Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Хаос вопросов со строгой логикой построения

Логика хаоса. Однажды произошел такой случай. В 1981 г. проводилось исследование по теме "Влияние удовлетворенности трудом на стабилизацию трудового коллектива". В процессе работы заказчику была предоставлена для утверждения программа и методика исследования. Через неделю мы получили анкету, на которой через все поле было выведено: "Не подсовывайте мне несовершенную анкету!" Несмотря на столь категоричное заявление, это были еще цветочки. Ягодки нас ждали впереди. При встрече заказчик полностью вылил на нас свое негодование. Работа велась по хоздоговору, и он считал себя вправе высказать все, что думал по этому поводу. "Мы платим Вам большие деньги, а Вы нам подсовываете всякую ерунду. В анкете нет никакой логики, никакой последовательности, вопросы прыгают с одной темы на другую, заполнить ее невозможно. Это какой-то хаос вопросов", - сказал он. Сам того не ведая, заказчик сформулировал одно из основных правил построения методики социологического исследования "анкета - это хаос вопросов".

В самом деле, правильно составленная социологическая анкета оставляет именно такое впечатление: никакой логики в рассуждениях, отсутствие последовательности в вопросах, непонятные переходы от одной темы к другой. Такая анкета часто раздражает несведущего человека. На самом деле ничего необычного здесь нет. В свободной беседе, например, мы довольно часто перескакиваем с одной темы на другую: говорим о погоде, о работе, о личных делах. И ни у кого это не вызывает неудобства, поскольку любая беседа строится в соответствии с логикой межличностного общения. Впрочем, любой печатный текст имеет свою внутреннюю логику, несмотря на иногда внешнюю несвязанность его структурных элементов. Однако в анкете, когда представляешь ее на обсуждение, нередко это вызывает удивление. Это происходит потому, что, как правило, внешнему взгляду не всегда ясна внутренняя логика анкеты, т.е. кажется непонятным, зачем был задан тот или иной вопрос и каким образом вопросы связываются друг с другом.

Чем объясняется такая внешняя непоследовательность вопросов по их содержанию? Можно построить анкету таким образом, чтобы она выглядела логически непротиворечивой и имела строгую последовательность однотипных по содержанию вопросов? Некоторые авторы по методике исследования придерживаются именно такого метода построения анкеты, и смысл здесь безусловно имеется, о чем будет сказано дальше, но чаще всего этого не получается из-за ряда методических требований. Каких же именно требований.

Во-первых, логически построенная анкета (в данном случае речь идет о чисто внешней, визуальной, а не внутренней логике), когда один вопрос логически следует из другого или имеется их тематическая последовательность, иногда совершенно непреднамеренно может повлиять на чистоту ответов. Дело в том, что ответ на последующий вопрос может быть предопределен ответом на предыдущий. Как говорится, сказал "а", говори и "б". Логическая система вопросов может спонтанно предопределить и логическую систему ответов респондентов.

В одном из исследований по изучению информированности населения в анкете была сформулирована серия вопросов, касающихся использования средств массовой информации: что и как часто читают, смотрят и какие телевизионные передачи, слушают ли радио, читают ли газеты, и пр. Затем, сразу после этой серии вопросов следовал вопрос: "Откуда в основном Вы узнаете о последних событиях у нас в стране и за рубежом?" Варианты ответа: из официальных источников - радио, газеты, телевидение; из бесед с друзьями, знакомыми.

В результате опроса было получено, что примерно 70% респондентов узнают о последних событиях у нас в стране и за рубежом из специальных источников и 30% - из бесед с друзьями и знакомыми. И хотя первая цифра оказалась ниже, чем мы предполагали, тем не менее в принципе она не противоречила нашим логическим рассуждениям и гипотезе исследования, согласно которой официальные каналы являются основным источником информированности населения о событиях у нас в стране и за рубежом. Однако второе исследование по этой же теме и на том же объекте, которое проводилось практически сразу после первого, дало совсем другой результат. Данный вопрос был поставлен в анкете отдельно, будучи логически не связанным с предыдущими вопросами. Во втором исследовании только 42% опрошенных ответил, что они получают информацию в основном из официальных источников. Не вдаваясь в разбор всех тонкостей и сложностей взаимосвязи официальных и неофициальных каналов информации и их влиянии на уровень информированности населения, подчеркнем только тот факт, что определенная последовательность вопросов может оказать воздействие на исследование.

Во-вторых, изучая ту или иную проблему, мы естественно, касаемся ее различных аспектов. Например, выясняя причины разводов, социолог анализирует различные факторы, обусловливающие этот процесс: и личностные характеристики супругов, и их материальное положение, и жилищные условия и т.д. Соединенные в одной анкете, они, естественно, создают впечатление определенной хаотичности. "То вы задаете вопросы о любви, то о зарплате, какая между ними может быть связь?" - иногда спрашивают у социолога. Действительно, видимой внешней связи между этими факторами нет, связь эта заложена в исследовательской программе. Социолог знает, зачем и почему он задает тот или иной вопрос, какое место он занимает в системе анализа. Для непосвященных эта связь кажется непонятной, да ее и трудно уловить на основании анкетных вопросов.

В психологических тестах ни у кого уже не вызывают недоумения вопросы типа "любите ли Вы красный цвет?", "гуляете ли в дождливую погоду?", задания расставить точки, нарисовать несуществующее животное. Желание что-либо исправить в психологическом тесте или дополнить его возникает редко. Видимо поняли, что тестовые вопросы или суждения - это только форма выражения исследовательской программы, а ключ к ней находится в кармане у исследователя.

В социологических исследованиях к этому еще не привыкли, поскольку по форме социологические вопросы имеют тот содержательный характер, который как бы отражает программное содержание исследования. Кажется, что по вопросам можно сразу определить, что хочет узнать социолог.

И в самом деле, если в анкете стоит вопрос, почему работник хочет уволиться с предприятия, то, естественно, возникает предположение, что социолог хочет при помощи этого вопроса выяснить причины или мотивы увольнения. На самом деле это может быть совсем не так, социолога могут интересовать некоторые ценностные установки в профессиональной ориентации тех или иных групп работников предприятия и вопрос о мотивах увольнения может быть только одним из показателей степени ориентации в профессиональной деятельности.

Поэтому, когда мы спрашиваем респондента, имеет ли он родственников или любимую подругу в другом городе, сколько тратит времени на дорогу от дома до работы или как часто болел в последний год, то это вызывает недоумение и обвинение в нелогичности. "Мы платим Вам деньги не за то, чтобы узнать, есть ли у него родственники в другом городе или хочет ли он жениться. Мы хотим знать, почему он хочет уволиться с завода!" - восклицает в этом месте разгневанный заказчик.

Как уже говорилось, целевые программные вопросы, как правило, в прямой постановке не встречаются в анкете. Социолог может изучать удовлетворенность браком и ни разу прямо не задать об этом вопрос. Проблема может изучаться серией косвенных вопросов. Ведь в жизни не всегда интересующие нас вещи выясняются, как говорится, в лоб. Обычно при первом знакомстве стараются выяснить некоторые личностные характеристики человека, скажем, возраст, образование, семейное положение, кем и где работает и т.д., но эти вопросы редко ставятся напрямую, разве только от большого нетерпения и любопытства. Они выясняются чаще всего косвенным путем, как говорится, исподволь. Читатель может сам проверить, проследив в такой беседе, как и какие вопросы задаются собеседниками. В анкете же не всегда соблюдается это правило, а если соблюдается, то социолога нередко обвиняют в неумении составлять анкету. Пожалуй, ни на одном из этапов исследования не подвергается столь строгой критике работа социолога и не предлагаются настойчивые услуги со стороны различных некомпетентных людей, особенно тех, кто имеет право "разрешить" исследование.

Говоря о том, что респонденту совсем не обязательно знать те связи и отношения между вопросами, которые закладываются исследователем, мы, конечно, не хотим сказать, что мы его нарочно обманываем, что, составляя "хитрую" анкету, специально держим его в неведении, чтобы он нечаянно не ответил так, как мы не желаем. Респондент, безусловно, является соавтором исследования, и мы должны всеми средствами привлечь его к совместной работе, вызвать у него доброжелательность, интерес и желание отвечать на вопросы. Разумеется, это возможно при соблюдении первого и важнейшего условия, а именно - понимания им основных целей и задач исследования. Поэтому в начале анкеты всегда указывается, с какой целью проводится исследование, каковы его основные задачи. Но подходя к респонденту как к нашему помощнику, активному участнику, социолог должен стремиться к тому, чтобы максимально облегчить ему работу, сделать ее менее трудоемкой и в то же время получить верные данные. Составляя "хитрую" анкету, мы тем самым делаем ее более доступной, легкой, понятной - с одной стороны. С другой - "хитрая" анкета позволяет глубже изучить тот или иной процесс, построить такую систему взаимосвязей, которая позволяет выйти на истинные причины изучаемого явления.

Респонденту нет необходимости знать все хитросплетения вопросов, внутренний механизм устройства анкеты, как скажем, радиослушателю не нужны знания устройства радиоприемника. Внутренний механизм функционирования анкеты - это дело социолога. Его задача - построить анкету таким образом, чтобы понятийная интерпретация используемых показателей и система их взаимосвязей позволяла выйти на те объективные связи, которые и обусловливают изучаемый процесс или явление. Эта внутренняя механика часто бывает непонятной, да и не может быть понятной для несведущего человека без знания программы исследования целиком. Но еще раз повторим, что и не нужно это респонденту.

Безусловно, исследователю не безразлично, как респондент воспринимает анкету. Зная, что внешне нелогичная анкета, такой хаотичный набор вопросов может вызвать негативную реакцию, исследователь может привести ее в относительный порядок, используя формальные приемы связи отдельных вопросов и блоков вопросов, например, путем введения вводных слов и предложений типа "Сейчас мы хотели бы Вас спросить..." или "А теперь перейдем к новой теме...", или "В следующих вопросах нас будут интересовать такие проблемы..." и т.д. Иногда можно даже подчеркнуть, что мы сознательно перескакиваем с одного вопроса на другой, с одной темы на другую, умышленно задаем разные по тематике вопросы, как бы говоря респонденту, что мы, мол, понимаем, что это звучит нелогично, но ничего не можем сделать, так надо.

"А сейчас совсем другой вопрос: "Случилось ли так, что Вы не находили контакт со своей невестой и у Вас возникала мыль: "А не разойтись ли нам?"". Построенная по возможности логично анкета, безусловно, снимет многие вопросы как у респондентов, так и у заказчиков.

Анкета, составленная абсолютно правильно, нередко оставляет впечатление не только хаотичной, но даже примитивной. Анкетные вопросы бывают иногда настолько просты и легки, что нередко вызывает у читающего удивление: "Такую анкету и я мог бы составить!"

Как-то один начинающий социолог показал мне анкету и осторожно пытался выяснить мое мнение. Было видно, что ему хотелось высказать свое критическое отношение, но он не решался: анкету выпустила солидная научная организация. Привыкший к многословным, объемным, сложным анкетам, которые готовили социологические службы, молодой социолог не мог оценить совершенной простоты этой анкеты. Невольно возникало желание объявить ее примитивной. И только прочитав программу исследования, можно было понять не только профессиональную грамотность ее авторов, но и их мудрость.

Вопросы были сформулированы лаконично, четко, ясно, они были просты для восприятия, не требовали для ответа большого умственного напряжения и были доступны для всех групп опрашиваемых. Только опытный социолог может представить, сколько времени, труда и знаний потребовалось исследователям, чтобы создать такую точную методику. Создали эту программу и методику исследования известный социолог Ф.Р. Филиппов и руководимая им исследовательская группа[34].

На самом деле простота эта кажущаяся. Чтобы составить такую анкету, требуется не меньше таланта, знаний и труда, чем для создания прекрасного романа. Разница состоит в том, что социолог не получает широкого признания, его успех могут оценить только его коллеги. Да еще может быть, благодарность респондентов, получивших удовлетворение от заполнения анкеты, и, безусловно, результаты опроса являются утешительными моментами на долгом и трудном пути исследователя. Простую анкету составить так же трудно, как написать роман.

 

"Чем меньше слов, тем меньше недоразумений"

Как бы это ни звучало парадоксально, многословность вопроса нередко следует из стремления к четкому и ясному выражению основной мысли, вопроса. Тогда прямой вопрос превращается в описательный, что приводит к обратному эффекту: затрудняет понимание вопроса, быстро утомляет респондента. В обилии слов, пояснений, порой, теряется сущность вопроса, его смысл.

Фрагмент анкеты:

"Если Вы участвовали в оформленном самодеятельном походе у себя на предприятии или организованном официальными организациями вне предприятия, то какой категории сложности было это путешествие? (Если поход не официальный, то можно отметить также категорию сложности, по мнению респондента)".

Это - пример неудачно сформулированного вопроса. Он длинный, многословный, местами противоречивый и не без стилистических погрешностей. Многословие идет от неумения построить вопрос кратко, лаконично, ясно выразив его смысл, избежав лишних слов.

Проблема многословности касается построения не только вопроса, но и его альтернатив. Как и вопрос, альтернативы должны быть краткими, четкими и ясными для понимания. Там, где можно обойтись словами "да" или "нет", не следует допускать многословного объяснения, что такое "да" или что такое "нет" в понимании автора. Лишние слова, слишком подробное описание, например, места действия или ситуации, подробное разъяснение вопроса и содержание используемых понятий и так далее, могут изменить его смысл, увести респондента в детали, несущественные элементы и затруднить чтение и понимание альтернатив. Необходимо хорошо понимать, что любое используемое слово несет в себе понятийную нагрузку, а не просто термин ( иероглиф) для обозначения события. В силу этого неправильно подобранные слова, могут запутать респондента или по меньше мере затруднить ему работу над анкетой. Понятно, что в конечном итоге все это может отрицательно сказаться на чистоте и достоверности результатов.

 

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ ЛЮБОВЬ ДОСТАТОЧНЫМ УСЛОВИЕМ ДЛЯ ЗАМУЖЕСТВА (ЖЕНИТЬБЫ)?

Да, считаю, что любовь это единственное и

достаточное условие для замужества (женитьбы)

и без нее семейное счастье просто невозможно.............. 01

Да, считаю, но в совокупности с другими не менее

важными качествами человека, такими как доброта,

хорошее положение в обществе, любовь к детям и пр. ….. 02

Конечно, любовь - это хорошо, но недостаточно для

решения такого важного вопроса, как замужество

(женитьба). Есть другие, более важные и сущест-

венные условия...............................................................……. 03

Для женитьбы (замужества) и дальнейшей

хорошей семейной жизни выходить по любви

совсем не обязательно. Самое главное, как говорят,

чтобы был хороший, надежный человек и тогда все

будет нормально............................................................…... 04

 

Это пример многословного вопроса. Там, где можно обойтись двумя, тремя словами, выстраивается целая батарея объяснительных слов.

 

СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ ЛЮБОВЬ ДОСТАТОЧНЫМ УСЛОВИЕМ ДЛЯ ЗАМУЖЕСТВА (ЖЕНИТЬБЫ)?

Да, считаю достаточным условием............................ . 01

Да, на наряду с другими качествами человека.......….. 02

Нет, не обязательно..................................................…. 03

Совсем не обязательно............................................... … 04

И хотя первый вариант вопроса кажется более привлекательным, более доходчивым, если таких вопросов в анкете будет несколько, то такое неоправданное многословие быстро утомит респондента. Как говорится, нет ничего утомительнее пустой болтовни. Можно сказать, что многословная анкета заранее обречена на неудачу.

В одном из исследований был проведен эксперимент: были параллельно "запущены" две одинаковые по содержанию анкеты, одна из которых была лаконичной, а другая многословной. Даже визуально многословная анкета казалась тяжелой, малопривлекательной. От одной мысли, что надо прочитать так много слов, да еще напечатанных мелким шрифтом (и не очень качественно, как это часто бывает при тиражировании на ксероксе), становилось скучно. Перелистав анкету, хотелось отложить ее в сторону. Такое чувство было у нас, социологов, готовивших исследование, так чего же было ожидать от респондентов? В конце обеих анкет респондентам были заданы контрольные вопросы о субъективном восприятии анкеты. Кроме того, был проведен объективный анализ восприятия малословной и многословной анкет. Что же мы получили в результате такого эксперимента?

В многословной анкете, по сравнению с малословной, значительно уменьшилось количество респондентов, которым анкета понравилась (80 и 39%), но увеличилось количество респондентов, которым анкета не понравилась (11 и 26%). Увеличилось субъективное время заполнения анкеты. Если в малословной анкете это время оказалось несколько меньше, чем реальное среднее время для заполнения, то в многословной анкете субъективное время заполнения было на 22% больше среднего реального времени заполнения. Но самое главное состояло в том, что в многословной анкете увеличилось количество отказов от ответов. Если в малословной анкете отказавшихся в среднем насчитывалось 3-5%, то в многословной этот процент повысился до 20%, причем с резким увеличением количества отказов к концу анкеты, что говорит о снижении интереса. О том же говорит и увеличение количества ответов на первую альтернативу. Респонденты не стали утруждать себя чтением всех альтернатив многословной анкеты и выбирали по преимуществу первую, которая и получила большее наполнение по сравнению с остальными.

И, наконец, снизилось общее количество ответивших на отдельные, прежде всего сложные понятийные вопросы, т.е. респонденты опять не стали утруждать себя, вникая в смысл не только сложного, но и многословного вопроса, и нередко просто оставляли его без ответа. В результате слабее проявился ряд зависимостей, которые довольно четко прослеживались в малословной анкете. Все это наглядно показывает отрицательное влияние многословности анкеты на результаты исследования.

Конечно, на отношение к анкете значительно влияет психологическое ее восприятие, если ее содержание интересно респонденту, то другие факторы, в том числе и многословность, играют уже меньшую роль. Но все же лучше придерживаться некоторого оптимального количества слов в анкете.

Сколько же их может быть?

Опыт социологической практики и анализ социологических анкет показывает, что в среднем анкета содержит примерно 100-150 слов на страницу. Страница многословной анкеты иногда охватывает 150-200 и даже 300 слов. Это составляет примерно столько же знаков, сколько их бывает на странице, напечатанной на машинке через 2 интервала. В текстовом варианте чтение не вызывает, как правило, трудностей, поскольку текст всегда логически связан. Однако чтение анкеты, где вопросы выступают каждый сам по себе, вне явной логической связи, да еще набранные мелким, неудобным для чтения шрифтом и специальным образом расположенным, вызывает большие трудности. Малословная анкета имеет на странице от 120 до 140 слов, и это, на наш взгляд. является оптимальным с точки зрения удобства.

Необходимо учитывать, что объем анкеты по количеству слов может меняться в зависимости от категории опрашиваемых. Так, респондентам, имеющим высокий уровень образования, можно предлагать, если это требуется задачами исследования, относительно многословную анкету, тогда как для людей, не привыкших к текстовым материалам и имеющим низкий уровень образования, лучше строить малословную анкету.

Так, социолог В.Д. Шапиро в исследовании проблем труда и быта пенсионеров (ИСИ АН СССР, 1973 г.), учитывая возрастные особенности респондентов, построил анкету таким образом, чтобы на каждую ее страницу в среднем приходилось 50 слов. Кроме того, и площадь страницы, и шрифт были увеличены примерно в два раза по сравнению с обычной анкетой. Такая анкета читалась быстро и легко воспринималась.

Говоря о проблемах многословной анкеты и рекомендуя придерживаться некоторого оптимального количества слов в ней, надо сказать, что речь здесь идет только о так называемых прямых вопросах, которые необходимо отличать от ситуативных и образных. В последних многословность является необходимым условием, поскольку они должны подробно описывать ту или иную ситуацию, чтобы донести до респондентов мысль или понятие, содержащиеся в вопросе. В прямых вопросах смысл дается в общих понятиях, что требует четкого подбора понятий и понятийных выражений. Каждое новое слово как понятие, не обусловленное смысловым содержанием вопроса, может затруднить его понимание респондентом и, как уже говорилось, даже отвлечь его внимание.

Известный русский лингвист А.М. Пешковский сказал: "Чем меньше слов, тем меньше недоразумений"[35]. Правда, это было сказано совсем по другому поводу, но это высказывание подходит и к нашему случаю.

Действительно, лишние слова нередко приводят к недоразумению. Вопросы и альтернативы необходимо формулировать коротко и ясно, чтобы можно было понять смысл с первого чтения: "Какова категория сложности туристического похода, в котором Вы последний раз участвовали?", "Кем Вы работали до поступления на данное предприятие?", "Любите ли Вы телепередачу "В мире животных"?" и т.д. Повторяем, что простую анкету построить довольно трудно, и если вам кто-нибудь скажет после ваших многодневных и мучительных трудов: "Такую анкету и я мог бы составить", попросите его это сделать. И если он попытается, то вы никогда не услышите от него подобных высказываний.

Малословность или многословность анкеты непосредственным образом влияют на общий объем анкеты, под которым понимается общее количество вопросов. Связь эта прямая: многословная анкета с большим количеством вопросов делает анкету объемной, тогда как малословная анкета с небольшим количеством вопросов делает ее компактной.

Надо учесть, что влияние этих двух факторов не однозначно. Большое количество слов может быстрее утомить респондента, даже если анкета содержит небольшое количество вопросов, поскольку пробираться через частокол слов к смыслу вопроса порой весьма трудно. Малословная анкета, содержащая большое количество коротких вопросов, сформулированных ясно и четко, менее утомительна.

Объем анкеты. Часто спрашивают, сколько вопросов должно быть в анкете и сколько времени для заполнения она должна занимать? Если ориентироваться на среднюю по сложности анкету, то самый простой и в общем-то верный ответ будет таков: в среднем 50-70 вопросов, по времени - в пределах 30-40 минут.

Некоторые социологи увлекаются большими анкетами, содержащими 100-200 и даже больше вопросов и занимающими по времени на ответы по два и более часов. Составитель такой анкеты не думает о респонденте и заботится только о том, чтобы задать как можно больше вопросов. При этом считается, что респондент все выдержит. Наивно предполагать, что опрашиваемые обязательно должны ответить на все вопросы - в этой наивности сказывается методическая неопытность исследователя.

Практика показывает, что большие анкеты, занимающие по времени более 40 минут, утомляют респондентов, снижается результативность опроса: понижается активность опрашиваемых, их заинтересованность в работе, и в конечном итоге мы получаем некачественно заполненную анкету. Опыт показывает четкую зависимость между количеством вопросов в анкете и числом отказов. Любой социолог может это проверить, подсчитав, насколько возрастает количество не ответивших в зависимости от числа вопросов. В среднем такое снижение идет в пределах 3-15%.

Но было бы неправильно чрезмерно строго регламентировать объем анкеты, т.е. количество вопросов и время ее заполнения. Хотя и существуют разумные пределы и границы объема анкеты, но в каждом конкретном случае ее объем обусловливается прежде всего содержательными моментами исследования и рядом субъективных и объективных факторов.

Во-первых, весьма существенную роль играет психологический фактор. Так, в зависимости от того, насколько заинтересовала респондента анкета, может меняться ее объем. Самая большая анке6та может легко заполняться и субъективно занимать немного времени, если она будет интересна. И наоборот, анкета может быть и небольшой по объему, но если она плохо составлена, раздражает респондента, то отвечать на нее будет настоящей мукой.

Можно проверить анкету (это необходимо делать при пилотажном (пробном) опросе), спрашивая респондентов после заполнения, сколько времени потребовалось для ответов на вопросы. Если субъективное время окажется ниже среднего фактического времени, требуемого для заполнения, и если анкета респондентам понравилась, то можно считать, что вопрос с объемом анкеты решен правильно. Если субъективное время окажется больше фактического среднего, значит необходимо ее переделывать. Дело заключается в том, насколько респондент увлечен анкетой, предлагаемым ему заочным разговором. Об этом можно судить хотя бы потому, что от иного неинтересного собеседника хочется сбежать через десять минут, а с другим можно разговаривать часами. Поэтому необходимо помнить о психологическом восприятии всей анкеты в целом и каждого вопроса в отдельности.

Во-вторых, различные группы опрашиваемых, в зависимости от образования, культурного уровня, имеют различные навыки работы с печатными материалами. В зависимости от этих особенностей меняется и восприятие анкеты, и время, затраченное на ее заполнение. Более образованные люди, естественно, быстрее схватывают сущность того или иного вопроса, и, соответственно, у них уходит меньше времени на заполнение анкеты. Респонденты, имеющие низкий уровень культуры и образования, труднее воспринимают предлагаемый для анализа текст, соответственно, им требуется больше времени для заполнения анкеты.

Если обратиться к рабочим низкой квалификации с вопросами, предназначенными для ИТР, то существует большая вероятность, что Вы не получите качественного заполнения анкеты из-за чрезмерной их сложности. Нередко при разработке анкеты и вопросов социолог исходит из своего понимания и восприятия вопросов, но поскольку социолог обычно имеет достаточно высокий уровень культуры и образования, часто более высокий, чем опрашиваемый, формулированные им вопросы могут оказаться слишком сложными для респондентов. При составлении анкеты и разработке вопросов необходимо точно знать, на кого она рассчитана, кто выступает объектом исследования.

В-третьих, объем анкеты зависит от сложности представленных в ней вопросов. Психологические тесты содержат нередко несколько десятков вопросов, но они легко воспринимаются испытуемыми, поскольку вопросы, как правило, довольно просты и отвечать на них по типу "да", "нет" не представляет большого труда. В социологических анкетах довольно часто ставятся сложные вопросы с различной системой ответов, например, табличные или комбинированные по форме, довольно сложные по содержанию, мотивационные, требующие умственного напряжения, памяти, оценивания. Поэтому, если исследовательские задачи требуют сложных для понимания и заполнения вопросов, то следует делать небольшую по объему анкету.

Надо сказать, что из любой, даже самой маленькой анкеты можно снять довольно большой объем информации, которая по качеству может удовлетворить самого требовательного исследователя и заказчика. Разумеется при этом необходимо уметь оперировать материалом, т.е. материал первичной социологической информации (ответы респондентов) уметь представить в некоторой системе отношений и взаимосвязей. Например, бюллетени по временной нетрудоспособности могут дать такой же объем информации, как и средняя по объему анкета. Неопытный социолог, стремясь получить нужную информацию, нередко придерживается в своих рассуждениях уровня одномерных связей по типу "вопрос-ответ". Это заставляет его прибегать при решении той или иной исследовательской задачи к разработке большого количества вопросов. Чтобы решить при таком подходе все исследовательские задачи, в самом деле требуется довольно много вопросов. Но это количество можно существенно сократить, если использовать двухмерные и трехмерные связи (соответственно применяя и другую систему рассуждения, а именно рассуждения, касающиеся взаимосвязи явлений).

Так, изучая влияние на успеваемость в школе и в ВУЗе, фактора включения среднего балла аттестата зрелости в проходной балл при поступлении в институт, можно разработать большую серию вопросов по успеваемости в школе, ориентации на высшее образование, успеваемости в институте относительно различных групп опрашиваемых. Чтобы ответить на программный вопрос, потребовалось бы задать большую серию анкетных вопросов. Но можно обойтись и небольшим количеством вопросов, которые дают функциональные или линейные зависимости между успеваемостью в школе и успеваемостью в ВУЗе, системой оценивая и формой подготовки и др. Введение некоторых добавочных, чаще всего контрольных вопросов, позволяет достаточно четко выявить, что оценочная успеваемость в школе не оказывает существенного влияния на успеваемость в ВУЗе. Скажем, школьные медалисты и отличники не всегда в институте учатся лучше других, даже бывших троечников. Выше успеваемость в ВУЗе бывает у тех, кто в школе учился на "хорошо" и "отлично". Введение третьего фактора, а именно - формы подготовки в школе к занятиям, позволяет сделать вывод, что на успеваемость в институте большее влияние оказывают систематичность занятий по меньшей мере в последние два года обучения в школе. Таким образом, используя небольшое количество вопросов, можно решить поставленную задачу.

Объем анкеты, как мы видим, зависит от ряда факторов, но необходимо также учитывать, какие факторы в зависимости от конкретной исследовательской задачи оказываются главными для определения объема анкеты. Если социолог не обладает достаточным исследовательским опытом, на первых порах ему не следует увлекаться большими анкетами (обычно происходит обратное), а строить небольшую по количеству вопросов анкету, и по мере накопления опыта переходя к более сложным. Впрочем, именно с опытом приходит понимание целесообразности работы с небольшими анкетами и несложными для респондента вопросами.

"Скажите, пожалуйста, а это займет не очень много времени?" - спрашивают респонденты. Каждый из нас бережет свое время, в том числе и обеденное, когда чаще всего и проводится опрос. И если мы просим респондента помочь нам, то должны сделать все возможное, чтобы эта работа не была тягостной.

 

Структура анкеты

Уметь войти в беседу. Как уже говорилось, собранные вместе случайным образом вопросы еще не представляют собой анкеты в научном смысле. Только расположенные в определенном порядке они могут решить те задачи, которые поставлены.

Обычно говоря о структуре анкеты, о порядке расположения вопросов, исходят из принципа психологического восприятия респондентом анкеты. Безусловно, в этом есть большой смысл, и является одним из важнейших условий построения методики.

От того, насколько анкета будет привлекательна для респондентов, зависит активность их работы над ней. Поэтому анкета должна строиться так, чтобы поддерживать внимание респондента, заинтересовать его заочной беседой, вызвать приятное впечатление, желание работать над ней.

Одним из основных правил, которое следует строго соблюдать, является расположение в начале анкеты первыми вопросами наиболее простых и нейтральных. Кроме прямой познавательной задачи они обеспечивают "завязку" беседы, формируют психологическую установку на сотрудничество. Они должны заинтересовать собеседника, ввести его в курс обсуждаемых проблем.

Первые вопросы обычно называют контактными. Насколько важно наладить контакт с респондентом видно, если проследить характер построения обыденного разговора. Прежде чем подойти к основной теме разговора, несколько минут почти всегда уделяется каким-то общим, нейтральным темам, которые интересны собеседнику. Это процесс взаимного узнавания, расположения, настроя на беседу. В зависимости от того, как пройдет первый подготовительный этап, во многом зависит и основная часть разговора.

На практике и в теории управления этот принцип хорошо известен и постоянно используется. Он применяется и тогда, когда готовится публицистический газетный или журнальный материал. Первые слова, первый абзац, как правило, посвящен описанию интересного факта, явления, разговор начинается с рассказа о захватывающем событии. Задача здесь та же: заинтересовать читателя, чтобы он прочитал весь предложенный материал. И если это не учитывается, то нередко хорошая идея проходит мимо читателя. Плохо оформленная, неправильно поданная, она не привлекает внимание читателя. В то же время огромное количество материалов, которые, может быть и не стоят того, оказываются в центре внимания благодаря удачной подаче.

В социологических анкетах эти правила довольно часто игнорируются, исследование из-за этого сильно проигрывает. Нередко анкеты начинаются с трудных, сложных программных вопросов. Можно подумать, что иной социолог специально поставил задачу отпугнуть опрашиваемых. Действительно, захочется ли отвечать на анкету, которая сразу начинается с вопросов о том, имеет ли респондент конфликт со своим непосредственным руководителем и как он оценивает его личные качества.

Так, в одной анкете, посвященной проблемам разводов, первый вопрос звучал так: "Как Вы считаете, почему, по каким причинам распалась Ваша семья?". Развод всегда связан с психологической травмой и открыть анкету с неприятного воспоминания - явно не лучшее начало. Таких примеров можно привести немало.

Вот каким вопросом начиналась анкета, изучавшая проблемы свободного времени:

Фрагмент анкеты

ОТВЕТЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СНАЧАЛА НА НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ, КАСАЮЩИХСЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВАШЕГО БЮДЖЕТА ВРЕМЕНИ В ЦЕЛОМ?

Жизнь каждого человека наполнена разнообразными видами деятельности. Их осуществление требует определенных затрат времени. Бывает, на что-то времени не хватает или человек не знает, чем заняться. Что бы Вы смогли сказать о себе: ощущаете ли Вы в повседневной жизнедеятельности нехватку времени на виды деятельности, осуществляемые после работы, или, наоборот, у Вас бывает время, которое Вы не знаете, чем занять?

 

Как видим, перед респондентом уже с первого вопроса ставится задача проанализировать весь свой бюджет времени (правда, неясно, какой период имеется в виду - сутки, неделя, месяц, год) и ответить, как он его использует. Данный вопрос требует и большой памяти, и умения анализировать, синтезировать и т.д., кроме того он длинен, многословен, сложен для понимания и ответа.

Целесообразно (хотя некоторые авторы придерживаются и в теории, и на практике противоположной точки зрения) начинать анкету с так называемой паспортички, т.е. с определения личностных данных респондента: пола, возраста, образования, профессии и пр., если это, конечно, не требуется специальными задачами исследования. Мы считаем это нецелесообразным, поскольку вызывает некоторую настороженность, может быть и не полностью осознаваемую, но нередко оказывающую отрицательное влияние на чистоту ответов. Ведь и в обычной беседе с мало знакомым человеком разговор не начинается с выяснения паспортных данных: это не принято, считается не корректным.

Мы уже говорили о характере контактных вопросов и правилах их построения, поэтому здесь только напомним, что они совершенно незаменимы в структуре анкеты и, являясь вспомогательными, тем не менее играют существенную роль в получении достоверной информации и активизации работы респондентов. Как правило, таких вопросов немного - два-три. Их используют как вступление в разговор: легкие, интересные, может быть, задушевные, главное - не навязчивые, но по смыслу легко переходящие к основным вопросам.

Первая часть анкеты, или вступление, содержит еще одну немаловажную часть, а именно вопросы, которые вводят в основную тематику исследования.

Дело в том, что в инструкции к анкете исследователь обязательно раскрывает основные задачи и цели исследования в самом общем виде. Отвечая на вопросы, респондент должен знать, какие задачи он помогает решать, работая с анкетой. Социолог, естественно, не имеет права его обманывать, даже неосознанно вводить его в заблуждение. Поэтому если в инструкции сказано, что исследование касается проблем семьи и брака, а первые вопросы направлены на получение информации о космических открытиях или спортивной жизни (хотя программой исследования они и могут быть связаны), то респондент в лучшем случае подумает, что мы ошиблись в определении темы, если не посчитает, что его водят за нос.

Поэтому после контактных вопросов во вступительной части анкеты следует дать несколько несложных и личностно нейтральных вопросов, близких к основной теме исследования. Так, если в инструкции социолог заявил, что будет изучать проблемы семьи и брака, то первые страницы анкеты должны быть посвящены этой теме. Если исследование направлено на изучение проблем повышения удовлетворенности трудом, совершенствования условий и организации труда, то этих тем должны касаться и первые после контактных вопросы анкеты. Позже, в основной части анкеты, после объяснительных и вводных фраз можно формулировать вопросы по другим темам, может быть, визуально и не связанных с основной темой. Как правило, указанной части вступления отводится не более двух-трех вопросов.

Вступительная часть анкеты содержит еще один важный элемент. Помня о том, что анкета может показаться респонденту хаотичным набором вопросов, надо предупредить его возможную негативную реакцию. Поэтому при переходе к основной части анкеты следует включить такую вступительную фразу, которая объясняла бы респонденту структуру всей анкеты. Например: "Мы закончили вступительную часть анкеты. Сейчас переходим к основным вопросам по теме исследования, которая была указана в инструкции. Но поскольку мы рассматриваем многие аспекты, не удивляйтесь, если часть наших вопросов будет касаться различных проблем. Это предусмотрено программой исследования".

После такой вводной фразы в основную часть анкеты структура и остальные вопросы, каких бы аспектов они ни касались, будут легко восприниматься респондентом, во всяком случае им будет понятно, что тот или иной вопрос имеем смысл для исследователя.

Продолжая разговор. Основная часть анкеты несет главную нагрузку исследования и формируется в зависимости от принципов избранного подхода к ее построению Можно указать три принципа построения основной части анкеты и расположения вопросов.

1. Логическая последовательность вопросов, когда логика расположения вопросов в анкете строго соответствует логике схемы ее анализа. Это делается тогда, когда содержание вопросов и их анализ требуют строгой последовательности расположения. Например, нельзя задавать вопрос о причине увольнения опрашиваемых, предварительно не выяснив, собирается ли он увольняться. При таком подходе все вопросы или их основная часть выстраиваются по полю анкеты в логическую цепочку смысловой зависимости. Так, при изучении аудитории радиослушателей, выяснении популярности определенных радиопередач или новых радиостанций сначала следует узнать, слушает ли вообще респондент радио, затем уточнить, какие радиопрограммы он предпочитает и только после этого - каким радиопередачам он уделяет наибольшее внимание, какие из них ему нравятся больше других.

Чтобы избежать возможного воздействий предыдущих вопросов на последующие, о чем мы уже говорили, взаимовлияющие вопросы раздвигаются серией буферных или других вспомогательных вопросов, но при этом необходимо всегда придерживаться логической последовательности расположения основных вопросов.

2. Моноцентричность. Другой принцип построения основной части анкеты - это соблюдение моноцентричности, когда в анкете формируется один центральный вопрос[36] или центральный тематический раздел, содержащий несколько вопросов, а все остальные вопросы выступают как вспомогательные (в широком смысле) и работающие строго на центральный вопрос.

Моноцентрическая структура анкеты используется, как правило, в том случае, когда требуется углубленное, детальное изучение какого-либо одного фактора, явления, процесса. Так, в исследовании проблемы повышения успеваемости студентов ВУЗа центральным был вопрос об их успеваемости. Все остальные вопросы, касавшиеся удовлетворенности бытовыми условиями, организации учебного процесса, производственной практики, спорта и т.д., были по существу вспомогательными.

Анализ ответов респондентов позволил выяснить, как изменяется успеваемость студентов в зависимости от различных факторов (системы факторов). При этом может быть использована различная система анализа как простая (двойные связи), так и более сложная. В конечном итоге это позволяет предложить ряд мероприятий для практического управления процессом. В частности, в одном исследовании, посвященном проблеме повышения успеваемости студентов, основными факторами, оказывающими влияние на успеваемость студентов, явились умение студентов учиться, систематичность обучения и определенная социально-профессиональная направленность студентов, в частности, ориентированность только на получение специальности и т.д.

Моноцентрическая структура основной части анкеты имеет особенности расположения вопросов. Так, центральный вопрос, как правило, располагается в середине анкеты, когда респондент вошел и в курс дела, и в ритм работы, но еще не устал. Остальные вопросы концентрируются вокруг центрального, в зависимости от их содержания и смысловых взаимосвязей или специфики их восприятия опрашиваемыми.

3. Полицентричность. Третий принцип построения основной части анкеты - это полицентричность, когда формируется не один, а несколько центральных вопросов или блоков вопросов. Так, в описательном исследовании, например, при определении уровня политической активности населения малого города в программе исследования выделялись несколько жизненно важных определяющих факторов: участие в демонстрациях и митингах, участие в выборах, чтение политических статей и просмотр соответствующих телепередач, участие в деятельности какой-либо партии или общественного движения и пр. Каждый из этих факторов в методике выражается одним или рядом вопросов, представляющих собой особый тематический раздел в анкете, но имеющий содержательное значение только в совокупности с другими вопросами.

При анализе социологического материала каждый из этих блоков вопросов или отдельных вопросов в зависимости от принципа построения тематических разделов становится поочередно центральным вопросом, когда все остальные вопросы или блоки вопросов работают только на этот вопрос. Так, в системе двойных связей может быть построен логический квадрат с последовательной зависимостью каждого вопроса от любого другого.

Соответствующим образом меняется и схема расположения вопросов по центральному полю анкеты, когда все центральные вопросы расположены в середине анкеты.

Именно при полицентрическом построении основной части анкета чаще всего и воспринимается как хаотичная, где отсутствуют логические связи вопросов между собой. В этом случае и строится искусственная система логической связи, когда вопросы приобретают визуальную логическую связь, о чем уже говорилось. Характер расположения вопросов в основной части анкеты зависит также от фактора психологического восприятия ее респондентами.

Подготовительный этап не исчерпывает проблемы восприятия респондентом анкеты. Нельзя считать, что после удачного вступления все остальные вопросы покажутся ему легкими и доступными. Проблема психологического восприятия остается актуальной на всем протяжении работы над анкетой.

Одним из удачных приемов в этом плане является выделение в анкете тематических разделов, или, как часто говорят, блоков вопросов, каждый из которых имеет название и даже нумерацию.

Разделение анкеты на блоки может быть естественным и искусственным. В первом случае тематическое деление строго соответствует логической схеме анкеты, заложенной в программе исследования, т.к. когда в одном месте анкеты собраны все вопросы, которые соответствуют тому или иному программному положению, как, например, при полицентрической структуре.

Но это не всегда возможно, поскольку в одном тематическом блоке логической схемы анкеты могут содержаться различные по содержанию вопросы. Скажем, согласно программе исследования под дисциплиной может пониматься как трудовая, так и исполнительская дисциплина, тогда как в логической схеме, а следователь, и в схеме анализа анкеты, они находятся в одном разделе, под общим понятием "дисциплина". Это вполне допустимо, поскольку полностью соответствует логике рассуждения исследователя. В тематическом разделе анкеты их ставить вместе нельзя, потому что в вопросной форме они оказываются логически не связанными. Действительно, если исследователь поставит рядом, в одном блоке такие вопросы, как "Опаздываете ли Вы на работу?" и "Всегда ли Вы выполняете распоряжения своего непосредственного руководителя?", то для респондента они будут выглядеть содержательно не соответствующими. Создается впечатление, что сначала мы спрашиваем об одном и тут же без всякого перехода совсем о другом. Это всегда нервирует опрашиваемых.

Чтобы избежать такой непоследовательности, по мере возможности в анкете создаются искусственные блоки, где все вопросы собраны по единому логическому признаку, во всяком случае так это выглядит визуально. Так, изучая удовлетворенность браком, можно соединить в одном блоке вопросы, касающиеся и удовлетворенности работой, и удовлетворенности жильем, и удовлетворенности социально-бытовым обслуживанием и т.д., хотя в соответствии с программой исследования они могут быть не связанными между собой.

Использование приема разделения анкеты на тематические разделы требует от социолога умения правильно строить каждый блок в отдельности. Принцип построения отдельных блоков тот же, что и анкеты, т.е. здесь тоже следует начинать с легких вопросов и заканчивать сложными. Например, при построении блока вопросов по профессиональной ориентации студентов сначала задавался вопрос о том, сколько раз студент поступал в свой институт, несложный вопрос, который не требует большой памяти и аналитических способностей. Затем ставился вопрос более сложный, требующий от респондента умения оценить свое состояние, а именно об уровне удовлетворенности выбранной специальностью. После этого следовал вопрос повышенной сложности, чем респондент руководствовался при выборе данного института и данной специальности. Заканчивался раздел довольно сложным вопросом о мотивационном поведении "Что имело для Вас решающее значение и в какой степени при решении получить высшее образование?" с набором альтернатив, выясняющих степень и направленность профессиональной и социальной ориентации при выборе института и специальности. Блоки вопросов должны содержать не более трех-пяти вопросов, т.е. быть не очень большими.

Разделение анкеты на специально выделенные тематические разделы значительно облегчает восприятие анкеты и работу с ней. Однако надо помнить, что такое тематическое разделение может оказать и плохую услугу, о чем уже упоминалось, так как вопросы одной темы могут оказать взаимовлияние или же вопросы одного блока могут оказать влияние на вопросы (вернее, на ответы респондентов) другого блока, если они тематически близки и расположены на поле анкеты близко друг от друга. Поэтому при формировании разделов анкеты вопросы необходимо подбирать так, чтобы они не оказывали влияния друг на друга.

Членение анкеты на блоки повышает психологическое восприятие, в частности, снимает монотонность от большого набора вопросов, особенно однотипных. Каждый, даже искусственно созданный тематический раздел стимулирует внимание, особенно если он начинается с интересного вопроса. Кстати, это довольно распространенный прием в художественной и публицистической литературе -писать короткими главками, начиная каждую из них с описания увлекательных событий, в отличие от научной литературы, основным достоинством которой всегда считалось писать длинно, скучно, большими разделами и непонятно.

Разделение анкеты на блоки вопросов имеет еще одно преимущество. На стыках тематических разделов можно вставлять различные вспомогательные вопросы, предложения, вводные фразы, т.е. элементы вспомогательного технического аппарата. Они стимулируют активность респондентов, помогают управлять их вниманием, регулировать степень заинтересованности. Кроме того, они дают возможность опрашиваемым немного отдохнуть от трудных вопросов, содержат необходимую информацию о дальнейшем ходе опроса, о порядке ответов на последующие вопросы или блок вопросов и т.д.

Расположение вспомогательных вопросов на стыках (наиболее слабое место в структуре анкеты) блоков, тематических разделов является удобным, поскольку не нарушает тематической целостности как отдельных разделов, так и анкеты в целом. Кроме того, вспомогательные вопросы служат хорошим переходом между разделами, обеспечивая целостность блоков и единство анкеты.

Учет психологического восприятия анкеты требует соблюдения еще одного условия - расположения вопросов в анкете по мере их сложности. По степени включенности респондента в работу вначале ему предлагаются преимущественно сложные вопросы, а по мере приближения к концу их сложность снижается, вопросы становятся более простыми и обязательно малословными, т.е. к концу анкеты количество слов на страницу постепенно уменьшается. Если в начале работы, пока респондент не устал, он может их воспринимать достаточно внимательно (сложные по конструкции, содержанию и по количеству слов вопросы), то по мере утомления сложные и многословные вопросы он воспринимает с трудом. Этот психологический момент тоже необходимо учитывать при построении вопросов и анкеты в целом.

Нарушение правил структурного построения анкеты ведет к снижению эффективности работы методики. Принципы структурного построения, указанные здесь, и другие определяют стратегию методики, т.е. структурные комбинации оказываются тесно связанными со структурой исследования. Но если в методических построениях других наук, например психологии, принцип структурности методик исследования является одним из важнейших в различных экспериментах, то в социологии, в частности в построении анкеты, этот принцип остается не только на втором плане, но о нем даже не считают нужным упомянуть. В методической литературе, как правило, при описании структуры анкеты ограничиваются только двумя моментами - указанием принципа психологической воспринимаемости анкеты и того, что в основной части методики должны содержаться самые сложные вопросы. Структура анкеты на деле намного сложнее. В зависимости от задач и основных целей исследования структура анкеты требует различных подходов и различного содержания.

Последний вопрос. В драматургии анкеты необходимо уметь не только войти в беседу с респондентом, но и выйти из нее, т.е. правильно закончить работу. Мы выстраиваем целую серию контактных вопросов только с одной целью - заинтересовать респондента, вовлечь его в работу. Но не менее важно и правильно ее закончить, предусмотреть, какое впечатление останется у респондента после ответа на последний вопрос.

Конечно, можно забыть о респондентах, которых мы больше не увидим. Некоторые безответственные социологи так и делают. Но это грубый подход, который говорит о невоспитанности и невежливости исследователя. Ведь в обыденной беседе, даже случайной, мы никогда не прерываем ее сразу. Это воспринималось бы как дурной тон, плохие манеры, неумение разговаривать. Уважающий себя и других человек так не поступит, с кем бы он ни разговаривал. Нам не хотелось бы прослыть невежами даже среди незнакомых людей. И прежде чем закончить беседу, мы готовим ее концовку, словами или интонацией сообщая, что беседа заканчивается.

То же относится и к анкете, если представить ее как заочную беседу. Мы должны постепенно подготовить респондента к выходу из разговора. С методической точки зрения правильный выход из беседы обеспечивает более качественную информацию. Напомним, что, отвечая на серию наших вопросов, иногда достаточно сложных, респондент постепенно устает, как бы хороша и интересна ни была анкета. Он начинает спешить, нервничать, менее внимательно вникать в смысл вопросов и все меньше задумываться над ответами. И если анкета очень трудная, он невольно начинает думать: "Когда же кончатся эти вопросы?" Вот тут примерно за 10-15 вопросов до конца анкеты можно включить фразу "Наша анкета подходит к концу и сейчас мы хотели бы задать Вам еще несколько вопросов о...". Респондент успокаивается и вновь сосредоточивается. За 5-7 вопросов до окончания анкеты можно вставить еще одну фразу: "В заключение несколько вопросов о Ваших впечатлениях...". Респондента вторично информируют о том, что анкета практически закончена, и это помогает ему сохранять внимание. Можно поставить и такую фразу: "И еще один вопрос в заключении".

Помимо чисто психологического аспекта подготовки респондента к выходу из беседы последние вопросы имеют и функциональное назначение. Во-первых, последние вопросы бывают в правильно построенной анкете несложными. Респондент уже утомлен и ждать от него тщательной и кропотливой работы над трудными вопросами не стоит. Во-вторых, последние вопросы содержат некоторые личностные характеристики респондента. Это обусловлено тем, что вопросы о личных сторонах опрашиваемых всегда несколько настораживают, но расположенные в конце анкеты, они уже не могут повлиять на чистоту ответов. В-третьих, в конце анкеты часто формулируются вопросы методического плана и группируются почти все открытые вопросы.

Иногда считается, что открытые вопросы из-за их сложности нельзя ставить в конце анкеты. Доля истины в этом есть. Но на этот счет есть и другие соображения. Респонденту, познакомившемуся с содержанием анкеты, легче ориентироваться в контексте ответов на открытый вопрос, который, как правило, формулируется в рамках изучаемой темы. Несмотря на то, что конец анкеты не самое лучшее место для ответов на них, тем не менее, на это приходится идти, чтобы четко сориентировать опрашиваемых, в какой аспекте отвечать на тот или иной открытый вопрос, хотя, конечно, и в этом случае он остается (аспект) довольно широким.

Имеется и еще одно соображение. Дело в том, что открытые вопросы, поставленные в конце анкеты, легче обрабатываются с чисто технической точки зрения. Учитывая трудоемкость кодировочных работ, особенно если приходится обрабатывать большие массивы анкет, например, в несколько тысяч анкет, техническая сторона обработки оказывается немаловажной. Одно дело, когда кодировщик листает все страницы анкеты и выбирает ответы на открытые вопросы, разбросанные по всей анкете в разных местах, и совсем другое дело, когда все они собраны в одном месте и в конце анкеты. Открываешь последнюю страницу, и все ответы на открытые вопросы, как говорится, налицо. Выборочный хронометраж работы кодировщиков показал, что во втором случае трудоемкость снижается в два-три раза, а общее время обработки открытых вопросов сокращается до 30%. И, что самое важное, в этом случае кодировщики допускают меньше пропусков ответов респондентов на открытый вопрос, меньше ошибок при выписывании ответов и их кодировке. Так, в одном из исследований открытые вопросы были расположены в середине анкеты. Это делалось для логического завершения серии вопросов, направленных на изучение исследуемого явления. В этом случае количество пропусков кодировки ответов респондентов был в 2-3 раза выше, чем во втором исследовании, когда тот же самый открытый вопрос располагался в конце анкеты. Пропуски в кодировке ответов всегда бывают. Так, при кодировке профессии респондентов количество не ответов, т.е. их пропуск кодировщиками, составляет от 3 до 7%.

Конечно, расположение открытых вопросов в конце анкеты имеет свои недостатки, о которых уже говорилось, но из двух зол приходится выбирать меньшее. При малых массивах открытые вопросы можно располагать в середине анкеты, если в этом есть особая необходимость, при больших - лучше ставить их в конце анкеты, если это не обусловлено строгими методическими требованиями содержательного характера.

Блок заключительных вопросов содержит в себе, как правило, следующие части:

1. Паспортичка, вопросы о личностных характеристиках респондентов: пол, возраст, образование, профессия, стаж работы и другие характеристики, необходимые для данного исследования.

2. Открытый вопрос (один или несколько), например: "Что бы Вы сделали в первую очередь для укрепления своей семьи?"

3. Открытый вопрос методического характера, скажем, такого типа: "Если у Вас есть замечания и предложения по анкете, ее отдельным вопросам или в целом по исследованию, то напишите их, пожалуйста, здесь".

4. Закрытый вопрос методического характера о том, как понравилась анкета респонденту, сколько времени, по его мнению, она заняла для заполнения и фактическое время (отмечает анкетер).

5. Заключительный вопрос. Последний вопрос имеет большое функциональное значение. Сколь бы ни был длителен разговор, последняя фраза, как правило, запоминается. Помните, как в фильме "Семнадцать мгновений весны" Штирлиц говорит, что необходимо уметь не только войти в разговор, но и выйти из него, и что последняя фраза остается в памяти". Так и в анкете последний вопрос, как последняя фраза, должен остаться в памяти. Он должен быть интересен респонденту, может быть, остроумным, но обязательно находиться в русле той темы, которая была основной в вопроснике.

Например, в исследовании о материальных потребностях служащих в конце анкеты был поставлен такой вопрос (фрагмент анкеты): "Наша анкета закончена. Большое спасибо за работу, которую Вы проделали, за Ваши ответы на наши многочисленные вопросы. Вы нам очень помогли. В конце мы хотим задать Вам еще один, последний, вопрос. Представьте себе, что Вы выиграли по лотерейному билету автомашину "Жигули" последней марки. Скажите, пожалуйста, стали бы Вы брать машину на счастливый билет или получили бы деньги?"

И уж, конечно, нельзя ставить в заключение анкеты вопросы о стихийных бедствиях, болезнях, кражах и других невзгодах, которые могут случиться или случались с респондентом. Это сразу оставляет неприятное впечатление и вызывает негативную реакцию. В конце одной из анкет был такой вопрос (фрагмент анкеты): "В жизни могут произойти различные стихийные бедствия и поэтому необходимо всегда помнить номера телефонов специальных служб. Представьте себе, что ночью у Вас в доме (квартире) случился пожар. Знаете ли Вы номер пожарной службы?"

В жизни безусловно всякое может произойти, в том числе и пожар в квартире, и номера телефонов специальных служб надо, конечно, помнить, но все-таки описание этой ситуации и такой вопрос - не самая лучшая концовка анкеты.

Последний вопрос, кроме всего прочего, это и перекидной мостик к будущим исследованиям. Мы должны думать не только о сегодняшнем дне, но и заботиться о завтрашнем. Кто знает, может быть, нам самим или другому исследователю придется вновь прийти на этот объект и работать с теми же респондентами. И бывает очень обидно, когда приходишь на предприятие, а респонденты отказываются заполнять анкеты: "Были тут до Вас, тоже анкеты давали, надоели уже". И приходится уговаривать, упрашивать. Понятно, что этот негативизм - след предшествующих исследователей, которые оставили плохое впечатление. Конечно, дело здесь не только в последнем вопросе. Видимо респонденты не приняли все исследование, не поняли его нужности. И если мы хотим успешно работать, необходимо заботиться о том, чтобы после каждого нашего исследования у людей оставалось уважение к исследованиям и желание помогать социологам в их научной работе.

Заключительный этап анкеты, в том числе и последний вопрос, является логическим завершением в драматургии анкеты, как заключительный аккорд в симфонии опроса.