Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

я и мой друг Ларион Витальевич



 

У меня есть друг, у меня мало друзей, но это как посмотреть , один друг - это уже очень много, тем более такой как Ларион Витальевич. Когда я к нему захожу домой, то он сразу наливает мне чаю, и даже не спрашивает сколько сахара или какого чаю - это все лишнее, поэтому время расходуется на самое необходимое. Иногда я спрашиваю Ларион Витальевича, ну что, мол, как дела? А что мне отвечает Ларион Витальевич?А? Хреново - говорит, и сразу понятно - у Ларион Витальевича все хорошо. И скорее всего мы будем играть в шахматы или музыку сочинять. И делается так приятно, что есть такой друг - Ларион Витальевич. Если бы у меня был корабль, я бы непременно бы придумал ему название - "Мой друг, Ларион Витальевич", потому что, точно знаю, если бы у Лариона Витальевича был корабль, то он назвал бы его - "У меня, Лариона Витальевича, есть друг -Андрей Анатольевич". Вот так примерно, или примерно так, ну вообщем вот.

Я И ЛВ


Однажды Ларион Витальевич зашел ко мне домой,
сразу было понятно, что что-то случилось, потому что Ларион Витальевич просто так не заходит.
-Займи денег - сказал Ларион Витальевич, я бы даже сказал потребовал.
Как на него это было не похоже!!!!Ведь он мой друг!А я его знаю как облупленного, я стал заглядывать ему за спину и под мышку, но никого не обнаружил. Тогда я, медленно - медленно запустил руку в карман, за деньгами. Ларион Витальевич стал следить за рукой, а я за Ларион Витальевичем. И так прошло сколько-то времени. Но все обошлось, я вытащил несколько старых тыквенных семечек и облегченно вздохнул, тогда и Ларион Витальевич тоже вдруг вздохнул облегченно. Я не сразу понял почему он это сделал, но у Лариона Витальевича ничего не бывает просто так. Мы еще какое-то время облегченно молчали, я - потому что денег не было, а Ларион Витальевич не знаю почему. Но все обошлось. Вот такая история.

*** ***

 

На Веранде

 

Рано утром, в самом начале октября, когда еще кое-где дымится туман, большой серый еж, сквозь дырку в старом заборе, направляется к заветным силуэтам в саду, где корни уходят глубоко в историю и там над холодными капельками росы, еще в неявном утре, с веток, свешиваются округлыми очертаниями антоновские яблоки. С дальней стороны, на задах, слышно тревожное мычание теленка, а с открытых дверей дома тянет запахом вареной картошки. В коровнике струя молока бьет в оцинкованные бока ведер, и рыбак у навозной кучи достает сочных фиолетовых червей, бережно кладет их в банку, смотрит на часы, потом туда, дальше, где течет Большой Чембар. Извилисто и быстро. Бежит, бежит, бежит начиная с маленьких сопок, холмиков, склонов и буераков, потом все дальше и дальше, где вырастают горы, горы, горы, и, наконец, увесистые ледяные шапки, где на самых высотах весною тают снега и образуют ручейки, ручеечки, речечки и расселины и наконец все это и образует Большой Чембар. Вот рыбак уже садится на берегу и растягивает удилище, и кидает в самый тростник, осоку, что прячется под толщей прозрачной воды - где и стоит заветная рыба и вот. Да! Она самая, потом еще и еще, пока из тумана над лесом не встает туманное Солнце. И…И там, над лесом, где волчьи норы и тропы и где волчата играют с костью, повизгивая и рыча. И в чаще леса стоит огромный лось, вращая глазами и цепляя рогами ветки столетнего дуба, чьи желуди набирают сок и падают, падают, падают.

Пролетел, деловито шершень над чащей…… Еж натыкает яблоко на свои острые иголки, но, чу! Кто-то открывает калитку - там маленький мальчик и может быть это я, а может быть кто-то другой, бежит к яблокам в холодном тумане и набирает их в подол длинной отцовской рубахи, и назад, мимо зажмурившегося ежа, там в траве, где и листья очерчены уже другим временем и над кое-где голыми ветками поднимается дым, который потом превращается в облака и летит туда, за кончики деревьев и кукурузные поля. Родной дым отчего дома, который строил еще дед, и ты помнишь его на завалинке, как он скручивает самокрутку, и улыбается. И дед прошел всю войну и ордена отдал нам, и мы все потеряли, а ему они не нужны, потому что он победил. И уже нет деда и нет рыбаков, и река уже стала заросшей и мелкой и шапки тех гор совершенно истлели и лось больше не ходок в эти места. Только дым, дым не перестает, в доме еще кто-то. Так на веранду заходят мысли, и я лежу там на топчане и слушаю шум дождя о старую дедовскую крышу и вдруг ощущаю все: и ежа, что присел возле яблонь и шапки и горы и рыб, что несутся против теченья и желуди и шершень и время, которое никогда не вернуть, и которое всегда с тобой.

 

Про Гоголя


Мы договорились встретится на м. Арбатской у памятника Гоголю. Через несколько минут я был на месте. Еще через несколько минут звонок.
- Ты где?
- Я здесь.
- И я, только тебя не вижу.
- И я тебя, хотя не мудрено, столько людей…
- Каких людей, я здесь один.
- Как один? Подожди...
- У тебя Гоголь стоит?
- Да, хотя нет, сейчас посмотрю. Сидит и думает!
На этом мобильный друга стал недоступен, был конец февраля. И видимо в этот момент, мы одновременно приняли решение двигаться навстречу друг к другу. Памятник у которого я находился, был скучным изваянием писателя в пальто и с книгой в руках. Смотрелся он молодцом. Направился я влево, друг пошел улицами. Разминулись. Через сколько-то времени мы стояли у памятников снова. Только теперь мой Гоголь был сидячим и напротив выпуклых глаз стоячего Гоголя, у этого зияла черная пустота, был он совсем болезненного вида. Но этот Гоголь мне был почему-то больше по душе. В кармане напряженно зазвонил телефон. Друг напряженно спрашивал, в Москве ли я вообще? Я промолчал, порядком замерзший, я уже повернул в сторону дома.

На следующий день, по Культуре(иногда смотрю) шла передача, посвященная предстоящему юбилею великого русского писателя Гоголя. Сидели Лунгин, Захаров, Бильжо, Дмитриев.
Все говорили про Гоголя. За Гоголя было приятно. И за тех кто про него говорил. Мол, Гоголь стал первым открывать неизвестную сторону абсурдизма в русской литературе. Мол, Гоголь ускользающая личность сам для себя, и для читателя и вообще чрезвычайно мистичен. И показали памятники, под которыми мы вчера встречались с другом. Смотрю, а это не те памятники, и вообще, вчера это не Гоголь был. Хотя нос и все дела. Ничего не понял. Так Гоголь в который раз ускользнул. Хотя специально потом приезжал и смотрел. Гоголь! С другом договорились больше у Гоголя не встречаться.

 

Про Женщину

 

В дверь постучали - мне всегда интересно почему люди стучат, когда есть звонок, иду смотреть в глазок. Смотрю - там женщина
незнакомая, стоит, смотрит куда-то в сторону. Открываю - вам кого говорю. Молчит, улыбается. Вам кого, говорю - уже
поторапливаю - на столе обед стынет, через двадцать минут на работу. Она - да я, значит перепутала. Я говорю - так может
нет?Она обрадовалась - а значит правильно, вы и есть? Я перестал понимать - там обед стынет, в голове. Говорю - ничего не
понимаю, вы мне скажете - что стучите? Она снова - так вы и есть Николай, тот самый из газеты? Я посмотрел на женщину
внимательнее - Николая нет тут никакого, стал дверь закрывать. А она - подождите, я нарочно сказала. Я - мне, знаете некогда
ваши трюки выслушивать, у меня работа через двадцать минут, а вы стучите, и тем более звонок есть. Она - ой извините, не
заметила и давай на звонок жать. Я уже совсем дверь почти закрыл - до свидания, говорю. И она мне - до свидания, как-то и без
досады даже. Обед что-то вообще никак не пошел. Я стал одеваться. Выхожу - она там же стоит. Я ей - - вы кого здесь ждете? Она - вас. Я
говорю -сейчас гражданка милицию вызову - вы что такая навязчивая, меня Николаем не зовут, обознались вы, кто нужен не
говорите - а я между прочим всех жильцов здесь знаю.

Она - не узнаете меня совсем? Я стою уже совсем опаздываю -
пригляделся. Думаю, ну где я мог видеть эту женщину, совсем не припомню - а сам смотрю. Да совесть я же ваша, совесть! Вы
давеча бросили меня, там на улице, 5-го числа, и вернуть не захотели, это уже давно было года два назад, вы там человека обманули, и как буд-то обидели.
Я закрыл дверь, быстро задернул на щеколду. посмотрел в глазок – а там она. Стоит смотрит. Моя совесть. А мне на работу надо.

 

 

Капитан

 

Часто я вспоминаю похороны капитана. Как-то само находит. И не знаю.
Помню его острый нос, как парус стремящийся в небо. Помню было холодно, декабрь. Регалии его помню. Жену - старую старушку. Она была одна - больше никого. Никто не успевал с ним проститься. Помню небо - серо фиолетовое. Как гроб пошел в землю. Часто детьми мы пристраивались к похоронным процессиям - тогда это было как-то празднично что ли. Но те похороны были без оркестра и почти без людей. Ехала машина, шел пьяный мичман с красным лицом, а я шел в школу, но почему-то пошел дальше посмотреть как капитана похоронят. Капитан лежал спокойно, кому-то отдавая приказы лежа, жена его очень любила, я это сразу понял. Через много лет, я снова был там - мы хоронили нашу одноклассницу и я случайно наткнулся на могилу того капитана. Он смотрел на меня с заросшего травой памятника, рядом уже покоилась его супруга. А мне вдруг захотелось выровняться в струнку и сказать: Здравия желаю товарищ капитан! Но он улыбнулся мне и сказал : Вольно, сынок , вольно...

 

Про Сестру

В 4-ом классе у меня появилась сестра, как-то так невзначай, с легкой руки преподавателя по русскому, было 1-ое сентября и мы писали сочинение на тему "как я отдохнул летом", весь мой "отдых" уложился в одно предложение. на следующем уроке всем ставили пятерки и четверки, а меня подняли и сказали:" Ренсков, тебе два ! У тебя, фантазии нет или что?(за этим всем моим детским воображением угадывалось - ты что тупой?)Два тебе, короче, за такую краткость, хотя краткость - сестра таланта!" С тех пор у меня есть двоякое ощущение от той двойки, я так и не понял - такую двойку было получить хорошо или плохо?
Но главное не это, главное я понял, что у меня есть где-то сестра, и мне надо найти ее во чтобы это ни стало.