Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Число нечетных строк без хендингов 3 страница



sverðauðgan mik gerði;

fyr svip-Njǫum sverða

sverðótt mun nú verða;

muna vansverðat verða

(verðr emk þriggja sverða)

jaar hljótr at yi

umbgerð at því sverði.

(B I 159, 11)

"Меченосец смелый

Меч, как дар, мне мечет,

Но зачем мечисто

Докучать мечами?

Мню, что мечемножить

Меч мне надо на три,

Ныне ж обезножен

Нож меча без ножен" (166).

Сложность использования дунхента удостоверяется тем, что Халльфреду не удалось последовательно провести этот размер через все стихотворение, хотя его виса была сочинена в достаточно искусственных условиях (по существу предполагавших упражнение в мастерстве). В последних двух строках хендинги только консонируют друг с другом, но не содержат повторяющихся основ, нарушая тем самым главное правило этого размера. Нельзя не заметить также крайне искусного применения идентичной консонантной структуры (rð) во всех хендингах приведенной висы, не требуемое дунхентом (ср. примеры из "Перечня размеров" Снорри), но необходимое для того, чтобы исполнить наказ конунга и вставить слово sverð - "меч" в каждую строку.

К лидхенту и его вариантам изредка обращались те же "экспериментаторы" в области стиха, что употребляли дунхент, - Эгиль и Торбьёрн, а кроме них только Ульв Уггасон и Эйнар Звон Весов. Примеров идурмальта мы вообще не находим за пределами "Перечня размеров". Следовательно, как мы убедились, Снорри Стурлусон в своем произведении возводит в размер то, что было случайным (или осознанным) отклонением от канона. Прибегая к искусственному отбору, он последовательно проводит это метрическое отклонение через всю вису и получает таким образом новый "размер" (167).

Создавая свои размеры, Снорри основывался на той, без сомнения, преднамеренной "метрической игре", которая была вполне в духе скальдической поэтики и практиковалась и до него. Это подтверждается тем, что в стихах скальдов реально используется еще несколько способов соединения кратких строк рифмой, не упомянутых Снорри в "Перечне размеров" (168).

Рассмотрим более подробно дополнительные по отношению к системе хендингов компенсирующие звуковые повторы, применяющиеся в ранней скальдической поэзии.

1. Во фьордунге дротткветта скотхендинг нечетной краткой строки образует полную рифму или консонанс для обоих хендингов четной краткой строки:

a) ern at ǫglis barni

arnsúg faðir Marnar

(Тьодольв В I 17, 12/7-8)

b) mér kom heim at hendi

hoddsendis boð, enda; <...>

hlýðið ér til oa,

erð groins mér verða.

(Эгиль В I 42, 5/3-4, 7-8)

2. Слог четной строки дротткветта, на который падает главная аллитерация, составляет полную рифму или консонанс со вторым хендингом нечетной строки, но не включается при этом в схему рифм четной строки:

Þá má sókn á Svǫlnis

salpenningi kenna.

(Браги В I 3, 12/1-2)

3. Слог четной строки дротткветта, несущий главную аллитерацию, только аллитерирует со слогом, охваченным вторым хендингом нечетной строки, который в свою очередь рифмует с любым неаллитерирующим ударным слогом четной строки:

a) Fjallgylðir bað fyllar

Fet-Meila sér deila

(Тьодольв B I 15, 4/1-2)

b) Hilmir réð á heiði

hjaldrseiðs, þrimu, galdra.

(Торбьёрн В I 20, 1/1-2)

Эти способы соотнесения кратких строк между собой отличаются от включенных Снорри Стурлусоном в "Перечень размеров". Во-первых, в размерах, упомянутых Снорри (дунхент, лидхент, идурмальт), связь кратких строк осуществляется именно с помощью хендингов, в то время как в примерах дротткветта, приведенных выше, те рифмующиеся слоги, которые объединяют краткие строки в долгую, не всегда тождественны хендингам (ср. примеры 2 и 3б). Во-вторых, в используемых Снорри примерах (так же как и в сочиненных иллюстрируемыми им размерами висах) местоположение и звуковой состав хендингов во всем удовлетворяют самым строгим требованиям скальдического канона рифм. Напротив, в не вошедших в "Перечень размеров" типах соединений кратких строк в долгую мы нередко сталкиваемся с дефектными хендингами, например:

þat gaf fiǫrnis fjalla

með fylli mér stillis.

(Браги В I 5, 3/3-4)

Особенно часто здесь соотносятся рифмой те краткие строки, где отсутствует регулярный скотхендинг или, в исключительно редких случаях, адальхендинг. Так, у Браги 6 из 12 объединенных рифмой пар кратких строк не имеют скотхендинга (169). При этом слог, вовлекаемый в звуковой повтор в нечетной строке, всегда занимает константное место скальдического хендинга - клаузулу:

svát af rennirauknum

rauk, Danmarkar auka.

(Браги В I 3, 13/3-4)

Примечательно, что такое соотнесение кратких строк межстрочной рифмой особенно распространено в поэзии ранних скальдов, где канон хендингов еще не сложился окончательно.

Можно предположить, следовательно, что размеры, использованные Снорри, могли появиться только при условии значительного совершенства и устойчивости скальдической системы хендингов и, в сущности, представляют собой не что иное, как осложнение канона. Напротив, приведенные примеры дротткветта, содержащие дополнительные по отношению к хендингам созвучия, вероятно, свидетельствуют о стремлении поддержать еще не сложившуюся окончательно систему внутренних рифм. Безусловно, даже на этой стадии развития скальдического искусства выбор между применением созвучий в долгой строке и внутристиховой рифмой был уже сделан в пользу последней. Однако рассмотренные примеры свидетельствуют о том, что в стихе скальдов были заложены внутренние возможности для употребления межстрочных звуковых повторов, служащих объединению соседних кратких строк. По мере канонизации хендингов в дротткветте соотнесение кратких строк рифмой используется все реже и постепенно совсем сходит на нет в XI в.

Итак, дополнительные компенсирующие созвучия в соседних кратких строках применяются в скальдическом стихе только при слабо канонизованной системе хендингов. Для объяснения этой особенности ранней скальдической поэзии необходимо вновь обратиться к рассмотрению тех метрических единиц, в которых встречаются канонизованные (хендинги) и неканонизованные межстрочные звуковые повторы - краткой и долгой строки, и той трансформации, которой они подвергаются в классическом стихе скальдов по сравнению с эддической поэзией. Основная единица аллитерационного стиха - долгая строка перестает в поэзии скальдов существовать как метрическое целое, распадаясь на две автономные краткие строки. Разрушение долгой строки причинно связано с функциональным перерождением аллитерации, теряющей в скальдическом стихе смысловую значимость и постепенно утрачивающей способность к сплачиванию кратких строк в более сложно организованные единства. Главную роль в формировании новой единицы скальдического стиха - краткой строки играет, как было уже показано, внутренняя рифма, с канонизацией которой довершается обособление краткой строки в поэзии скальдов. Скальдические хендинги не уподобляют, но противопоставляют строки, скрепляя их изнутри и подчеркивая качественные различия между ними (170).

Следовательно, функциональное расподобление канонизованных звуковых повторов - аллитерации и хендингов (171) - тесно связано с основной метрической инновацией стиха скальдов - изменением системного отношения между двумя метрическими единицами - краткой и долгой строкой. Естественно поэтому, что в ранней скальдической поэзии, где краткие строки еще не полностью выделились в качестве независимых метрических единиц, а процесс канонизации хендингов еще только начинался, созвучия, объединяющие краткие строки в долгую, были довольно употребительны. В классическом стихе скальдов, где основной единицей стала краткая строка, чья автономия дополнительно удостоверялась канонизованными хендингами, межстрочные звуковые повторы утратили всякую значимость и перестали применяться.

Рассматривая межстрочную рифму в скальдическом стихе, следует уделить внимание еще одной разновидности созвучий, соотносящих краткие строки и вовлеченных в орнаментальную звуковую инструментовку классического дротткветта. До сих пор мы имели дело лишь с теми случаями, где связь кратких строк между собой осуществлялась либо исключительно канонизованными скальдическими рифмами - хендингами (в размерах Снорри), либо при их участии. Однако скальдами практиковались и межстрочные повторы, дополнительные по отношению к системе хендингов.

Внимание исследователей нередко привлекала особенно насыщенная подобными межстрочными созвучиями драпа "Недостаток золота" Эйнара Хельгасона по прозвищу Звон Весов (конец X в.). Л. Холландер приводит неполный список добавочных межстрочных рифм в этой драпе (172), не давая им, однако, объяснения. Анализ межстрочных звуковых повторов и оригинальная гипотеза, касающаяся установления их функции в соседних кратких строках, содержатся в статье Д.Бреннекке "О метрике драпы "Недостаток золота" (173). Д. Бреннекке предположил, что такая рифма используется в драпе для уравнивания четных и нечетных строк в акцентном отношении, создавая между ними "метрическое равновесие" (metrische Gleichgewicht), и выстроил в качестве доказательства графическое изображение относительного "веса" каждого из шести слогов (составляющих четные и нечетные краткие строки), устанавливаемого на основании частотности участия каждого из слогов в схемах аллитерации и хендингов. Так, если в четных кратких строках драпы первый слог вовлекается в хендинги и аллитерацию 175 раз, второй - 46, третий - 7, четвертый - ни разу, пятый - 114, шестой - ни разу, то соотношение между ними изображается графиком I.

Для нечетных кратких строк относительный вес слогов иллюстрирует график II.

Вторая ступень доказательств Д. Бреннекке состоит в выяснении относительной частоты употребления дополнительных межстрочных рифм в четных и нечетных строках. В нечетных строках первый слог оказывается трижды охваченным рифмой, второй - 2, третий - 7, четвертый - 2, пятый и шестой - ни разу (график III). Аналогичное соотношение для четных кратких строк иллюстрирует график IV. Сопоставление первого графика с третьим и второго с четвертым указывает, как предполагает Д. Бреннекке, на "взаимное уравнивание" ударных слогов четных и нечетных строк. Например, межстрочные звуковые повторы, чаще всего располагающиеся в середине нечетных строк - на третьем слоге (ср. график III), компенсируют "легкость" середины строки в четных строках, где третий и четвертый слоги реже всего участвуют в схеме хендингов и аллитерации (ср. график I). Сходным образом Д. Бреннекке сопоставляет второй и четвертый графики.

Не подвергая сомнению важность принципов систематизации материала и подсчетов, произведенных Д. Бреннекке, ограничимся несколькими замечаниями, связанными с методами его анализа и сделанными им выводами.

Во-первых, графики I и II, для построения которых использовано около 800 звуковых повторов, сравниваются с графиками III и IV, основанными на слишком ограниченном для выведения каких бы то ни было закономерностей материале (всего 14 межстрочных звуковых повторов, по подсчетам Д. Бреннекке). Поэтому картина соответствий двух систем, представленных графиками, не может не быть сугубо приблизительной.

Во-вторых, легко заметить, что сопоставляемые Д. Бреннекке графики взаимно дополняют друг друга только в одной части - в середине: ни начало, ни конец четных и нечетных строк (клаузула) не "уравновешиваются" межстрочными звуковыми повторами.

Наконец, в двух первых графиках, показывающих относительный вес слогов в кратких строках, учитывается общая частотность их участия в схемах и аллитерации, и хендингов. Следовательно, не принимается во внимание противоположность функций этих канонизованных звуковых повторов в скальдическом стихе. Если хендинги, отмечая с двух сторон границы краткой строки, подчеркивают ее автономность, то аллитерация, напротив, "перебрасывая мостик" между соседними краткими строками, стремится к их объединению. Таким образом, роль аллитерации в стихе оказывается ближе функции межстрочных звуковых повторов, также связывающих соседние краткие строки. На этом основании трудно огласиться с Д. Бреннекке, который относит к межстрочной рифме повторы в строках, не соединенных аллитерацией и принадлежащих разным фьордунгам:

eiðvandr flota breiðan

glaðr i Gǫndlar veðrum.

(Эйнар B I 118, 7/2-3)

Такой консонанс встречается в драпе "Недостаток золота" еще один раз (В I 122, 28/4-5) и, скорее всего, случаен.

Помимо функционального сходства межстрочных звуковых повторов и аллитерации, нельзя не заметить и их "локальной" близости в драпе Эйнара - почти во всех фьордунгах межстрочные рифмы так или иначе участвуют в аллитерационных схемах. Напротив, с системой хендингов межстрочные звуковые повторы Эйнара почти не связаны (12 из 15 рифм не зависимы от хендингов). Более того, как и в ранней скальдической поэзии, в драпе "Недостаток золота" межстрочные звуковые повторы нередко охватывают те краткие строки, в которых хендинга отсутствуют. Из общих четырнадцати строк без скотхендингов четыре включены в межстрочные звуковые повторы, например:

Vasat í gǫgn þótt gei

garð-Rǫgnir styr harðan.

(Эйнар В I 122, 28/1-2)

В приведенном примере соотнесенность строк дополнительно отмечается идентичной консонантной структурой в клаузуле нечетной строки и в адальхендингах четной строки. Как правило, Эйнар использует в таких случаях полную межстрочную рифму, а не простой консонанс.

Важнейшую характерную черту добавочных рифм в драпе "Недостаток золота" составляет их местоположение - располагаясь на любых ударных слогах в строке и образуя тем самым все теоретически возможные комбинации рифмических типов, они никогда не захватывают клаузулу:

I

 

II

 

III

 

IV

xR - yR

 

xR - Ry

 

Rx - yR

 

Rx - Ry

hagl ór Hlakkar segli

hjǫrs rakkliga fjǫrvi (Эйнар В I 118, 8/7-8);

kvaddi vígs ok Vinða

gs blakkriði Frakka (Эйнар В I 122, 28/7-8);

Hitt vas auk, at eykir

aurborðs á vit norðan (Эйнар В I 121, 26/1-2);

ok til móts á Meita

mjúknurðum framm þurðu (Эйнар В I 121, 23/1-2).

Эта особенность межстрочных звуковых повторов подтверждает их функциональную противоположность хендингам. Клаузула, наиболее регламентированная и функционально нагруженная часть дротткветтной строки, - константное место аллитерации и хендинга, отмечает конец краткой строки в скальдическом стихе. Межстрочные звуковые повторы, последовательно избегающие клаузулу, напоминают об ином типе стиха, краткие строки которого не имеют этого дополнительного приращения. Если отсечь от строки дротткветта клаузулу, то оставшаяся структура будет в акцентном отношении соответствовать обычной двухударной строке эддического форнюрдислага. Тогда в приведенных примерах мы увидим конечную (xR - yR), стыковую (xR - Ry), кольцевую (Rx - yR) и анафорическую (Rx - Ry) рифмы, возрождающие основную единицу эпического стиха - долгую строку:

xR - yR

xR - Ry

Rx - yR

Rx - Ry

полная рифма

консонанс

полная рифма

консонанс

полная рифма

консонанс

полная рифма

консонанс

8/7-8

12/1-2

 

14/3-4

26/1-2

9/3-4

 

23/1-2

14/3-4

13/3-4

 

28/7-8

 

16/5-6

   

22/7-8

       

19/3-4

   

27/1-2

       

32/3-4

   

28/1-2

             

Созвучия, не связанные с хендингами

8/7-8

12/1-2

 

28/7-8

26/1-2

9/3-4

 

23/1-2

14/3-4

13/3-4

     

16/5-6

   

22/7-8

       

19/3-4

   

28/1-2

             

Строки без скотхендингов

27/1-2

   

28/7-8

 

16/5-6

   

28/1-2

             

Напомним, что в своих экспериментах с долгими строками, Эйнар стоит особняком среди скальдов конца Х в., чье внимание было прежде всего направлено на хендинги, использовавшиеся, в частности, и для связи кратких строк между собой (174). В приведенных примерах из драпы Эйнара (в отличие от строк, объединенных с помощью хендингов) в звуковой повтор вовлечено максимальное число слогов в строке - все три ударных слога. Поэтому едва ли можно предположить, что Эйнар прибегал к объединению строк от недостатка мастерства. Скорее, в своих экспериментах с долгими строками он опирался на предшествующую ему традицию эддического стиха, сохранившуюся, как было показано, у первых известных нам (до X в.) скальдов. После Эйнара мы почти не находим межстрочных звуковых повторов, не зависимых от хендингов ни в дротткветте, ни в других скальдических размерах.

Итак, в скальдической поэзии употребляются следующие главные типы межстрочных созвучий, различающиеся по своим функциям в стихе: 1) звуковые повторы на основе хендингов, выделенные Снорри в особые размеры; 2) дополнительные компенсирующие повторы при слабоканонизованных хендингах в поэзии ранних скальдов; 3) добавочные орнаментальные повторы при канонических хендингах, например, в драпе Эйнара Звона Весов "Недостаток золота".

* * *

До сих пор речь шла о звуковой организации собственно скальдических размеров. Перейдем к анализу произведений, сочиненных скальдами в эддических и переходных к ним размерами: квидухатте, льодахатте, малахатте. Начнем со звуковой инструментовки тех скальдических произведений, которые созданы квидухаттом (размером, переходным от эддических к скальдическим), где канонизованные хендинги отсутствуют.

Предполагается, что квидухатт восходит к эддическому форнюрдислагу, однако в отличие от последнего имеет строго регламентированное число слогов в строке: три - в нечетных строках и четыре - в четных. Отметим, что в эддическом форнюрдислаге иногда выделяются строки, состоящие из трех слогов: sverða full (Akv. 7), jarknasteinn (Gðr. I 18). Напоминает организацию квидухатта знаменитая надпись младшими и частично старшими рунами на Рёкском камне (Эстеръётланд), датируемая концом VIII в.:

Reð ÞjoðrikR / hinn Þurmoði

stillir flutna / strandu HraiðmaraR

sitiR nu garuRn / a guta sinum

skialdi umb fatlaðR / skati Mæringa.

"Теодорих отважный правил,

господин воинов моря, над берегом Хрейдмара.

Теперь сидит он, вооруженный, на своем готском коне,

перевязанный щитом, князь Мэрингов".

Первая строка здесь включает три слога, вторая - четыре. Обе краткие строки объединены между собой аллитерацией и консонансом. Поэтому в формальной организации этой надписи можно увидеть начальную стадию того, как зарождаются основные признаки скальдического стихосложения: стремление к счету слогов и вовлечение максимального их числа в звуковые повторы. Помимо приведенных, в надписи встречаются и другие созвучия: полные (fatlaðR : skati) и консонансы (sitir : guta, ÞjoðrikR : Þurmoði), использующиеся преимущественно не внутри кратких строк, а для их связи между собой. Тем не менее в надписи на Рёкском камне эта метрическая организация строки не проводится последовательно и, возможно, появляется непреднамеренно (175).

Наиболее древний пример регулярного квидухатта в скальдической поэзии дает "Перечень Инглингов" Тьодольва из Хвинира (конец IX в.):

Ok Vísburs

vilja byrgi

sævar niðr

svelga knátti.

(Тьодольв В I 7, 4/1-4)

В этом древнейшем примере квидухатта строфическая организация выдержана значительно менее последовательно, чем в главном размере скальдов - дротткветте: отдельные строфы "Перечня Инглингов" содержат восемь строк (1, 8, 9, 12, 13, 15, 17-24, 27, 28, 33, 34, 36), другие - десять (35, 37) или двенадцать (2-7, 10, 11, 14, 16, 25, 26, 29-32). Также нерегулярна строфика еще одного раннего произведения, сочиненного квидухаттом, - "Перечня Халейгов" (Háleygjatal, ок. 985 г.) Эйвинда Погубителя Скальдов: в нем перемежаются четырехстрочные и восьмистрочные строфы.

Напротив, формальная организация двух поэм Эгиля, созданных в рассматриваемом размере почти одновременно с "Перечнем Халейгов", безупречна. В знаменитой поэме "Утрата сыновей" (Sonatorrek, ок. 960 г.) и "Песни об Аринбьёрне" (Arinbjarnarkviða, ок. 962 г.) каждая строфа (аналогично дротткветту) состоит из восьми строк, разделенных цезурой на два четырехстрочных хельминга.

Подобно всем скальдическим размерам, квидухатт основан на счете слогов, однако, как и в эддическом стихе, метрическое ударение в нем остается слитным с фразовым ударением. Поэтому для квидухатта характерен тот же параллелизм двух метрических единиц - краткой и долгой строки, что и для эпической поэзии. Добавочные звуковые повторы, находящиеся в соседних кратких строках, обычно отмечают тот же слог, что и аллитерация, и выявляют вместе с ней фразовый ритм долгой строки. Отсутствие хендингов в квидухатте, условно говоря, "уравновешивается" большим числом полных межстрочных рифм, располагающихся в любых комбинациях на ударных слогах в долгой строке:

xR - Ry

 

xR - yR

 

Rx - Ry

 

Rx - yR

 

Týs ǫttungr

Túnna ríki (Тьодольв В I 10, 17/3-4);

Varð Iǫrundr

hinn's endr of dó (Тьодольв В I 9, 14/1-2);

lǫgðis odd

liggjandi drakk (Тьодольв В I 10, 16/7-8);

Ála dolgr

at Upsǫlum (Тьодольв В I 11, 22/7-8).

В приведенных примерах легко узнаваемы основные схемы рифмовки, употребляемые в эпическом стихе: стыковая (I), конечная (II), анафорическая (III) и кольцевая (IV) рифмы.

Произведения, в которых встречается квидухатт, отличаются по своей звуковой инструментовке от скальдических стихов, сочиненных эддическими размерами. Эпические размеры использованы в трех хвалебных песнях, созданных в Норвегии в X в.: "Речах ворона" или "Песни о Харальде", приписываемой Торбьёрну Хорнклови или Тьодольву из Хвинира; "Речах Эйрика", сочиненных неизвестным скальдом в честь Эйрика Кровавая Сепира; и "Речах Хакона" Эйвинда Погубителя Скальдов. Во всех этих песнях перемежаются два эддических размера - льодахатт и малахатт.

Прибегая к эпическим размерам, скальды снабжали строки фиксированным числом слогов и регулярными схемами аллитерации. Вместе с тем они сохраняли особенности звуковой инструментовки эддического стиха, в котором употреблялись межстрочные звуковые повторы, объединяющие соседние краткие строки в долгие. Звуковое соответствие здесь нередко появляется в результате лексемного тождества:

deyr fé

deyja frændr.

(Эйвинд В I 60, 21/1-2)

Приведенный пример из "Речей Хакона" Эйвинда Погубителя Скальдов представляет собой буквальное воспроизведение повтора, встречающегося в такой эддической песни, как "Речи Высокого" (Háv. 76, 77).

Повторы однокоренных или генетически родственных слов используются в стихе "Старшей Эдды" для акцентуации общей логико-семантической сферы значений лексем, поэтому звуковое подобие в них не самоценно, но подчинено смысловому сближению выделенных слов. В эпической поэзии повторы употребляются на всех уровнях организации стихотворного текста - воспроизводятся целые полустрофы, долгие и краткие строки, наиболее важные по смыслу, ключевые для данной песни слова внутри долгих и кратких строк"'. Сходство последнего типа лексических повторов с межстрочными словесными повторами, аналогичными примененным Эйвиндом Погубителем Скальдов, настолько велико, что доходит до появления в них одних и тех же лексем.

В отличие от стихов, сложенных в эддических размерах, в поэзии, сочиненной дротткветтом (и другими скальдическими метрами), лексемные повторы встречаются крайне редко и исключительно на положении преднамеренного, отвечающего специальному заданию приема как, например, в уже приводившейся висе Халльфреда о мече: "Меченосец смелый / Меч, как дар мне мечет, / Но зачем мечисто / Докучать мечами? ..." (Пер. С. В. Петрова). Не менее необычно для скальдов употребление ритмико-синтаксических параллелизмов и возникающих при этом суффиксальных рифмоидов. И то, и другое оказывается возможным только в произведениях, созданных эддическими размерами, например, в "Речах Хакона" Эйвинда Погубителя Скальдов:

brǫkuðu broddar,

brotnuðu skildir,

glumruðu gylfringar

í gotna hausum.

(Эйвинд B I 57, 5/5-8)

В результате синтаксического параллелизма стиховых единиц появляются созвучия, отличающиеся по своему фономорфологическому составу от традиционных хендингов скальдов, - суффиксально-флективные звуковые повторы. Если в поэзии скальдов суффиксально-флективные созвучия - скорее, исключение, чем правило, то в эддическом стихе этот вид звуковых повторов используется достаточно часто.

Как и у Эйвинда Погубителя Скальдов, в "Старшей Эдде" суффиксальные созвучия возникают в результате повторения одной грамматической конструкции в двух или более стихотворных строках и сводятся, таким образом, к параллелизму морфологических форм на конце соседних синтаксических отрезков. Суффиксально-флективные рифмоиды - преимущественно конечные, т. е. имеют более ограниченное местонахождение, чем корневые созвучия, которые могут употребляться и на стыке кратких строк, и в их начале, и конце. Когда суффиксальные рифмоиды встречаются в единицах неравной длины, не составляющих ритмических групп, они гораздо менее заметны, чем если находятся в строках, тяготеющих к силлабизму. Суффиксально-флективные созвучия, возникающие вследствие морфолого-синтаксического параллелизма, важны для звуковой инструментовки стиха только, когда используются на конце изоморфных и изосиллабических кратких строк. Ни в эддическом, ни тем более в скальдическом стихе суффиксально-флективные созвучия не являются собственно стиховым средством организации метрических единиц.

Соответствия метрического характера в произведениях, сочиненных скальдами в эддических размерах, также значительно отличаются от канонизованных в скальдическом стихе звуковых повторов. Аллитерация не всегда охватывает здесь оба ударных слога в нечетных строках:

tjǫrguðum ǫrum

ok tjǫldum drifnum.

(Торбьёрн B I 22, 5/7-8)

В приведенных строках из "Песни о Харальде" ("Речей ворона") Торбьёрна Хорнклови легко заметить, наряду с недостаточной аллитерацией, появление тех необычных для чисто скальдических размеров суффиксально-флективных созвучий, которые столь широко распространены в "Старшей Эдде". В произведениях, созданных скальдами в эддических размерах, эти созвучия начинают играть важную роль, так как используются в изосиллабических строках.

Помимо фиксированного числа слогов в строке, напоминающего о том, что эти стихи сочинены в эддических размерах скальдами, отметим еще одну особенность их метрической организации, а именно повышенную звуковую упорядоченность кратких строк. Разумеется, ничего похожего на скальдические хендинги здесь нет, однако, по крайней мере треть строк "Песни о Харальде" содержит внутристиховые созвучия, как правило, консонансы:

Vitr þóttisk valkyrja