Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Очерк V. Культура быта и культура духа 3 страница



В конце IV века возникла и философия стоиков. Ее родоначальник Зенон (336-264) учил в знаменитом афинском Пестром портике, что определило название школы (портик – по-гречески «стоа»). Философ был заметным человеком: царь Антигон прислушивался к его советам, а афиняне в знак почтения наградили золотым венком и вручили ключи от города (редкое признание философа согражданами!). Сочинения его сохранились в цитатах и фрагментах. Зенон и его последователи (ученые Древней стои) разработали основные принципы этой философии. Представление о космосе, как живом едином организме, одухотворенность которому придает огненное дыхание – «пневма». Убеждение, что управляет всем высший разум – Зевс-Логос, отождествляемый с природой и олицетворяющий могущество Судьбы. Цель мудреца – жить в согласии с природой, принимая единство мира и отрешившись от низменных страстей – тяги к богатству, почету и т.п. Учение Зенона развили философы-стоики II-I вв. до н.э. Панэтий и Посидоний (Средняя стоя), а затем и римские мыслители – Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий (Поздняя стоя).

Основателем скептицизма был Пиррон (365-275), один из участников похода Александра. Исходя из признания непознаваемости мира, Пиррон учил, что достижение счастья в отказе от всяких суждений, ибо «на всякое слово есть и обратное» и ничего невозможно доказать. Принципом жизни философа скептики считали полную невозмутимость (атараксию), только она дает свободу в мыслях и поступках. Сам Пиррон ничего не писал, его взгляды изложил ученик Тимон. В эллинистический период возобновилась жизнь Ликея. Во главе его встал ученик и наследник Аристотеля Феофраст (372-287), получивший поддержку от правителя Афин Деметрия Фалерского. Теофраст внес вклад в изучение растений (до нас дошли два его трактата по ботанике), изучал литературу и музыку, а также психологию (сочинение «Характеры» содержит описание тридцати типов людей: болтуна, льстеца, скряги и т.д.). Преемником Феофраста в Ликее был Стратон из Лампсака, в будущем – воспитатель Птолемея II.

Александрийский Мусейон. Царицей наук в период эллинизма стала Александрия Египетская (основана Александром в 332 г.). Здесь в правление Птолемея I при храме Муз был создан Александрийский Мусейон (букв. «дом Муз». Наше слово «музей» тоже восходит к Музам) – комплекс научных учреждений, включавших все необходимое для занятий науками: большой зал заседаний, астрономическую обсерваторию, лаборатории, помещения для препарирования трупов, ботанический сад, собрание животных… Сюда стекались ученые, поэты, философы со всей ойкумены. Они жили при Мусейоне и получали содержание от Птолемеев. Но жемчужиной Мусейона была библиотека – самое большое собраниe книг древности. Ее фонды постоянно пополнялись и к I в. до н.э. в ней насчитывалось 700 тысяч томов (папирусных свитков)! Важным лицом был глава или хранитель библиотеки, ответственный за появление новых книг, их сохранность и систематизацию. Первым таким библиотекарем был филолог и скрупулезный исследователь Гомера Зенодот. В этой роли выступали также поэты Каллимах и Аполлоний Родосский, математик и географ Эратосфен. Интерес к слову, тексту, проблеме авторства породил в стенах Мусейона новые направления – литературную критику и филологию. Филет Косский составил филологический словарь, Эратосфен написал примечания к Еврипиду и сочинение «О древней комедии», Аристофан Византийский осуществил новое комментированное издание Гомера, имя Аристарха Самофракийского стало синонимом строгого критика…

Не менее замечательной была в Александрии математическая школа, представленная, прежде всего, Эвклидом (конец IV-III в. до н.э.). Ученый систематизировал математические знания. Его труд «Элементы» содержал начала геометрии, алгебры, стереометрии, планометрии. Термины и система доказательств легли в основу позднейшей математической науки. Из школы Эвклида вышел Эратосфен, занимавшийся теорией чисел, и великий Архимед (287-211), соединивший математику и физику с механикой. Получив образование в Александрии, Архимед вернулся в родной город Сиракузы, но поддерживал оживленную переписку с александрийцами. Архимед впервые разработал формулу вычисления длины окружности, вывел число π(отношение окружности к диаметру круга), установил метод определения площадей и объемов, ввел понятие центра тяжести и изобрел систему рычагов («дайте мне точку опоры, и я сдвину Землю»), открыл законы гидравлики(известный каждому школьнику «закон Архимеда») и многое другое. Будучи гениальным механиком, Архимед придумал водоподъемный механизм («архимедов винт»), создал модель небесной сферы (первый планетарий), сконструировал оборонительные сооружения, на длительное время сделавшие город неприступным для римлян. Античный автор, возможно, преувеличивает, рассказывая, как при помощи исполинских зеркал, используя отражение лучей, Архимед сжигал римские корабли. Он погиб от руки римского солдата на одной из улиц Сиракуз.

Основателем географии как науки стал ученый широчайшего диапазона Эратосфен (275-195). Интерес к изучению поверхности земли в эпоху масштабных военных походов и широких торговых связей был очень велик. Эратосфен (его труд «География» не сохранился) попытался определить окружность Земли, указав на ее шарообразность. Он условно разделил земной шар на южную и северную части, провел на карте меридианы и параллели. Его утверждение, что, плывя на запад, можно достичь Индии, вдохновило в XV веке Христофора Колумба.

Существовавшая в Мусейоне обсерватория, снабженная приборами, позволила сделать массу открытий в астрономии. Так, ГераклидПонтийский пришел к выводу, что Земля вращается вокруг своей оси, а Меркурий и Венера – спутники Солнца. АристархСамосский (за две тысячи лет до Коперника и Галилея!) утверждал, что Земля вращается вокруг Солнца. ГиппархНикейский, наблюдая за фазами луны и затмениями солнца, вычислил расстояния от Земли до этих светил и составил первый звездный атлас, поместив туда более тысячи звезд.

Естественно было бы предположить, что столь значительные научные достижения греков стимулировали развитие технического прогресса. Однако это не так. Технические изобретения если и находили применение, то, в основном, в военной сфере, как это было с оборонительными механизмами Архимеда или осадными машинами инженера Диадета, при помощи которых Александру удалось взять неприступный Тир. Большинство же новшеств оставалось любопытными игрушками и не было поставлено на службу человеку. Например, Герон Александрийский изобрел машину, работавшую с помощью пара, и приспособил ее… для автоматического открывания дверей храма. А Архит Тарентский соорудил летающего голубя. Объяснение этому «заслону» в техническом прогрессе следует искать в самом характере рабовладельческого общества: дешевый рабский труд делал нецелесообразным технические усовершенствования. В дополнение к этому, возможно, справедлива мысль историка Ю.В. Андреева, который полагает, что «врожденное чувство меры подсказывало грекам, что лучше вовремя остановиться и не заходить слишком далеко в противопоставлении себя и своей цивилизации миру природы» (со временем человечество утратило этот инстинкт самосохранения).

Медицина

Завершая очерк о постижении мира эллинами, мы хотели бы выделить в особую рубрику еще две области знаний, получивших у греков статус науки. Одна из них – медицина. Искусство врачевания, как и у других народов, у греков на первых порах шло рука об руку с религией. Но с развитием естественнонаучных знаний и, прежде всего, анатомии, медицина ранее других отмежевалась от религии, выделилась из философии и превратилась в самостоятельную науку. Этому способствовали не только рационализм греков, но и суровая необходимость борьбы со страшным бедствием – эпидемиями. Основателем научной медицины стал Гиппократ (460-370). Он, по преданию, происходил из рода Асклепиадов и принадлежал к семье потомственных врачей. Гиппократ повернул врачевание на путь естественного опыта, был первым врачом-практиком и аналитиком, заложившим тот фундамент медицины, на котором стоит она и по сей день. До нас дошел так называемый «Гиппократов корпус» – собрание медицинских трактатов, часть из которых, несомненно, принадлежит Гиппократу. Важнейшей заслугой этого «отца медицины» был комплексный подход к проблеме здоровья человека. Он различал людей по темпераменту и физическим свойствам (сангвиники, холерики, флегматики, меланхолики) и связывал с этим индивидуальные методы лечения. Считал, что объектом врачебной заботы должны быть не симптомы болезни, а общее состояние организма. В связи с этим установил зависимость здоровья человека от окружающей среды – климата, воды, почвы, воздуха («О воздухе, воде и местности»). Впервые вывел принципы гигиены и профилактики заболеваний. Велика заслуга Гиппократа в развитии античной хирургии («Переломы», «О суставах» и др.), лечении эпилепсии («О священной болезни»), диетологии («О диете при острых болезнях»). Замечательным было создание им законовврачебной этики. Известная «Клятва Гиппократа» строится на принципах врачебной морали: «не навреди», «щади больного», «помогай природе». Слова «Клятвы» не потеряли значения и сейчас: «В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного…».

Дальнейшее развитие медицины в Александрийском Мусейоне было связано с возможностью вскрытия трупов (в Греции это было строжайше запрещено, Аристотелю в своих анатомических наблюдениях приходилось полагаться на результаты вскрытия животных, в Египте же, где традиция мумифицирования требовала вскрытия тел, это было обычной практикой). Врач Герофил (III в. до н.э.) сопровождал свои лекции в Мусейоне демонстрацией человеческих органов. Ему принадлежали достижения в области изучениякровообращения, пульса, глазного нерва и сетчатки, нервной системы. Его современник и ученик Эрасистрат изучалдеятельность головного мозга,установил различия между нервами «чувствительными» и «двигательными», впервые описал строение сердца.У александрийских врачей получила распространение практика анестезии: часть тела, предназначенную для операции, натирали соком мандрагоры, что приводило к потере чувствительности. Достижения греческой медицины были столь значительны, что даже в Риме врачами были, в основном, греки.

История

Другого специального рассмотрения заслуживает историческая наука. Исторические сведения находим и в древневосточных документах (биографии царей, описание их походов, библейское толкование истории), но лишь греки обратили знания о прошлом в науку. История, покровительницей которой была муза Клио, стала детищем республиканских полисов с их духом свободы и демократическими традициями. Ранние попытки осмыслить прошлое принадлежат логографам, из которых самым значительным был Гекатей Милетский (550-490), ученый и историк, участник ионийского восстания против персов.Очевидна его близость к научной милетской школе; он, в частности, в сочинении «Объезд земли» дал описание народов, усовершенствовал карту, созданную Анаксимандром, и составил комментарии к ней. В «Генеалогии», излагая историю Эллады, Гекатей выступает как критик мифов, стремясь отделить истину от вымысла. По словам А.И. Немировского, «он стал учителем истории для всей Эллады… его труд знаменует появление научной историографии, которой не знал древний Восток». Другой историк, ГелланикЛесбосский (480-400), написал около тридцати сочинений (дошли фрагменты), в которых особое внимание уделил истории варварских народов, соседей греков.

«Отцом истории» назвал Геродота (490-430) римлянин Цицерон. Уроженец малоазийского города Галикарнасса, Геродот вынужден был покинуть родину, много путешествовал (Персия, Египет, Фракия, Скифия), долгое время жил в Афинах и принадлежал к кружку Перикла. Известно, что затем перебрался в афинскую колонию Фурии (юг Италии) и по просьбе афинян составил для нее законы. Труд Геродота «История» полностью дошел до нас. Александрийские ученые разделили его на 9 книг, которые назвали по именам муз (I – Клио, II – Эвтерпа и т.д.) Историк писал не о далеком прошлом, а о современных ему событиях. Главной темой и стержнем сочинения явилось противостояние эллинов и восточных народов, история полувековых греко-персидских войн, в которых афиняне выступили «спасителями Эллады». Главной мыслью – убеждение в превосходстве демократического строя перед деспотией. Геродот – прекрасный рассказчик и стилист. Следуя основному замыслу, историк постоянно делает отступления, рассказывая то о египетских древностях, то об истории Лидии, то о Скифии. Чтение его «Истории» похоже на увлекательное путешествие с остановками и познавательными экскурсами. Он пересказывает мифы и верит в божественное руководство всеми делами людей. Вместе с тем, сведения его достоверны, он пытался критически относиться ко всему увиденному и услышанному.

Младшим современником Геродота и преемником по служению Клио был Фукидид (456-396), которого очень высоко оценивали уже античные писатели. Афинянин знатного происхождения, убежденный демократ, стратег и участник войны между Афинами и Спартой, он волею судьбы (неудачная защита Амфиполя от спартанцев) был отправлен в изгнание, где и написал свой (дошедший до нас) труд «История», посвященный истории Пелопонесской войны. В отличие от Геродота, Фукидид писал о политике и делах конкретных людей. Трезвый историк, основатель критического метода в науке, он строго отбирал только проверенные факты, вводил в повествование документы и речи. Безусловная заслуга автора – его объективность в изложении событий. Слог Фукидида краток и выразителен. Чего стоит только описание чумы в Афинах! Фукидид не успел завершить свой труд, повествование о последних годах войны принадлежит Ксенофонту.

Ксенофонт (445-355), выходец из зажиточной среды афинских аристократов, ученик и биограф Сократа, оригинальный мыслитель, воин и путешественник, оставил сочинения (большинство из них сохранилось) по истории, философии, экономике, политике, роман-утопию о воспитании Кира («Киропедия») и даже трактаты о верховой езде и псовой охоте! Его «Греческая история» посвящена той же Пелопоннесской войне и последующему периоду. Ксенофонт-историк уступает Фукидиду в тщательности подбора фактов, их выверенности, для него характерны умолчания, неточности, субъективизм. Однако читать Ксенофонта интересно. Страстно, яркими красками рисует он события войны и портреты политиков и полководцев. Определенный отпечаток на его изложение накладывает критическое отношение автора к афинской демократии и идеализация спартанского строя.

В IV-III вв. до н.э. историческая наука была представлена сочинениями Эфора Всеобщая история»), ФеопомпаИстория Филиппа»), ФилистаИстория Сицилии»), ТимеяИстория»), от которых до нашего времени сохранились лишь фрагменты. Вклад в историческую науку греческого историка Полибия (II в. до н.э.) мы рассмотрим в разделе, посвященном римской культуре.

***

Итак, по сути, Эллада стала родиной философии и науки. Ее народ, наделенный природной любознательностью и здравым смыслом, дал миру величайших мыслителей и ученых. Потрясающая плодотворность интеллектуальных усилий греков была результатом многих факторов: наличия у них досуга (использование труда рабов высвобождало время для наблюдений и размышлений), создания полисной организации, определившей свободу и общественное значение исследований, существования постоянной потребности в освоении ойкумены (колонизация, морские и сухопутные путешествия, войны, торговые экспедиции). Суммируя, можно сказать, что греки:

– восприняли, систематизировали и развили уже существовавшие знания о мире;

– проложили русла множества наук, стали основателями новых направлений;

– заложили фундамент европейской системы знаний, предложив методы и пути исследований;

Поставили вопросы (и предложили пути решения) о природе и законах вселенной, о человеке и его отношениях с миром, его физических возможностях и нравственном кредо, об обществе, политических формах и устройстве государства.

 

 

Очерк III. Литература и театр в Греции

Дитя гармонии – александрийский стих,

Ты медь и золото для бедных губ моих.

Г. Иванов

Греческая литература представляет нам удивительное разнообразие жанров. Она прошла путь от эпоса, через лирическую поэзию, драму – к философской, исторической прозе, роману, публицистике, риторическим и эпистолярным произведениям. Ее пронизывает волшебное триединство слова, музыки и жеста. Но прежде, чем говорить о литературе, следует несколько слов сказать о языке древних эллинов.

Язык и письмо греков

Добуквенная письменность, основанная на слоговом принципе, появилась у греков еще во II тыс. до н.э. С VIII века возникло (на основе финикийского) алфавитное письмо. Классический греческий язык сформировался окончательно к концу V в. до н. э. (в 403 г. до н. э. в Афинах при архонте Эвклиде был официально принят ионийский алфавит из 24 букв, который постепенно и стал общим, положив конец разночтениям в письме). Составлявшие его диалекты не мешали грекам понимать друг друга. В период эллинизма был выработан общеупотребительный язык «койне». Им пользовались почти до конца античного мира. Тексты, написанные непосредственно рукой древнегреческих авторов (если не считать надписи на черепках, ремесленных изделиях и камне), увы, не сохранились. В распоряжении историков и филологов имеются только копии, сделанные в разное время, преимущественно в средневековье.

При письме греки пользовались различными материалами: кожей, древесным лыком, холстом, вощеными деревянными табличками или керамическими осколками посуды – остраконами. С развитием торговых отношений с Египтом был введен в употребление ввозимый оттуда папирус для записи литературных произведений и наиболее важных документов. Законы или постановления народного собрания высекались на известковых или мраморных стелах, а иногда и бронзовых плитах. Со II в. до н.э. стал использоваться новый материал для письма – пергамент, изобретенный в Пергаме и представлявший собой особой выделки кожу. Принадлежностями для письма служили отточенная деревянная палочка (стило), линейка, пемза или губка для стирания написанного, камышовая кисточка, чернила из сажи с добавлением клея.

Раннегреческий эпос

Литература греков началась с эпоса. Эпические произведения были, как правило, велики по объему. Они, словно гигантские полотна, представляли панораму событий – исполненной героизма войны, странствий и приключений, деяний богов и труда людей. Исполнялись они неспешно, нараспев, под несложный аккомпанемент форминги или кифары аэдами или рапсодами. Поэтическим размером эпоса была особая длинная строка гекзаметр, позволявшая выразить значительность повествования.

Первым эпическим поэтом был Гомер (IX или VIII в. до н.э), создатель знаменитых «Илиады» и «Одиссеи». Уже в древности возникали споры и о месте рождения легендарного певца, и о времени его жизни, и о том, являлся ли он автором поэм (так называемый «гомеровский вопрос»). Точных ответов мы не знаем и сейчас, однако по языку и стилю поэм ученые определяют, что очагом их формирования была Иония, затем, изустно передаваясь в течение столетий, они стали известны всем грекам и любимы ими, записаны же были только в VI веке в Афинах при тиране Писистрате. «Илиада» посвящена событиям нескольких месяцев последнего года Троянской войны, «Одиссея» рассказывает о десятилетних странствиях и приключениях героя этой войны, хитроумного Одиссея. Мифологические сюжеты у Гомера переплетаются с историческими, боги действуют рядом с людьми. Сцены кровавой войны, описание любви героев, их прощания, верности, изображение характеров и судеб потрясают. Яркие краски этой поэзии (а ведь, по преданию, Гомер был слеп) делают образы запоминающимися («розовоперстная Эос», «шлемоблещущий Гектор»). Своеобразие эпоса Гомера в том, что он, рассказывая о событиях далекого прошлого, передает реалии своего времени – приметы быта и нравов, общественные отношения, иерархию управления. Перед нами возникает мир уходящего родоплеменного общества с его нравами, кодексом чести, богами и героями. Поэмы справедливо называют «энциклопедией раннегреческой жизни». Они становятся тем более ценным источником наших сведений о «темных веках», что археологические свидетельства об этом времени очень скудны. Магия поэтического творчества Гомера сделала его божеством и авторитетом для греков, а его поэмы – жемчужиной мировой литературы.

Иные по характеру и содержанию были эпические сочинения беотийского поэта Гесиода (VII в. до н.э.) – «Теогония» («О происхождении богов») и «Труды и дни». В «Теогонии» представлена картина возникновения и развития мира, миф о борьбе трех поколений богов, утверждение власти Зевса как воплощения космического закона и порядка. «Труды и дни» являются примером дидактического (назидательного) эпоса. Поводом для его создания послужили драматические события жизни поэта. В юности Гесиод был несправедливо лишен наследства. Он выбился из нужды собственным трудом и в поэме, обращенной к брату, дает советы, как вести хозяйство, чтобы жить в достатке. Знания о природе, времени сева и сбора урожая, о правильном уходе за растениями и животными у этого рапсода, который сам был дельным пастухом и земледельцем, конкретны и основательны. Рассматривая человеческую историю как процесс непрерывной деградации (миф о пяти поколениях) – от золотого века, не знавшего вражды и бед, к железному, исполненному горя, войн и несправедливости, Гесиод убеждает: в неправедное и смутное время только труд спасет человека. Небольшие по размеру поэмы Гесиода были столь популярны, что их текст, по преданию, вырезали на бронзовых досках и установили у подножия Геликона.

Гомер и Гесиод были вершинами айсберга, потому их поэмы и дошли до нас. Видимо, жанр этот был очень распространен. Любопытно, что сохранилась пародия на эпос неизвестного автора «Война мышей и лягушек» (VI век до н.э.), написанная гекзаметром в возвышенном стиле, свойственном эпосу. Гибель мышонка Крохобора по вине лягушачьего царя привела к нешуточным баталиям, за которыми с Олимпа наблюдали боги.

Лирическая поэзия архаики (VII-VI вв. до н.э.)

Бурная эпоха перемен лишила человека защиты рода и клана, судьба бросала его по миру, вынуждая заботиться о своей безопасности и хлебе насущном или ублажать сильных мира сего (правители-тираны любили окружать себя философами и поэтами). Это означало, что пришло время поэзии индивидуальной, выражавшей страдание, одиночество, любовь, сомнения, жажду счастья. Близость к музыке отражена в самом названии этого поэтического жанра – лирика (от музыкального инструмента лиры) или мелика (от «мелос» – песня). В отличие от нынешней поэзии, лирика древних не знала рифмы, но была подчинена ритму, а потому очень музыкальна. К сожалению, мы располагаем малым количеством целых стихотворений, в основном это – строчки, отрывки, но и они, как горсть драгоценных камней, помогают понять непростую эпоху и мятущуюся душу эллинов.

Замечательной была поэзия Архилоха (VII в.),писавшего элегии, ямбы, басни, эподы. Авантюрист и странник, воин и философ, Архилох с острова Парос стал выразителем характера беспокойной эпохи. На жизнь ему пришлось зарабатывать ремеслом профессионального воина: «В остром копье у меня замешан мой хлеб…». Архилох смел, но отказывается от героического идеала прошлого. Он рассказывает, что бросил щит свой в кустах, чтобы спасти жизнь (поступок, немыслимый для гомеровских героев, невольников клановой чести!). В трудностях и печали его выручала независимость: «Свобода – лекарство от ран». По скудным отрывкам можно понять, сколь неистов был поэт во всех проявления чувства. Увлечение Ниобулой и неудавшееся сватовство вызвали строки страстной любви, а затем – не менее страстной ненависти: он сражался словом, как мечом. Познав в полной мере превратности судьбы, Архилох вывел и собственную философию жизни, вполне согласную с мудростью эллинов:

Сердце, сердце, грозным строем встали беды пред тобою.

Ободрись и встреть их грудью, и ударим на врагов!

Пусть везде кругом засады, – твердо стой, не трепещи.

Победишь, – своей победы на показ не выставляй,

Победят, – не огорчайся, запершись в дому, не плачь.

В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй.

Смену волн познай, что в жизни человеческой сокрыт.

Принято считать, что Архилох погиб в сражении. На родине в его честь было воздвигнуто святилище, открытое в наше время археологами.

Современниками Архилоха были поэты Каллин и Тиртей. Их объединяла патриотическая военная песня. Каллин вдохновлял ею граждан родного Эфеса на борьбу с врагами. Тиртей, по преданию, был прислан в Спарту афинянами в ответ на призыв о военной помощи во время восстания мессенцев. Появление хромого невзрачного поэта вместо войска было поначалу воспринято как издевка, однако, его песни и марши так подняли дух спартанцев, что он стал любимцем и символом постоянно воюющей Спарты.

Сатирическому направлению в это время отдали дань СемонидАморгский (VII в.) и Гиппонактиз Эфеса (VI в). Семонид в известной поэме о женщинах возводил их род к разного рода животным. Весьма нелестно характеризуя женскую природу, он делал вывод, что «женщина – величайшее зло, которое создал Зевс». Гиппонакт высмеивал отрицательные формы современной ему жизни. Лирика Мимнерма (VI в.) воспевала его возлюбленную – флейтистку Нанно.Помимо любовных песен у этого поэта есть стихи о героическом прошлом, грустные размышления о краткости человеческой жизни. Пессимизм разорившегося аристократа ФеогнидаМегарского (VI в.) был порожден страхом перед господством черни и надвигающейся бедностью (так ярко предстает в его стихах трагическая борьба демоса и эвпатридов). Но ему принадлежат строки и о великом назначении поэзии – мотив, повторенный Горацием, ставший темой стихотворения Державина, а затем и знаменитого пушкинского «Памятника»:

Я даровал тебе крылья; над морем парить беспредельным

И надо всею землей будешь на них ты всегда.

Песнь о тебе будет жить и у нас, и у всех, кому песни

Милы, доколе земля с солнцем на месте стоит.

Иное отношение к уходящей эпохе в элегиях мудреца и государственного мужа Афин Солона (VI в.), наполненных патриотизмом и воспевших его реформы.

Две жемчужины мелической поэзии подарил человечеству в конце VII в. остров Лесбос. Алкей посвятил свое творчество борьбе с тиранией, установившейся на острове («Песни борьбы»). Это были острые политические стихи. Поэт впервые сравнил государство с потерявшим управление судном (мотив, излюбленный в поэзии последующих эпох). Писал он также гимны богам, песни, посвященные веселому застолью, любовные стихи. Одно из них посвящено его соотечественнице Сапфо:

Сапфо фиалкокудрая, чистая,

С улыбкой нежной! Очень мне хочется

Сказать тебе словцо тихонько,

Только не смею: мне стыд мешает.

Интересно, что ответ Сапфо Алкею тоже сохранился:

Когда бы чисты были желания,

И не позорно было б словцо твое,

То стыд зрачков твоих не скрыл бы,

Прямо сказал бы ты все, что хочешь.

Сапфо, «десятая муза», по выражению Платона, стала особым явлением в архаической литературе Она сама называет себя именем Псапфа (светлая), которое удивительно подходит ей. Главной темой лирики Сапфо была Любовь. Строки (как немного их сохранило для нас время!) о дружбе и привязанности, неразделенном чувстве и страсти, о красоте природы и маленькой дочке – все окрашено нежностью и любовью. Как известно, Сапфо организовала в Митиленах школу для девушек, куда со всей Греции стекались те, кто хотел обучиться музыке, поэзии, танцу, а также женским семейным добродетелям. Современники называли ее божественной, ставили ей статуи, соотечественники выбили ее изображение на монетах. Плутарх говорил, что поэзия Сапфо «смешана с огнем». По преданию, она погибла, бросившись со скалы в море из-за безответной любви к молодому красавцу Фаону, по более достоверным свидетельствам – дожила до преклонных лет.

Легкость, музыкальность и удальство звучат в стихах «певца любви и пиров» Анакреонта (VI в.). Веселая жизнь при дворе тиранов Самоса, Афин, Фессалии, где в разные годы он находил пристанище, породили поэзию праздничную и популярную не только у современников, но и у потомков. Анакреонту подражали, его много переводили. Вот чисто «анакреонтовское» стихотворение в переводе А.Пушкина: