Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Я слышу, как рождается трава



 

Я слышу, как рождается трава,

Как землю пробивает ее зелень,

И шепчет присосавшаяся темень,

И лижет мои волосы, зовя

 

В далекую неведомую чащу,

Глазами целовать стволы дерев,

Дышать замшелой влагой ветхих чрев

И поддаваться их лесному плачу.

 

Ни гениев, ни бездарей там нет –

Там есть покой и этого хватает,

И в воздухе великое витает,

Бессмертно принимая вечность лет.

 

Пойдем со мной, любимая голуба.

Беру тебя за руку. Ночь темна.

И бредит нами милыми весна.

Туман кудряв и нежен. Светом грубым

 

Бросает одинокая луна –

Завидует, и вместе с тем смеется.

И облако нависшее пасется

На поле неба, в час земного сна.

 

А мы с тобой в любви своей – шальные,

А мы с тобой так ласковы в любви –

Все это в наших душах и крови.

Мы падаем на дуги травяные.

 

О, эта ночь, превыше всяких благ!

Я груди твои пью, благословляю,

И бедра твои негой увлажняю…

Ах, я в тебе тону. Пусть будет так.

 

Душа моя ныряет в твои очи –

И достигает сердца твоего.

Не будет в жизни слаще ничего.

Кому-то грусть, а нам – такие ночи.

 

Любимая, любовь – ответ на все,

Поставленные тленностью вопросы.

Нас ждут восход и утренние росы

И путь домой вдоль тихого шоссе.

Печаль

 

Печаль меня сегодня угощает,

Все угощенья - по рецептам жизни.

Горячий май вновь что-то предвещает

И облака медлительны, как слизни.

 

Забавный ветер весточки приносит -

Все от нее. Ютится на карнизе

Вечерний луч, что день продлиться просит,

Настаивая на своем капризе.

 

Во снах я посещаю дальний город,

И появленье делаю сюрпризом.

Закат уж поднимает красный ворот

С зеленым, точно акварельным, низом.

 

Как я тебя люблю, никто не знает,

Как я тебя люблю, моя голуба.

Печаль меня сегодня угощает.

Печаль, как я, нескромно однолюба.

По нраву мне могильное безмолвье

 

По нраву мне могильное безмолвье,

Рука его холодная легка.

Под камнем почивает родословье,

Землею обращенное в века.

 

Нет дела им до наших тяжб и жалоб -

Они все искупили смертным сном.

Их тоже, было, кладбище пугало

Бесчувственным и вечным языком.

 

Теперь они умнее всех живущих -

Их мудрость на гранитах и крестах.

Не видят они месяцев цветущих,

Хоть плиты их могильные в цветах.

 

И в этом привлекательная нега,

Святая завершенность бытия.

Не смерть старуха губит человека,

А скудность и нелепость жития.

Старая дамба

 

Старая дамба так часто мне снится:

Мчится, искрится поток ледяной.

Там ли могли мы с тобой породниться?

Дряхлый рыбак, может быть, водяной

Нас повенчал бы без лишних прелюдий.

Может быть солнце, а может быть дождь -

Разницы нет, как и нет лишних судей.

Старая дамба и дивная рожь...

 

Старая дамба так часто мне снится:

Ты в легком шелке на летнем песке.

Ветер себе позволяющий виться,

Сонно застыл на твоем волоске.

Толстое древо над нами рисует

Круглые кляксы прохладных теней;

Всток уж озерные глади ворсует,

Брег изобилует стадом коней.

 

Старая дамба так часто мне снится:

Мы неразлучны, мы любим впервой...

Пусть и тебе, как и мне это мнится,

Пусть тебе видится сон таковой.

Мы обретем безграничное чудо,

Там где искрится поток ледяной.

Ну, а пока это только причуда,

Обремененная поздней весной.

 

То, что было

 

То, что было – не сбудется вновь.

Как остаточное опьяненье,

Еще чувствую в теле любовь,

Еще жду оборота решенья.

 

Сердце взято в ошейник ума,

Сердцу больно – оно рвет и мечет,

Оно воет, твой выбор срамя,

И сей правде отвратной перечит.

 

И сказало бы больше оно,

Но дано лишь расслышать науке

То, что в чувства не углублено –

Только ритмы, надрывные стуки.

 

Так жалей его вечность, жалей,

Превращая возможное счастье,

В дым сухой компромиссов и дней

И внушенье супружеской сласти.

 

Пусть тебя он ласкает сегодня,

Только тело – но душу твою…

Недоступны ему те полотна,

До которых лишь я достаю.

Был вечер сладок

 

Был вечер сладок. Свод небес почил.

И месяц белый небо бороздил.

Тогда на берегу одной реки

Мы были с ней особенно близки.

Как ветер юный с плещущей волной,

Я был ее отчаянный герой.

 

Дрожал ее невинный тонкий стан -

Любовной страсти нас пленил буран.

И были ее девичьи черты

Исполнены манящей красоты.

Тогда на берегу одной реки

Мы были с ней особенно близки.

 

Раздевшись до всецелой наготы,

Зачали мы священные мечты.

И тело ее было горячо,

Она склонилась на мое плечо.

И были ее девичьи черты

Исполнены манящей красоты.

 

Я ей шептал о том, что знает Бог -

Она шептала, в чем любви залог.

И блики все пестрили на воде,

И истина привиделась в звезде.

И тело ее было горячо,

Она склонилась на мое плечо.

 

Так ночь прошла в томлениях любви,

В безмолвном окруженье синевы.

Открыл глаза - но не было ее.

Сознание опешило мое.

И блики все пестрили на воде,

И истина привиделась в звезде.

 

Уж сумерки отходят в дальний край

Мне говоря: «Бывай наш друг, бывай!»

Со скорбью и отчаяньем в груди

Я глянул на тенистые пути.

Открыл глаза - но не было ее.

Сознание опешило мое.

В час ночной

 

В час ночной я слагаю безумные песни

Вплоть до самой зари.

Милый образ, как сон не исчезни.

Пусть пылают костры.

 

Пусть ветра гонят снежные крошки

С отлогих крыш.

Заметает ночные дорожки

Январь малыш.

 

В час ночной о любимой, о милой,

О глубокой - о ней.

Так луна никогда не светила

До любви, до моей.

 

Цветик

 

В далеком поле цветик синий.

Никто тот цветик не сорвет -

Сокрыт во ржи. Над ним гардиной

Туман всклокоченный встает.

 

Когда порыв волнует поле,

Он с вместе с рожью за одно

Свою головку тянет к долу,

Где облаков блестит руно.

 

На нем пчела порою сядет,

Иль шмель мохнатый прогудит.

Находит цветик в лунном взгляде

Своей красы полночный вид.

 

И для чего же день и вечер

Ты красоту свою берег,

Не видный глазу издалече,

Голубоглазый василек?