Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Очерк II. Философия и наука 4 страница



Глиптика. Искусство гемм, камей и инталий получило развитие, в основном, в имперский период. Так, выдающийся резчик инталий Диоскурид, работавший при Августе, создавал не только портреты императора, но, очевидно, и сцены на мифологические сюжеты. Вполне обоснованно ему приписывается крупная аметистовая инталия из собрания Эрмитажа с изображением обнаженной нимфы Ауры, сидящей на морском чудовище. С присущим ему мастерством Диоскурид оттенил нежность тела прекрасной нимфы грубым телом монстра с острыми плавниками. Большая «камея Августа» из бело-розового оникса искусно украшена сложным рельефом: на ней в верхней части изображена императорская семья, в нижней – композиция из воинов и пленников.

Стекло. Расцвет искусства и художественных ремесел, наступивший после ожесточенных гражданских войн, в годы ранней империи, определил и применение в городах римского государства изделий из сравнительно нового, мало известного ранее материала – стекла. Сосуды из непрозрачного (иногда называемого финикийским) стекла, выполненные в технике выдувания, и особенно многоцветные чаши мозаичного стекла, а также кубки с двойными стенками, между которыми вставлялись тонкие прокладки золотой фольги, искусно выполнялись римскими мастерами. В древнеримских погребениях археологи обнаружили прекрасные образцы стеклянных сосудов разнообразных форм, выполненных в различной технике.

Монеты. С III века до н.э. римские монеты начали, подобно греческим, украшаться художественными изображениями как на лицевой стороне, так и на оборотной. Однако расцвет монетных чеканов – миниатюрных рельефов, приходится на эпоху Августа, когда золотая чеканка стала регулярной. Обычно на лицевой стороне монет изображали портрет Августа, а после его смерти – профили других императоров, иногда и императриц. Так, известна монета с портретом Ливии. На оборотных сторонах воспроизводились алтари, храмы, триумфальные арки, военные трофеи, коленопреклоненные варвары. Настоящими произведениями искусства являлись изображения на серебряных монетах времени Августа. Реверс одного денария украшен фасадом шестиколонного храма, реверс другого — алтарем с гирляндами и двумя оленями. Большую роль играли надписи на монетах (чаще всего, это были имена императоров). Они располагались по окружности на краю монеты, порой под рельефом, реже – пересекая круг монеты и прерываясь расположенным на ней изображением. Лицо императора на монетах, как правило, выбивалось в профиль. Введение во времена Августа в монетное обращение более дорогих материалов, нежели в годы республики, естественно, способствовало и улучшению чеканов монет. Совершенствовалось и производство медных монет, в частности использовалась не бронза, а более дорогой сплав меди – латунь.

Христианское искусство

Христианское искусство, вполне естественно, использовало навыки и методы искусства римского. Однако оно обогатилось христианской символикой и новыми решениями, отвечавшими духовным запросам христианства. Ранние его памятники относятся ко II-III векам, когда христианство было гонимой религией, и представлены катакомбами (подземными галереями, где христиане хоронили умерших) с фресковыми (реже мозаичными) изображениями. Так, катакомбы Присциллы (самые старые в Риме) украшены фресками, из которых выделяется первое из дошедших до нас изображение Богородицы с младенцем и пророками (II век). Катакомбы святого Каллиста (их протяженность около двадцати километров) содержат изображения святых мучеников, христианских таинств, символов христиан – рыбы, агнца, голубя, виноградной лозы. Нередко в катакомбах встречаются сцены из Ветхого и Нового Завета, например, Ной в ковчеге или Моисей, источающий воду из скалы. Памятники раннехристианской скульптуры тоже используют достижения античной пластики. Это ясно выражено, например, в статуе «Доброго пастыря» из Лютеранского музея в Риме (юноша-пастух с ягненком на плечах). Такой же характер имеют и ранние статуи Христа.

Строительство христианских храмов могло начаться только с IV века, после эдикта Константина о свободном вероисповедании религии. Основной тип раннехристианского культового здания – продольно вытянутый храм, так называемая базилика, восходит к эллинистическим и римским базиликам, (строениям светского характера). В отличие от античных храмов, не предназначенных для скопления людей внутри здания (все торжества совершались перед ним), христианский храм был, прежде всего, местом собрания верующих. Поэтому основное значение в нем приобрело не внешнее, а внутреннее художественное убранство. Снаружи можно было видеть лишь необработанные глухие стены, а внутри – разделенный на несколько частей (нефов) колоннами храм был богато украшен цветным мрамором и мозаикой, фигурами ангелов и святых. Своеобразная лучистость мозаики, светозарный характер ее красок способствовали одухотворенности фигур, рождали ощущение их невесомости. С другой стороны, мозаика производила впечатление особой торжественности. Христианские храмы всегда ориентировались алтарной частью на восток, лучи восходящего солнца, проникавшие сквозь окна в алтарное пространство, создавали особый эффект во время утренних богослужений. Базилика перекрывалась плоским потолком, иногда он просто отсутствовал, и стропила перекрытий оставались открытыми. К наиболее известным римским раннехристианским храмам принадлежит базилика святой Марии Великой (Санта Мария Маджоре)вРимеи огромные базилики святого Пера и святого Павла. Перестроенные в последующие века, эти храмы все же сохранили во многом свой первоначальный облик. Распространившаяся по всей Римской империи христианская базилика стала исходным образцом для формирования основного типа храма в эпоху средневековья – и на Востоке, и в Европе.

Другой тип христианских построек, воздвигавшихся обычно над могилами мучеников или членов императорской семьи, имел характер мавзолеев. Примером такой постройки может служить мавзолей Констанцы, дочери Константина, построенный императором на восточной окраине Рима (ныне церковь Санта Констанца) – круглое бетонное здание, покрытое куполом. Перекрытия его покоятся на двенадцати парных колоннах, связанных арками в круговой неф. Главным сокровищем мавзолея и поныне являются мозаики: на белом фоне раскинулись виноградные лозы, между которыми расположены сцены сбора винограда, в небольших круглых медальонах – амуры, овны, голуби. Все эти произведения имеют смысл, отвечающий христианской символике, но в изобразительном плане они во многом сохраняют близость к античной реалистической традиции. Новые идеи и формы, выработанные в искусстве позднего Рима, после распада Западной римской империи нашли свое продолжение в искусстве Византии.

***

Древнеримское искусство формировалось на основе греческого. Велика роль римлян в создании копий эллинских шедевров, которые донесли до нас многие творения греков. Но будучи талантливыми учениками, римляне пошли дальше: усовершенствовав материалы и технику изготовления, изобретая новые инженерные решения, они создали уникальные памятники, определившие во многом последующие достижения в области искусства, особенно архитектуры. В частности, римляне в буквальном смысле научили человечество строить гигантские мосты, каналы, акведуки, дороги. Под римским искусством следует понимать не только памятники собственно Рима, но и искусство многих народов, входивших в римскую державу. Своеобразием его было переплетение самых разных творческих начал и национальных школ. Однако оно было повсеместно освещено римским духом, главной идеей господства и процветания «вечного города». Особенностью римского наследия в искусстве стал и тот факт, что в разных странах на нескольких континентах до наших дней сохранились римские памятники – неумирающие следы великой цивилизации.

 

 

Очерк V. Быт и нравы римлян

Нравами древними держится Рим

И доблестью граждан.

Квинт Энний

Римлянин! Ты научись народами править державно –

В этом искусство твое – налагать условия мира,

Милость покорным являть и смирять войною надменных!

Вергилий

Образ жизни и идеалы

«Отеческие нравы». Нравственные ориентиры в жизни римлян складывались в соответствии с состоянием общества и государства. Пора республиканских порядков, совпавшая с грандиозными завоеваниями Рима, породила идеал гражданина, способного сохранить и приумножить славу и процветание отечества. С величайшим почтением относились римляне к делам и нравам предков. Из поколения в поколение передавались сказания об их подвигах – образцах для подражания. Служение республике являлось высшим долгом и достоинством римлянина, который был обязан беспрекословно следовать закону, уважать власть, защищать государство. «Я должен, следовательно, я могу» – таково было непреложное правило жизни. Образ сурового и честного воина многократно встречается в римской литературе, как пример лучшего гражданина (читайте Плутарха, Ливия, Цицерона!). Сдержанность и самообладание украшали человека. «У римлян искони в силе своеобразное обыкновение показывать высшую степень гордости и упорства в несчастии и величайшую умеренность в счастии: всякий признает такой образ действия правильным», – пишет Полибий. К тому же, римлянин должен быть благочестивым человеком, безупречным семьянином, рачительным хозяином. Достоинство и мужество дополнялось скромностью, непритязательностью и простотой в быту. Считалось неприличным выставлять напоказ свое богатство. Даже римские сенаторы, подобно Катону, жили просто – например, ели из деревянной и глиняной посуды. Их жены и дочери сами пряли шерсть, ткали и шили одежду. Законами XII таблиц предусмотрены меры, пресекавшие расточительность и роскошь. Там же встречаем статьи, которые ограничивали пышность погребений, считавшуюся демонстрацией богатства. В III веке до н.э. сенат, по настоянию Катона, принял решение, запрещавшее женщинам ношение многочисленных украшений, а столетие спустя особым указом ограничил возможные затраты римских граждан на обед. Законы «против роскоши» появлялись и в последующие века. Однако сохранить этот идеал в условиях превращения Рима в державу, в условиях глобальных изменений – притока в Рим с востока рабов, шелков, ковров, серебряной посуды, произведений искусства и т.п., было очень сложно. Падение нравов, выразившееся в привычке к роскоши, в стремлении к обогащению, в любви к праздности, стало очевидным уже в конце республики. «О времена! О нравы!», – восклицает Цицерон. И далее перед нами проходит галерея тщеславных политиков, дерущихся за власть, жестоких завоевателей, утвердившихся в своей безнаказанности, беззастенчивых грабителей – наместников провинций, плебеев, требующих «хлеба и зрелищ», венценосных тиранов, бездельников, льстецов, обжор, развратников… В конкретных примерах подобного рода нет недостатка, хотя, возможно, не они останутся в истории «визитной карточкой» римского гражданина, а образы, полные нравственного смысла, которые найдем мы в свидетельствах римских писателей даже о самых смутных временах.

Воинская доблесть. Значительную часть жизни римляне посвящали ратным трудам. Все качества, необходимые римскому воину, юноши усваивали чуть ли не с колыбели. Считалось, что лучшие воины выходят из хороших земледельцев, поскольку необходимые тем и другим качества во многом совпадают: крепость тела и сила духа, выносливость и неприхотливость, почтение к старшим. Выше всех остальных достоинств римляне ставили воинскую доблесть, понимая ее более широко, чем другие народы. В представлении римлян она означала не только личную храбрость, но также верность родине, преданность боевым соратникам, способность безропотно и стойко переносить тяжкие труды и лишения, беспрекословное повиновение командирам. Воины многих народов не уступали римлянам своей отвагой, но мало кто из них мог, подобно римскому легионеру, во время похода нести на своих плечах более сорока килограммов разной поклажи, каждый вечер возводить на месте ночной стоянки военный лагерь – целый город, укрепленный рвами, валами и частоколами, довольствоваться воинским скудным пайком. Ни в одной другой армии не было такой суровой дисциплины, такого неукоснительного исполнения приказов. Римские часовые, не получившие во время наступления врага приказа об отходе, предпочитали погибнуть, но не оставить своего поста. Вместе с тем, успешные завоевания привили римлянам чувство надменного превосходства над другими народами, презрение к варварской культуре и обычаям. Бесплодность и вред такого отношения подчеркивал Тацит, с уважением описывая уклад жизни и характер германцев в конце I века н.э.

Частная жизнь римлян

Жилище, утварь, внешний вид римлянина, его трапеза и времяпровождение зависели от достатка семьи и социального статуса. Тем не менее, можно уловить общие черты частной жизни – ауру дома, дух семьи, пристрастия к занятиям и развлечениям, характерные для людей древнеримского общества.

Римский дом. Одни римляне жили в скромных каморках, другие в богатых домах или загородных виллах. Но повсюду была заметна забота о красоте и удобстве жилища. Центральное помещение дома (атрий) служило для семейных торжеств и приема гостей. Потолочный проем в его крыше делался для вентиляции и освещения, а под проемом находился бассейн, куда стекала дождевая вода. Грязная вода уходила по стокам за пределы дома. За атрием располагались другие помещения – кабинет хозяина дома, столовая, кухня, спальни. Любимейшим местом отдыха был дворик, окруженный колоннами (перистиль). Здесь всегда присутствовало так ценимое римлянами сочетание зелени и воды: цветы, кусты, фонтаны, искусственные водопадики делали отдых приятным. Сельские и многие городские дома были снабжены водопроводом или колодцами. Жизнь в тесных помещениях многоэтажных инсул (съемных квартирах) была куда прозаичнее. При отсутствии в них удобств римляне вынуждены были носить воду в жилье из ближайшего колодца, пользоваться общественными уборными, а мусор выбрасывать прямо в окно. Ювенал сетует на опасность прогулок по римским улицам, когда «сверху летит битая посуда». Внутренний вид италийского дома хорошо прослеживается по сохранившимся интерьерам помпейских домов. Мебель в доме, плетеная и деревянная, была удобной и разнообразной: стулья разной конфигурации, низенькие столы для обедов или чтения и широкие мраморные, на которые ставили посуду, кровати со спинкой-изголовьем, покрытые матрасом и шерстяными одеялами, обеденные ложа (клине), где можно было разместиться втроем, сундуки для одежды, лари для книг… Важным дополнением интерьера были светильники (простенькие глиняные и помпезные бронзовые канделябры), переносные печи-жаровни, кухонная и столовая посуда (плетеные короба, керамические, бронзовые и серебряные сосуды). Дома состоятельных горожан имели мозаичные полы, колонны, ниши, настенные росписи, украшались статуями.

Трапеза римлян. В раннереспубликанский период рацион римлян был скромен. Катон, к примеру, восхвалял предков за умеренность в еде, которой и сам старался придерживаться. Стремясь использовать световой день, римляне поднимались рано (часто в 4-5 часов утра) и, поев, принимались за дела. Как и греки, они обычно трапезничали три раза в день: ранним утром был первый завтрак, около полудня – второй, ближе к вечеру – обед. Хлеб, каши, молоко, яйца, сыр, изюм, овощи за завтраком, рыба и морепродукты, мясо птиц или домашних животных, овощи, фрукты, пироги и печенья на десерт за обедом – таков был обычный набор продуктов. Вино римляне, как и греки, пили, чаще всего, разбавленным. Иногда в него для вкуса и аромата добавляли лепестки роз, фиалок или веточки можжевельника. Кроме того, в холодное время года очень любили напиток кальду из вина, горячей воды, меда и пряностей. Пили также виноградные морсы и мульсум (напиток из свежего виноградного сока и меда). Семейные обеды (женщины принимали в них участие) были маленьким праздником и могли длиться несколько часов. В период поздней республики и империи от патриархальной простоты застолий почти ничего не осталось. В богатых домах все чаще устраивались пиры, на которых изобилие и излишества были обычным делом. За большими обедами прислуживало много специально обученных рабов, на них приглашали певцов и музыкантов, трапезу разнообразили играми в кости и бабки. Знаменитое описание пира Тримальхиона в «Сатириконе» Петрония представляет картину чревоугодия и избыточной роскоши, недалеко ушедшую от действительности:

Между тем подали изысканную закуску… Посреди подноса стоял ослик коринфской бронзы с вьюками вперемет, в которых лежали с одной стороны белые, а с другой – черные оливки. Над ослом возвышались два серебряных блюда, по краям их были выгравированы имя Тримальхиона и вес серебра, а на спаянной подставке вроде мостика лежали жареные сони с приправой из мака и меда. Были тут также и горячие колбаски на серебряной решетке, а под решеткой – сирийские сливы и гранатовые зерна.

 

Внешность и уход за телом. Как и эллины, римляне с большим вниманием относились к своей внешности – чистоте, уходу за телом, разнообразию одежды. Вместе с тем, и здесь все было подчинено традициям и законам. Нижней одеждой мужчин и женщин была туника. Уже она указывала на социальный статус человека. Так, сенаторы носили белую тунику с широкой пурпурной полосой, всадники – с узкой полосой, триумфаторам пристало носить пурпурную тунику. Поверх туники женщины надевали длинную и широкую столу с коротким рукавом, в холодное время пользовались еще и верхней накидкой – паллой. Верхней одеждой мужчин была тога. Ее носили лишь римские граждане, имевшие «право тоги». Большой кусок ткани укладывали особенным способом складками, перебрасывая конец через левую руку. Со временем у римлян распространились и греческие гематии, а также кожаные накидки с капюшоном. Обувью служили кожаные сандалии с ремешками, обхватывавшими ногу, сапоги для дальних походов, низкие ботинки. Носить головной убор в черте города считалось не принятым, при необходимости и во время религиозных церемоний на голову набрасывали край тоги. Римские прически хорошо известны нам по скульптурным и вазописным изображениям. Мужчины носили бороду и усы, но могли обходиться и без них. Женщины укладывали волосы короной надо лбом, узлом на затылке, украшали прически венками, лентами и диадемами, иногда носили парики. Самым распространенным украшением служили фибулы – изысканной формы застежки, скреплявшие одежду. Женщины с восторгом носили ожерелья, серьги, кольца, браслеты, щеголяли зонтиками от солнца. Забота о чистоте, здоровье и спортивной форме реализовывалась в спортивных залах и термах. «В здоровом теле – здоровый дух». Это убеждение, высказанное Ювеналом, не было для римлян пустым звуком. Косметические средства служили для сохранения молодости и красоты: кремы, белила, румяна, сурьма для бровей, краска для губ и век. Овидий, знаток женских прелестей, написал для женщин специальное руководство в стихах «Притирания для лица». В употреблении были благовонные масла из лепестков роз или шафрана, состоятельные римляне и римлянки использовали привозимые с Востока духи. Украшения, гребни и расчески (иногда очень тонкой работы) хранились в специальных шкатулках. Зеркала из меди или серебра полировались с одной стороны, а с другой украшались гравировкой.

Брак и семья. Римляне относились к браку и семейному укладу, как и священному институту. С древности знали и чтили предков, издавали «семейные» законы, считали воспитание детей делом государственной важности. Заключение брака было возможно с 14 лет для юношей и с 12 – для девушек. Оно было естественным и желательным событием (так, Август издал закон, по которому упорствующие холостяки не могли получить наследство, пока не женятся). Древняя форма брака (брак «под рукой») предполагала, что жена полностью переходит под власть мужа, получавшего право распоряжаться и ее приданым. Со временем такая установка была вытеснена более свободным союзом (брак «без руки»), когда женщина оставалась под властью отца, и муж не имел права на ее имущество. Браку предшествовало обручение, во время которого молодые люди давали друг другу брачный обет. Жених вручал будущей жене монету, как символ будущего союза, и железное кольцо, которое невеста носила на безымянном пальце левой руки. Заключение брака требовало оформления договора и сопровождалось символическими обрядами (особое убранство невесты, красивое свадебное шествие) и свадебным пиром. Разводы были нежелательны, их необходимость определялась, как правило, судьями. Главой семьи (домовладыкой) был муж, имевший безусловную власть над всеми членами фамилии – женой, детьми, рабами. Он мог прогнать жену, не принять родившегося ребенка (тогда дитя просто выбрасывали, и такое положение сохранялось до времени империи), отдать сына в рабство за долги (до отмены долгового рабства) или даже убить. Его власть над сыновьями сохранялась до смерти одной из сторон, за исключением редких случаев получения детьми самостоятельности (эмансипации). Положение женщины, несмотря на опеку со стороны мужа или отца, было более свободным, чем в Греции, где девушки и женщины жили затворницами. Римлянки вели домашнее хозяйство, могли свободно появляться в обществе, в своих семьях, как правило, пользовались уважением. Они были хозяйками дома – матронами. Занятия политикой и войну женщины оставляли мужчинам. Однако в период поздней республики и империи римские матроны, особенно из императорских семей, играли иногда весьма значительную роль в обществе, участвовали в политических интригах, оказывали влияние на облеченных властью мужей. Родившиеся (и признанные) мальчики получали личное имя, к которому добавлялось имя родовое и семейное (Гай Юлий Цезарь), девочки должны были довольствоваться только родовым именем (дочь Гая Юлия Цезаря – Юлия), к которому по необходимости добавлялось порядковое числительное (Юлия Первая, Юлия Вторая и т.д.) или определение (Старшая, Младшая). В семье дети получали раннее воспитание – от родителей, кормилиц, нянек, рабов-педагогов. Отец учил мальчиков чтению и письму, верховой езде и азам военной науки, девочки оставались с матерью. Достигнув совершеннолетия, юноши на форуме торжественно облачались во «взрослую тогу» и становились гражданами римского государства.

Образование римлян. Римляне разных сословий были грамотными людьми. Уже в V веке до н.э. на Форуме существовала школа, а выставленные там же Законы XII таблиц мог прочитать каждый. Начальное образование происходило в «школе грамоты», которую мог открыть любой желающий. Уровень в ней был не высок: детей учили читать, писать, считать, запоминать наизусть стихи. Обучение начиналось с семилетнего возраста и продолжалось пять лет. Около полугода каждый год уходило на каникулы (четыре месяца) и праздники. Дисциплина в таких школах устанавливалась палками, недаром Марциал называл трость «скипетром учителя». Плата за обучение была не очень высока, ее могли позволить себе небогатые ремесленники и земледельцы. В состоятельных семьях начальные знания часто давали на дому, приглашая учителя. Средняя ступень обучения находилась в руках грамматиков, обладавших, как правило, широкими познаниями и пользовавшихся уважением в обществе. Грамматики обучали подростков греческому языку, литературе, истории, географии, астрономии, учили правильно говорить, анализировать прочитанное. По свидетельству Светония, в конце республики в Риме было более двадцати школ грамматиков. С 14-16 лет мальчики могли поступить в школу риторов. Риторские школы поначалу принадлежали грекам (риторика пришла из Греции). Обучение в них стоило недешево, но оно открывало путь к престижной и доходной профессии судебного оратора, а потому было популярным. Со временем, благодаря Цицерону, который создал римское ораторское искусство, появились латинские риторские школы. В практику школ входило решение логических задач, составление речей, изучение законов, разбор вымышленных судебных дел. Пройдя эту высшую ступень, молодые люди могли продолжить образование за пределами Рима – в Афинах, на Родосе или в Александрии.

Похоронные обряды. Римляне чтили умерших родственников и хранили память о них. Проводы в последний путь были торжественны и значительны (хотя и зависели от достатка семьи). Близкие закрывали глаза умершему, оплакивали его, омывали тело, умащивали его маслами, задерживавшими разложение (таким было кедровое масло, которое, по словам Плиния, «на века сохраняет тела умерших нетронутыми тлением», такую же силу приписывали соли и меду), одевали в тогу и клали на парадное ложе, рядом с которым ставили курильницу. Погребение следовало, как правило, на восьмой день. Похоронная процессия знатного римлянина состояла из родственников, друзей, клиентов, вольноотпущенников, специально нанятых плакальщиц, флейтистов и актера, который изображал умершего при жизни. Были приняты как погребение в земле, так и кремация. При предании земле тело помещали в деревянный или каменный гроб, затем опускали в склеп или в землю. Людей бедных и рабов хоронили на Эсквилинском холме, богатые имели свои места захоронения. Для знатных римлян строили роскошные погребальные сооружения – таковы римские круглые гробницы. При кремации тело помещали на деревянный помост, обертывали несгораемой тканью (чтобы сохранился прах), туда же клали благовония и закладывали жертвенных животных. Право поджечь погребальный костер было почетным правом близких покойного. Прах помещался в урну, которая хранилась семьей или могла быть установлена в общественных местах – колумбариях или гробницах (например, урну с прахом Траяна поместили в основании его колонны). Кладбищами могли служить частные угодья, но чаще некрополи размещали вдоль дорог, напоминая живущим о тех, кто покинул земной мир. Иногда место захоронения превращалось в обширный погребальный комплекс с парком, портиками, скульптурой. Такой комплекс построил для себя и своих потомков Август.

Отдых и развлечения

«Развлечения и шутки нам, конечно, дозволены, но так же, как сон и другие виды отдыха, тогда лишь, когда мы уже совершили важные и ответственные дела», – замечает Цицерон. Действительно, жизнь римлянина, к какому бы сословию он ни принадлежал, проходила в трудах. Редкие часы отдыха использовались по-разному. Люди образованные посвящали время науке или литературе, не считая это работой (отдыхать для римлян не значило ничего не делать). Другие наслаждались прогулками, занимались спортом, охотой, игрой в мяч или в кости. Третьи с особым азартом принимали участие в массовых зрелищах.

Природа в жизни римлян. Щедрая природа Италии придавала особый колорит не только повседневным трудам, но и досугу. Любовь к ней отражена в бесчисленных литературных произведениях. Чего стоит поэтический гимн природе Италии в «Георгиках» Вергилия! А в его «Буколиках» прекрасные пашни, поля, холмы становятся местом не менее прекрасных песен пастушков. Благодатное влияние природы, по мнению Плиния, формирует человека, ибо «благодаря разряженному воздуху неба, полуденные народы, обладая из-за зноя острым умом, легче и быстрее соображают и принимают решения». Городские жители стремились окружить свой дом садом и цветником, а то и приобрести виллу подальше от городской сутолоки, где и проводились блаженные часы отдыха.

Интеллектуальные занятия. Обращение к наукам, чтение, интеллектуальное общение были любимыми занятиями образованной части римского общества. «Досуг без занятий науками – смерть и погребение заживо», – писал Сенека. В своих «Нравственных письмах к Луцилию» он учил ценить время, внутреннюю свободу, дружескую беседу. Чтобы создать «Естественную историю», Плиний Старший изучил две тысячи сочинений, часть этого списка он приводит в своей книге. Цицерон называл книги своими лучшими друзьями, часы, проведенные с ними, считал драгоценным отдыхом от трудов на государственном поприще. В городском доме и загородной усадьбе он приказал оборудовать библиотеки. У многих известных римлян хранились большие частные книжные собрания. Первая общедоступная публичная библиотека была создана в Риме Азинием Поллионом в конце республики. К IV веку н.э. количество публичных библиотек выросло до двадцати восьми. Известно, что залы для чтения и собрания книг были при римских термах. Обычным способом знакомства с новыми произведениями для римских интеллектуалов и просто любителей литературы были публичные чтения, на которые стекалось немало народа. Вероятно, общение при помощи переписки с друзьями и единомышленниками тоже было своеобразной отдушиной от повседневных забот. Письма Цицерона, Сенеки, Плиния Младшего, дошедшие до нас, свидетельствуют о постоянной работе ума и души в часы досуга.

Любовь к зрелищам. Рим в позднереспубликанскую и императорскую эпоху прославился своими многочисленными массовыми зрелищами, пристрастие к которым было свойственно как римской аристократии, так и плебсу. Пожалуй, самыми знаменитыми были гладиаторские бои, демонстрировавшие искусство сражения («гладиус» означает «меч»). Обычай гладиаторских поединков пришел к римлянам от этрусков, которые подобными ритуалами сопровождали погребения усопших. В Риме поначалу они имели тот же смысл, но постепенно превратились в любимые римлянами зрелища, устраивая которые, любой политик или правитель без труда мог снискать популярность. Так, Цезарь в 65 году до н.э. провел игры, в которых приняло участие 320 пар гладиаторов, что помогло ему заручиться поддержкой народа. Императоры монополизировали право организации зрелищ. Август восемь раз устраивал бои гладиаторов, выведя на арену десять тысяч человек. Флавии построили грандиозный Колизей для подобных зрелищ. Траян в честь своих побед организовал игры, длившиеся четыре месяца. Гладиаторами становились, как правило, рабы-военопленные, осужденные на смерть преступники, а иногда и свободные, отчаявшиеся иным способом заработать на жизнь. Их обучали в специальных школах (одна из них была в Капуе, откуда в 74 году до н.э. бежало 200 рабов во главе со Спартаком). Игры открывались торжественным шествием гладиаторов: в пурпурных, расшитых золотом туниках обходили они арену. Затем начинался поединок на деревянных мечах – представление приемов и боевого искусства участников, и только затем на арену выносили настоящее оружие, и начиналось сражение. Поединок продолжался до смерти или тяжелого ранения одного из противников. Победители получали пальмовую ветвь и денежную награду, некоторые из них становились настоящими кумирами публики. Жизнь побежденного зависела от настроений зрителей: поднятый ими кверху большой палец руки означал желание помиловать поверженного, опущенный вниз – требование добить. В этом случае победитель поворачивал противника лицом вниз и всаживал ему меч в спину или затылок. Особый восторг вызывали у зрителей схватки гладиаторов-бестиариев с хищниками, специально привозимыми в Рим для этой цели (травля дикими зверями использовалась и как особо жестокий вид казни, например, при Нероне).