Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О территориальной подсудности см. ком. к ст. 32. 1 страница



2. В ком. статье установлены правила определения подсудности как по предметному, так и по персональному принципу.

3. Кодекс устанавливает предметную подсудность мировых судей. По общему правилу им подсудны дела о преступлениях, караемых наказанием не более трех лет лишения свободы, за исключением видов преступлений, перечисленных в части первой данной статьи. При этом уголовные дела, подсудные мировому судье, совершенные лицами, указанными в ч. 5 ст. 31 настоящего Кодекса, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов единолично в порядке, установленном гл. 41 УПК (ч. 6 ст. 30).

4. Районные суды рассматривают подавляющее большинство уголовных дел. Поэтому их предметная подсудность определяется в части второй настоящей статьи методом исключения: районным судам подсудны дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, составляющих предмет ведения других федеральных судов всех уровней и мировых судов. В этой норме не говорится о том, что районному суду не подсудны дела, отнесенные к ведению военных судов (ч. ч. 5 - 8 ст. 31), однако это следует из общего смысла всей этой статьи, а также из содержания ФКЗ от 23.06.1999 "О военных судах Российской Федерации".

5. Определяя подсудность верховных судов республик, краевых (областных) судов, судов городов федерального значения, судов автономных областей и автономных округов, законодатель пошел путем, во-первых, прямого указания видов преступлений, дела о которых отнесены к компетенции судов этого уровня. Во-вторых, это уголовные дела, переданные в данные суды в соответствии со ст. ст. 34 и 35 УПК, и, в-третьих, уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну. С 01.01.2013 эти суды будут также рассматривать уголовные дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда, мирового судьи по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства.

6. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 7 ФКЗ "О военных судах Российской Федерации", военным судам подсудны дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, дела о преступлениях, совершенных гражданами (иностранными гражданами) в период прохождения ими военной службы, военных сборов, а также дела, отнесенные к компетенции военных судов УПК РФ.

В соответствии с Федеральными законами "О статусе военнослужащих" и "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащими являются граждане, проходящие военную службу в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах, указанных в статье 2 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе". Статус военнослужащих имеют также военнослужащие, прикомандированные в установленном порядке к федеральным органам государственной власти, другим государственным органам и учреждениям, органам государственной власти субъектов РФ, международным организациям в соответствии с международными договорами РФ, государственным унитарным предприятиям, имущество которых находится в федеральной собственности, акционерным обществам, сто процентов акций которых находится в федеральной собственности и которые выполняют работу в интересах обороны страны и безопасности государства, иным предприятиям, учреждениям и организациям, если это предусмотрено ФЗ, а также в соответствии со статьей 2 ФЗ "О статусе военнослужащих" граждане, проходящие военные сборы. Лица, проходящие службу в иных государственных военизированных органах и формированиях на основании других законодательных и нормативных правовых актов, имеющие специальные звания, сходные или аналогичные с воинскими званиями, военнослужащими не являются.

7. При обвинении лица в совершении нескольких преступлений, из которых хотя бы одно подсудно областному (или равному ему) суду, уголовное дело подлежит рассмотрению по существу в областном суде <1>.

--------------------------------

<1>Определение СК по УД ВС РФ от 12.05.2004 N 81-О04-12 // "КонсультантПлюс". 2008.

 

8. О рассмотрении дела с участием присяжных заседателей в случае изменения статуса материалов, содержавших сведения, составляющие государственную тайну, см. пункт 3 ком. к ст. 325.

 

Статья 32. Территориальная подсудность уголовного дела

 

Комментарий к статье 32

 

1. Территориальный признак подсудности состоит в том, что уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления. Подсудность по месту совершения преступления способствует более полному исследованию обстоятельств дела и учету местных условий. О территориальной подсудности, связанной с исполнением приговора, см. ком. к ст. 396.

2. Если определить место совершения преступления невозможно (например, кража совершена в поезде дальнего следования, и точный момент ее окончания неизвестен), дело подсудно тому суду, в районе деятельности которого закончено предварительное следствие или дознание по делу. При этом следует иметь в виду, что районом деятельности верховного суда автономной республики, автономной области является их территория. В район деятельности краевого суда не включается территория входящей в него автономной области, в район деятельности областного суда - территория автономного округа, входящего в состав области.

3. Если преступления совершены в разных местах, то уголовное дело по постановлению вышестоящего суда передается тому суду, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство преступлений, подлежащих рассмотрению по данному делу, или где совершено наиболее тяжкое из них. Однако иногда решить этот вопрос по данному признаку невозможно, - например тогда, когда в разных местах совершено поровну преступлений одинаковой тяжести. Тогда может возникнуть ситуация, при которой дело одновременно подсудно нескольким одноименным судам. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, если уголовное дело по тем или иным основаниям подсудно нескольким одноименным судам, оно подлежит рассмотрению в том суде, в районе деятельности которого было закончено предварительное следствие <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 13.04.2000 по запросу Московского областного суда о проверке конституционности статьи 421 УПК РСФСР // РГ. 15.06.2000. N 114.

 

4. Для военных судов действуют особые, персонально-территориальные, правила о подсудности с учетом принципов организации Вооруженных Сил РФ. Основное значение имеет принадлежность обвиняемого к воинской части, которая находится в сфере юрисдикции соответствующего военного суда. Например, военному суду армии подсудны дела о преступлениях военнослужащих этой армии; военному суду гарнизона подсудны дела военнослужащих частей данного гарнизона и т.д.

5. В судебной практике иногда проводят выездные судебные заседания в другом субъекте РФ. Так, Постановлением Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 11.03.2009 принято решение проводить в г. Москве предварительное слушание и судебное разбирательство по уголовному делу в отношении гражданина В.С. Барсукова. Представляется, что такое расширительное применение ком. статьи не согласуется с правовой позицией КС РФ, выраженной в Постановлениях от 16.03.1998 N 9-П и от 18.07.2003 N 13-П, согласно которой необходимость определения законом надлежащего суда для каждого дела исключает расширительное определение судебной компетенции, допускающее ее произвольное истолкование правоприменителем. В соответствии с ч. 3 ст. 24 и ч. 2 ст. 33 ФКЗ от 07.02.2011 N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" в целях приближения правосудия к месту нахождения или месту жительства лиц, участвующих в деле, находящихся или проживающих в отдаленных местностях, федеральным законом (а не правоприменительным решением) в составе суда может быть образовано постоянное судебное присутствие, расположенное вне места постоянного пребывания суда.

 

Статья 33. Определение подсудности при соединении уголовных дел

 

Комментарий к статье 33

 

1. О соединении уголовных дел см. ком. к ст. 153.

2. О подсудности военных судов в отношении лиц, не являющихся военнослужащими, см. п. п. 4, 6 ком. к ст. 31.

3. Нормы международного права могут устанавливать иные правила подсудности при соединении уголовных дел. Так, согласно ст. 77 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной в Минске 22.01.1993, при обвинении одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, дела о которых подсудны судам двух или более стран, рассматривать дело должен суд того государства, на территории которого окончено предварительное расследование об этих преступлениях.

 

Статья 34. Передача уголовного дела по подсудности

 

Комментарий к статье 34

 

1. Судья, установив в порядке подготовки к судебному заседанию, что поступившее дело неподсудно данному суду, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 227 обязан во всех случаях вынести постановление о направлении дела по подсудности.

2. До введения в действие нового Кодекса существовала судебная практика, согласно которой если неподсудность уголовного дела данному суду обнаружилась после назначения судебного заседания, то дело по представлению судьи направлялось председателю вышестоящего суда для внесения им протеста в порядке надзора в целях отмены постановления о назначении судебного заседания и направления дела по подсудности. По УПК РФ председатели вышестоящих судов лишились права приносить такие протесты (см. ком. к ст. 402). В связи с этим в подобной ситуации суд должен начать рассмотрение дела и решить в судебном заседании вопрос о направлении по подсудности.

3. В части второй настоящей статьи суду, обнаружившему в стадии судебного разбирательства, что находящееся в его производстве уголовное дело подсудно другому суду того же уровня, предоставлено право все же оставить дело в своем производстве с согласия подсудимого. Такое решение законодателя не бесспорно. Необходимо учитывать, что правила о подсудности направлены на защиту не только интересов обвиняемого, но также прав субъектов Федерации, заинтересованных в том, чтобы уголовное дело в целях общей и специальной превенции рассматривалось на той же территории, где было совершено преступление. Конституционным Судом РФ была выражена принципиальная позиция, состоящая, в частности, в том, что передача дел из одного суда в другой может осуществляться лишь при наличии указанных в самом процессуальном законе точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом <1>. В данной норме УПК РФ таких оснований не названо. Поэтому представляется, что, принимая решение об оставлении дела в своем производстве, суд обязан указать в нем, помимо ссылки на согласие с этим решением подсудимого, почему дело не может быть рассмотрено в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом. В противном случае облегчается возможность искусственной передачи дел судам иной территориальной подсудности в целях избежать общественного контроля за ведением судебного процесса по делам о преступлениях, получивших широкий резонанс по месту совершения преступления.

--------------------------------

<1> См.: Постановления КС РФ от 16.03.1998 по делу о проверке конституционности ст. 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР и от 02.02.1999 по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей ст. 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета РФ от 16.07.1993 "О порядке введения в действие закона РФ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", УПК РСФСР, УК РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан // РГ. 25.03.1998. N 57; РГ. 10.02.1999. N 25.

 

4. В части третьей ком. статьи установлена безусловная обязанность суда при любых условиях передать дело по подсудности, если оно подсудно вышестоящему или военному суду. В отличие от УПК РСФСР, который запрещал передачу дела, начатого рассмотрением в судебном заседании вышестоящего суда в суд более низкого звена (ч. 3 ст. 43), УПК РФ не исключает такую возможность. Представляется, что решение вышестоящего суда о передаче дела по подсудности будет правомерно только тогда, когда он еще не принял по данному делу никаких промежуточных решений, которые могли бы оказать влияние на внутреннее убеждение и позицию по делу судей суда нижестоящего - в первую очередь о частичном прекращении уголовного дела (ст. ст. 239, 254 УПК РФ).

5. Уголовное дело направляется по подсудности непосредственно в тот суд, которому оно подсудно.

 

Статья 35. Изменение территориальной подсудности уголовного дела

 

Комментарий к статье 35

 

1. Постановлением Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан от 16.03.1998 было признано, что "передача дела вышестоящим судом из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд не противоречит Конституции РФ, если осуществляется в рамках судебной процедуры при наличии указанных в самом процессуальном законе (как в статьях о подсудности, так и в иных его статьях) точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и, следовательно, подлежит передаче в другой суд". Законодатель попытался учесть в новом УПК эти положения, предусмотрев в ст. 35 Кодекса три основания для изменения территориальной подсудности (пункт 1 и подпункты "а" и "б" пункта 2 части 1), а также процедуру для решения этого вопроса (часть 3).

Однако, как представляется, положения ком. статьи не вполне гарантируют требование ч. 1 ст. 47 Конституции РФ о том, что "никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом". Во-первых, территориальная подсудность, согласно п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 35 УПК, может быть изменена по "ходатайству стороны", причем не уточняется, какой. Следовательно, это может произойти не только по ходатайству обвиняемого (подсудимого), потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, к которым и обращено содержание ч. 1 ст. 47 Конституции, но и по ходатайству стороны обвинения. Во-вторых, в п. 1 ч. 1 ст. 35 УПК изменение подсудности допускается при удовлетворении отвода, заявленного стороной "всему составу соответствующего суда". Но состав суда - понятие юридически определенное, - так называется ст. 30 УПК, в которой речь идет о процессуальном составе суда, рассматривающего конкретное уголовное дело, а не о всех судьях, состоящих в штате районного, городского, областного или другого суда как учреждения. Заявление же отвода судьям, рассматривающим данное дело ("составу суда"), - явно недостаточный повод для перенесения рассмотрения дела в другой суд.

В-третьих, изменение подсудности возможно не только по ходатайству стороны или с согласия обвиняемого, но и по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, без учета мнения сторон. По смыслу подпункта "а" пункта 2 части 1 данной статьи председатель вышестоящего суда (его заместитель) по предложению ("инициативе") председателя суда нижестоящего может изменить подсудность, когда все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу (если это является основанием для их отвода). Причем, в отличие от п. 1 ч. 1 этой же статьи, закон не требует, чтобы при этом кем-либо из участников процесса обязательно был заявлен отвод судьям, - по-видимому, достаточно вывода председателя суда о наличии основания для отвода по ст. 63 УПК. Такой способ изменения подсудности в другой также идет вразрез с названным конституционным правом на естественного судью, поскольку допускает неконтролируемую стороной передачу дела в другой суд, а значит, и возможность злоупотреблений.

В-четвертых, согласия одних только обвиняемых на изменение территориальной подсудности дела, о котором говорится в подпункте "б" пункта 2 части первой ком. статьи, недостаточно для обеспечения конституционного права каждого на естественный суд, ведь каждый - это не только обвиняемый, но и потерпевший и другие участники процесса, которые могут считать, что в суде рассматривается именно его дело.

2. В судебной практике нормы о передаче дела по подсудности иногда толкуют расширительно: подпункт "а" п. 2 ч. 1 ст. 35 применяется и в случаях, когда в составе суда нет судей для рассмотрения дела по иным, помимо отвода, причинам. Конституционный Суд РФ не признает это нарушением права обвиняемого, если данное решение принимается с его согласия (Определение Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 N 747-О-О).

3. Согласно ч. 3 ст. 35 УПК РФ вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается с участием заинтересованных лиц в случае их явки в судебное заседание, что предполагает обязательное уведомление этих лиц о дате проведения судебного заседания по рассмотрению указанного вопроса (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ N 50-О10-34 // http://www.vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=7095).

4. Части 4 - 7 комментируемой статьи предусматривают передачу дел по некоторым преступлениям для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления. Как отметил КС РФ в своем Постановлении от 06.04.2006 N 3-П, военные суды не являются чрезвычайными судами; как и иные специализированные суды, они формируются в системе судов общей юрисдикции для рассмотрения определенной категории дел; принципы деятельности, объем полномочий и их реализация, порядок производства в этих судах, по существу, не отличаются от общего порядка и характеризуются лишь усилением специализации, целью которой является наиболее полное и квалифицированное рассмотрение той или иной категории дел, обладающих значительной спецификой, что присуще специализированным судам в современном демократическом правовом государстве.

Вместе с тем представляется, что отнесение к компетенции окружных военных судов Российской Федерации уголовных дел об указанных в ч. 4 ком. статьи преступлениях, совершенных лицами, не имеющими статуса военнослужащих, и соответственно распространение судебной власти военных судов за пределы Вооруженных Сил РФ могут рассматриваться лишь как временная мера.

Закон не указывает, в каком порядке проводится судебное заседание: в таком же, который указан для других случаев изменения территориальной подсудности в части третьей статьи 35 УПК Российской Федерации (которая ссылается на статью 125 УПК), или в каком либо ином порядке; как обеспечивается право сторон, в том числе потерпевшего от преступления, довести до суда свою позицию; где проводится заседание коллегии из трех судей Верховного Суда РФ - в Верховном Суде РФ или они выезжают в тот субъект Федерации, в котором рассматривается вопрос о подсудности; каким образом устанавливаются основания для изменения подсудности - реальная угроза безопасности участников судебного разбирательства - путем непосредственного исследования доказательств или на основании письменных (секретных) материалов ОРД. Представляется, что решение о передаче уголовного дела по подсудности как акт правосудия должно быть основано только на доказательствах, отвечающих требованиям допустимости, достоверности, достаточности и, соответственно, проверяемости в суде второй инстанции.

Оценивая обоснованность ходатайства о передаче дела для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд, необходимо учитывать, что безопасность различных категорий участников судопроизводства обеспечивается в системе различных правовых и организационных мер: безопасность подсудимых может быть обеспечена путем проведения закрытого судебного заседания на основании статьи 241 УПК, в том числе на территории следственного изолятора; безопасность свидетелей и потерпевших может обеспечиваться путем их допроса, исключающего визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства на основании статьи 278 УПК, а также применения мер безопасности, предусмотренных Федеральным законом от 20.08.2004 "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства". Безопасность судей может обеспечиваться с помощью мер, предусмотренных Федеральным законом от 20.04.1995 "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов".

5. Согласно правовой позиции КС РФ принимаемые судами решения по вопросам, связанным с определением подсудности уголовного дела и передачей уголовного дела из одного суда в другой, как затрагивающие, во всяком случае, право на судебную защиту, подлежат обжалованию и проверке до завершения производства в суде первой инстанции <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 30.09.2004 N 252-О по жалобе Уполномоченного по правам человека в РФ на нарушение конституционных прав гражданина Е.Я. Янковского частью седьмой статьи 236 УПК РФ // Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. N 1.

 

6. Предусмотренный статьей 35 УПК порядок изменения подсудности по аналогии подлежит применению и при решении вопроса о проведении в отношении судьи оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением его гражданских прав или нарушением его неприкосновенности, в том числе в случае, когда производство по уголовному делу еще не возбуждено (Постановление Конституционного Суда РФ от 09.06.2011 N 12-П).

 

Статья 36. Недопустимость споров о подсудности

 

Комментарий к статье 36

 

1. Данная норма направлена на предотвращение случаев волокиты и препирательств между судами по поводу подсудности. Суд не вправе отказываться от рассмотрения уголовного дела, направленного ему в соответствии со ст. ст. 34 и 35.

2. Представляется, что если нарушаются правила территориальной подсудности, то председатель вышестоящего суда (его заместитель) вправе по аналогии с положением части 3 ст. 35 своим постановлением направить дело по надлежащей подсудности.

3. В случае поступления в суд дела, подсудного вышестоящему суду либо военному суду, председатель данного суда с учетом требования ч. 3 ст. 34 должен направить его в вышестоящий суд для определения надлежащей подсудности.

4. Принимаемые судами решения по вопросам, связанным с определением подсудности уголовного дела и передачей уголовного дела из одного суда в другой, как затрагивающие, во всяком случае, право на судебную защиту, подлежат обжалованию и проверке до завершения производства в суде первой инстанции <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 30.09.2004 N 252-О по жалобе Уполномоченного по правам человека в РФ на нарушение конституционных прав гражданина Е.Я. Янковского частью седьмой статьи 236 УПК РФ // Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. N 1.

 

Глава 6. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО

СУДОПРОИЗВОДСТВА СО СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ

 

Статья 37. Прокурор

 

Комментарий к статье 37

 

1. Настоящий Кодекс определяет прокурора как должностное лицо, уполномоченное в пределах своей компетенции осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37). Таким образом, прокурор в российском уголовном процессе совмещает сугубо процессуальную функцию уголовного преследования и государственно-правовую по своему происхождению функцию надзора за соблюдением законов. Притом вся глава 6 УПК называется "Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения". Из этого можно заключить, что законодатель видит в прокурорском уголовном преследовании именно проявление состязательной функции обвинения. Следовательно, функция уголовного преследования (обвинения от имени государства) должна быть совершенно отделена в российском процессе от функции правосудия, а полномочия прокурора не могут подменять полномочий, свойственных в состязательном процессе суду. Надзор прокурора, по буквальному смыслу ст. 37, распространяется исключительно на деятельность органов дознания и органов предварительного следствия, относящихся в России к исполнительным органам власти в уголовном процессе, и не затрагивает суд, а равно деятельность защитника.

2. Надзорная функция прокурора на предварительном расследовании проявляется там, где он руководствуется исключительно интересами строгого и точного исполнения закона, жертвуя ради этого, если потребуется, даже эффективностью уголовного преследования. Функция же уголовного преследования реализуется в тех прокурорских полномочиях, которые нацелены на максимально эффективное и целесообразное обеспечение неотвратимости уголовной ответственности лиц, совершивших преступления. Если говорить о критерии разделения этих функций еще проще, то функция надзора следует лишь началу законности, в то время как функция уголовного преследования, кроме того, - и началу целесообразности. Представляется, что совмещение целей уголовного преследования и надзора за законностью ведет к внутреннему противоречию, поскольку законность неизбежно ограничивает достижение цели уголовного преследования лишь определенными средствами, учитывающими, в частности, и интересы другой стороны - защиты. Поэтому, ставя цель добиться наказания виновного, прокурор в случаях, предусмотренных законом, должен ограничивать ее достижение в интересах законности средствами надзорного реагирования на допущенные нарушения. Особенно остро это противоречие проявляет себя при возложении на прокурора руководства предварительным расследованием, когда он отвечает за его эффективность, которая в первую очередь определяется успехом уголовного преследования. При этом на практике надзорная цель неизбежно отходит на второй план, уступая первенство интересам уголовного преследования.

Теоретической основой новаций, внесенных в законодательство ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" <1> явилось представление о необходимости освободить прокурора от ответственности за руководство предварительным следствием и тем самым, очистить его надзорную функцию от наслоений чуждых ей интересов. Этим Законом прокурор полностью лишился полномочий по руководству предварительным следствием - они остались у него только в отношении производства дознания. Теперь функция уголовного преследования осуществляется прокурором на предварительном следствии большей частью постольку, поскольку он участвует в подготовке и формировании будущего государственного обвинения в суде. Эта функция проявляет себя здесь в основном на завершающем этапе расследования - в полномочиях прокурора при рассмотрении уголовного дела, поступившего к нему от следователя с обвинительным заключением (гл. 31 УПК) <2>. Лишь с этого момента, но не ранее прокурор становится ответственным за качество обвинения, которое прокуратуре придется поддерживать в суде. Таким образом, он становится свободен для осуществления более объективного надзора на более ранних этапах предварительного следствия и в стадии возбуждения уголовного дела.

--------------------------------

<1> РГ. 08.06.2007. N 122.

<2> Особняком здесь стоит право прокурора выносить постановление о направлении материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37).

 

При обсуждении названного Закона часто высказывались мнения, что прокурорский надзор в отсутствие полномочий по руководству следствием (в т.ч. при невозможности давать следователю обязательные указания) потеряет свою эффективность; что гражданам придется обращаться за защитой своих прав не к прокурорам, а в суды, которые и без того загружены делами и не смогут обеспечить интересы участников процесса. Как представляется, опасность возникновения таких негативных последствий преувеличена. Обладая правом утверждать (или не утверждать) обвинительное заключение, прокурор имеет полную возможность добиться от следственных органов выполнения своих требований и указаний даже без обращения к руководителям вышестоящих следственных органов с требованием об устранении допущенных нарушений.

В результате этих изменений строй российского уголовного процесса существенно меняется. Хотелось бы надеяться, что наше предварительное следствие еще на один шаг отступает от морально устаревшей инквизиционной модели процесса за счет того, что теперь до момента утверждения обвинительного заключения прокурор еще не становится в полном смысле слова уголовным преследователем и потому до некоторой степени способен выполнять роль арбитра между сторонами обвинения и защиты, принимая меры по устранению допущенных следователями нарушений. Однако такое разделение функций имеет пока не вполне последовательный и половинчатый характер. Все же прокуратуре, исторически сложившейся именно как орган уголовного преследования, всегда будут значительно ближе интересы следствия, нежели роль беспристрастного арбитра в споре сторон. Процессуальная судебная функция, характерная для состязательного процесса, подменяется здесь, по сути, заимствованной, государственно-правовой функцией прокурорского надзора, которая остается для уголовного процесса внешней. Окончательно вопрос может быть решен в состязательном ключе лишь тогда, когда между уголовным преследователем и стороной защиты на предварительном следствии будет поставлен независимый и беспристрастный судебный орган - следственный судья. В этом смысле прокурору и следственному органу в перспективе следовало бы поменяться местами: прокурору надо вернуться к более естественной для него роли руководителя уголовного преследования, имея в своем полном процессуальном подчинении органы дознания, а следственный орган должен производить - в основном по требованию сторон обвинения и защиты - следственные действия по легализации материалов, собранных сторонами, в качестве судебных доказательств, а также осуществлять судебный контроль за мерами процессуального принуждения и соблюдением органами уголовного преследования прав граждан. Именно по такой либо близкой модели организовано предварительное расследование в процессуальных системах Испании, Германии, Англии, США, до некоторой степени Франции и др.