Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О территориальной подсудности см. ком. к ст. 32. 5 страница



8. При рассмотрении гражданского иска в уголовном судопроизводстве применимы нормы не только УПК, но и гражданско-процессуального правила, если соответствующие отношения не урегулированы уголовно-процессуальным законодательством. Так, ч. 3 ст. 250 УПК дает суду право при неявке в судебное разбирательство гражданского истца или его представителя оставить гражданский иск без рассмотрения. Однако уголовно-процессуальный закон оставляет без ответа вопрос, как должен поступить суд, если отсутствие гражданского истца вызвано тем, что его должным образом не известили о времени и месте судебного заседания либо уважительными причинами. Представляется, что в этих случаях следует применять положения ГПК РФ об отложении судебного разбирательства дела. Иное противоречило бы требованию ст. 11 УПК о том, что суд обязан, в частности, обеспечивать всем участникам уголовного судопроизводства возможность осуществления их прав.

9. Права и обязанности гражданского истца в общем и целом близки к правам и обязанностям потерпевшего. Вместе с тем некоторые из них требуют дополнительного пояснения. Так, говоря о праве гражданского истца давать показания, свидетельствовать против себя и ряда других лиц (п. п. 5, 7 ч. 4 ст. 44 УПК), законодатель признает возможность его допроса. Однако в ч. 2 ст. 74 УПК ("Доказательства") показания гражданского истца не названы в числе доказательств. Представляется, что по отношению к общей норме о доказательствах норма о правах и обязанностях в процессе доказывания отдельного участника процесса имеет специальный характер, и потому при толковании ей необходимо отдавать предпочтение. Поэтому показания гражданского истца следует считать самостоятельным видом доказательств.

В УПК отсутствует упоминание о праве гражданского истца ходатайствовать о принятии мер по обеспечению гражданского иска (наложение ареста на имущество), предусмотренных ст. 115. Однако представляется, что он вправе заявлять ходатайства и по этому вопросу. Гражданский истец вправе также обжаловать действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя прокурора на досудебном производстве в порядке, установленном гл. 16 УПК. Права гражданского истца на обжалование приговора, определения или постановления суда, вынесенных как в досудебном, так и в судебном производстве, по общему смыслу п. 18 ч. 4 ст. 44, ст. 127 и ч. 5 ст. 354 УПК ограничены - он может обжаловать названные судебные решения лишь в части, касающейся гражданского иска.

10. Суд не вправе оставить гражданский иск без рассмотрения при вынесении обвинительного приговора. Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 309 УПК, при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Однако следует учитывать разъяснение, данное ПВС РФ в Постановлении от 29.04.1996 "О судебном приговоре", о том, что суд вправе принять подобное решение, если только это не влияет на решение суда о квалификации преступления, мере наказания, и по другим вопросам.

 

Статья 45. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя

 

Комментарий к статье 45

 

1. Представительство в судопроизводстве - это замена в процессе одного лица другим (представителем), при которой процессуальная деятельность представителя создает права и обязанности представляемого лица. Однако в силу личного характера уголовно-процессуальной деятельности представительство в уголовном судопроизводстве, как правило, не исключает, а, наоборот, предполагает одновременное участие и представителя, и представляемого - потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и др. Исключение составляют случаи, когда представляемый является не физическим, а юридическим лицом, которое целиком персонифицируется через своего представителя. Представительство может быть легальным, когда интересы представляемого защищает определенное лицо, обязанное это делать в силу требования закона, и по соглашению, если представитель действует в силу соглашения.

В широком смысле (в отличие от узкого, который используется в ком. статье) можно выделить следующие разновидности легального представительства в российском уголовном процессе: а) законное представительство несовершеннолетних подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего одним из его родителей, опекуном, попечителем, или представителями учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний, или органами опеки и попечительства (п. 12 ст. 5, ст. 48); б) защита подозреваемого или обвиняемого адвокатом по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда (ч. ч. 3 - 5 ст. 50): в) представительство интересов юридического лица, признанного потерпевшим, гражданским истцом или гражданским ответчиком, его руководителем (ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 55 УПК, ч. 3 ст. 53 ГК РФ). Представительство по соглашению может иметь следующие формы: а) защита подозреваемого или обвиняемого адвокатом по соглашению (ч. 1 ст. 50 УПК); б) представительство интересов доверителя - потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, гражданского ответчика...

2. Последний из вышеназванных видов представительства по буквальному содержанию ком. статьи может осуществляться лишь адвокатом (кроме производства у мирового судьи). Однако следует иметь в виду, что Конституционный Суд РФ признал такое ограничение не соответствующим Конституции РФ и установил, что представителем потерпевшего и гражданского истца может быть в уголовном процессе не только адвокат, но и иное лицо, в том числе близкий родственник, о допуске которого они ходатайствуют <1>. Интересно, что соответствующее изменение было включено законодателем в ст. 55 УПК РФ в отношении представителя гражданского ответчика (ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ), но по неизвестной причине не вошло в ком. статью.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 05.12.2003 N 447-О "По жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав Г.М. Ситяевой частью первой статьи 45 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"; Определение КС РФ от 5 декабря 2003 г. N 446-О по жалобам Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорова и РОО "Объединение вкладчиков МММ" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений УПК РФ, АПК РФ и ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" // Вестник КС РФ. 2004. N 3.

 

3. Представителем гражданского истца, являющегося юридическим лицом, могут быть кроме адвоката и иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом представлять его интересы. Этим лицами могут быть поверенные, действующие от имени юридического лица на основании договора поручения и (или) доверенности. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (ст. 53 ГК РФ). Поэтому руководитель юридического лица (орган юридического лица) не является его представителем в гражданско-правовом смысле (действует без доверенности, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами и учредительными документами), но может быть представителем гражданского истца в смысле ст. 55 УПК. Для того чтобы убедиться в полномочиях руководителя юридического лица, суд, следователь, дознаватель могут потребовать у них также представить учредительные документы или их заверенные копии.

По буквальному смыслу ч. 1 ком. статьи иные, помимо адвокатов, лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять интересы юридического лица, могут быть представителями лишь гражданского истца, но не потерпевшего. Однако юридические лица могут быть потерпевшими в уголовном процессе (ст. 42). С учетом упомянутых выше решений Конституционного Суда РФ, которыми было признано, что представителем гражданского истца и потерпевшего может быть в уголовном процессе не только адвокат, но и иное лицо, представителем юридического лица - потерпевшего в уголовном процессе вправе быть не только адвокат, но и орган юридического лица (его руководитель), а также любое иное лицо, действующее на основании доверенности юридического лица.

4. Адвокат допускается к выполнению обязанностей представителя на основании доверенности, поскольку федеральный закон (ч. 4 ст. 49 УПК РФ) предусматривает допуск по ордеру только адвоката-защитника, но не адвоката-представителя (см. также: ч. 2 ст. 6 ФЗ от 31.05.2002 "Об адвокатской деятельности и адвокатуре"). Однако для допуска в процесс в качестве представителей близких родственников достаточно документа, подтверждающего родственные отношения представителя и представляемого. Лица, представляющие юридическое лицо, предъявляют доверенность или документ, удостоверяющий их право действовать от имени юридического лица без доверенности (учредительные документы организации и удостоверение личности).

5. Законные, а также иные представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица.

6. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя допускаются в процесс по определению суда или постановлению судьи, следователя, дознавателя.

 

Глава 7. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО

СУДОПРОИЗВОДСТВА СО СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ

 

Статья 46. Подозреваемый

 

Комментарий к статье 46

 

1. УПК РФ существенно расширил основания для признания лица подозреваемым. Это не только лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления или к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 97, но и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело. О возбуждении дела в отношении конкретного лица в УПК прямо сказано в ч. 1 ст. 318, посвященной возбуждению уголовного дела частного обвинения, а также в ст. 448, регулирующей производство в отношении отдельных категорий лиц. Однако и по другим делам в постановлении о возбуждении дела в числе оснований для принятия этого решения могут быть указаны данные о лице, подозреваемом в совершении преступления. Учитывая, что с момента возбуждения дела в отношении конкретного лица оно приобретает почти весь комплекс прав подозреваемого, в т.ч. право на защиту, представляется, что орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор при наличии в первичных материалах о совершении преступления (сообщение, материалы проверки) определенных данных о лице, его совершившем, обязаны указать это лицо в постановлении о возбуждении дела. Если же на момент возбуждения дела данные о таком лице в первичных или проверочных материалах отсутствуют (возбуждение дела по факту), но затем в ходе предварительного следствия появляются, то лицо, фактически заподозренное в совершении преступления, не считается подозреваемым вплоть до его задержания или применения к нему до предъявления обвинения меры пресечения. Однако при производстве дознания положение иное - если в ходе дознания были получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому, и разъясняет ему права подозреваемого (ч. 1 ст. 223.1).

2. По смыслу п. 11 ст. 5 и п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК подозреваемый появляется в уголовном процессе не с момента составления протокола о задержании (на что в ч. 1 ст. 92 дается трехчасовой срок с момента доставления задержанного в орган дознания, к следователю или прокурору), а с момента фактического задержания, которое может произойти и до возбуждения уголовного дела. Фактическим задержанием, согласно п. 15 ст. 5 УПК, считается момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

3. Следует иметь в виду, что в ст. 46 УПК понятие подозреваемого дано в узком, формально-юридическом, смысле слова. Как указал Конституционный Суд РФ, факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться не только актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, но также и проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.), иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Лицо, в отношении которого осуществляются названные действия, должно считаться подозреваемым в широком, содержательном смысле слова. Широкое понимание понятия подозреваемого дает ему право немедленно воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса какими-либо актами органов предварительного расследования <1>.

--------------------------------

<1> См.: пункт 3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 27.06.2000 N 11-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гр. В.И. Маслова // РГ. 04.07.2000. N 128.

 

4. Согласно ч. 2 данной статьи, подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (но не вынесения постановления о возбуждении в отношении его уголовного дела). Следует иметь в виду, что проведение допроса в указанный срок не только обязанность следователя и т.д., но и важное право подозреваемого, особенно существенное для него в случае задержания, т.к., во-первых, в данный момент наиболее полно реализуется право подозреваемого узнать, в чем он подозревается, а во-вторых, согласно п. 3 ч. 4 ком. статьи, именно в течение этого 24-часового срока (до первого допроса) задержанный практически чаще всего может использовать возможность встретиться с защитником.

5. Подозреваемый как участник судопроизводства существует ограниченное время. Если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, то это время по общему правилу не может быть более 10 суток - с момента задержания до предъявления обвинения (ст. 100). Если же мера пресечения не была избрана в течение 48 часов, то лицо, подозреваемое в совершении преступления, подлежит освобождению (ч. 2 ст. 94) и после этого формально не может считаться подозреваемым, ибо более не задерживается и не подвергается применению меры пресечения. Исключение составляют случаи, когда в постановлении о возбуждении дела обоснованно будут указаны данные об этом лице. При производстве дознания лицо может находиться в положении подозреваемого до составления обвинительного акта.

6. Обязанность лица, ведущего предварительное расследование, своевременно поставить в известность подозреваемого о том, в чем он подозревается, реализуется путем указания в протоколе задержания оснований и мотивов задержания (ч. 2 ст. 92); в постановлении о применении меры пресечения до предъявления обвинения - преступления, в котором лицо подозревается (ч. 1 ст. 101 УПК). В УПК РФ более нет нормы, которая имелась в УПК РСФСР (ч. 2 ст. 123), о том, что перед допросом подозреваемому должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается. Однако, учитывая, что право на защиту должно обеспечиваться (ст. 16 УПК РФ), мы полагаем, что следователь, работник органа дознания, прокурор и ныне обязаны выполнять это требование.

Подозреваемый вправе получить копию уведомления о подозрении. Об этом см. ком. к ст. 223.1.

7. Подозреваемый вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от их дачи. Показания, которые вправе давать подозреваемый, - это сведения об известных ему конкретных фактических обстоятельствах уголовного дела, которые он сообщает во время допроса. Показания необходимо отличать от объяснений, под которыми понимаются выдвигаемые подозреваемым в свою защиту доводы - версии и предположения, содержащие истолкование тех или иных фактов (например, версия, объясняющая по делу о краже факт нахождения подозреваемого с поличным случайной находкой им кем-то ранее утерянных или похищенных предметов; предположение о мотивах, по которым потерпевший или свидетели могут давать против него ложные показания, и т.п.) <1>. Процессуальное значение объяснений подозреваемого состоит в том, что они являются средством его защиты против выдвинутого подозрения, а потому, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 14 ("Презумпция невиновности"), возлагают на обвинителя (дознавателя, следователя) обязанность их проверки и бремя опровержения. Дача показаний и объяснений - это право, а не обязанность подозреваемого. Он не несет никакой ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, когда они были даны на досудебном производстве в отсутствие защитника и не подтверждены данным лицом в суде (п. 2 ч. 4 ст. 46).

--------------------------------

<1> На практике в порядке доследственной проверки в стадии возбуждения уголовного дела у подозреваемого и иных лиц нередко получают т.н. объяснения - письменный документ, в котором излагаются известные этим лицам обстоятельства. Однако действующий УПК РФ не упоминает об объяснениях как средстве проверки заявлений и сообщений о преступлении.

 

8. Согласно п. 3 ч. 4 ком. статьи подозреваемый имеет право иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого. Смотрите комментарий к ч. 4 ст. 92.

Представляется, что право иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально принадлежит подозреваемому не только "до первого допроса", но и в любое другое время. В ч. 2 ст. 18 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" установлено, что "свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать". Очевидно, эта норма по аналогии распространяется также на следователя, дознавателя и орган дознания. Продолжительность свиданий подозреваемого и защитника ограничена также Правилами внутреннего распорядка в местах содержания под стражей (п. 15 ст. 16 ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

9. В соответствии с п. 1 ч. 4 ком. статьи подозреваемый имеет право получать копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения. Кроме того, согласно п. 8 ч. 4, он также вправе знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием. Конституционный Суд РФ указал, что процессуальными нормами не должно ограничиваться право защитника (а значит, и подозреваемого. - А.С.) до окончания расследования по уголовному делу знакомиться с протоколами всех следственных действий, произведенных с участием подзащитного, в т.ч. и до признания его подозреваемым, а также со всеми документами, которые предъявлялись либо должны предъявляться подозреваемому <1> (например, приобщенные к материалам проверки и составленные в порядке административного расследования подразделениями Госавтоинспекции протоколы осмотра места дорожно-транспортного происшествия, схемы места дорожно-транспортного происшествия, протоколы осмотра транспортного средства и т.п.).

--------------------------------

<1> См.: Постановление КС РФ от 27.06.2000 N 11-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гр. В.И. Маслова // РГ. 04.07.2000. N 128.

 

В то же время в п. 9 ч. 4 ст. 46, в отличие от аналогичного права обвиняемого (п. 10 ч. 4 ст. 47), не гарантировано безусловное право подозреваемого знакомиться с протоколами следственных действий, производимых по его ходатайству. Дело в том, что участвовать в таких следственных действиях подозреваемый может лишь с разрешения следователя или дознавателя, и если такого разрешения не дается, то при буквальном толковании п. п. 8, 9 ч. 4 ст. 46 в их сопоставлении подозреваемый может быть лишен возможности знакомиться с протоколами следственных действий, о проведении которых он же и ходатайствовал. Подобный подход может серьезно ограничить право подозреваемого на защиту. Представляется, что эти предписания необходимо толковать распространительно, и подозреваемому по аналогии с обвиняемым, во всяком случае, должно быть предоставлено право знакомиться с протоколами таких следственных действий. Основанием для этого может служить указание закона о том, что следователь и дознаватель обязаны обеспечить подозреваемому возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами (ч. 2 ст. 16, п. 11 ч. 4 ст. 46). Поскольку п. 9 ч. 4 ст. 46 хотя и не разрешает прямо, но и не запрещает знакомить подозреваемого с протоколами следственных действий, о проведении которых он ходатайствовал, такое ознакомление, на наш взгляд, должно иметь место, даже если подозреваемый в этих действиях не участвовал.

10. В ком. статье отсутствует указание о праве подозреваемого снимать копии с материалов уголовного дела, с которыми его должен знакомить следователь или дознаватель. О подобном праве закон упоминает лишь применительно к обвиняемому (п. 13 ч. 4 ст. 47). Однако закон этого и не запрещает, поэтому в силу п. 11 ч. 4 ком. статьи подозреваемому и его защитнику должна быть предоставлена возможность снимать такие копии, в т.ч. с протокола задержания, постановления о назначении экспертизы, заключения эксперта и протоколов следственных действий, производимых по его ходатайству, а также со всех имеющихся в деле документов, которые ранее предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому.

11. Подозреваемый, его законный представитель и защитник вправе участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении судом об избрании в отношении его мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, залога, при решении судом вопроса о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. п. 1 - 3 и 10 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 106, ч. 4 ст. 108, ч. 2 ст. 203).

12. Согласно Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденному Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 09.12.1988, "лицо, задержанное по уголовному обвинению, имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки или на освобождение до суда" (принцип 38). "За исключением особых случаев, предусмотренных законом, и если судебный или иной орган не примет иного решения в интересах отправления правосудия, лицу, задержанному по уголовному обвинению, предоставляется возможность получить освобождение на период проведения суда на условиях, которые могут устанавливаться в соответствии с законом. Такой орган держит вопрос о необходимости задержания в поле зрения" (принцип 39). Указанные стандарты Мирового сообщества не вполне выдержаны в УПК РФ. Право задержанного (заключенного под стражу) подозреваемого на судебное разбирательство в разумные сроки, как правило, можно считать гарантированным лишь в отношении дознания: максимально 6 месяцев, а в исключительных случаях, связанных с исполнением международного запроса о правовой помощи, - 12 месяцев (ч. ч. 4, 5 ст. 223). При проведении предварительного следствия эти сроки формально могут быть сколь угодно долгими (ч. 5 ст. 162), что вряд ли можно признать разумным.

 

Статья 47. Обвиняемый

 

Комментарий к статье 47

 

1. Понятие обвиняемого в данной статье УПК используется в узком, технико-юридическом смысле, когда обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Однако, как указал Конституционный Суд РФ, "...под обвинением в смысле статьи 6 Конвенции Европейский суд по правам человека понимает не только официальное уведомление об обвинении, но и иные меры, связанные с подозрением в совершении преступления, которые влекут серьезные последствия или существенным образом сказываются на положении подозреваемого... т.е. считает необходимым исходить из содержательного, а не формального понимания обвинения... В целях реализации названного конституционного права (на помощь защитника. - А.С.) необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии со статьей 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться и гарантирующие в дальнейшем от признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств" <1>. Таким образом, применительно к обеспечению обвиняемому права на защиту существует и широкое понятие обвиняемого, используемое в конституционном и международном праве, когда под обвиняемым подразумевается любое лицо, в отношении которого предпринимаются действия инкриминирующего характера.

--------------------------------

<1> См.: пункт 3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 27.06.2000 N 11 по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой В.И. Маслова // РГ. 04.07.2000. N 128.

 

2. Право знать, в чем он обвиняется, и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите обеспечивается обвиняемому следующими положениями настоящего Кодекса:

1) обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 172). С этим корреспондирует право обвиняемого получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (п. 2 ч. 4 ст. 47). Отсюда можно сделать вывод, что копия данного постановления должна быть вручена или направлена обвиняемому не в момент предъявления обвинения, а немедленно после его вынесения, если местонахождение обвиняемого известно;

2) обвиняемый имеет право ознакомиться с документами, которые подтверждают законность и обоснованность применения к нему мер процессуального принуждения, решение о которых принимается судом <1>;

--------------------------------

<1> См: Определение КС РФ от 12.05.2003 N 173-О по жалобе гр. Коваля С.В. на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 УПК РФ // РГ. 10.07.2003. N 135.

 

3) материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельных сроков содержания под стражей, установленных частями второй и третьей статьи 109 УПК (см. ком. к названной статье);

4) право обвиняемого и защитника снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела (п. 13 ч. 4 ком. статьи) распространяется не только на окончание предварительного расследования, но и на все случаи, когда следователь или дознаватель, а также суд обязаны предъявлять им те или иные материалы дела (протокол задержания в качестве подозреваемого, постановление о назначении экспертизы, заключение эксперта, протоколы следственных действий, производимых по их ходатайству). Как следует из ряда решений Конституционного Суда РФ (Постановления от 13.11.1995 N 13-П, от 29.04.1998 N 13-П, от 23.03.1999 N 5-П, от 14.02.2000 N 2-П, Определения от 21.12.2000 N 285-О, от 18.12.2003 N 429-О, от 24.02.2005 N 133-О, от 19.04.2007 N 343-О-П и от 15.11.2007 N 924-О-О), положения п. п. 12 и 13 ч. 4 ст. 47 УПК РФ не ограничивают право на ознакомление с материалами уголовного дела ознакомлением лишь с какими-то определенными документами. Эти нормы не исключают и право обвиняемого снимать копии с имеющихся в материалах дела вещественных доказательств - таких, например, как видеозаписи, которые содержат информацию, имеющую значение для установления тех или иных обстоятельств дела <1>;