Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Типографский лист



Но вот как разложить набор на талере? В каком порядке выложить страницы? { Типографы говорят: "как спустить форму".}

Это вы сами можете сейчас решить. Возьмите лист бумаги, сложите его пополам, еще пополам -- вот у вас уже книжечка в восемь страниц. Теперь перегните еще раз -- вышло шестнадцать страниц. Вот теперь пронумеруйте страницы. Только не разрезайте. А залезайте карандашом внутрь.

Пометили страницы? Теперь разверните лист, как он был. Смотрите-ка что получилось:

<center><img src="zh11.jpg"></center>

Вот какая каша. А если теперь сложить этот лист снова книжкой, как он был сложен, сшить его, как тетрадь, и разрезать страницы, то окажется, что вовсе не каша, а номера страниц идут правильно, по порядку.

В немного измененном порядке, как стоят страницы на развернутом листе, их и расставляют на талер, вот так:

<center><img src="zh12.jpg"></center>

Пустят машину, накладчик знай листы подсовывает, отпечатают пятьдесят тысяч таких листов по восьми страниц сразу. Выйдет, конечно, пока только с одной стороны.

Потом отпечатают тем же манером и другую сторону. Только набор на талере переменят. Отпечатаются другие восемь страниц (шестнадцать страниц в листе). Напечатают одну сторону, перевернут лист бумаги -- и на другую.

Потом разрежут пополам -- и выйдет два экземпляра.

Рассмотрите эту книжку хорошенько. Увидите, что она состоит из тетрадочек. Это все сложенные листы. Шестнадцать страниц -- и лист. Вон посмотрите: на 17-й странице стоит в уголке маленькое "2"; это значит -- начался второй лист. На 33-й будет стоять "3".

Отпечатанные листы складывают в тетрадки ф_а_л_ь_ц_о_в_щ_и_ц_ы (в типографии говорят не складывать, а фальцевать). Делают они это очень ловко. Раз! -- согнула и косточкой пригладила. Два! -- опять пригладила. Каждый перегиб надо пригладить. И вот надо же так наловчиться, чтоб три с половиной тысячи листов за день сфальцевать! Да еще очень аккуратно, чтобы страница точно одна на другую ложилась.

 

Редакция

Ну, кажется, я уже свое дело сделал: написал про эту книгу. Теперь надо пойти в Государственное издательство и сказать там:

-- Вот написал. Печатайте. Верно говорю: хорошая книга!

Так, думаете, сразу и ухватятся, обрадуются и сломя голову бросятся в типографию: набирайте! правьте! суйте в машину! да поживей!

Ну не-ет...

Это уж я пишу, как побывал в Государственном издательстве.

Было вот как.

Какая-то девица копалась в бумагах. Я ей говорю:

-- Вот я книжку написал.

И сую рукопись.

Она даже на меня не взглянула.

-- Про что у вас там?

-- Про книгу, -- говорю, -- для детей... Хорошо написано. Хотел уж похвалить свою работу.

А она как отрежет:

-- Чего вы идете не спрося? Несите в редакцию детского отдела. Здесь корректорская! Написано, кажется, на дверях!

Я выскочил. Тут уж в коридоре стал спрашивать, где это.

-- Шестой этаж, комната пятьдесят восемь.

Я в шестой этаж. Вот и номер пятьдесят восемь -- редакция. Сидят три дяди. Я опять:

-- Вот напечатайте, пожалуйста. Может быть...

Один -- в очках, бритый. Взял мою рукопись. Перевернул две-три страницы.

-- Нет, -- говорит, -- дорогой мой, так нельзя. Перепишите все на машинке. У нас нет времени разгадывать ваши каракули.

Нечего делать. Отдал переписчице. Отстукала она мне всю книгу на машинке. Я стал читать. Ой, опечатки. Фу ты. Прочел все. Исправил осторожненько пером.

<center><img src="zh13.jpg"></center>

Приношу опять в редакцию. Опять взял, что в очках.

Поднял очки на лоб и стал читать про себя. Одну страницу пробежал, потом из середины другую. Близко нагнулся к бумаге, чуть что не носом по строчкам водит.

У меня душа из головы -- в пятки, из пяток -- в голову.

Как на экзамене.

А он бормочет:

-- Скучновато, кажется, написано.

И сует другому:

-- Прочти!

Другой помоложе, вихрастый. Вид у него свирепый. Он засунул рукопись в портфель.

-- Зайдите, -- говорит, -- через неделю, я просмотрю.

-- Там, -- говорю, -- все как надо. Я ведь знаю, я сам писал.

-- Вы знаете, а мы не знаем. Мы не можем печатать что попало. Мы за каждую книгу отвечаем. Может быть, вам кажется, что хорошо, а мы найдем, что никуда не годится. И не мешайте нам, мы сейчас заняты.

Прихожу через неделю.

Молодой достал мою книгу.

Я смотрю -- там на полях отметки: и вопросительные знаки, и восклицательные, и отчеркнуто, и подчеркнуто. На полях все исписано. Закорючки какие-то...

А молодой отворачивает страницу и тычет пальцем:

-- Вот тут у вас, например! Что тут написано?

"Накладка идет вручную. То есть накладчик работает рукой. Он быстро засовывает ее в машину. Барабан ее захватывает, и машина затягивает ее между барабаном и талером".

Я уж струсил.

-- А что? -- шепчу я. -- Ну да... затягивает машина.

-- Да что, что затягивает? У вас выходит, что руку. Десять тысяч рук, что ли, надо накладчику, чтобы калекой эту работу кончить? Поняли?

-- Бумагу... Я ж написал там, что бумагу...

А редактор тычет ногтем в строчку и читает:

-- "Работает рукой... быстро засовывает ее..." Кого "ее"? Руку, выходит, и засовывает! Иначе как же понять? И такого у вас тут, знаете, полным-полно.

-- Так, значит, не годится?

-- Вы вот что: исправьте и приходите. А тогда и поговорим.

Пришел я домой -- и давай все с самого начала просматривать. Ну-ну! Верно: и наворотил же я!

Сидел, поправлял.

Исправил наконец все.

Снова несу.

Проглядел уж тот, что в очках, и говорит:

-- Ничего пока сказать вам не можем. Надо дать прочесть специалисту. Могут попасться какие-нибудь промахи в технических описаниях. Мы вас вызовем. У вас телефон есть?

А сам все по строчкам глазами водит, и как раз попалось то место про накладчика. Но уж на том месте, где у меня машина калечила накладчика, было исправлено. Исправил я сверху пером:

"Он спускает лист в машину. Барабан этот лист захватывает, и машина затягивает бумагу между барабаном и талером".

Теперь книгу отдали специалистам-типографам. Что-то они скажут?

Да, теперь я знаю, что такое редакция!

А теперь вы прочтите, читатели. Что-то вы мне скажете?..