Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Об исключениях из персональной подследственности следователей Следственного комитета РФ см. ком. к ч. 4 ст. 151. 18 страница



2. Сказанное относится и к зачтению свидетелями и потерпевшими документов, относящихся к их показаниям. Показания свидетеля и потерпевшего - это сведения, сообщаемые на допросе ими самими (ст. ст. 78, 79), поэтому зачитываемые документы должны использоваться лишь для подкрепления (доказывания) сообщаемых этими лицами сведений. Если суд после предъявления этих документов откажет в приобщении их к материалам дела в качестве доказательств (по мотивам того, что они недопустимы или не имеют отношения к делу), показания свидетеля или потерпевшего в той части, в которой они состоят из сведений, взятых из зачитанных ими документов, также должны считаться недопустимыми или не относящимися к делу.

3. В данной статье говорится только о праве свидетелей и потерпевших пользоваться письменными заметками и зачитывать документы. Однако в силу принципа равенства всех перед законом такое же право должно принадлежать подсудимому, его законному представителю (п. 2 ч. 1 ст. 428), а также гражданскому истцу и гражданскому ответчику при даче ими показаний (п. 5 ч. 4 ст. 44, п. 5 ч. 2 ст. 54).

 

Статья 280. Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля

 

Комментарий к статье 280

 

1. Педагог, участвующий в допросе несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, по своему процессуальному положению является специалистом (ст. ст. 58, 251). Как таковой он вправе отказаться от участия в судебном разбирательстве, если не обладает достаточными специальными познаниями; задавать вопросы несовершеннолетнему свидетелю или потерпевшему; делать заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол; приносить жалобы на действия суда (ч. 3 ст. 58); давать показания (ч. 4 ст. 271), в рамках которых он разъясняет суду и сторонам вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58). Следует иметь в виду, что педагог должен быть полностью не заинтересованным в деле лицом (ст. 71), что необходимо учитывать при выборе его кандидатуры.

2. В качестве законного представителя несовершеннолетнего приглашаются один из его родителей, опекун или попечитель. Если указанных лиц у несовершеннолетнего не имеется, в качестве его законного представителя суд вызывает представителя органа опеки и попечительства (см. п. 9 ком. к ст. 5). В отличие от законного представителя несовершеннолетнего подсудимого (ст. 428), законный представитель свидетеля и потерпевшего не может быть отстранен от участия в судебном разбирательстве, даже если есть основания полагать, что действия законного представителя наносят ущерб законным интересам несовершеннолетнего (например, если имеются основания полагать, что под влиянием своего представителя несовершеннолетний дает недостоверные показания).

 

Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

 

Комментарий к статье 281

 

1. Значение положений, содержащихся в данной статье, выходит далеко за рамки судебного следствия и судебного разбирательства. Во многом благодаря им, российский уголовный процесс реально стал обретать черты состязательного судопроизводства. Эти нормы являются гарантией права каждого обвиняемого на очную ставку, т.е. права допрашивать показывающих против него свидетелей или права на то, чтобы эти свидетели были допрошены (подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950). Оглашение, а значит, и использование в качестве судебных доказательств протоколов допросов свидетелей и потерпевших, полученных на предварительном расследовании или в предыдущих судебных заседаниях, а также сопутствующих им материалов, вместо непосредственного и устного заслушивания показаний этих лиц, возможно в случае неявки потерпевшего или свидетеля, как правило только с согласия сторон. Иначе говоря, любой из участников судебного разбирательства, выступающий либо со стороны обвинения, либо со стороны защиты, может в большинстве случаев наложить "вето" на оглашение протоколов допросов не явившегося в судебное заседание свидетеля или потерпевшего, которые вследствие этого фактически становятся недопустимыми доказательствами. УПК РФ не придает значения в смысле оснований для оглашения ранее данных показаний потерпевших и свидетелей причинам неявки в судебное заседание потерпевшего или свидетеля. Однако в ч. ч. 2 - 3 ст. 281 предусматривается и ряд исключений из правила части 1 данной статьи. Так, при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству даже одной из сторон либо по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях: смерти потерпевшего или свидетеля; тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд. Кроме того, по ходатайству стороны суд может огласить показания явившегося в судебное заседание потерпевшего или свидетеля, ранее данные ими при производстве предварительного расследования либо в судебном заседании, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

2. В случае принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, обвиняемому в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон должна предоставляться возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний путем заявления ходатайств об исключении недопустимых доказательств или об истребовании дополнительных доказательств в целях проверки допустимости и достоверности оглашенных показаний, а также с помощью иных средств, способствующих предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений. Кроме того, следует учитывать, что неустранимые сомнения в виновности лица, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (Определения от 14.10.2004 N 326-О, от 07.12.2006 N 548-О, от 20.03.2008 N 188-О-О, от 15.04.2008 N 291-О-О и N 300-О-О, от 15.07.2008 N 454-О-О).

Данные правовые позиции согласуются и с решениями Европейского суда по правам человека, интерпретирующими положения статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и указывающими, что исключения из общего принципа состязательного обсуждения в присутствии обвиняемого в публичном судебном заседании представленных доказательств не должны нарушать права защиты. По общему правилу государство обязано обеспечить обвиняемому адекватную и приемлемую возможность опровергнуть и допросить свидетеля, показывающего против него, когда тот дает показания или на более поздней стадии. Однако обвиняемый при этом не имеет неограниченного права на обеспечение явки свидетелей в суд, и при обычных обстоятельствах национальные суды вправе определять, является ли необходимым или желательным допрос свидетеля. Если власти не проявили небрежности, невозможность обеспечения явки свидетеля в суд сама по себе не обязательно препятствует производству по делу. При этом осуждение лица не должно быть основано исключительно или в значительной степени на показаниях лица, которое обвиняемый не мог допросить или не имел права на то, чтобы оно было допрошено, в ходе расследования или судебного разбирательства (Постановления Европейского суда от 15.06.1992 по делу "Люди против Швейцарии", от 20.09.1993 по делу "Саиди против Франции" от 28.08.1992 по делу "Артнер против Австрии", от 19.12.1990 по делу "Дельта против Франции", от 19.02.1991 по делу "Исгро против Италии", от 07.07.1989 по делу "Брикмон против Бельгии" и др.).

Представляется, что по смыслу данных гарантий показания скрывшегося обвиняемого, используемые для изобличения в совершении преступления другого обвиняемого, являются свидетельскими и должны оглашаться по правилам статьи 281 УПК Российской Федерации. Как указывает Европейский суд по правам человека, для целей подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции обвиняемый, чьи письменные показания, данные на предварительном допросе, использовались в качестве основы для осуждения заявителя, должен рассматриваться как "свидетель" (§ 34 Постановления от 04.12.2008 по делу "Трофимов (Trofimov) против Российской Федерации", § 41 Постановления по делу "Лука против Италии").

3. Согласно части 4 ком. статьи, заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля, обладающих свидетельским иммунитетом, от дачи показаний (т.е. против самого себя, своего супруга или близких родственников) не препятствует оглашению их показаний, данных в ходе предварительного расследования, но только при условии, если они ранее согласились дать показания по обстоятельствам, защищаемым этим иммунитетом, будучи предупреждены о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК). Следует иметь в виду, что оглашение в судебном заседании прежних показаний свидетеля или потерпевшего, данных им на предварительном расследовании против обвиняемого, неправомерно, если тот не являлся супругом либо близким родственником свидетеля или потерпевшего. Иное толкование ч. 2 ст. 11 приводило бы к абсурдному и противоречащему смыслу ст. 281 выводу, что любые показания, данные свидетелями и потерпевшими на предварительном расследовании, могут оглашаться в суде на том лишь формальном основании, что всем им перед допросом разъясняется право на свидетельский иммунитет, независимо от того, по какому предмету ими были даны показания.

4. Иногда в качестве "основания" для оглашения показаний не явившихся в судебное заседание свидетелей и потерпевших суды неправомерно используют ссылки на состязательный характер уголовного судопроизводства, при котором стороны должны находиться в равных условиях, и поэтому обвинитель якобы должен иметь возможность использовать любые доказательства, в т.ч. и протоколы допросов неявившихся лиц. Состязательность процесса невозможна без соблюдения принципа непосредственности исследования доказательств, в т.ч. без очной ставки со свидетелями обвинения. Поэтому запрет на оглашение в судебном заседании протоколов допросов неявившихся свидетелей и потерпевших является как раз гарантией состязательности, а не отступлением от нее. (См. об этом наш ком. к ст. 240.)

 

Статья 282. Допрос эксперта

 

Комментарий к статье 282

 

1. Часть 1 данной статьи допускает допрос эксперта, давшего заключение на предварительном расследовании, не только для разъяснения, но и дополнения ранее данного им заключения. Между тем дополнение экспертного заключения не может являться содержанием показаний, а должно быть предметом дополнительной экспертизы (ч. 1 ст. 207 УПК РФ), поскольку требует проведения экспертных исследований. Такой вывод подтверждается и содержанием ч. 2 ст. 80, согласно которой показания эксперта - это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения. Как можно заметить, в данной норме общего характера, посвященной показаниям эксперта, речь идет не о дополнении, а лишь об уточнении ранее данного заключения. В отличие от дополнения, уточнение заключения, как правило, не требует проведения дополнительных исследований, а имеет целью конкретизировать выводы эксперта на основе уже проведенных исследований. Поэтому уточнение заключения может быть предметом допроса эксперта.

 

Статья 283. Производство судебной экспертизы

 

Комментарий к статье 283

 

1. Помимо допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе может назначить в судебном разбирательстве судебную экспертизу.

2. О порядке назначения и проведения экспертизы см. ком. к ст. ст. 195 - 207.

3. Если в уголовном деле имеется несколько заключений экспертов, выводы которых противоречат друг другу, суд должен устранить указанное противоречие. При этом приоритет отдается более экономичному способу - допросу экспертов, которые разъясняют или уточняют свои заключения. Если же таким путем противоречия преодолеть невозможно, часть 4 ком. статьи предусматривает проведение повторной либо дополнительной экспертизы. Однако это не согласуется с ч. 2 ст. 207, в соответствие с которой в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта либо наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам назначается повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту. Дополнительная же экспертиза назначается лишь тогда, когда одно (или несколько) из заключений экспертов недостаточно ясно или полно, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела. Таким образом, наличие противоречий между заключениями экспертов может быть устранено проведением не дополнительной, а только повторной экспертизы. Что же касается устранения этого противоречия с помощью допроса экспертов, то этот способ, по нашему мнению, годится только для тех случаев, когда противоречие между заключениями экспертов преодолевается посредством словесного разъяснения и уточнения заключений.

 

Статья 284. Осмотр вещественных доказательств

 

Комментарий к статье 284

 

1. О понятии вещественных доказательств, порядке их собирания и хранения см. ком. к ст. ст. 81 - 82.

2. Согласно данной статье осмотр вещественных доказательств производится по ходатайству сторон. Суд должен рассмотреть ходатайство стороны и удовлетворить его либо вынести определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. Представляется, что суд не может отказать стороне в удовлетворении ходатайства об осмотре вещественных доказательств, если они имеют отношение к данному делу.

 

Статья 285. Оглашение протоколов следственных действий и иных документов

 

Комментарий к статье 285

 

1. О понятии протоколов следственных действий и иных документов см. ком. к ст. ст. 83 - 84.

2. Протоколы следственных действий, заключение эксперта, данное в ходе предварительного расследования, а также иные документы, приобщенные к уголовному делу или представленные в судебном заседании (за исключением протоколов допросов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, для которых предусмотрен другой режим оглашения, - см. ком. к ст. ст. 276, 281), оглашаются в судебном разбирательстве не всегда, а только по особому решению суда, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

В практике возникает вопрос о порядке оглашения протоколов тех следственных действий, в которых так или иначе даются показания (протокол проверки показаний на месте), но которые не являются допросами. Конституционный Суд РФ указал, что ст. 285 УПК, предусматривая общий порядок оглашения протоколов следственных действий и иных документов, не содержит предписаний об оглашении в судебном заседании ранее данных показаний, которые в силу требований части второй статьи 240 УПК оглашаются в порядке, предусмотренном статьями 276 и 281 УПК Российской Федерации (Определение от 25.11.2010 N 1539-О-О).

3. По смыслу этой статьи инициатива в оглашении протоколов следственных действий, заключения эксперта и иных документов может исходить как от сторон, так и от суда. Из данной нормы вытекают два важных следствия:

1) письменные доказательства, полученные на досудебном производстве, используются судом лишь факультативно (могут оглашаться либо не оглашаться в судебном заседании). По возможности, суд обязан непосредственно исследовать обстоятельства дела в условиях устности и гласности посредством судебных действий и, только когда это невозможно, - оглашать и использовать в доказывании материалы предварительного расследования;

2) если суд не огласил протоколы следственных действий, заключение эксперта, данное в ходе предварительного расследования, и иные документы, приобщенные к уголовному делу, он теряет право использовать их при обосновании обвинительного приговора, поскольку приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ч. 3 ст. 240).

 

Статья 286. Приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду

 

Комментарий к статье 286

 

1. На наш взгляд, суд не вправе отказать стороне в удовлетворении ходатайства об исследовании и приобщении к уголовному делу представленных ей иных документов(ст. 84), если они допустимы в качестве доказательств и имеют отношение к обстоятельствам данного дела, ибо согласно ч. 3 ст. 15 он обязан создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Исследование документов состоит в их оглашении в судебном заседании, предоставлении их для ознакомления сторонам, которые могут задать вопросы стороне, представившей документ, о его происхождении; заявить ходатайство о вызове и допросе лица, являющегося источником этого документа; высказать свое мнение об относимости и допустимости данного документа и возможности приобщения его к материалам дела, назначении экспертизы и т.д. Только после такого исследования названные документы могут быть положены в основу приговора.

 

Статья 287. Осмотр местности и помещения

 

Комментарий к статье 287

 

1. Осмотр местности и помещения производится судом с соблюдением большинства правил следственного осмотра (см. ком. к ст. ст. 176 - 177). В судебном осмотре, однако, не участвуют понятые, но зато присутствуют участники данного судебного разбирательства. Ход и результаты судебного осмотра фиксируются в протоколе судебного заседания. Особенностью судебного осмотра является то, что он сочетает черты собственно осмотра и допроса подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта и специалиста, которым могут быть заданы вопросы в связи с осмотром.

2. При проведении судебного осмотра иногда довольно трудно соблюсти требование ч. 1 ст. 278 о том, что свидетели должны допрашиваться порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей. Поэтому закон не требует, чтобы при проведении судебного осмотра местности или помещения это предписание безусловно выполнялось. Однако при наличии для этого необходимых условий суду все же следует стремиться соблюсти данные правила, поскольку от этого зависит достоверность ответов свидетелей на вопросы, заданные им во время осмотра.

3. Согласно части 2 ком. статьи осмотр местности или помещения есть продолжение судебного заседания. Но в соответствии с ч. 1 ст. 241 судебное заседание при разбирательстве уголовных дел должно происходить открыто, т.е. в присутствии публики. Поэтому все желающие лица, начиная с 16-летнего возраста, вправе присутствовать и при проведении осмотра местности и помещения настолько, насколько это технически осуществимо и не создает существенных помех для проведения самого осмотра.

 

Статья 288. Следственный эксперимент

 

Комментарий к статье 288

 

1. Об условиях и порядке проведения следственного эксперимента см. ком. к ст. 181. В остальном к судебному следственному эксперименту применимы правила ст. 287 об осмотре местности и помещения.

 

Статья 289. Предъявление для опознания

 

Комментарий к статье 289

 

1. Об условиях и порядке предъявления для опознания см. ком. к ст. 193.

2. Если в ходе предварительного расследования лицо либо предмет уже предъявлялись для опознания свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому, то в судебном разбирательстве повторное предъявление для опознания этого объекта тем же самым лицам исключается. Кроме того, довольно проблематичным представляется в судебном заседании предъявление подсудимого для опознания потерпевшему, который в отличие от свидетелей присутствует в судебном заседании начиная с его открытия и имеет возможность видеть и идентифицировать подсудимого (особенно если тот находится под стражей) еще до начала данного следственного действия. Поэтому на практике суд иногда предлагает потерпевшим или свидетелям "опознать" подсудимого прямо в ходе их допроса, без соблюдения процедуры предъявления для опознания, установленной ст. 193. Если на предварительном расследовании предъявление для опознания как самостоятельное следственное действие не проводилось либо привело к отрицательному результату, то подобное импровизированное "опознание" в судебном заседании не имеет юридической силы. Более того, оно вполне способно повлечь за собой постановление незаконного и необоснованного приговора и потому может служить основанием для отмены приговора (ч. 1 ст. 381).

 

Статья 290. Освидетельствование

 

Комментарий к статье 290

 

1. Об основаниях проведения освидетельствования см. ком. к ст. 179.

2. Освидетельствование лица, сопровождающееся его обнажением, производится не судом, а врачом или иным специалистом, которым составляется и подписывается отдельный акт освидетельствования. Под обнажением, которое является основанием для такой процедуры, следует, на наш взгляд, считать либо полное обнажение освидетельствуемого, либо обнажение таких частей его тела, публичный показ которых с точки зрения общественной нравственности затрагивает чувство стыдливости.

3. Сведения, сообщаемые после проведения освидетельствования специалистом, составляют в данном случае содержание его показаний. Представляется, что допрос специалистов по обстоятельствам проведения освидетельствования должен проводиться по правилам допроса свидетелей, предусмотренным ст. 278, за исключением предписаний, содержащихся в пунктах 1, 5 - 6 названной статьи.

 

Статья 291. Окончание судебного следствия

 

Комментарий к статье 291

 

1. Под дополнением судебного следствия понимается проведение дополнительных судебных следственных действий по собиранию и проверке доказательств, а также приобщение судом к делу по ходатайству сторон новых предметов и документов в качестве доказательств. При этом, в случае необходимости, судебное разбирательство может быть отложено.

2. Объявление об окончании судебного следствия не означает, что судебное следствие по данному делу больше не может возобновиться (см. об этом ком. к ст. 294). Если стороны заявят до окончания последнего слова подсудимого о необходимости представления новых доказательств, суд своим решением вправе возобновить судебное следствие. Представление новых доказательств после объявления об окончании судебного следствия и до принятия решения о его возобновлении недопустимо.

 

Глава 38. ПРЕНИЯ СТОРОН И ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ПОДСУДИМОГО

 

Статья 292. Содержание и порядок прений сторон

 

Комментарий к статье 292

 

1. Судебные прения представляют собой этап судебного разбирательства, на котором участвующие в деле стороны в устных выступлениях высказывают свою позицию по делу, основанную на результатах судебного следствия.

2. Подсудимый вправе участвовать в судебных прениях лишь при условии, что он отказался от участия в деле защитника. Если защитник отсутствует по другим причинам (не явился в судебное заседание, внезапно заболел и т.п.), суд должен принять меры по обеспечению подсудимого другим защитником в порядке ст. 50 настоящего Кодекса, при необходимости объявив перерыв в судебном заседании или отложив судебное разбирательство.

3. Потерпевший имеет право выступать в судебных прениях со стороны обвинения (п. 15 ч. 2 ст. 42). В части 2 настоящей статьи, в частности, говорится, что гражданский истец, гражданский ответчик, их представители вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон. Следует, однако, иметь в виду, что гражданский истец, гражданский ответчик, а также их представители в силу прямого указания закона (п. 15 ч. 4 ст. 44, п. 11 ч. 2 ст. 54) также имеют право выступать в судебных прениях. Поэтому суд не может отказать им в заявленном ходатайстве.

4. Несмотря на то что в части 3 данной статьи сказано, что последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом, усмотрение суда в этом вопросе ограничено последующим предложением, в котором последовательность участия сторон в прениях установлена достаточно жестко. Дискреционные полномочия суда по установлению последовательности выступлений в прениях практически касаются лишь тех случаев, когда в деле участвуют несколько обвинителей, защитников, подсудимых и т.д. В ком. статье не предусмотрено, что суд устанавливает последовательность выступлений нескольких обвинителей, защитников и других одноименных участников судебного разбирательства, имеющих право слова в прениях сторон, по их предложению. Однако при прочих равных условиях суду следует прислушиваться к мнению сторон и учитывать его при принятии решения по этому вопросу. Что касается защитников, то сначала целесообразно давать возможность выступить тем из них, позиция которых, будучи высказана в прениях, может повлечь за собой ухудшение положения других подсудимых (например, когда один подсудимый изобличает другого), поскольку их защитники получают тогда возможность парировать аргументы, ставшие им известными из речи ранее выступившего коллеги. На практике суд обычно заслушивает защитников исполнителей, затем организаторов преступления и после них - защитников тех соучастников, которые играли в совершении преступления менее заметную роль.

5. Предметом выступлений сторон в судебных прениях могут являться: оценка доказательств, исследованных в судебном следствии; юридическая оценка допущенных при производстве по делу процессуальных нарушений и их возможных последствий; характеристика обстоятельств, установленных в судебном разбирательстве; юридическая оценка обстоятельств дела (квалификация преступления, вывод о невиновности подсудимого); характеристика личности подсудимого; соображения по поводу назначения наказания либо возможности освобождения подсудимого от уголовной ответственности и наказания; соображения по вопросам, связанным с гражданским иском; освещение общественного значения данного дела. Не все участники судопроизводства, выступающие в прениях, должны давать в своих речах ответы на все указанные вопросы - это является безусловной обязанностью лишь государственного обвинителя и защитника. Частный обвинитель вправе, но не обязан в судебных прениях излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания (ч. 5 ст. 321).

6. Содержание выступлений участников прений сторон ограничено определенными пределами. Они не вправе ссылаться в подтверждение своей позиции: а) на доказательства, которые не были исследованы на судебном следствии, в т.ч. научные работы по криминалистике и судебной экспертизе; б) на доказательства, признанные недопустимыми судом; в) на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу. В названных случаях председательствующий должен останавливать участника судебных прений, обращая его внимание на недопустимость подобных действий. Представляется, что председательствующий также обязан останавливать участников прений при использовании ими оскорбительных или неприличных выражений, угроз в адрес участников судопроизводства; высказываний, которые можно квалифицировать как преступление или административное правонарушение (например, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, неуважение к суду и т.п.).

 

Статья 293. Последнее слово подсудимого

 

Комментарий к статье 293

 

1. В данной статье нет запрета для подсудимого касаться недопустимых доказательств, что можно расценить как пробел в законе. Поскольку предположение о том, что подсудимый свободен в упоминании таких доказательств, ведет к абсурду (тогда все усилия законодателя по нейтрализации таких доказательств сводятся на нет), то правоприменитель получает право на толкование данной нормы путем применения аналогии закона, а именно запрета ссылаться на недопустимые доказательства, установленного ч. 4 ст. 292. Однако в последнем слове подсудимый может заявить о новых обстоятельствах, указать на новые источники доказательств или сведения, которые не исследовались судом, но имеют важное значение для уголовного дела. В таком случае суд должен возобновить судебное следствие. Представляется, что председательствующий, в силу своей роли в судебном разбирательстве (ст. 243), вправе останавливать подсудимого в случае, если тот употребляет неприличные выражения либо высказывает угрозы в адрес других участников судопроизводства и т.п. Следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 258 подсудимый не может быть удален из зала судебного заседания без предоставления ему права на последнее слово.