Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Об избрании или применении избранной меры пресечения для обеспечения возможной выдачи лица см. комментарий к ст. 466 УПК РФ.



Решение вопроса об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимых является правом суда, а не его обязанностью (см. Определение Верховного Суда РФ от 22.07.2009 N 74-О09-21). Вопрос о мере пресечения решается при назначении судебного заседания, за исключением случаев избрания меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу, либо о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей (см. комментарий к ст. 231 УПК РФ), но он может возникать и в ходе судебного разбирательства (ч. 1 комментируемой статьи), в том числе в случае неявки подсудимого в судебное заседание (ч. 3 ст. 247 УПК РФ). Если в отношении обвиняемого в ходе предварительного расследования избрана мера пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, судье следует решить, подлежит ли отмене либо изменению, остается ли прежней избранная в отношении обвиняемого мера пресечения. При этом указанные вопросы решаются с участием сторон в соответствии с порядком и сроками, предусмотренными ст. ст. 108, 109, 255 УПК РФ (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 N 28). При принятии судом соответствующего решения должны быть соблюдены все установленные ст. ст. 108, 109, 255 УПК РФ требования, в том числе об участии в судебном рассмотрении данного вопроса обвиняемого и его защитника (если он участвует в деле) (см. Определения Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 N 132-О, от 25.12.2008 N 935-О-О, от 25.09.2014 N 2179-О, и др.).

3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит ограничений проверки длящегося содержания под стражей и не устанавливает, как часто суд первой инстанции может возвращаться к вопросу о предварительном заключении. В принципе, защита может подавать столько ходатайств об освобождении, сколько пожелает (см., например, Постановление ЕСПЧ от 31.05.2011 по делу Ходорковский против Российской Федерации). При избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимого суд должен руководствоваться положениями гл. 13 УПК РФ. Если уголовное дело в отношении подсудимого рассматривается коллегиально, то вопрос о продлении ему срока содержания под стражей должен быть решен коллегией судей (см. Определения Верховного Суда РФ от 11.09.2002 N 5-О02-135, N 5-О02-136).

4. Определение или постановление об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимого выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа, подписываемого судьей или судьями, если уголовное дело рассматривается судом коллегиально (ч. 2 ст. 256 УПК РФ). Определение или постановление об избрании, изменении или отмене меры пресечения должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ). Европейский суд по правам человека неоднократно указывал на недопустимость того, чтобы постановления о продлении срока содержания под стражей были стереотипно сформулированы и очень краткими по содержанию (см., например, Постановления ЕСПЧ от 02.03.2006 по делу "Долгова против Российской Федерации", от 14.12.2006 по делу "Щеглюк против Российской Федерации", от 19.03.2009 по делу "Шкилев против Российской Федерации"). Решения судов, определяющие заключение под стражу в отсутствие какой-либо мотивировки и без установления каких-либо сроков, являются "произвольными" и противоречащими п. 1 ст. 5 ЕКПЧ (см. Постановления ЕСПЧ от 17.06.2010 по делу "Логвиненко против Российской Федерации", от 10.02.2011 по делу "Пелевин против Российской Федерации", от 28.11.2013 по делу "Тараканов против Российской Федерации" и др.).

Европейский суд по правам человека отмечает следующие основные недостатки в мотивировке российских судов при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу: ссылку на тяжесть обвинений как основную причину для обоснования угрозы того, что заявитель скроется; бездоказательное подозрение о том, что заявитель окажет давление на свидетелей или иным образом воспрепятствует осуществлению правосудия; отсутствие тщательного рассмотрения возможности избрания иной, менее суровой, меры пресечения (см. Постановления ЕСПЧ от 08.11.2005 по делу "Худоеров против Российской Федерации", от 27.11.2012 по делу "Дирдизов против Российской Федерации", от 12.06.2014 по делу "Чуприков против Российской Федерации" и др.).

Суд должен в определении или постановлении указать точную дату, до которой подсудимый будет содержаться под стражей. Европейский суд по правам человека считает, что уклонение суда от указания периода, в течение которого лицо должно оставаться под стражей после поступления его дела в суд для рассмотрения, ставит такое лицо в ситуацию неопределенности, поскольку срок в шесть месяцев слишком продолжителен, чтобы безоговорочно применять его на том единственном основании, что дело поступило в суд, уполномоченный рассматривать его. Содержание лица под стражей на основании подобного решения суда, следовательно, сопряжено с произволом. Аналогичные требования предъявляются к такому постановлению суда на стадии предварительного расследования (см. Постановление ЕСПЧ от 20.09.2011 по делу "Федоренко против Российской Федерации").

5. Наличие промежутка между последним истечением срока содержания под стражей, установленного на стадии предварительного расследования, и первым продлением срока содержания под стражей судом, рассматривающим дело, является хорошо известной проблемой российского уголовного процесса, которая часто затрагивается в прецедентной практике ЕСПЧ (см. Постановления ЕСПЧ от 02.03.2006 по делу "Нахманович против Российской Федерации", от 08.06.2006 по делу "Корчуганова против Российской Федерации", от 25.10.2007 по делу "Лебедев против Российской Федерации" и др.). Части 2, 3 комментируемой статьи во взаимосвязи с другими положениями УПК РФ не предполагают возможность содержания обвиняемого под стражей без соответствующего судебного решения после направления уголовного дела для рассмотрения в суд по завершении предварительного расследования или после отмены вышестоящим судом ранее вынесенного приговора (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П). Европейский суд по правам человека разделяет такую позицию, указывая, что какие-либо исключения из данного правила не предусмотрены, независимо от того, насколько коротка продолжительность содержания под стражей (см. Постановления ЕСПЧ от 21.06.2007 по делу Мельникова против Российской Федерации, от 30.07.2009 по делу "Ламажик против Российской Федерации", от 28.11.2013 по делу "Тараканов против Российской Федерации").

6. Максимальный срок содержания под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать шесть месяцев. В случае обжалования приговора период после вынесения приговора до рассмотрения дела в вышестоящей инстанции не входит в шестимесячный срок содержания подсудимого под стражей (см. Определение Верховного Суда РФ от 02.02.2004 N 5-30/03). Если на момент поступления уголовного дела в суд обвиняемый содержится под стражей, течение шестимесячного срока начинается в день поступления уголовного дела в суд, а не в день рассмотрения судом вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу или окончания срока содержания под стражей по предыдущему судебному решению. Если данная мера пресечения избрана после поступления уголовного дела в суд, то течение шестимесячного срока начинается в день заключения лица под стражу. В том случае, когда до постановления приговора этот срок истекает в отношении подсудимого, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, такое лицо подлежит освобождению из-под стражи (п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41).

В исключительных случаях по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях продление срока содержания под стражей допускается каждый раз не более чем на три месяца. Адресованное суду требование не реже чем через три месяца должно возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей, независимо от того, имеются ли на этот счет какие-либо обращения сторон или нет, обеспечивает судебный контроль за законностью и обоснованностью применения этой меры пресечения и ее отмену в случае, если необходимость в ней не будет доказана. Положения ч. 3 комментируемой статьи не предполагают произвольное и бесконтрольное продление сроков содержания подсудимого под стражей и не освобождают суд от обязанности рассмотрения уголовного дела в разумные сроки (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П).

7. При повторном поступлении уголовного дела в суд после того, как уголовное дело было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в общий срок содержания лица под стражей, предусмотренный ч. 2 комментируемой статьи, засчитывается время содержания под стражей со дня первоначального поступления уголовного дела в суд до возвращения его прокурору (п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41). Уголовно-процессуальным кодексом РФ определено, что сроки содержания под стражей в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства имеют разные точки отсчета: с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления прокурором уголовного дела в суд - на досудебной стадии (ч. 9 ст. 109), со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора - на судебной стадии (ч. 2 комментируемой статьи). При этом истечение установленного для предварительного расследования предельного срока содержания под стражей по общему правилу означает невозможность его дальнейшего продления и обязательность немедленного освобождения содержащегося под стражей обвиняемого (ч. 4 ст. 109). По истечении шестимесячного срока со дня поступления уголовного дела в суд, при соблюдении требований ч. 3 комментируемой статьи, допускается неоднократное продление срока содержания под стражей, всякий раз не более чем на три месяца. Продолжительность содержания под стражей на досудебной стадии производства по уголовным делам имеет строго фиксированные ограничения, за пределами которых дальнейшее продление пребывания под стражей не допускается, в то время как для судебной стадии такого рода формальных ограничений, определяющих максимальные сроки содержания под стражей, не установлено.

8. Продлевая действие меры пресечения либо отказываясь от ее продления, судья не просто соглашается или не соглашается с постановлением о заключении лица под стражу, но принимает решение исходя из анализа всего комплекса обстоятельств, в том числе связанных с переходом уголовного судопроизводства в другую стадию, что может быть обусловлено появлением новых оснований для оставления без изменения или изменения данной меры. Таким образом, последовательный переход от одной уголовно-процессуальной стадии к другой в ординарном порядке требует принятия отдельного судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу - исходя из законодательно установленных для каждого из этапов уголовного судопроизводства пределов. В силу этого исчисление сроков содержания под стражей в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства осуществляется автономно. Соответственно, положения ст. ст. 109, 255 УПК РФ не предполагают включение времени содержания под стражей на стадии предварительного расследования в срок содержания под стражей на судебной стадии, как и наоборот (см. Определения Конституционного Суда РФ от 04.10.2012 N 1853-О, N 1854-О).

9. Важной представляется правовая позиция ЕСПЧ об исчислении сроков содержания под стражей подсудимого.

 

При разрешении одного из уголовных дел 12 августа 2004 г. российский суд удалился в совещательную комнату, в которой находился до 27 октября 2004 г., а оглашение приговора длилось до 10 ноября 2004 г. Срок содержания под стражей истек 1 октября 2004 г., судебное решение о продлении этой меры пресечения не было принято, и подсудимый не был освобожден. В период со 2 октября по 10 ноября 2004 г. он содержался под стражей без судебного решения, что ЕСПЧ признал нарушением п. 1 ст. 5 ЕКПЧ применительно к сроку содержания заявителя под стражей.

См.: Постановление ЕСПЧ от 13.03.2014 по делу "Старокадомский против Российской Федерации" (N 2).

 

В любом санкционировании содержания лица под стражей в рамках избранной меры пресечения ex post facto (т.е. "задним числом") неизбежно присутствует элемент произвола, нарушающий право на неприкосновенность личности, гарантируемое ст. 5 ЕКПЧ (см., например, Постановления ЕСПЧ от 08.11.2005 по делу "Худоеров против Российской Федерации", от 24.05.2007 по делу "Владимир Соловьев против Российской Федерации", от 28.06.2007 по делу "Шухардин против Российской Федерации").

В случае нарушения требования к составу суда содержание под стражей, в том числе по приговору, также является незаконным (см. Постановление ЕСПЧ от 12.02.2013 по делу "Ефименко против Российской Федерации", Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 01.09.2010 N 120п10пр).

10. Обвиняемому должны быть обеспечены права участвовать в рассмотрении судом вопроса (отдельно или наряду с другими вопросами) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей или об оставлении данной меры пресечения без изменения (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П). Ограничение свободы и личной неприкосновенности возможно только по судебному решению, принимаемому судом в судебном заседании на основе исследования конкретных обстоятельств уголовного дела при условии обеспечения содержащемуся под стражей обвиняемому возможности довести до суда свою позицию. Запрет на вынесение решения о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения вне судебного заседания должен распространяться на все судебные решения, касающиеся как первичного избрания этой меры пресечения, так и сохранения содержания под стражей, избранного ранее. Принятие судом решения об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу или о продлении срока его действия возможно только по результатам рассмотрения данного вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении участникам судопроизводства возможности обосновать свою позицию по рассматриваемому вопросу.

11. Уголовно-процессуальный закон не допускает возможность применения в качестве меры пресечения заключение обвиняемого под стражу исключительно на основании тяжести вменяемого ему преступления и предполагает необходимость учета при принятии судом решения о продлении содержания под стражей обстоятельств дела, свидетельствующих о наличии или отсутствии перечисленных в ст. 97 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения, а также данных о личности обвиняемого, его возрасте, состоянии здоровья, семейном положении и роде занятий. Само по себе отсутствие в уголовно-процессуальном законе предельных сроков содержания под стражей в период судебного разбирательства лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, не исключает обязанность суда при разрешении вопроса о продлении срока содержания подсудимого под стражей или при рассмотрении ходатайства подсудимого об изменении меры пресечения в виде содержания под стражей на более мягкую в каждом конкретном случае устанавливать фактические и правовые основания для ее дальнейшего применения, а при их отсутствии - изменить меру пресечения, освободив подсудимого из-под стражи (см. Определения Конституционного Суда РФ от 27.05.2004 N 253-О, от 30.09.2004 N 300-О, от 21.12.2004 N 468-О).

Европейский суд по правам человека неоднократно указывал на определенную двойственность при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. С одной стороны, необходимо наличие устойчивого разумного подозрения в том, что задержанное лицо совершило преступление, являющееся непременным условием законности продолжительного содержания под стражей, а с другой - существует презумпция в пользу освобождения (см., например, Постановления ЕСПЧ от 26.03.2009 по делу "Елизаров против Российской Федерации", от 09.04.2009 по делу "Кондратьев против Российской Федерации", от 23.04.2009 по делу "Губкин против Российской Федерации"). Европейский суд по правам человека отмечает, что при вынесении постановления суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей в ходе судебного разбирательства должны учитываться его личные обстоятельства. Суд не должен применять аналогичную формулировку при продлении срока содержания под стражей заявителя и других подсудимых по его делу, не описывая сколько-нибудь подробно личную ситуацию каждого из них. Этот подход сам по себе несовместим с гарантиями, воплощенными в п. 3 ст. 5 ЕКПЧ, поскольку он допускает длительное содержание под стражей группы лиц без анализа конкретных оснований или проверки соблюдения требования "разумного срока" в отношении каждого члена этой группы (см., например, Постановления ЕСПЧ от 08.11.2005 по делу "Худоеров против Российской Федерации", от 02.03.2006 по делу "Долгова против Российской Федерации", от 17.06.2010 по делу "Логвиненко против Российской Федерации").

12. Конституционный Суд РФ признал ч. 1 комментируемой статьи, допускающую рассмотрение судом по собственной инициативе вопроса о применении к подсудимому в качестве меры пресечения заключения под стражу, не противоречащей Конституции, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают возможность принятия судом решения по указанному вопросу без исследования представленных сторонами обвинения и защиты доказательств, подтверждающих наличие или отсутствие оснований для применения данной меры пресечения (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П). Однако в особом мнении один из судей Конституционного Суда РФ указал, что, инициируя продление срока содержания под стражей без ходатайства стороны обвинения, суд выполняет не свойственную ему обвинительную функцию (см. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова к указанному Постановлению Конституционного Суда РФ).

13. В комментируемой статье прямо закреплено, что решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в апелляционном порядке. О возможности обжалования решения суда об отказе в продлении срока содержания подсудимого под стражей ничего не говорится. Очевидно, что такое решение также может быть обжаловано в силу требований состязательности и равенства прав сторон (см. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.12.2008 N 354-П08-ПР). Для подачи апелляционной жалобы, представления в этом случае предусмотрен срок трое суток (см. Определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2012 N 2330-О, п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41). Указанные решения могут быть обжалованы в кассационном или надзорном порядке (ч. 1 ст. 401.15, ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ).

Конституционный Суд РФ считает, что в случае отмены незаконного или необоснованного судебного решения о продлении срока содержания подсудимого под стражей вышестоящий суд обязан освободить его из-под стражи (см. Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2003 N 303-О), что полностью соответствует требованиям ч. 2 ст. 10 УПК РФ. Категорически недопустимой и противоречащей п. 4 ст. 5 ЕКПЧ представляется непередача в суд вышестоящей инстанции жалобы подсудимого на постановление суда о продлении срока содержания под стражей (см. Постановления ЕСПЧ от 08.11.2005 по делу "Худоеров против Российской Федерации", от 17.06.2010 по делу "Шуленков против Российской Федерации"). Жалобы на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть рассмотрены вышестоящим судом безотлагательно (см., например, Постановления ЕСПЧ от 01.06.2006 по делу "Мамедова против Российской Федерации", от 10.02.2011 по делу "Пелевин против Российской Федерации", от 03.03.2011 по делу "Купцов и Купцова против Российской Федерации"). Отсутствие в решении суда о продлении срока содержания под стражей сведений о том, когда и на основании чего в отношении обвиняемого избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, когда, кем и на какой срок она продлевалась, когда истекает ранее установленный срок содержания под стражей и каков общий срок содержания его под стражей, а также на какой срок принято соответствующее решение, - влечет отмену постановления судом вышестоящей инстанции (п. 1.5.2 Обзора кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2010 года, утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16.03.2011).

14. Основаниями отмены или изменения решения суда о продлении срока содержания под стражей в судебном заседании являются: рассмотрение этого вопроса без участия подсудимого, удаленного из зала судебного заседания за нарушение им порядка в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по существу; судебное заседание без участия подсудимых, не уведомленных о рассмотрении судом данного вопроса; рассмотрение этого вопроса одновременно в отношении всех подсудимых без учета индивидуальных особенностей и обвинения каждого; судебное заседание в отсутствие законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого; принятие решения без учета состояния здоровья обвиняемого и т.п. Частичное ознакомление находящихся на свободе обвиняемых с материалами уголовного дела не является достаточным основанием для продления срока содержания под стражей обвиняемому, полностью ознакомившемуся с материалами уголовного дела (п. 1.3.1 Обзора кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2010 года, утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 13.10.2010). Рассмотрение вопроса об избрании или продлении меры пресечения в виде заключения под стражу без проведения судебного заседания в отсутствие обвиняемого, его защитника, а также прокурора является основанием для отмены постановления (см. Определения Верховного Суда РФ от 14.10.2002 N 78-о02-134, от 23.10.2002 N 5-о02-191, от 18.11.2002 N 78-о02-158, и др.).

 

Предметом рассмотрения ЕСПЧ являлся вопрос о нахождении под стражей без санкции суда, что исключало для подсудимого возможность добиться судебного рассмотрения вопроса законности его содержания под стражей в указанный период, поскольку законодательство предусматривает процедуру обжалования только имеющегося постановления суда. В отсутствие такого постановления он не имел четкого представления, как ему поступить, чтобы добиться рассмотрения вопроса о законности содержания его под стражей. Когда подсудимый все же пожаловался в суд на незаконность содержания под стражей в рассматриваемый период, власти расценили эту жалобу как ходатайство об освобождении из-под стражи и не рассмотрели законность содержания заявителя под стражей в предшествовавшие периоды времени. В данном случае было признано нарушение п. 4 ст. 5 ЕКПЧ.

См.: Постановление ЕСПЧ от 03.04.2012 по делу "Мухарев против Российской Федерации".

 

Схожая правовая позиция высказана в Постановлении ЕСПЧ от 01.03.2007 по делу "Белевицкий против Российской Федерации".

15. Конституция РФ устанавливает, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53), при этом права потерпевших от преступлений или злоупотребления властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52). Эта конституционная норма корреспондирует с положением п. 5 ст. 5 ЕКПЧ, в соответствии с которым каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений указанной статьи, имеет право на компенсацию.

Лицо, в случае незаконного применения в отношении его в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, имеет право на возмещение вреда в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом (п. 1 ст. 1070 ГК РФ). По аналогии гражданского законодательства лицо имеет право на возмещение вреда при незаконном применении и других мер уголовно-процессуального принуждения, включая меры пресечения, избранные или продленные судом (п. 2 ст. 2, ст. 6 ГК РФ). В ч. 3 ст. 133 УПК РФ закреплено, что право на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18 УПК РФ "Реабилитация", имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

 

Статья 256. Порядок вынесения определения, постановления

 

Комментарий к статье 256

 

1. При коллегиальном рассмотрении уголовного дела выносятся определения, при единоличном - постановления (п. п. 23, 25 ст. 5 УПК РФ). Если уголовное дело рассматривается коллегиально, в разрешении вопросов во время судебного заседания принимают участие все судьи, а соответствующее определение должно быть подписано всем составом суда, а не только председательствующим. Комментируемая статья предусматривает две группы определений суда и постановлений судьи:

1) которые выносятся в совещательной комнате в виде отдельного процессуального документа;

2) которые выносятся в зале судебного заседания и подлежат занесению в протокол (протокольные).

Вне зависимости от порядка вынесения определения суда и постановления судьи, в соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ они должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Все постановления и определения, в том числе вынесенные в виде отдельных процессуальных документов, подлежат оглашению в судебном заседании, что фиксируется в протоколе судебного заседания.

2. В ч. 2 комментируемой статьи дан перечень постановлений и определений, которые могут быть вынесены исключительно в совещательной комнате. Как правило, это решения суда, которые существенно влияют на движение уголовного дела, в значительной степени затрагивают права личности в уголовном судопроизводстве, требуют значительного времени для их принятия. По усмотрению суда в совещательной комнате могут быть вынесены и иные постановления или определения.

Необходимость удаления судьи в совещательную комнату для вынесения постановления (определения) о назначении экспертизы обусловливается требованиями ч. 1 ст. 195 УПК РФ. Порядок назначения судебной экспертизы предполагает указание в данном постановлении (определении) оснований назначения судебной экспертизы, фамилии, имени и отчества эксперта или наименования экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза, вопросов, поставленных перед экспертом, а также материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта (см. Определение Конституционного Суда РФ от 25.09.2014 N 1906-О). При отказе в удовлетворении ходатайства любой из сторон о назначении экспертизы суд не обязан удаляться в совещательную комнату и там выносить отдельный процессуальный документ (см., например, Кассационные определения Верховного Суда РФ от 25.05.2011 N 49-011-52, от 23.01.2013 N 81-О12-94СП, от 14.03.2013 N 92-О13-2).