Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Очерк II. Философия и наука 2 страница



Римский театр. Комедии Невия, Плавта, Теренция и других авторов ставились на сцене римских театров и были любимы публикой. Ориентированные на греческие мотивы, они получили название поллиаты («комедии плаща», в который по греческому образцу были одеты актеры). Наряду с ней римлянами была любима ателлана (от города Ателла) – фольклорные комические сценки, которые разыгрывались прямо на площадях – с импровизацией, злободневными остротами, страшными и смешными масками. В ателлане, независимо от содержания, сложились постоянные персонажи: обжора Макк, болтун Буккон, злой горбун Доссен, шут и насмешник Санний. К популярным низовым жанрам относился и мим – представление, в котором прямо на улицах певцы, танцоры, акробаты разыгрывали фривольный фарс, не имея заранее подготовленного текста. Римский театр не походил на греческий. Его устройство описывает Витрувий в трактате об архитектуре. Театр приобрел крышу, занавес, окружавшую его колоннаду (прообраз фойе). Был упразднен хор. Актеры не были окружены почетом, как в Греции, скорее, признавались людьми низшего сорта, хотя и получали гонорар за выступления. Не стало и театральных состязаний. Сценические представления украшали собою различные ежегодные праздники и давались также по случаю важных событий. Историческая проза. Римляне, ощущавшие себя хозяевами и преобразователями мира, высоко ценили память о прошлом. «Римский миф» о великом и вечном городе создавался столетиями. Одним из первых писателей-историков был Марк Порций Катон (234-149), знаменитый сенатор, участник Пунических войн, автор дошедшего до нас трактата «О земледелии», речей и известного лишь по фрагментам исторического сочинения «Начала», прославлявшего Рим. Катон стал первым прозаиком, писавшим на латинском языке. Великим историком II века до н.э. справедливо называют Полибия (200-120). Грек из Мегалополя, известный деятель Ахейского союза, воевавшего с Римом, он был привезен в Рим в 168 г. вместе с тысячью знатных заложников как пленник, но здесь обрел именитых друзей, досуг и стал знаменитым писателем. Его «Всеобщая история» в 40 книгах (сохранилась лишь часть из них) – первая попытка серьезного осмысления истории многих народов Средиземноморья, их особенностей, войн с Римом и включения в состав Римской державы. Труд Полибия написан по-гречески, он объективен, строго документален, отмечен глубоким пониманием событий и явлений. Историк объясняет могущество Рима совершенством общественного и государственного строя, соединившего элементы монархии, аристократии и демократии. «Всеобщая история» стала для потомков ценным источником знания сложных процессов взаимодействия народов, объединенных римлянами, а также выдающимся памятником исторической и политико-правовой мысли античности.

Литература последнего века Республики (I в. до н.э.)

Последний век республики в Риме окрашен в трагические тона. Кризис полисного республиканского строя выразился в ожесточенной борьбе за военное и политическое лидерство, породил ощущение гибели и утраты традиционных ценностей и пробудил лучшие творческие силы к поиску выхода. С другой стороны, это было время освоения иных культур, острого интереса к греческой философии, историографии, литературе, пристального внимания к собственно римским событиям. Кризисное время, как это не раз бывало в истории, вызвало к жизни новые направления, мобилизовало мысль и слово, в литературе этого периода, как в зеркале, отразились достижения и беды римского общества.

Поэзия. Тит Лукреций Кар (98-55), о жизни которого почти ничего не известно, признан был современниками и почитаем потомками за единственную (и сохранившуюся до наших дней) философскую поэму «О природе вещей». В пору яростных баталий за власть и богатство он создал сочинение, раскрывавшее тайны природы и философии, полное смысла и любви к человеку, Главным героем поэт избрал греческого мудреца Эпикура, учение которого о мире изложил в ярких поэтических образах. Лукреций выступил страстным проповедником материализма Эпикура, полагая, что знание законов природы и человеческой жизни может освободить людей от страха смерти и сделать их счастливыми. Это удивительное произведение оказало несомненное влияние на творчество многих поэтов, один из которых, Овидий, сказал, что «возвышенные стихи Лукреция умрут только с гибелью Земли».

В то же время на смену эпосу и драме пришел жанр лирического стиха, сумевший отразить индивидуальные переживания человека – любовь, гнев, растерянность, политические пристрастия. Выразителями его стали поэты-неотерики (новые), из сочинений которых дошел до нас лишь сборник Гая Валерия Катулла (87-54), может быть, самой яркой звезды на поэтическом небосклоне республики. Недолгая жизнь этого порывистого, мятежного, страстного веронца, поселившегося в Риме, пришлась на разгар политических битв, а несчастная любовь сделала его душу особенно уязвимой:

Ненавижу и все же люблю.

Как возможно, ты спросишь?

Не объясню я. Но так

Чувствую, смертно томясь.

Его любовные признания Лесбии (под псевдонимом скрывалась римская красавица Клодия) исполнены нежности, тонкости, искренности, но они часто соседствуют со стихами едкими, злыми и грубыми в адрес изменившей возлюбленной или личных врагов. Катулл писал эпиграммы, элегии, а также поэмы на мифологические сюжеты. Завершение одной из них неожиданно бросает взгляд, полный горечи, на современную ему жизнь:

Но осквернилась земля преступлением тяжким, и люди

Прочь справедливость изгнали из сердца алчного, братья

Братьев кровь проливают, залиты братскою кровью.

Сын не рыдает уже над прахом отца дорогого,

И желает отец преждевременной смерти для сына.

Поэтический дар и сила темперамента Катулла делают его поэзию близкой современному человеку.

Научная и историческая проза. Сложное время политических противоречий требовало исторического осмысления, которое находим в трудах политика, сподвижника Цезаря и страстного историка Гая Саллюстия Криспа (86-35). В его сочинениях «Заговор Катилины», «Югуртинская война» и «История» (последнее сохранилось в отрывках) создана панорама событий гражданской войны, причины и природу которой он видит в испорченности нравов: «Первые разногласия, – пишет римский историк, – явились следствием порочности человеческой души, которая беспокойна, необуздана и всегда находится в борьбе то за свободу, то за славу, то за власть». Сочинения Саллюстия ценны, ибо он был очевидцем и вдумчивым интерпретатором событий. Решающее значение он придавал роли личности, его идеалом было умеренное государство, где власть распределена между сенатом и народом. Сжатый и выразительный стиль историка высоко был оценен еще древними. Ученым самого широкого диапазона был Марк Теренций Варрон (116-27), писавший сочинения по истории, философии, языкознанию, агрономии, искусству. Из более чем семидесяти его произведений до нашего времени дошел лишь трактат «О сельском хозяйстве» и часть сочинения «О латинском языке». Писатель-энциклопедист владел языком прозы и поэзии, он создал образец «хорошей латыни» и увлекательного стиля в изложении научных предметов. Марк Туллий Цицерон (106-43) – одна из самых значительных фигур в культуре поздней республики. Влиятельный политик, правовед, прославленный оратор, политический мыслитель, просветитель и философ, Цицерон во многом формировал вкусы и культурную среду своего времени. Он переработал греческое философское и литературное наследие, сделав его достоянием Рима («Тускуланские беседы», философские трактаты). Развил учение о государстве, обратив внимание на нравственные качества правителя и гражданина («О государстве», «О законах», «Об обязанностях»). Его речи против наместника Сицилии Верреса, разграбившего провинцию («Веррины»), заговорщика Катилины («Катилинарии»), политического противника Марка Антония («Филиппики») и другие, а также трактаты «Об ораторе» и «Оратор» подняли ораторское искусство на невиданную высоту, заложили правила и приемы построения и произнесения речей. Образцом эпистолярного литературного жанра стали «Письма» Цицерона к брату, друзьям и соратникам. В них – живые приметы времени, помноженные на наблюдательность и мудрость автора. Историк I в. Веллей Патеркул написал о Цицероне: «Он живет и будет жить вечно в памяти всех тех веков, пока пребудет нетронутым это мироздание, которое он, чуть ли не единственный из всех римлян, объял умом, охватил гением, осветил красноречием». Наконец, любопытные исторические «Записки о Галльской войне» и «Записки о гражданской войне» вышли из-под пера Гая Юлия Цезаря (100-44). Знаменитый политик и полководец, опираясь на документы (донесения сенату) и собственные впечатления, оставил нам интересные описания земель и племен, с которыми воевал, ценные сведения о ходе галльской кампании и подробностях быта галлов и германцев. Более субъективный рассказ о войне гражданской дополнил свидетельства других историков немаловажными деталями. Сочинения Цезаря написаны лаконичным, простым и понятным языком и служат важным источником по истории эпохи.

Литература времени Августа

«Золотым веком» римской культуры назвали время правления Октавиана Августа (30 г. до н.э. – 14 г. н.э.). Невиданному подъему ее способствовал и долгожданный мир после двух столетий гражданских распрей, и политика самого Августа. Поощрение наук и искусств,материальные вложения и прямые заказы со стороны власти ученым и писателям способствовали оживлению различных литературных жанров. Поэтическое творчество расцветало в дружеских литературных сообществах или кружках Гая Мецената, Азиния Поллиона, Месаллы Корвина. Гай Цильний Меценат– друг Августа и идейный вдохновитель его политики, происходил из старинного этрусского рода, был фантастически богат, славился своей эрудицией и любовью к литературе. Он отыскивал таланты, поддерживал их, взращивал, помогал материально (отсюда – «меценатство»). В его кружок входили Вергилий, Гораций, Проперций, Варий Руф. Азиний Поллион – историк и поэт, автор исторического труда о гражданских войнах (до нас дошли фрагменты), тоже объединял молодые дарования, он же организовал по поручению Августа первую публичную библиотеку в Риме и стал инициатором публичных литературных чтений. Римляне любили повторять слова Азиния: «Плоды человеческого разума являются всеобщим достоянием».Еще один кружок – Мессалы Валерия Корвина был менее связан с официальной идеологией. В него входили Тибулл и Овидий. Эти сообщества, объединявшие молодых поэтов-новаторов, желавших обновить архаичный и тяжеловесный язык римской литературы, стали питомником талантов. Несомненно, в этом есть заслуга Августа, несомненно также и другое: Принцепс сумел направить дарование поэтов в нужное ему русло официальной идеологии, заботясь о величии своего имени и правления. Заметим также, что практически все гении этой эпохи вышли из атмосферы, опаленной гражданской войной.

Научная и историческая проза. Созданию мифа о «вечном городе» и его золотом веке послужили труды ученыхавгустовой эпохи. Историк Тит Ливий (59 г. до н.э.-17 г. н.э.) написал «Историю Рима от основания города» в 142 книгах. Его труд – монументальная художественная панорама истории самого могущественного государства: «Не было другого государства обширнее, благочестивее, богаче хорошими примерами…». Сохранилось всего 35 книг этого сочинения, многие книги известны только по извлечениям, но и они дают представление об увлекательном и патриотическом изложении историка. Правда, Ливия считают компилятором, он грешит субъективностью и не очень заботится об истине, но образы суровых и мужественных римлян-победителей впечатляют. Страбон (64 г. до н.э.– 20 г. н.э.) – понтийский грек, был ученым-географом, сделавшим зримым для читателей круг земель от Британии до Индии. «География» Страбона утверждала бескрайность и полиэтничность римских владений, а для потомков стала неисчерпаемым источником сведений о природе и нравах множества народов. Трактат Марка Витрувия «Об архитектуре», посвященный Августу, обобщил опыт зодчества греков, этрусков, римлян. Сопровождавшие его иллюстрации утрачены, но описания позволили реконструировать памятники и использовать технику античного зодчества в последующие века.

Поэзия «золотого века» представлена поистине великими именами. Одним из поэтов, украсивших и воспевших время Августа, был ПублийВергилийМарон (70-19 г. до н.э.). Родился Вергилий в провинции, недалеко от Мантуи, в семье ремесленника-гончара, получил, однако, неплохое образование в риторических школах Кремона и Рима. Его учителем был философ-эпикуреец Сирон, занятия с которым на всю жизнь определили тягу поэта к философии. Небольшое поместье учителя близ Неаполя Вергилий купил после смерти Сирона и проводил там большую часть жизни, занимаясь творчеством. Он вовсе не был похож на придворного поэта, каким сделала его судьба и Меценат. Высокий и нескладный («мужиковатый», как скажет о нем один из исследователей), не в меру застенчивый и легко красневший (прозвище у друзей – «недотрога»), ненавидевший почести и страстно любивший одиночество, Вергилий плохо вписывался в блестящую среду окружения Августа. Славу римской поэзии составили его «Буколики», «Георгики» и особенно «Энеида». Все, что написано Вергилием, прославляет Рим, природу Италии и ее жителей. «Буколики» (пастушеские песни) являли собой новый стиль (основателем его был Феокрит) идиллических песен-бесед пастухов на тему любви и природы. Начатые в пору гражданской войны – как уход от страшного времени, они были завершены уже при Августе и воспевали новый век:

О, посмотри, как колеблется мир всей тяжестью гибкой,

Земли, просторы морей и над ними глубокое небо.

О, посмотри, как все радо грядущему новому веку!

«Георгики» (земледельческие песни) посвящены Меценату и Августу. Они написаны в жанре дидактического эпоса и содержат наставления в искусстве земледелия. Но поэма Вергилия – не трактат по агрономии, а, скорее, философское произведение. Главное в нем – человек как частица великой природы, главное – любовь к родной Италии с ее тучными пашнями и зелеными пастбищами. Самая большое и значительное его сочинение – эпическая поэма «Энеида», которую Вергилий писал больше десяти лети считал ее незавершенной. Умирая, он просил друзей сжечь сочинение, но Август не разрешил сделать это и издал его. Поэма была заказана Вергилию Октавианом: воспевая троянского героя Энея, ставшего волей судьбы прародителем Рима, поэт, по сути, воспевал род Октавиана, который якобы восходил к Энею, а через него к самой богине Афродите. «Энеида» повествует о странствиях, любви, сражениях героя, главное предназначенье которого – соединить историю Эллады с историей Рима. Семь ее песен, написанных гекзаметром, наполнены живым человеческим чувством, афоризмами, совершенной по красоте поэзией. Вергилий стал признанным классиком еще при жизни. В Помпеях на стенах зданий археологи нашли фрагменты «Энеиды». В средние века Вергилия считали мудрецом, предсказавшим рождение Христа (в четвертой эклоге «Буколик» речь идет о рождении божественного младенца от Девы). Данте сделал его своим проводником по миру мертвых. Европейский эпос и пастораль Возрождения развивались под влиянием Вергилия. И в наши дни в Вергилии видят величайшего поэта на все времена, необычайно глубоко раскрывшего мир римлянина – в лучшем понимании этого слова – и просто мир человека.

Другой жемчужиной в литературном венце нарождавшейся империи стал КвинтГораций Флакк (65-8 г. до н.э.), «поэт золотой середины». Время швыряло этого поэта на скалы и грозило гибелью, время вознесло его на вершину. Гораций – младший современник и друг Вергилия.Сын вольноотпущенника,он получил начальное образование в римской риторической школе, а заканчивал его а Афинах, в «Новой академии». В Риме Гораций сблизился с Брутом и воевал с ним против Августа. После победы Августа он возвратился в Рим, где бедствовал, поскольку родовое имение было конфисковано. Спасением стало знакомство с Меценатом, который примирил поэта с Принцепсом, а Горацию подарил виллу в Сабинских горах (она найдена археологами в 1928 году). Став искренним сторонником нового режима, Гораций свои произведения посвящал Меценату и Августу, которые были для него символом упорядоченности мира, но никогда не прогибался перед новой властью: так, он отказался быть секретарем Августа, что было не безопасно. Его стихотворения (к счастью, время сохранило их для нас), как зеркало, отражают и страшные явления гражданской смуты, когда Рим был на распутье, и радости новой жизни. Ямбические двустишия эподы, написанные в разгар гражданских войн, дышат горечью и страхом за страдающую отчизну. Сатиры содержат бытовые зарисовки, стихи о дружбе и любви, посвящения Меценату. Оды включают дружеские обращения, гимны богам, любовные стихотворения, философские размышления. В последний сборник, «Послания», вошли стихи, написанные в виде писем. Самое знаменитое из них, «Послание к Пизонам, или Искусство поэзии», в котором Гораций изложил свои размышления о литературном творчестве. Стихи Горация, в отличие от элегической и возвышенной поэзии Вергилия, просты и безыскусны, порой ироничны и даже грубоваты, их отличает яркая образность, филигранная отделка, разнообразие ритма. Уже древние ввели понятие «горацианская мудрость», имея ввиду мудрость поэта, славившую во всем «золотую середину», радость от умеренности и простых вещей, мудрость, выразившую в стихах философию скромной, но духовной и содержательной жизни. Слава о нем гремела, но «невысокий толстенький подслеповатый вспыльчивый человек» был к ней равнодушен, хотя сознавал, какое место занимает в поэзии:

Памятник я воздвиг, меди прочнее он,

Выше, чем пирамид царственных мощный взлет.

Дождь, точащий гранит, и Аквилона вихрь

Не разрушат его. Неисчислимый ряд

Лет над ним пролетит, и пробегут века.

Нет! Не весь я умру. Лучшая часть меня

Похорон избежит. Слава моя цвести

Будет вечно, пока в Капитолийский храм

Жрец восходит, а с ним дева молчащая...

В это время в Риме получил развитие и жанр любовной элегии. Он представлен Галлом, Тибуллом, Проперцием и Овидием. Эти поэты были далеки от политики, часто иронично относились к нововведениям Августа, создавая свой поэтический мир, в чем-то противостоявший официальному. Темой их творчества были любовные переживания, грусть разлуки, радость свиданий. Их книги посвящались не Меценату и Августу, а женщинам (у каждого своя героиня). Элегии были разными – например, у Тибулла они изящные, страстно нежные, у Проперция – скорбные, исполненные ревности.

ПублийОвидий Назон(43 г. до н.э. – 18 г. н.э..) может быть, самое замечательное поэтическое явление этого времени. Родившись в провинции, Овидий получил юридическое образование в Риме, но ни оратором, ни чиновником, как хотел отец, он не стал, отдавшись творчеству. Жизнь поэта в Риме до пятидесяти лет была яркой: покровительство Мессалы Корвина, дом на Капитолии, открытый для множества друзей, вилла на берегу Тибра, где так хорошо работалось, любимые жена и дочь, а главное, признание – Овидий был необыкновенно знаменит, популярен и любим как поэт. К этому времени относятся его «Аморес» – победительные «Песни любви»:

Каждый влюбленный солдат, и есть у Амура свой лагерь.

Аттик, поверь мне и знай: каждый влюбленный – солдат!

Стихи разлетелись по Риму, их читали все. Легкость, остроумие, наблюдательность, шутливость, изящество, знание женской психологии. Это был вызов серьезной (и лицемерной) морали Августа. Тогда же родились «Героиды» послания мифологических героинь своим возлюбленным (Пенелопы – Одиссею, Медеи – Ясону, Елены – Парису, Дидоны – Энею, всего 15 посланий), «Притирания для лица» – описание косметических тонкостей и секретов сохранения молодости, «Наука любви»и «Лекарство от любви»поэтические советы юношам и девушкам, как найти любовь и удержать ее и как избавиться от любви мучительной и неразделенной, «Фасты» –изложение в стихах римского религиозного календаря. Но венцом творчества стали «Метаморфозы»,эпическая поэма о превращениях, которым подвержен мир. В пятнадцати книгах Овидий гекзаметром излагает мифы и истории о превращениях – от сотворения мира до времени Августа. Изменчивый мир движется и преображается Любовью, как, например, в рассказе об ожившей прекрасной статуе Пигмалиона (книга X). Для нас «Метаморфозы» – бесценный источник мифологических сказаний античности.

А дальше судьба Овидия сложилась трагически. В 8 г. н.э. он был изгнан Октавианом из Рима и сослан в поселение Томы на самой окраине империи. Его книги были изъяты, друзья отшатнулись. В пустынном месте на холодном Фракийском побережье Понта, где жили геты и сарматы, где не звучала латинская речь, поэт провел последние десять лет своей жизни и умер, так и не увидев родины. Спасала поэзия:

Муза мне путь облегчает к суровому Понту,

Верной осталась она, делит изгнанье со мной.

Муза одна не боится мечей и скифских кинжалов,

Вражеских козней, морей, яростных бурь и ветров.

О причине изгнания исследователи творчества Овидия гадают до сих пор. Но ясно одно: раскрепощенная и даже фривольная поэзия певца любви не вписывалась в политику ханжеского и показного благочестия Августа. М.Л. Гаспаров очень точно заметил: «Овидий сослан не потому, что он был в оппозиции к режиму Августа, скорее, наоборот, потому что он был прямым порождением этого режима, сознавал это и воспевал его… А режим хотел, чтобы его воспевали не за то, чем он был, а за то, чем он хотел казаться». В изгнании написаны полные печали и горестных раздумий «Скорбные элегии». Там же родились «Послания с Понта»,адресованные друзьям, жене, Принцепсу. В них звучит одиночество, страдание, мольбы о возвращении, оставшиеся без ответа... В центре Констанции (древние Томы) на площади стоит памятник Овидию с его автоэпитафией:

Я, здесь лежащий, я тот, кто шалил, любовь воспевая.

Даром погублен своим. Имя поэта – Назон.

Ты же, мимо идущий, коль сам любил ты, промолви:

«О, да будет легка праху Назона земля!»

Как видим, отношения с властью у поэтов могли быть разными. Не станем обвинять Вергилия и Горация в «служении» режиму. Со всей искренностью поэты, пережившие ужасы гражданских войн, принимали благодатное время! Овидий же принадлежал к поколению, выросшему в эпоху принципата, и его поэзия смело и талантливо отразила новое время.

Серебряный век римской литературы (сер. I в. н.э.)

В правление преемников Августа, к середине века, власть в Риме скатывается к произволу. Литература же, представленная талантливыми авторами, становится голосом протеста либо служит авторитарному режиму. Показательно, что все выдающиеся писатели и поэты этой драматической эпохи, пали жертвами репрессий. Примером может служить судьба и творчество философа-стоика и драматурга Луция Аннея Сенеки (5 г. до н.э.- 65 г. н.э.). Сын известного римского оратора Сенеки Старшего, он был одним из самых образованных и ярких личностей своего времени. При Калигуле и Клавдии Сенека подвергся гонениям и провел в изгнании восемь лет. Вызванный из ссылки Агриппиной, был назначен воспитателем юного Нерона, а затем стал невольным соучастником преступлений императора. Трагедия жизни, в которой так резко разошлись учение философа о нравственности и его служение тирании, обнаруживала трагедию Рима в период утверждения единоличной власти. Печальный конец этой жизни (обвинение Сенеки в заговоре против императора и вынужденное самоубийство) кажется почти закономерным... Помимо философских сочинений (самое знаменитое из них «Нравственные письма к Луцилию») до нашего времени дошли девять трагедий Сенеки, написанные на мифологические сюжеты – «Троянки», «Эдип», «Медея» и другие. Обличение жестокости правителей, всевластие слепого рока, мысли о духовной свободе человека в пьесах драматурга были продолжением его стоической философии, они страстно раскрывали неприемлемость тирании.

Та же участь постигла и талантливого молодого поэта Марка Аннея Лукана (39-65), отразившего в эпической поэме «Фарсалия» идеи, порицавшие произвол и защищавшие республиканские ценности. Поэма посвящена борьбе Цецаря с Помпеем, захватившего власть диктатора с приверженцем республики. По сути, она раскрывает природу деспотической власти, установившейся в Риме при Нероне. Жертвой Нерона стал и блестящий аристократ, придворный Принцепса Гай Петроний (ум. в 66 г.), прозванный «Арбитром изящного». Писатель, от романа которого «Сатирикон» до нас дошли фрагменты, стал основоположником нового жанра. В романе, где перемежается проза и поэзия, с искрометным юмором изображаются самые низменные нравы римского общества: бродяга-герой встречает различных людей, попадает в переделки, присутствует на пиршестве богача Тримальхиона… Виртуозное владение словом и острая ирония делают стиль автора необычным, о чем он сам говорит:

В милом рассказе моем веселая прелесть смеется,

Нравы народа поет мой безмятежный язык.

Жанр басни представлен был в это время выходцем из низов, вольноотпущенником Федром. Перерабатывая басни Эзопа, автор вкладывал в них острый социальный смысл. Творчество Федра послужило в будущем основой произведений Лафонтена и Крылова.

Литература конца I - II в. н.э.

Поэзия и проза. Римские поэты этого периода отдают предпочтение малым жанрам, позволяющим сжато, отточено, остро отразить все негативные явления и посмеяться над ними. Таковы были «Эпиграммы» Марка Валерия Марциала (40-104), высмеивавшие пороки современной ему действительности, и злободневные морализаторские «Сатиры» Децима Юния Ювенала (60-140), изображавшие унижения бедняков, бесстыдство богачей, порочность римских матрон. Создателем жанра сатирического диалога был сириец ЛукианСамосатский (120-180), писавший по-гречески. Ему приписывается более 80 дошедших до нас прозаических сочинений: «Разговоры богов», где пародируются античные верования (Энгельс назвал Лукиана «Вольтером древности»), «Разговоры гетер», откровенно передающие нравы женского сословия, «Неучу, который покупал много книг», где изобличается невежество, «Парасит», где высмеивается прихлебательство, и другие. В трактате «Как писать историю» Лукиан подверг критике недобросовестных историков-эпигонов, а в речи «Похвала мухе» напыщенную риторику ораторов-пустословов. Философ, адвокат и ритор Луций Апулей (р. в 125 г.) стал знаменитым, благодаря своим философским трактатам, речам и, особенно, роману «Метаморфозы, или Золотой осел». Герой «Метаморфоз», превращенный колдовским зельем в осла, «на своей шкуре» испытал все превратности судьбы. Роман, изобилующий натуралистическими подробностями, мистикой, эротическими сценами и фантасмагорией, принес автору всемирную известность. Он интересен также наблюдениями за жизнью различных слоев общества и вставными новеллами (одна из них – новелла-сказка об Амуре и Психее).

Научная и историческая проза. Писатели, составившие интеллектуальную элиту Империи в это время, своим творчеством демонстрировали широту знаний и интересов. Различные по характеру произведения создавал видный ученый и государственный деятель Гай Плиний Старший (23-79). До нас дошел его колоссальный энциклопедический труд в 37 книгах «Естественная история», в котором на основе изучения более двух тысяч греческих и римских авторов собраны сведения о достижениях множества наук и искусств. Плиний погиб в 79 году при извержении Везувия, командуя флотом. Его племянник, Гай Плиний Младший (61-114) тоже был талантливым писателем. От его наследия сохранились «Письма», адресованные императору Траяну и друзьям, и «Панегирик Траяну». Письма Плиния – живые и содержательные – дают нам бесценные свидетельства о государственной и культурной жизни Рима.

Получивший в это время жанр биографии представлен современником Плиния Младшего, историком и писателем Гаем Светонием Транквиллом (70-150), автором знаменитой книги «Жизнь двенадцати Цезарей», интерес к которой сохраняется и поныне. Увлекательно написанные и популярные биографии императоров от Юлия Цезаря до Домициана содержат интереснейшие подробности о государственной и частной жизни, характере, привычках, деяниях могущественных правителей Рима. «Сравнительными жизнеописаниями» греческих и римских деятелей прославился и Плутарх (46-120), оставивший нам 46 параллельных биографий. Грек из Херонеи, получивший римское гражданство, снискавший покровительство Траяна и Адриана, был высоко образованным и талантливым писателем. Героями его «Жизнеописаний» стали Тезей и Ромул, Демосфен и Цицерон, Александр и Цезарь. Эмоционально и достоверно описывая жизнь полководцев, ораторов, политических деятелей, Плутарх открывает для нас историческую эпоху и дает образцы высокой добродетели. Он выступает, прежде всего, как моралист, предлагая учиться у его героев мужеству, чувству долга, патриотизму. Моралистом он остается и в своих философских сочинениях «Моралиях», где рассуждает о вещах самых различных, но объединенных его живым интересом и поучительностью.