Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЧЕСЛАВ ЧЕСЛОВ, КАПИТАН ГОНОБОБЕЛЬ, МАЙК УРЖАКОВ



 

(Опубликовано: «Архитектор», №33, 2009 г.)


«А ларчик просто открывался…»

(Мораль из басни)

 

Мы конструктивисты –

дети контрреволюционеров,

внуки колаборцианистов,

правнуки конкистадоров.

 

1. ЧЕСЛАВ ЧЕСЛОВ:

 

Далеко внизу под обрывом, на льду толпятся пингвины.

Мы нечасто сидим в кафе, тем более все вместе и тем более на краю света. Последний раз нечто подобное происходило чуть больше двадцати лет тому назад.

В тот день под нами зловонная река с шумом уносила свои чернильные воды за край, ограждённый кованой решёткой, в которой застревали крупные предметы – несколько пивных бутылок, шахматная доска и удочка.

 

Мысль о том, что некоторое время назад наш ротный товарищ ступил за край света, нас отрезвляла, но не утешала и не угнетала. Никто ведь из нас не знает, что там за этим краем? Радость или скорбь, или не то и не другое.

Когда по радио официально объявили, что долгожданное событие незаметно произошло под полным контролем спецслужб, нашему разочарованию не было предела.

Теперь некоторые от страха прячут голову в песок, а некоторые делают вид, что это всё враки и глупости. Дураки пьют и хохочут. Иные видят непрерывные сны или ходят в церковь. Иностранцы ездят на международные симпозиумы.

И, тем не менее, это случилось, и это факт. А мы здесь потому, что человек, переступивший невидимую черту и наделавший столько щума, передал нам весточки. И вот мы здесь. Майкл разворачивает газету и тыкает пальцем в обведённую маркером небольшую статью. Ветер вырывает газету из рук Михаила, и я успеваю прочесть только заголовок: « Дети стали рождаться совсем взрослыми».

- А у вас что? – спрашивает Гонобобель, не обращая внимания на улетающую газету.

Я достаю из потайного кармашка диск с музыкой. Никаких опознавательных знаков и подписей. Прозрачный кругляшок.

Майкл прокручивает его в пальцах и передаёт капитану Гонобобелю. Гоно берёт диск, достаёт из-под стола портфель, открывает его, бросает в него диск, закрывает и мы все замираем ровно на пять минут. Через пять минут мы облегчённо вздыхаем:

- Оказывается, всё не так уж безнадёжно!

Конечно, все мы верим в чудеса. Но когда они происходят – это всё-таки здорово!

 

 

2. КАПИТАН ГОНОБОБЕЛЬ:

 

Это случилось как раз в тот день, когда мы трое, Чеслав и Майк и я, сидели в кафе, где-то на Краю Света. Под нами зловонный Стикс с шумом уносил свои чернильные воды за Край. Несколько рыбацких шаланд качало на волнах, и в каждой из них торчал торс рыбаря, издалека похожий на шахматную пешку.

- Интересно чего они там ловят? – спросил Майк, разглядывая их через плечо.

- Они ловят свой кайф. – ответил Чеслав, который занимался любимым делом: чесал слова. Застрявшие в чесателе суффиксы, корни и окончания он старательно разглаживал и втыкал обратно в текст, только теперь уже другой стороной. Некоторым такое было смешно, другим удивительно, а нам с Майкой по приколу.

Именно в этот миг одна из шаланд накренилась и пешка подскочила вверх вместе с удочкой.

- Подсекай! – хором крикнули все, кто это видел.

Но рыбарь отчего-то кинул удочку и в смятении приналёг на вёсла.

- Сюда, сюда! – надрывались доброжелатели, искренне желая ему добраться поскорей до нашего берега.

- Туда, туда! – кричали злоумышленники, набравшиеся зла у мышей.

- Интересно, чего же он там увидел, в этой грустной чёрной глубине? – заинтересовалась одноглазая княгиня.

- Гигантского глубоводочного Кошмара. – предположил её Спутник.

- А может он узрел Истину в последней Инстанции? – предположил погонщик лам по имени Гомер, и как всегда попал пальцем в небо. Снайпер!

- Или говно…

- Какое ещё говно? Говно не тонет, а следовательно его нельзя увидеть в глубине.

А мы просто переглядывались между собой и молчали.

Мы-то знали наверняка, что именно так напугало пешку-рыбаря.

Он просто увидел своими глазами то, о чём раньше только догадывался.

Догадывался, но боялся думать.

А это, согласитесь, не для слабонервных!

 

 

3. ЧЕСЛАВ ЧЕСЛОВ:

 

Вот, мне происходит передача информации о перегонщике лам. Что я могу с ней сделать? Ничего ни прибавить, ни убавить. Грустно и правильно. Погонщика зовут Гомером. Разве я до такого додумаюсь? Да я слабак, в сравнении с предыдущим моим сотворцом, если то, что я сейчас пишу – менее интересно, чем-то, что я вижу сейчас перед собой. А вижу я перед собой сейчас, то же самое, что видишь сейчас перед собой ты. Верно?

 

 

4. МАЙК УРЖАКОВ:

 

Верно! Как верно и то, что у тебя всегда так сильно болит голова, что ты малодушно помышляешь о смерти своей любимой ламы в своём сердце. Так как перегонщик лам сам в итоге становится агнцем сотворца, принесенным на холодную гору творцом. Следом за ним, по теории течения Сводопада, сотворец становится ламой, а творец сотворцом. Сотвари в этот момент уже отдыхают в Сандунах Чудесавана с Гомерками и готовятся стать перегонщиками. И это, воистину! – грустно и правильно.

Кто ты? Погонщик, лама, далай…?

 

 

...........................................

 

Рыбарь увидел себя, отражённого в антрацитовой глади воды. Тот, подводный двойник, отчаянным усилием подсекал напруженную лесу, чтобы втянуть его туда, к себе, в мир где всё перевёрнуто. Рыбарь увидел под собой тонких синих птиц, висящих на бескрайних ландшафтах, горизонт, лежащий на облаках, и торчащую из-за облаков удочку.


ЧЕСЛАВ ДЕЛАЕТ ЖЕСТ ГОНОБОБЕЛЮ