЕЖДА:Ну, всех испортил квартирный вопрос. Вам что там, на кладбище места не хватает? Да я знать не желаю, чья квартира была раньше, сейчас она только моя и мамина! Мы с мамой всю жизнь прожили в маленькой комнатушке, в коммунальной квартире, а в очереди на эту прекрасную квартиру мы двадцать два года стояли, и если бы я не победила на конкурсе учителей, мы бы еще столько же лет ее ждали!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Как повезло вам, что я умер…

НАДЕЖДА:Да, повезло! И в моей квартире не водятся привидения, домовые, клопы и тараканы, здесь только я и мама… водятся! А вы просто немедленно отсюда убегаете, иначе я, иначе...

 

Надежда хватает флакон одеколона в форме гранаты-лимонки, подбрасывает его на руке, Николай Петрович, не реагирует, тогда Надежда замахивается на него «гранатой».

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Это у вас граната?

НАДЕЖДА:Одеколон.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А на гранату похож.

НАДЕЖДА:Да, бутылочка похожа, оригинальная, правда? Это французский… (Брызгает из флакончика в Николая Петровича, тот чихает.)

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Где вы только эту гадость достали?

 

На Лестничной площадке появляется Маша, она листает большую книгу и звонит во входную дверь квартиры Надежды.

 

НАДЕЖДА:На распродаже, сказали, что это французская туалетная вода, но, наверняка обманули. Это я ученикам в подарок купила, кто мне контрольную по географии хорошо напишет, мальчикам я подарю одеколон, а девочки – духи. (Во входную дверь квартиры раздается звонок.) И, наконец-то, кто-то пришел меня спасать.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А, может, это ко мне?

НАДЕЖДА:Подружка с кладбища?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Ах, да…

НАДЕЖДА:Сейчас мы вдвоем тебя быстро выгоним из моей квартиры, уж ты не сомневайся!

Надежда выбегает из комнаты.

Николай Петрович идет к ковру и скрывается за ковром.

Музыка. Возможно, звучит музыкальная тема Маши.

Надежда вталкивает в комнату Машу, у которой в руках большая «Книга о вкусной и здоровой пище».

НАДЕЖДА: Машенька, ну проходи же скорей, ты только не бойся.

МАША: Да я и не боюсь, а чего бояться?

НАДЕЖДА: (оглядывается) Где же он?

МАША: Кто?

НАДЕЖДА: Маша, ты его не видишь?

МАША: Ой, Надюша, неужели, у тебя мужчина появился?! Я поздравляю!..

НАДЕЖДА:Если бы мужчина… Привидение приперлось!

МАША: Да ты что?! Неужели барабашка завелась?

НАДЕЖДА:Да какая так барабашка? Говорю же, натуральное привидение!

МАША: Как тень отца Гамлета?

НАДЕЖДА:Гораздо еще хуже, и оно такое наглое, просто жуть. Оно еще утверждает, что моя квартира – это его квартира!

МАША: Кого?

НАДЕЖДА:Да привидения, кого же еще! И знаешь, мне кажется, что он собирается опять здесь поселиться.

МАША: В твоей квартире?

НАДЕЖДА:Ну, а где же! (Не без скрытой гордости.) И еще он хочет на мне жениться.

МАША: Ну, конечно, ты ведь не такая уж и старая. Прости, я хотела сказать, у тебя еще полно шансов выйти замуж! В общем, я за тебя очень рада всей душой!

НАДЕЖДА:Спасибо, дорогая соседка, и ты нас благословляешь?

НАДЕЖДА:Ну, естественно! В твоем-то возрасте нужно просто срочно выскакивать замуж, причем, уже за любого!.. Но это ведь невозможно!

ГОЛОС НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА:(из-за ковра) Возможно!

НАДЕЖДА:(Она испугалась, даже подпрыгнула, оглядывается.) А-а!

МАША: Что с тобой?

НАДЕЖДА:Слышала?!

МАША: Нет, а что слышала?

НАДЕЖДА:Тогда проехали.

МАША:Кстати, вот ветки бузины ты повесила – это правильно. А я тебе еще заговор давала на привлечение жениха, ты его переписала?

НАДЕЖДА:Переписала.

МАША:Под ковер положила?

НАДЕЖДА:(прижимает руки к груди)Положила.

МАША:И что?

НАДЕЖДА:Пришел покойник.

МАША:Обалдеть! Наденька, да что ты такое говоришь?!

НАДЕЖДА:Машенька, а как ты думаешь, про что я тебе тут полчаса говорю?!

МАША:Про барабашку. Ты мне ее покажешь?

НАДЕЖДА:Нет!

МАША:Почему?

НАДЕЖДА:Она ушла.

МАША:Жаль… А когда вернется?

НАДЕЖДА:Не сказала!

МАША:(Ищет в комнате барабашку.) Ну, надо же, опоздала я на барабашку посмотреть. А мне этот заговор прямо сразу же помог. И сегодня ровно месяц, как я замужем, и счастливая, просто сил нет. Правда, муженек сегодня впервые что-то начал капризничать, и на руках меня с утра еще не носил. (Осматривает комнату.) Барабашка, ты не хочешь мне показаться? Ты можешь и в мою квартиру заглянуть, я тебя не боюсь, у меня муж дома. (Надежде) Мой Андрюшенька сегодня выходной.

НАДЕЖДА:Маша, да ты что, ты мне не веришь?

МАША:Про привидение, которое хочет на тебе жениться, конечно, не верю. Пускай мы с Андрюшенькой недавно в этот дом переехали, и всего два месяца мы снимаем квартиру напротив тебя, но мне ведь казалось, Надюша, что мы с тобой уже стали, как подруги? Во всяком случае, мы хорошие соседки, а ты меня глупо так разыгрываешь, когда у меня в семье неприятности назревают. Мой Андрюшенька сильно кушать просит, ну ты представляешь?

НАДЕЖДА:Впервые после свадьбы?

МАША:Да, впервые! Но только колбасу из магазина он больше почему-то не хочет. Я ему говорю, давай яичницу сделаю, но от яичницы он тоже категорически отказывается, говорит, что мою яичницу он больше видеть не может, ему почему-то котлетки подавай!

НАДЕЖДА:Ну, так и сделай ему котлетки.

МАША:Вот я и пришла с тобой посоветоваться. А если мне вот эти состряпать, но вот как они делаются, я не знаю. (Открывает книгу и показывает Надежде страницу.)

НАДЕЖДА:Так здесь же написано, читать умеешь?

МАША:А вкусные получатся?

НАДЕЖДА:Вкусные, если не пережаришь.

МАША:А мясо руками надо брать?

НАДЕЖДА:Ну, а чем же?

МАША:Но я ведь не могу! Я недавно маникюр хороший сделала и потом, я брезгую сырое мясо руками брать. Я ведь уже почти год, как вегетарианка, потому что я за фигурой слежу. Мясо и курицу я совсем не кушаю, я только яйца и творожок немножко.

НАДЕЖДА:Ну, так ты перчатки надень.

МАША:Придется. А сколько раз надо прокручивать мясо в мясорубке? Здесь не написано. (показывает в книгу)

НАДЕЖДА:Одного раза хватит. Ты что, готовить совсем не умеешь?

МАША:Совсем. Пока я замуж не выскочила, мне же мама всегда готовила.

 

За ковром Николай Петрович чихнул.

НАДЕЖДА:(оглядывается)Будь здоров, не кашляй!

МАША:Это ты кому?

НАДЕЖДА:Ему. Значит, хотела ты барабашку? Сейчас ее увидишь!

МАША:Ой, я что-то уже боюсь. Где она?

НАДЕЖДА:(заговорщически Маше)Там!

Надя и Маша подкрадываются к ковру и смотрят за ковер.

 

МАША:Ничего не видно… Знаешь, я лучше-ка пойду. А ты с этим полтергейстом будь поосторожней, поняла?!

НАДЕЖДА:Да это не он, как ты говоришь, впрочем, тебе не понять. Машенька, не оставляй меня!..

МАША:Но мне же котлетки надо… А если твоя барабашка снова появится, ты сразу же мне звони, я прибегу посмотреть.

НАДЕЖДА:Обязательно. Я за тобой закрою.

 

Надежда и Маша выходят из комнаты.

Свет в комнате начинает мигать, затем мерцать. Возможно, на сцене на короткое время становится немного темнее. Из-за ковра появляется Николай Петрович, он начинает бегать по комнате и что-то искать.

Колокольчик позвякивает.

Маша выходит на «Лестничную площадку», дверь за ней закрывается. Маша смотрит на дверь квартиры Надежды, прикладывает руку к щеке и сокрушенно качает головой.

Надежда осторожно входит в комнату и видит бегающего Николая Петровича. Колокольчик позвякивает. Николай Петрович останавливается и чихает. Колокольчик громко звякнул. Наконец, Николай Петрович заметил Надежду.

 

НАДЕЖДА:Явился - не запылился?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Да, ковер у вас очень пыльный.

НАДЕЖДА:Ой, ну простите великодушно! Я завтра же отдам ковер в химчистку, чтобы вы только не чихали!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Наденька, а где вся моя мебель? Вот здесь был шкаф, а здесь находился мой любимый стол. И где это мое всё?!

НАДЕЖДА:Да откуда я знаю, разворовали, наверное. Когда мы с мамой сюда въехали, квартира пустая была, одно только кресло вот здесь вот стояло. (Надежда показывает, где стояло кресло.)

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Черное?

НАДЕЖДА:Да, старое.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Кожаное? И на этом месте?!

НАДЕЖДА:Да, рваное и очень ужасное…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Так давай же ты мне его скорей! Куда ты его переставила?

НАДЕЖДА:А мы с мамой это кресло на помойку выбросили.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:(хватается за сердце) Не может быть… Где помойка, веди меня туда!

НАДЕЖДА:Кресло мы возле мусорных баков оставили, и его давно уже отвезли на мусоросжигательный завод.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Нет… Но это же невозможно!.. (Николай Петрович падает на колени, а, может быть, не падает). В том кресле были все мои деньги, все мои накопления за всю жизнь! Я ведь банкам не доверял, и все деньги я дома хранил, и в черное кресло, под обивочку прятал, чтобы воры не нашли! В том же кресле были многие и многие тысячи, а в иностранных валютах вообще вот такая пачка была, и еще двадцать восемь золотых монет я зашил под обивочку, в спинку кресла!

НАДЕЖДА:Вы что, «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова начитались?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Да при чем тут Ильфа и Петрова? Я же эти деньги всю жизнь копил, ничего не покупал, вечно на всем экономил! От меня и жена из-за денег ушла!

НАДЕЖДА:Из-за вашей жадности?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Прекрати надо мной издеваться! Я теперь окончательно все вспомнил! Я же за моими деньгами сюда пришел, чтобы с собой их забрать!

НАДЕЖДА:Куда забрать?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Ну, туда, в райские обители!

НАДЕЖДА:А с деньгами в рай не пускают!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Да ты-то откуда знаешь?

НАДЕЖДА:Мне почему-то так кажется.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Мало ли, что тебе кажется. Это мои деньги, значит, их надо ко мне поближе положить, куда-нибудь туда, в уголок…

НАДЕЖДА:В гроб, что никто не уволок?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Да! Собственно, а почему это мои же деньги и нельзя ко мне поближе?..

НАДЕЖДА:Потому, что они пропали.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Нет, я это даже слышать не желаю! Ты обязана мне их вернуть!

НАДЕЖДА:А у меня денег почти вообще нет. Мы с мамой живем от моей зарплаты до зарплаты, пенсия у мамы маленькая, и накоплений у нас никаких.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Тогда мне придется забрать у тебя что-нибудь ценное, в качестве компенсации…

НАДЕЖДА:Да берите, что хотите, мне не жалко.

 

Николай Петрович осматривает комнату, он осторожно пытается потрогать вещи, не прикасаясь к ним, присматривается к подушке на диване, к зеркалу, креслу.

НАДЕЖДА:Это в гроб не поместится.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Без тебя вижу! Да у тебя тут вообще ничего ценного.

НАДЕЖДА:Можете подушечку взять, если понравилась.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Не понравилась!

НАДЕЖДА:Ну, как знаете. Интересно, а на вашем кладбище много еще таких как вы?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Нет. Один я там такой, неприкаянный…

НАДЕЖДА:Вот что, неприкаянный, мне тоже весьма жаль, что ваши денежки пропали, но с этим фактом нам как-то придется смириться.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Окончательно пропали?

НАДЕЖДА:Окончательней не бывает.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Нет, я этого не переживу, я умираю…

 

Николай Петрович начинает «умирать».

НАДЕЖДА:А это хорошая идея.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:(перестает «умирать»)Нет, без денег я не могу умереть!

НАДЕЖДА:Кошмар!.. И кто только из гроба его выпустил?!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А я сам выбрался. Неожиданно вдруг очнулся, оглядываюсь по сторонам, и вижу, что я на кладбище и сижу на своей могиле! Уже больше года прошло, как я умер, и с тех пор я не один месяц по кладбищу все брожу, и пытаюсь что-то вспомнить. Живые иногда меня видят и сразу же от меня убегают. Я им кричу: «Эй! Постойте, подождите!..» Но они все бегут и бегут от меня, как бежал Мопассан от Эйфелевой башни… И никто почему-то за мной не приходит, ни ангелы, ни черти какие-нибудь, вот беда.

НАДЕЖДА:Значит, мало нагрешили, раз черти не приходят.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Да о чем ты вообще говоришь?! Я ведь живой был вообще просто супер… супер…

НАДЕЖДА:Супермен?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Суперправедник! Я при жизни экстрасенсорикой занимался, людей руками лечил, разными там пассами, и бесплатно даже... иногда. И вдруг от сердечного приступа скоропостижно скончался, упал в кусты возле кинотеатра, и сутки там пролежал, а люди толпами шли в кино, и никто меня не замечал… И все мои пациенты про меня сразу же и забыли, побежали лечиться к другим шарлатанам. Жизнь прошла зря… Жена от меня ушла, детей нет, денег нет, и моя квартира досталась городу и какой-то глупой учительнице, которая все мои деньги на помойку выбросила-а! Я тебя задушу!..

 

Николай Петрович хочет задушить Надежду, но та явно этого не желает и убегает от него.

НАДЕЖДА:Ма-ма!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Мама в санатории!

НАДЕЖДА:Я помню!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Зачем жил, страдал, зачем экстрасенсорил?!!

НАДЕЖДА:А вы при жизни вы были шарлатаном или вы настоящий экстрасенс-покойник?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Конечно, я настоящий!

НАДЕЖДА:Тогда вы обязаны знать, как вас можно туда, обратно…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Отфутболить?

НАДЕЖДА:Простите, я не хотела вас обидеть, но надо же вас как-то туда того…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Без денег?

НАДЕЖДА:Ну, почему же без денег?! Я отдам вам все, что от моей зарплаты осталось!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Твои деньги мне не нужны, да они мне теперь вообще не нужны, я это уже понял… Да, я сильный был экстрасенс, и я знаю, что со мной произошло. Чтобы в райские обители подняться, мне энергии любви не хватает, поэтому я и превратился в мытаря.

НАДЕЖДА:Мытари – это сборщики налогов были такие когда-то.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А в наше время так называются те неуспокоенные души, которые после смерти бродят среди живых и любовь себе собирают, чтобы им, то есть, получается, чтобы мне, можно было на крыльях чужой любви в райские обители подняться. Ну, так полюбижетыменямнетакплохобезденег! (Быстро приближается к Надежде.)

НАДЕЖДА:(кричит) А-а, спасите!!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Взамен я исполню любое твое желание! Хочешь, я стану твоим ангелом-хранителем?

НАДЕЖДА:Все что угодно, только не это!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Неужели, я совсем тебе не нряви-люсь?

НАДЕЖДА: Почему же, вы очень милый, по-своему...

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Правда? И меня можно полюбить?

НАДЕЖДА: Конечно, можно! Но только я этим делом с привидениями еще никогда не занималась.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Неужели?

НАДЕЖДА:(закатывает глаза) Представьте себе!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Значит, у нас еще все впереди…

 

Телевизор включается. Николай Петрович начинает «соблазнительно», «по привиденчески» танцевать, но почти сразу прекращает свой танец. Телевизор выключается.

 

НАДЕЖДА:(кричит)Нет! Ни за что на свете!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:(разочарованно) И очень жаль… А если у нас будет платоническая любовь?

НАДЕЖДА:На платоническую я согласна.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Наденька, тебе нужно молебен в церкви заказать за мой упокой, да на кладбище сходить, но обязательно с любовью. Авось, тогда я и поднимусь. Моя могила шестнадцать тысяч двести десять, а кладбище, возле санатория, что за городом…

НАДЕЖДА:Моя мама как раз в этом санатории сейчас отдыхает. И все?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Все.

НАДЕЖДА:Договорились!

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Главное, чтобы ты полюбила меня по-настоящему! Сможешь, Наденька? (Надежда согласно кивает головой.) А я в долгу не останусь! Я могу сделать так, чтобы твои самые заветные мысли и мечты осуществились. Ты хочешь этого?

НАДЕЖДА:Разве такое возможно?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Ну, а как же!Я и живым был, тоже много чудотворил. Угнанные машины пачками находил, сбежавшего жениха за три часа невесте возвращал, да всего и не перечислишь. Значит, не хочешь, чтобы твои мысли чудесным образом вдруг материализовались?

НАДЕЖДА:(засмущалась)Боязно мне что-то, но давайте мы немножко попробуем… А можно так начудотворить, чтобы ко мне пришел тот, о ком я больше всего думаю?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Это запросто! Но что-то я его плохо вижу. (прикладывает ладонь ко лбу, делает пассы) А-а, теперь увидел… Жди, скоро будет!

НАДЕЖДА:Ну, если мы обо всем договорились, может, и попрощаемся?

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А ты не обманешь меня?

НАДЕЖДА:Я что, враг себе? Сделаю, как надо! И молебен закажу, и полюблю, да я вас уже полюбила! Вы такой… очень хорошо сохранившийся…

Надежда дарит Николаю Петровичу губами воздушный поцелуй.

 

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ: Обнимемся на прощанье?

НАДЕЖДА: А вот этого лучше не надо… Ну, давайте, мытарь Петрович, вы поскорее проваливайтесь… Простите, я хотела сказать, улетайте в свои райские обители. (Звучит музыка, Надежда напевает на мотив песни «Летите, голуби, летите...»). Летите, мытари, летите…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Ты мне обещала!

НАДЕЖДА: (поет) Для вас нигде преграды нет…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:Прощай, Наденька!

НАДЕЖДА: (поет) Несите, мытари, несите…

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ:А что мне нести, с пустыми руками ухожу!..

НАДЕЖДА: (поет) Народам райским мой привет…

 

Надежда машет Николаю Петровичу рукой.

Помахав рукой на прощание, Николай Петрович тоже посылает Надежде воздушный поцелуй и исчезает за ковром. Из-за ковра появляется очень-очень небольшой дым.

НАДЕЖДА:Прощайте!.. О, Боже мой!..

Надежда без сил падает в кресло и начинает дрожать, словно от холода, так что зуб на зуб не попадает: «ав-ав-ав». Сидя в кресле, она набирает телефонный номер.

 

НАДЕЖДА:(в телефонную трубку)Ма-ма, к-как отдыхаешь? Хотя, не важно... Мама, то, что тебе кефир не достался, это не важно!.. Слушай меня внимательно, тебе надо срочно заказать молебен в церкви за упокой Николая Петровича, который в нашей квартире раньше жил. И сделай так, чтобы этот молебен еще и на кладбище провели. А в церкви ты поставь десять, нет, лучше двадцать свечек, чтобы он скорее поднялся… Да не из гроба поднялся, наоборот, чтобы он поскорее убрался к себе в могилу! Я потом тебе все объясню, а сейчас, мама, сделай все, как я сказала! И сходи еще сама к нему на кладбище, могила шестнадцать тысяч двести десять, отнеси туда печенье, конфеты, но только с любовью… Да затем, иначе нам житья от него не будет! А так, он же снова явится!.. Покойник, ну кто же еще!.. Да какой там, к дождю... Какой там, во сне!.. Ну да, во сне, во сне, конечно… И будет меня душить во сне, душить, или еще чего сделает, а я дома одна! (Ковер на стене начинает шевелиться.) Все, не могу больше говорить!.. Да, картошка подгорает! (Ковер снова «оживает», Надежда снимает с ноги тапочек и бросает его в ковер.) Мама, принимайся за дело, я перезвоню! (Кладет трубку, подбегает к ковру на стене, заглядывает за ковер.) Неужели показалось? Мне надо срочно что-нибудь выпить…

 

Надежда обувает тапочек и выбегает из комнаты.

Ковер вновь начинает шевелиться.

Стены комнаты в квартире Надежды вспыхивают слабым свечением.

Надежда возвращается в комнату, в руках у нее пузырек с каплями и стакан с водой, а еще под мышкой она держит игрушечную (или живую) морскую свинку.

(Если реквизиторский цех театра не хочет содержать живых морских свинок, в таком случае, свинки в спектакле вполне могут быть игрушечными.)

Надежда кладет свинку в кресло и трясет пузырек над стаканом.

 

НАДЕЖДА:Восемь, девять, десять...

 

Надежда капает из пузырька себе в рот и запивает водой из стакана. Поставив стакан с водой и пузырек на стол, Надежда берет в руки морскую свинку и садится в кресло.

 

НАДЕЖДА:Васенька, любименький мой, видел бы ты весь этот ужас, который я сейчас пережила. Нет, хорошо, что ты его не видел, мой сладкий, иначе ты бы обкакался от страха. (Целует морскую свинку в нос.) Единственная радость моей жизни - это ты, Васятка! Один ты меня любишь, за исключением, конечно, мамы и покойников...

 

Телевизор включает. Звучит музыка. Возможно, сейчас звучит музыкальная тема Оди.

Стены квартиры начинают мерцать и слегка светиться, на какое-то время освещение комнаты становится немного приглушенным.

ОДИ:(Из-за ковра показалась голова Оди.) И меня!

НАДЕЖДА:Что?!.

 

Из-за ковра выползает женщина - это Оди, она держит на руках такую же, как и у Надежды, морскую свинку, с бантом на шее.

На Оди платье почти в точности такое же, как у Надежды. Наряды этих двух женщин почти одинаковые, разве только пуговицы могут быть другого цвета или иная отделка у платья.

(При большом желании, в первое свое появление Оди может быть одета в бесформенные хламиды, которые временами скрывают даже ее лицо, а уже во второе свое появление Оди выходит уже в таком же платье, как у Надежды.)

Оди часто повторяет движения Надежды, либо одновременно с Надеждой, или с задержкой на секунду-другую, и иногда откровенно пародийно.

 

ОДИ:Я говорю, кроме твоей морской свинки, еще я тебя люблю!

НАДЕЖДА:Кыш! Пошла отсюда! Убирайся на свое кладбище!

 

Надежда снимает с ноги тапочек и бросает его в Оди. Оди ловко уворачивается от летящего тапка, прикрывая при этом рукой свою морскую свинку.

 

ОДИ:Не смей бить мою радость!

 

Оди поднимает тапочек Надежды и бросает его в Надежду.

НАДЕЖДА:(Прикрывает рукой свою морскую свинку от летящего тапка.) Исчезни! (Надежда хотела что-нибудь еще кинуть, но передумала. Она осеняет воздух крестным знамением.) Сгинь! Брысь!

ОДИ:Ага, я прям так и сгинула. А живу я здесь, ты что, не знала?

 

Надежда берет телевизионный пульт и выключает телевизор.

НАДЕЖДА:И эта туда же…

ОДИ:А ты ведь сама хотела, чтобы пришел тот, о ком ты больше всего думаешь… И вовсе ты не глупая корова…

НАДЕЖДА:Кажется, про корову я тебе ничего не говорила.

 

Надежда поднимает и обувает тапочек.

 

ОДИ:То, что ты глупая корова, это ты подумала. Наденька, неужели не узнаешь меня? Я же твое одиночество!

 

Оди пытается обнять Надежду, однако, она явно не хочет обниматься.

Стены квартиры немного засветились.

 

Короткая пауза, во время которой Надежда разглядывает Оди.

 

НАДЕЖДА:Какая гадость!..

ОДИ:(обиженно)Кажется, ты мне не рада…

 

Стены квартиры перестали светиться.

 

НАДЕЖДА:Я надеялась, что большее всего я думаю о мужчинах, а пришло какое-то бесполое одиночество...

ОДИ:Как это«бесполое»?! (с гордостью) Я одиночество женское! И чаще всего ты думаешь не про мужчин, а про меня, про свое одиночество!

НАДЕЖДА:Ну, надо же… (рассматривает Оди) Худенькой тебя не назовешь…

ОДИ:(обиженно) Это все из-за тебя, это ты меня раскормила своими слезами. Ведь когда ты плачешь, я толстею…

Надежда кладет в кресло свою морскую свинку, поднимает с пола обогреватель и замахивается им.

Одиночество испуганно прижимает к груди свою морскую свинку.

НАДЕЖДА: Дорогуша, ты извини меня, но тебя здесь нет, и ты не просто существуешь.

ОДИ: Да что вы такое говорите! Да я более реальна для тебя, чем все твои подруги! Только раньше ты меня не могла видеть, хотя и всегда чувствовала, а твое привидение сделало так, что теперь ты меня видишь, и даже можешь со мной разговаривать, правда, это здорово?

 

Снова стены квартиры начали немного светиться.

 

«Стоп-кадр». Надежда бросила обогреватель и застыла с открытым ртом.

 

ГОЛОС НАДЕЖДЫ: Эта жуткая тетка – тоже привидение, которое, как песню, не задушишь, не убьешь…

ОДИ: Я не привидение, а повседневная реальность твоей жизни.

ГОЛОС НАДЕЖДЫ:Поняла! Это же я сплю, и мне снятся кошмары!

ОДИ: Что ты там бормочешь?

ГОЛОС НАДЕЖДЫ:А что если действительно, у меня мое одиночество живет под ковром?

ОДИ: Можешь называть меня короче – просто Оди, Одюня, или Одюша.

ГОЛОС НАДЕЖДЫ:Что еще за Одюша?

ОДИ: Ты Надюша, я – Одюша. Ты моя Надюшка, я – твоя Одюшка. Да и не спишь ты, глупая!

ГОЛОС НАДЕЖДЫ. Нет, я сплю! Хоть бы мужчина какой приснился, а то наверняка сон эротический и такой дурацкий. Сначала покойник приснился, потом одиночество с крысой, просто безобразие!

ОДИ: А, хочешь, я помогу проснуться?

ГОЛОС НАДЕЖДЫ: Хочу…

 

Конец «стоп-кадра». Оди щипает Надежду, которая вскрикивает и «оживает».

НАДЕЖДА: Ай, больно же!

ОДИ: Проснулась?

 

Стены квартиры перестали светиться.

 

НАДЕЖДА: Да! И ты здесь?

ОДИ: Конечно, а ты куда улетела?

НАДЕЖДА: Я задумалась. Но ведь если я сейчас не сплю, тогда это получается, что я кукукнулась… У меня съехала крыша…

ОДИ: Да ничего у тебя не съехало.

НАДЕЖДА:А как же я теперь, сумасшедшая, в школе покажусь?

ОДИ: Как всегда: «Здравствуйте, дети, ку-ку, на сегодняшнем уроке мы отправимся в удивительное путешествие, ку-ку…» (смеется)

Надежда берет на руки свою морскую свинку и гладит ее. Оди тоже гладит свою свинку, которая у нее на руках. Надежда смотрит на Оди, Оди смотрит на Надежду, далее они «зеркалят» друг друга.

НАДЕЖДА: (собирается заплакать) Васенька, что же нам теперь делать?

ОДИ: Только не реветь!

НАДЕЖДА: Я постараюсь… (Надежда целует Васеньку. Оди тоже целует свою морскую свинку.) Прекрати меня передразнивать! Я кукукнулась, а у нее ни капли жалости!

ОДИ: Ты не кукукнулась,и я тебя не передразниваю, это у меня само собой так получается. И моя зайка – она тебе не крыса, она, как и у тебя, морская свинка, и я ее очень люблю. Одиночеству тоже ведь надо кого-то любить. Вот я и люблю – Наденьку, и моего поросеночка. (Целует свою морскую свинку.)

НАДЕЖДА:А я своего Васеньку просто обожаю, счастье мое волосатое. (Целует Васятку, отплевывается, вынимает изо рта волосок.) А твоего поросеночка как зовут?

 

Оди тоже целует свою морскую свинку и отплевывается.

 

ОДИ: Зи-зи.

НАДЕЖДА: Мальчик, девочка?

ОДИ: Девочка.

НАДЕЖДА: (радостно) А у меня мальчик. Так давай мы их поженим?

ОДИ: Надо у Зи-зи спросить. (своей морской свинке)Хочешь замуж, моя миленькая?.. Говорит, что хочет.

НАДЕЖДА: Зи-зи моего одиночества хочет замуж? Это уже точно выше моих сил! Оди, давай, мы лучше с тобой присядем…

ОДИ: Давай…

 

Надежда и Оди садятся. Далее многие их движения синхронны. Надежда и Оди синхронно гладят своих морских свинок, синхронно, или почти одновременно, целуют их.

 

НАДЕЖДА:И успокоимся… (целует свою свинку)

ОДИ: Успокаивайся. (целует свою свинку)

НАДЕЖДА:Попытаемся собраться с мыслями… (целует свою свинку)

ОДИ: А чего тебе непонятно? Твоя Одюша – это твое второе «я», ну типа, как живое зеркало.

НАДЕЖДА:А почему мое зеркало такое ужасное и на меня непохожее?

ОДИ: Потому что твоя Одюшка - это твои ужасные, одинокие мысли. (Надежда отворачивается от Оди.) Ты посмотри на меня…

НАДЕЖДА:Не хочу…

ОДИ: И сразу же увидишь, о чем ты вечно думаешь. «О-о, какая же я старая, одинокая корова!» (Показывает «старую, одинокую корову».)

НАДЕЖДА:Ужас… Конечно, я одинокая, у меня мужа ни разу еще не было, зато появилось раздвоение личности. Ну, почему я такая несчастная?! (плачет)

ОДИ: Прекрати! У меня из-за тебя целлюлит!

НАДЕЖДА:Прекратила.

ОДИ: Давай, мы посадим наших свинок в клетку, пускай они там знакомятся. Если уж ты замуж никогда не выйдешь, тогда мы хоть нашим свинкам свадебку сыграем, с капустой и морковкой, и пойдут у них детки, вот радости-то будет! (Сажает свою свинку в клетку.)

НАДЕЖДА: А почему я замуж не выйду?

ОДИ: Тебе уже поздно, да и зачем? Нам с тобой и вдвоем хорошо.

НАДЕЖДА: (встает) Кажется, мне все ясно. Ну, иди, Васенька, знакомься… (Сажает свою морскую свинку в клетку.) Значит, вот он ты какой, мой венец безбрачия! А я ведь уже давно подозревала, что у меня есть венец безбрачия, но я не знала, что он у меня такой противный, да еще разговорчивый. Значит, всю правду в женских журналах пишут, что на некоторых женщинах сидит злой такой венец безбрачия…

ОДИ:Так я же не злая, я же люблю тебя всей душой!..

НАДЕЖДА: Но вот как избавиться от него, об этом не пишут.

ОДИ: Ты меня обидела. Неужели ты избавиться от меня хочешь?

НАДЕЖДА: А ты еще сомневаешься?

ОДИ: Подумаешь, да я и сама от тебя уйду, когда ты жениха себе найдешь.

НАДЕЖДА: А он у меня все не находится! (плачет)

ОДИ: Нет! Я же толстею!

НАДЕЖДА: Так тебе и надо!

ОДИ: Наденька, не переживай, в наши дни удачно выйти замуж – это дело почти невозможное! Можно, конечно, отыскать мужчину более-менее интересного, но зато бедного, как церковная мышь. А если подцепишь богатого, так обязательно он будет квазимодой, и с характером, хоть святых выноси. Миллионеров – тех уже давно расхватали, о них даже не мечтай. И вообще, мужчины нынче пошли далеко не первый сорт.

НАДЕЖДА: Да мне хотя бы третий!

ОДИ: Но я же не могу тебя отдать какому-нибудь третьесортному мужику.

НАДЕЖДА: А я детей хочу, и у меня уже возраст просто запредельный!..

ОДИ: Не переживай, мы найдем тебе донора!

НАДЕЖДА: А мужа?

ОДИ: Мужа для этого дела нам не надо.

НАДЕЖДА: (Надежда подбегает к ковру, отодвигает ковер от стены, кричит за ковер.) Мытарь Петрович, вы кого мне прислали?! Я же всегда думаю только про мужчин!.. Ну, что вы натворили!

ОДИ: Не слышит, он уже на кладбище.

НАДЕЖДА: (кричит за ковер) Скорее жениха мне пришлите, а мое одиночество заберите!

ОДИ: Ладно, если тебе так приспичило, тогда я сама тебе жениха найду. Говори, какой тебе нужен?

НАДЕЖДА: Допустим, хороший мне нужен, чтобы любил меня очень, чтоб обеспеченный был, и пускай он будет помоложе меня, собственно, а что в этом плохого? И пускай он сразу же мне сделает предложение выйти за него замуж. Вот как-то так…

ОДИ: Правильно, чего кота за хвост тянуть. Все сказал, ничего не забыла?

НАДЕЖДА: Все!

 

Оди кружится и танцует.

 

Стены квартиры на короткое время немного засветились.

 

ОДИ: (заглядывает за ковер и воет) Ау-у! Готово!..

НАДЕЖДА: И чего у тебя там готово?

ОДИ: Все, он бежит к тебе со всех ног!

НАДЕЖДА: Ну, как у тебя все просто…

ОДИ: Конечно, просто, я же всесильное, всемирное одиночество.

 

На Лестничной площадке сейчас к двери в квартиру Надежды подходит Маша, звонит в дверь.

 

НАДЕЖДА: Это у тебя мания величия, ты самый обыкновенный венец безбрачия. (Звонок во входную дверь. Надежда замерла.) Кто это?

ОДИ: Это твой единственный пришел…

НАДЕЖДА: Которого я всю жизнь ждала?

ОДИ: Конечно, твой принц на белом коне, прискакал, бедняга!

НАДЕЖДА: Ой, что же мне теперь делать?..

ОДИ: Двери открывать. А я должна исчезнуть, уже навсегда, у тебя ведь жених появился…

НАДЕЖДА: Конечно, ты исчезнешь, потому что я больше не одинокая… Нет, я не могу пока в это поверить… Ой, как же я волнуюсь…

Надежда вертится перед зеркалом, поправляет прическу, платье.

 

Снова звонок во входную дверь.

Оди очень страдает от расставания с Надеждой. Оди подходит к ковру и начинает достаточно активно «исчезать и испаряться».

 

ОДИ: Видишь, я уже исчезаю, прямо на глазах испаряюсь!..

 

Луч света, в котором стоит Оди, возможно, меняет свой цвет, а стены квартиры пару раз коротко и немного светятся.

 

НАДЕЖДА: А ты крысу свою заберешь?

ОДИ: (почти плачет) Конечно, заберу! (протягивает к клетке руки) Ну, иди ко мне, моя Зи-зи, нас тут не любят!

 

Снова звонок во входную дверь.

 

НАДЕЖДА:Но я же не одета!

ОДИ: Ты хочешь, чтобы он ушел?

НАДЕЖДА: Нет! Прощай, мое милое одиночество, дорогая моя Оди! И спасибо тебе!..

ОДИ: Гуд бай, моя Наденька!..

 

Снова настойчивые звонки во входную дверь. Надежда выбегает из комнаты.

Оди идет к клетке с морскими свинками, но свою морскую свинку она не вынимает из клетки. Оди садится в кресло.

В комнату входят Надежда и Маша.

 

МАША: А потом она страшно так зарычала и сломалась, ты представляешь?

НАДЕЖДА: (Оди) Ой, ну надо же, кто это у нас тут… Давненько мы не виделись, правда?

МАША: (Надежде) Так я же недавно приходила…

НАДЕЖДА: (Маше) Это я не тебе.

МАША: А кому?

НАДЕЖДА: Моему одиночеству, которое развалилось в моем кресле, как у себя дома! И еще так нагло улыбается!..

МАША: Что ты, Надюша, я совсем не улыбаюсь. Конечно, ты одинокая, и наверняка, от одиночества страдаешь, бедняжка…

НАДЕЖДА: Да не ты улыбаешься, мое одиночество улыбается!

МАША: В самом деле?

НАДЕЖДА:(Оди) Вот, значит, как она испарилась! Какой же бессовестный у меня венец безбрачия! Обманула и довольна?! А я же ей поверила!..

МАША: Наденька, неужели у тебя есть венец безбрачия?!

НАДЕЖДА: Ну, само собой, у меня просто жуткий венец безбрачия, если я ни разу еще незамужняя! Да вот же он сидит!

МАША: В этом кресле?

НАДЕЖДА: Ну, а где же? Неужели ты не видишь? Прямо перед тобой!

 

Маша подходит к креслу, Оди сразу же встает из кресла, Маша садится в кресло.

 

МАША: Наденька, а вот сейчас я сижу в кресле, и где же теперь венец безбрачия?

НАДЕЖДА: Нигде.

 

Оди радостно танцует неподалеку от кресла. Маша встает из кресла.

 

МАША: Надя, дорогая, ты прости меня, если я что-то не то скажу, но кроме нас двоих я здесь больше никого не вижу. А ты?

НАДЕЖДА: Я тоже.

МАША: Наденька, может, это ты чего попутала? Ты же, вроде, говорила, к тебе привидение приходило, которое хочет на тебе жениться…

НАДЕЖДА: Оно больше уже не хочет.

МАША: Ой, какое счастье…

НАДЕЖДА: А вслед за привидением приперлось мое одиночество, по имени Оди, и оно, знаешь, такое толстое…

ОДИ: Какая же я тебе толстая?!

НАДЕЖДА: (Оди) Заткнись. (Маше) Это я не тебе.

МАША: Я уже поняла. И как же оно пришло?

НАДЕЖДА: Ногами, ну как же еще, оно ведь ходячее!

МАША: У тебя одиночество ногами ходит?

НАДЕЖДА: Ну, естественно!

МАША: Это бывает. А барабашка тоже была на ножках?

НАДЕЖДА: Барабашка давно ушла.

МАША: Не возвращалась?

НАДЕЖДА: Нет!

МАША: Слава Богу! Наденька, дорогая моя, у тебя в квартире и барабашка, и привидение, и одиночество ходячее, да еще венец безбрачия!

НАДЕЖДА: (перебивает Машу) Венец безбрачия и одиночество – это одно и то же, ну как ты не поймешь…

МАША: Да мне без разницы! Наденька, моя милая, у тебя ведь гостей уже явный перебор, срочно к врачу! Кстати, у меня есть знакомый психиатр, и я могу ему позвонить, даже могу прямо сейчас… (подходит к телефону на столике)

НАДЕЖДА: Нет, никуда звонить не надо. Мне же все это приснилось!

ОДИ: (подтанцовывает на месте) Как бы ни так…

НАДЕЖДА: (Оди) Помолчи.

МАША: (Надежде) Молчу.

НАДЕЖДА: (Маше) А ты подумала, что я сбрендила? (смеется) Да, ну что ты!.. Просто я села на диванчик, случайно задремала, и мне приснился маленький кошмарчик: сначала покойник, затем венец безбрачия…

МАША: Надя, ну ты совсем уже обалдела, что ли? Ну, нельзя же меня так пугать!.. А тебе точно приснилось?

НАДЕЖДА: Точнее не бывает. Мне к дождю обязательно привидения снятся.

МАША: Надюша, дорогая моя, у тебя мужика-то давно не было?

НАДЕЖДА: Давно. (очень короткая пауза) Очень…

МАША: Ну, конечно, тут и не такое приснится!

НАДЕЖДА: Вот именно.

МАША: Бедалажка ты моя. Знаешь, мне уже кажется, что у тебя и правда есть венец безбрачия.

 

Оди раскланивается.

ОДИ: Это я!

НАДЕЖДА: Да кто бы сомневался. (Маше) Машенька, а я что-то не поняла, кто у тебя там зарычал?..

Вечер за окном квартиры Надежды постепенно становится розовым.

Стены квартиры начали немного светиться.

Оди щелчком пальцев включает телевизор, вторым щелчком – переключает канал. Из телевизора, сквозь помехи звучит, сначала тихо, затем все громче, музыкальное вступление к романсу «Уголок».

(Романс «Уголок» написан на слова В.Мазуркевича, музыка С. Штеймана. Слова из стихотворения В.Мазуркевича "Письмо" ("Монолог"), написанного не позднее 1900 года. Небольшие изменения внесены исполнителями. Музыка написана не позднее 1905 года.)

Оди может петь как в микрофон от караоке, так может обойтись и без микрофона, (если, конечно, в зрительном зале слова песни хорошо слышны).

 

Оди, танцуя, подходит к ковру, снимает с ковра ветки бузины.

Оди сейчас находится за спинами Маши и Надежды, она поет романс в стиле «ретро», возможно, подражая Анастасии Вяльцевой.

И одновременно Оди танцует с ветками бузины, и во время танца она сплетает из веток бузины венок.

МАША: Мясорубка электрическая… Сначала она тихонько так зарычала – фр-р-р…