Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Восприятие эквивалентностей



Эквивалентности не следует рассматривать как объективный эвристи­ческий инструмент, безотказно обеспечивающий методику перехода от

отдельных частей текста к его смысловому целому. Необходимо иметь в виду известное правило герменевтики, согласно которому целое определяет части. Герменевт мог бы упрекнуть структуралиста, веру­ющего в рациональность и объективность своего анализа, не только в том, что он не способен методически обосновать скачок от анализа все­возможных внутритекстовых отношений к толкованию всего текста, но и в том, что каждое из частных толкований, кажущихся ему объек­тивно заложенными в тексте, на самом деле имеет своим основанием неосознанный проект интуитивного восприятия целого, мало того — что структуралист не учитывает влияние своих тайных «смысловых желаний».

Принцип эквивалентности вводит в текст необозримое множество корреляций. Данный элемент А может по отношению к признаку χвы­ступать эквивалентным элементу В, а по отношению к признаку у — элементу С. Эквивалентность А и В может в одном случае иметь ха­рактер сходства, а в другом, когда акцентирован другой признак, харак­тер оппозиции. Эта множественная соотносимость элементов образует основу для чрезвычайной сложности смысловой фактуры текста, орга­низованного по принципу эквивалентности.

Каким же образом выделяются в произведении те признаки, кото­рые становятся опорой эквивалентностей? Для обнаружения таких признаков, как и для анализа эквивалентностей вообще, объективного метода не существует. Поэтому даже и те толкователи, которые в рав­ной мере руководствуются эквивалентностями, могут в одном и том же тексте установить разные переклички или же, если они исходят из од­ной и той же основной эквивалентности, приписывать ей различный ха­рактер (сходство или оппозицию). Среди необозримого множества при­знаков выделяются в конечном счете лишь те, которые выглядят спо­собными к образованию эквивалентностей. Здесь мы сталкиваемся с проблемой известного герменевтического круга: идентификация экви­валентности имеет своей предпосылкой выявление релевантных при­знаков; релевантность признаков же определяется лишь по их способ­ности служить основой для раскрывающих смысл эквивалентностей. Но это не обязательно «порочный» круг. Он может быть разомкнут и преобразован в «герменевтическую спираль»14 по методу «проб и оши-

14 Об этом понятии см.: Больтен 1985. О родственном понятии «структураль­но-герменевтический круг» см.: Штирле 1985.

бок» (trial and error). Такой подход наметил в своей герменевтике еще Фридрих Шлейермахер, указавший на необходимость сочетания двух методов понимания смысла — «дивинации», т. е. интуитивного пости­жения целого, и «конструкции» как рационалистической перепроверки интуитивного проекта15.

Эквивалентность, проявляясь в различных субстанциях и формах, обостряет способность читателя к ее восприятию. Сопряжения на од­ном из уровней способствуют выявлению соответствующих, но также и противоположных отношений на уровне другом. Восприятие системы эквивалентностей напоминает цепную реакцию. Достаточно идентифи­цировать какой-либо пучок важных соответствий, как шаг за шагом на­чинает проясняться густо сплетенная сеть вневременных отношений.

Приведенные выше примеры показывают: эквивалентности выделя­ют, поддерживают, определяют и создают друг друга. И все-таки их идентификацию и осмысление должен произвести читатель. Актуали­зация имеющихся в произведении потенциалов эквивалентностей всег­да неминуемо частична. Причиной этого является не только множество эквивалентностей, обнаруживаемых в данном тексте, но, прежде всего, неограниченная возможность приводить их в разнообразные взаимоот­ношения, причем каждое новое отношение подсказывает новый смысл.

В рассказах Чехова, например, сеть эквивалентностей так густа и сложна, что в одном восприятии, всегда организуемом определенной точкой зрения, она не может проявиться исчерпывающим образом. Чи­татель будет выбирать из предложенных ему эквивалентностей и их соотношений лишь те, которые предусматриваются ожидаемым или желаемым им смыслом. Поэтому отношение между восприятием и про­изведением можно сравнить с отношением между повествуемой исто­рией и лежащими в ее основе событиями. Каждое восприятие необхо­димо редуцирует сложность произведения, поскольку отбираются только те отношения, которые, в зависимости от смыслового ожидания или желания, идентифицируются как значимые. Читая и осмысливая текст, мы проводим смысловую линию через тематические и формаль­ные эквивалентности и проявляющиеся в них признаки, не учитывая множество других эквивалентностей и признаков. Таким образом, каж-

15 О методологических проблемах анализа эквивалентностей на фоне спора между герменевтикой и структурализмом см.: Шмид 1987.

дое прочтение повествуемой истории создает селективную и субъек­тивную, по необходимости, историю истории.