Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Энджела и ее друзья-наставники

Примечание автора: Это одна из первых историй Крайона, в которой рассказы­вается о жизни человека и о роли, которую играют в ней наши ангелы-наставники. Изначально она называлась «Лю­бимая Энджела». В ней рассказывается о наших контрак­тах, о нашел! взаимодействии с наставниками и о любви обычных людей к Богу.

Дорогие мои, рядом с вами находятся существа, глубоко к вам привязанные, которых вы знаете так же хорошо, как и себя. Это ваши наставники. Некоторые называют их ангелами или духовными наставниками, прежде всего, они ваши лучшие друзья. Они поддерживают вас тогда, когда вы в радости и когда охвачены страхом, они «приписаны» к вам и очень вас любят. Вот история о том, как все это происходит. В ней вам с любовью сообщается истина...

Представьте трех ангелов. Их всех пригласили на большую встречу, где планировалось создать одну из планет свободного выбора. Вселенной нужны были такие условия, где существа могли бы быть предоставлены самим себе, чтобы открыть свой собственный уровень вибраций, а потом вселенная — да, вся вселенная — смогла бы оценить результаты этого и понять, как быть дальше. Так родился замысел удивительного эксперимента любви, «эксперимента» в лучшем смысле этого слова.

Энджелу, которая была одним из трех ангелов, очень заинтри­говала новая планета. Она услышала о плане ее создания, и сказа­ла: «Это воистину важное событие. Я бы хотела принять в нем участие». Оба ее друга тоже решили поучаствовать, и хотя подго­товка к этому заняла много (по человеческим меркам) времени, по вселенскому времени (в котором все происходит «сейчас») они скоро были готовы и прибыли на совет планирования.

Так и получилось, что Энджела, ее друзья и другое сущности, которые тоже решили участвовать в этом, стали частью великого события. Они собрались и разработали для себя подробные кон­тракты, поскольку, согласно плану, все втроем они должны были воплотиться на этой новой планете и во время пребывания на ней их подлинная сущность должна быть от них ПОЛНОСТЬЮ СО­КРЫТА. Для того чтобы их задания были взаимосвязаны, все, с чем они должны будут столкнуться, планировалось ими сообща. Поэтому Энджела и ее друзья потратили много времени, плани­руя все это. Планы и контракты существ были сложными, ибо в них, кроме самой Энджелы и ее друзей, принимали участие мно­жество других сущностей. Все они сообща участвовали в плани­ровании, при этом разрабатывая испытания и для себя. Как толь­ко уроки и испытания были оговорены, наступило время вопло­тить их в жизнь. Многие сущности, согласно плану, устремились на 'Землю. Затем в надлежащий час на земной план отправилась и Энджела со своими друзьями.

Вместе с другими Энджела спланировала, что она должна прий­ти на Землю женщиной. В плане также значилось, что у нее должен быть отец-насильник, и будущий отец согласился сыграть эту роль. У Энджелы должна была быть тяжелая карма, поскольку из троих друзей, решивших прийти на Землю, именно она обладала большим временным циклом (символом ее принадлежности Вселенной) и по­этому могла стать образцовым примером человека с тяжелой кар­мой. Было также запланировано, что, когда ей исполнится тринад­цать лет, Энджелу должно было ожидать еще одно тяжелое испыта­ние — утрата матери. Сущность ее матери помогла все спланировать и сама согласилась осуществить этот пункт.

Отец-насильник, смерть матери были очень тяжелыми карми­ческими атрибутами для маленького человечка, но именно так было предусмотрено общим планом. Важно заметить, что ни о какой предопределенности здесь не идет и речи. Для Энджелы и ее человеческой семьи это было заданием, с которым им надле­жало справиться. Те, кто решил прийти на Землю и выполнять самые тяжелые задания, делали это по собственному выбору и по заранее принятому соглашению. У каждого из них была возмож­ность по желанию следовать своей части плана или выйти из него, поскольку они становились частью Земли. Поэтому окна возможностей, благодаря которым создавались конкретные обстоятельства, были предусмотрены предварительным соглашени­ем. Испытанием было то, что люди будут делать с каждым из таких окон. Им предоставлялась полная свобода выбора — про­жить согласно плану или же нет.

Итак, Энджела наконец родилась на Земном плане, и два ангела, которые были ее лучшими друзьями в мире невоплощен­ном, присоединились к ней в качестве ее земных Наставников — невидимых для человеческих глаз, — чтобы поддерживать энер­гетическое равновесие во время ее биологической жизни. Они были с ней повсюду, куда бы она ни пошла.

Энджела родилась в облике человека в сентябре. Все шло по плану, и кармические сюжеты ее и ее группы разворачивались так, как им и надлежало. Как и предполагалось, ее отец сыграл свою роль, ибо его кармой было выступить насильником по отношению к ней, и он им стал, руководствуясь своей астральной мудростью, для того чтобы запустить в действие свойства кармы Энджелы. Это было временем тяжелых испытаний для ребенка. Она помнила, как прята­лась от него в чулане в надежде, что отец в тот день не придет домой, как сидела в темноте, дрожа от страха перед тем, что может произойти. Но он все же пришел домой и в бешенстве, подогрева­емый парами алкоголя, начал носиться по дому в поисках ее, пока не нашел, где она пряталась, — и то, что последовало, не доставило Энджеле никакого удовольствия, а породило энергию, которая всю жизнь оставалась с ней. Она запомнила его запах, его слова, запом­нила испытанный тогда страх. В ту ночь на нее была поставлена печать изнасилованного ребенка, и во все следующие ночи ее стави­ли снова и снова.

Как только Энджела пережила все это, как тут же, едва ей исполнилось тринадцать, умерла ее мать. Энджела почувствова­ла себя потерянной и не знала, что ей делать дальше. Ей каза­лось, что все ее бросили. Она ушла в лес и долго сидела там на пеньке, плача из-за того, что она была ребенком, на которого взвалили жизненный груз взрослого. Ее друзья — ее ангелы-наставники — все время были с ней, давая ей энергию, держа за руку, плача вместе с ней и любя ее во всех этих злоключениях и испытаниях человеческого духа.

Она пережила эти времена, но произошла интересная вещь. Поскольку эти сюжеты закончились так, как и было запланиро­вано, и те, кто согласился играть свои роли рядом с ней, сыгра­ли их хорошо, в процессе этой игры была создана карма для будущих воплощений, которые им предстояло прожить. Что же было делать Энджеле с кармой отца-насильника и рано умер­шей матери? Как это должно было отразиться в ее дальнейшей жизни? Ее кармическое испытание было начато, и теперь дей­ствовало вовсю.

Как ни странно, но первое, что сделала Энджела, став взрос­лой, — выбрала мужчину, который был похож на ее отца! Дру­зья-ангелы знали, почему так случилось, и поддерживали ее, когда она снова переживала нелегкие времена. Ее муж также обращался с ней жестоко.

Со временем муж все-таки ушел от Энджелы, и она опять почувствовала себя брошенной. Ее отец бросил ее, когда у них еще была семья, ее мать бросила ее, когда умерла, а теперь муж предал ее любовь. Энджела стояла на перекрестке жизни! Что ей делать!? Замкнуться и проклясть Бога за свою тяжелую жизнь? И дальше быть жертвой? Но Энджела использовала свою возмож­ность выбора — как вспышка, ее озарило понимание того, какова первоочередная задача ее жизни на Земле. То, что она сделает сейчас, изменит положение вещей на всей планете.

Во время этого испытания Энджеле внушили мысль о необ­ходимости заняться самоанализом. Мудрость, которую она обре­ла, так рано столкнувшись со смертью и насилием, позволила ей разглядеть общую картину, что помогло ей сбалансировать реакцию на испытания, уготованные жизнью. Это привело в во­сторг ее ангелов-наставников, не покидавших ее! Они знали, что вот-вот должно произойти нечто. Энджела смогла заглянуть в глубины своего «я», чтобы понять, кто же она на самом деле, и стала на путь духовной жизни, который в конце концов привел' ее к умиротворению, а с ним пришла и способность простить всех, кто причинил ей столько боли. В результате, ее карма рассеялась... и Энджела повысила уровень своих вибраций, что повлияло на жизнь людей по всей планете.

И в 83 года Энджела умерла, завершив свое воплощение на Земле, которое было важным как для нее, так и для всех. Ее самораскрытие сильно повысило вибрационный уровень плане­ты, и смерть она встретила спокойно.

Дорогие мои, с этого момента в рассказе речь пойдет о ве­щах приятных, ибо, пройдя через смерть и совершив путеше­ствие в пещеру творения, Энджела вступила в огромный зал сла­вы. Вы, люди, живя на Земле, никогда не видели ничего подобно­го. Не помните вы об этом также и из своих предыдущих воплощений, ибо ваше сознание заблокировано. Но, дорогие мои, уверяю вас, это именно то место, где ваша энергия обретает новые цвета, каждый раз, когда вы завершаете свое очередное воплощение. Здесь вы получаете почетные ленты, чтобы вся Все­ленная видела, что вы заслужили. Ибо куда бы вы оттуда ни направились, все сущности Вселенной по этим лентам узнают о том, где вам пришлось побывать. И об этой планете свободного выбора, на которую вы добровольно сошли, будут помнить и будут чтить ее всегда. Многие захотят обстоятельно пообщаться с вами и попросят рассказать о том, что вы испытывали, будучи частью грандиозного проекта по имени Земля!

Другие будут стоять в стороне и чествовать вас издали. Но все будут знать о вашем путешествии, и все будут любить вас за вашу любовь и самоотверженность. Ибо то, что происходит на Земле, влияет на всю Вселенную.

Вот почему вы так чтимы Богом! Ибо это, дорогие мои, работа, которую вы взялись исполнить. И, хотя это может показаться вам излишне претенциозным, десятки миллионов существ присутству­ют на этой церемонии обретения цвета, все в одном огромном зале, чтобы отпраздновать славу, которой удостаивается каждый из вас. Ибо этих почетных цветных полос во вселенной раньше не существовало. Вы, те, кто снова и снова воплощается на этой планете, принадлежите к уникальному классу сущностей, тех, кто ради этого ждет своего воплощения, и то, что вы делаете, наполня­ет нас (Крайона) восхищением. Именно поэтому мы склоняемся перед вами. Именно поэтому мы вас так любим!

Энджела предстала перед этой огромной аудиторией и полу­чила свои новые цвета, а ее ангелы-наставники торжествовали рядом с ней, и их тоже удостоили новых цветов. После церемо­нии чествования Энджела осталась наедине со своими друзья­ми. У них завязался оживленный разговор о тех удивительных вещах, которые они видели на планете Земля. Ее друзья, настав­ники, разговорились с ней, когда они, образно говоря, взявшись за руки, прыгали от радости, носились по всей вселенной и играли на фоне сияющих галактик.

— Энджела, ты помнишь, как ты пряталась от отца в темном чулане? Ты помнишь, как мы сидели рядом с тобой, держали тебя за руки и сжимали в своих объятьях? Ты помнишь? Мы давали тебе энергию, чтобы ты смогла все пережить. Мы любили тебя беспредельной любовью. Мы поддерживали тебя, когда у тебя не было сил бороться. Мы обнимали твое сердце, когда ты думала, что оно разорвется от смятения!

И Энджела отвечала:

О, да, я помню это. Дорогие мои друзья, спасибо вам за вашу любовь. Да — я помню это!

— Энджела, — спрашивали они, — ты помнишь, как умерла твоя мать и ты одиноко сидела на пеньке в лесу и не знала, что тебя ожидает дальше — куда тебе податься и каким будет твое будущее? Ты помнишь, как мы сидели рядом с тобой, держали тебя за руки, давали тебе энергию и любили тебя? Ты помнишь, что к твоим слезам примешивались и наши и что мы разделяли твою боль? Ты помнишь это?

—Да, — сказала Энджела, — я помню это. ДА! И ее друзья спросили:

Энджела, ты помнишь то чудесное время, когда мы праздно­вали твою свадьбу, и как ты радовалась в ту пору своей молодости? Ты помнишь, как счастье и ликование переполняли тебя тогда? Мы держали тебя за руки, сжимали в своих объятьях, посылали тебе энергию и танцевали вместе с тобой. Ты помнишь это?

О, да, дорогие мои друзья, я помню, — ответила Эндже­ла. — Это ли было не здорово? — Потом Энджела вдруг застыла и с тревогой в голосе произнесла: — За все это время, друзья мои, я ни разу так и не поняла, что вы рядом. Я ни разу не поблагодарила вас за то, что вы делали. Однако каким-то обра­зом я знала, что вы есть. Вы — мои лучшие друзья, но я ни разу даже не сказала вам, что люблю вас.

И ее друзья подпрыгнули от радости и сказали:

Энджела, не забывай, о дуальности человеческого суще­ствования. Тебе надлежало пройти особый урок. Ты была в са­мой гуще ранее уготованных испытаний. Не упрекай себя, ибо ты была тогда великолепна, как великолепна ты и СЕЙЧАС! Торжество, на котором мы только что присутствовали, увенчало твое путешествие и твои усилия. Мы не видим за тобой никаких оплошностей. В наших глазах только восхищение перед твоим путешествием.

Энджела поняла, что их замечания были справедливыми, и все же что-то заставило ее сказать:

Это еще не все. — Потом, получив полное согласие тех, кто ее окружал, она произнесла: — ДАВАЙТЕ СДЕЛАЕМ ЭТО ЕЩЕ РАЗ! Давайте вернемся на Землю! И в этот раз, возможно именно в этот раз, я вас увижу и узнаю, кто вы такие. И разве это не будет здорово?

Итак, мы заканчиваем историю об Энджеле, которая со своими друзьями возвращается на очередной совет по планированию, что-5ы узнать, сможет ли она снова принять участие в уроках, которые вставляют жизнь человека, и попробовать на этот раз пройти их еще лучше. Таковы истинные причины, заставляющие вас вновь и вновь возвращаться. Ибо работа, которую вы делаете для Земли, любовь, которую вы на нее привносите, имеет великий смысл и великую важность. Когда вы не сидите в креслах, как сейчас, и когда вы не свободны от тел, в которых сейчас находитесь, вы обладаете сбалансированным сознанием Бога и знаете, сколь по­четно то, о чем мы сейчас говорим!

Дорогие мои, если бы вы могли видеть то, что видит Крайон, вы бы увидели, что в этой комнате толпятся те, кто буквально «привязан» к вам. Да, я обращаюсь к каждому из вас. А тем, кто не хочет замечать присутствия этих ангелов, или наставников, мы хо­тим сделать подарок: сегодня, поздно вечером, когда вы будете одни, осмельтесь попросить тех, кто находятся с вами все эти годы, слегка вас обнять. Позвольте себе почувствовать их эмоциональное присутствие. Ибо, когда люди делают так, это является большой честью для сопровождающих вас наставников и ангелов! Вы и не представляете, как они обрадуются вашей просьбе, и вы почувству­ете, как они возбужденно хлопают крыльями. Когда вы начнете узнавать тех, кто с самого рождения были вашими лучшими друзь­ями, ваша жизнь изменится. Поверьте. И это действительно так!

 

Послесловие автора: К этой притче я могу добавить очень мало такого, что не было бы очевидным. Иногда Крайон рассказывает полные зага­док притчи, нуждающиеся в анализе, иногда же он многословен, что­бы как можно лучше разъяснить то, чему нас учит. Это — одна из притч, в которой говорится о кеинтэссенции всей нашей работы на благо планеты — и все же подлинную ее суть .можно передать, на­пример, вопросом: «Обнимал ли ты своих ангелов сегодня?»

 

15. Индеец Дэвид

Примечание автора: Вот история об одном индейце, который жил на прекрас­ном острове, на котором было все, что ему необходимо, — но его стремление узнать больше о том, что его окружа­ет, отделяло его от других.

На одном острове жил индеец, которого звали Дэвидом. Тем из вас, кто хочет узнать, почему индейца назвали Дэви­дом, придется заняться этим попозже (космический смех). Ост­ров, на котором жил Дэвид, был прекрасным и изобильным. Дэ­вид принадлежал к королевской семье, правившей островом, ибо его дедушка был вождем. Жизнь Дэвида на острове была хороша; в пище не было недостатка, поскольку вокруг росло много расте­ний, плоды, листья и корни которых были съедобными. Вот уже многие годы жизнь деревни и племени Дэвида была безбедной.

Однако остров окружало странное явление — в трех милях от берега стояла плотная стена тумана. Она окружала остров со всех сторон, но, поскольку туман никогда не достигал берега, дни на острове были, как правило, солнечными и ясными. Год от года туман зловещим знамением оставался вдали от берега на одном и том же расстоянии, и никто никогда не видел, что же творится за ним.

Дэвид рос и с детства видел этот туман; и жители деревни поколение за поколением видели его. Они не понимали, что это такое, но боялись его, ибо всякий раз, когда кто-либо из одно­сельчан попадал в эту стену тумана, он уже не возвращался. Даже на памяти Дэвида был случай, когда один из стариков, чувствуя, что дни его сочтены, решил сесть в свое каноэ и поплыть в туман. В племени бытовало много историй о том, что случится, если ты попадешь в этот туман, чаще всего их расска­зывали ночью у костра.

Сельчан учили, что, если кто-либо попадет в туман, осталь­ные должны разойтись по домам и не смотреть на него. В об­щем, все боялись этого недоброго тумана. Но Дэвид, будучи внуком вождя, в детстве и подростком был со старейшинами и стал свидетелем нескольких случаев. Впрочем, он хорошо по­мнил только то, как в туман отправился старик. Он помнил, что, вплыв в стену тумана, старик поднял весло, его каноэ начало медленно исчезать из вида, и, как и ожидалось, он так и не вернулся. Как и говорили старейшины, «Никто из осмелившихся заплыть в туман не возвращался». Но члены семьи вождя часами стояли на берегу после исчезновения старика, вглядываясь в туман и ожидая, что произойдет нечто давно предсказанное. Ибо время от времени до них доносился громкий отдаленный шум и вселявший страх в сердца рев. Дэвид запомнил его на всю жизнь. Кто знает, что это было? Может быть, какое-то чуди­ще по ту сторону стены тумана? Может быть, грохот гигантско­го водоворота или водопада, забирающего жизнь у тех, кто про­плыл через нее?

И, как ни странно, на тридцать четвертом году жизни Дэвид принял решение. Туман неодолимо влек его к себе. Он чувство­вал, что в жизни есть нечто, что проходит мимо него. Возможно, это была истина, которая на долгие годы была скрыта от глаз, и туман каким-то образом мог помочь ее открыть? Действительно, никто не возвращался назад, но это не значит, что они погиба­ли, думал Дэвид. И вот однажды он собрался с духом и, ни слова не говоря ни старейшинам, ни односельчанам, решил узнать, что же скрывалось по другую сторону туманной пелены. Он потихоньку забрался в свое каноэ и совершил обряд, готовясь к тому, что собирался сделать. Дэвид поблагодарил Бога за свою жизнь и за то, что Он откроет ему ответ на его вопрос. Он знал, что независимо от того, что случится, он обретет знание, и именно это влекло его вперед.

И вот Дэвид тихо и плавно двинулся к стене тумана. Никто не видел его, ибо он никому не говорил о том, что собирается сде­лать. Вскоре он был на краю пелены, и она становилась все ближе и ближе. Дэвид совершил первое открытие — ведь никому прежде не приходило в голову подплыть к туману и исследовать его, — пелена втягивала его. Когда он это обнаружил, им мало-помалу начал овладевать страх. Дэвиду уже не нужно было весло, и поэтому он поднял его и положил в лодку. Каноэ вместе с ним исчезло в тумане. Внутри стены тумана все было тихо и спокойно, течение несло Дэвида вперед. Тьма все сгущалась, и тогда Дэвида охватило раскаяние: «Я еще молод; я не оправдал ожида­ний старейшин, ибо я внук вождя, и я поступил глупо, очень глупо!» Теперь Дэвид испугался, страх смерти окутал его своим покрывалом, а в сознание начала просачиваться тьма. Она дро­жал от холода и волнения, пока каноэ само по себе бесшумно продолжало набирать скорость.

Долгие часы провел Дэвид в пелене тумана, и казалось, что этому не будет конца. Он съежился на дне каноэ, сознавая, что совершил ошибку. «А что, если ничего не произойдет? — спро­сил он себя. — Что, если я навсегда останусь в этом каноэ и погибну от голода?» Внезапно перед Дэвидом пронеслось видение всех тех, кто ушел в туман до него и чьи скелеты бесконечно дрейфовали в своих каноэ в непроницаемом тумане вокруг остро­ва. Увидел ли он старика из воспоминаний многолетней давнос­ти? Изменится ли это хоть когда-нибудь? «О, где же истина, кото­рую я так искал?» — выкрикнул Дэвид в туман.

Свершилось. Дэвид выплыл с другой стороны стены тумана! Он был поражен тем, что увидел, ибо перед ним открылся це­лый материк — огромный, где, насколько хватало взгляда, вид­нелось множество селений! Он видел дым, поднимающийся из печных труб, и слышал возгласы людей, игравших на берегу. Вдоль стены тумана располагались наблюдатели, которые тут же его заметили. Как только он выплыл, они увидели его и торже­ственно затрубили в свои рога, давая знать тем, кто на берегу, что еще один смельчак отважился пройти через туман. Потом Дэвид услышал, как оглушительный рев донесся в ответ с земли. Рев торжества! Рев чествования! Они окружили его в своих ка­ноэ и начали осыпать цветами. Когда он достиг берега, они вышли из своих лодок и подняли его на руки, восхваляя за смелый поступок. Дэвид, внук вождя, в тот день начал новую, лучшую жизнь.

 

Послесловие автора: Допускаю, вы сейчас скажете: «Я знаю, о чем говорит эта прит­ча. Она повествует о смерти, не так ли?» Нет, не так. Эта притча рассказывает о приобщении к новой энергии и даже о воз­несении. Она говорит и о том, что мы довольствуемся нашим маленьким мирком и не осмеливаемся вырваться из него, пройдя за «туман» неизвестности. Она говорит о том, что откроется перед нами, если мы пожелаем изменений. Ибо перед каждым из нас находится стена тумана, иногда это наш собственный страх, а иногда простая инертность. Каждая из разновидностей тума­на — это самостоятельный вызов и урок разной сложности для каждого человека.

Чего же вы боитесь больше всего на свете? Многие страшатся преуспеть, пойдя по пути, обусловленному вашим контрактом, — многоликий страх! Возможно, это боязнь самого просветления, возможно, связанных с ним изменений. Идите навстречу всем сво­им страхам с высоко поднятой головой. Наибольшее беспокойство доставляет вам то, что, как вы знаете, является вашим жизнен­ным уроком, но ваше мужество напомнит вам, что это лишь ви­димость. Страх — это стена тумана из притчи, по другую сто­рону которой вас ждет торжество. Однако, когда попадаешь в туман, попадаешь иногда и в темное время — переходное время, которое дает возможность приготовиться к тому, что будет дальше. Окружающие будут предостерегать вас, говоря, что пу­тешествие не для вас. Но многие знают правду, а некоторые захо­тят сами ее найти.

Почему Крайон поведал нам такую притчу? Для того, чтобы указать на особенность новой эпохи нашей жизни. Сейчас — вре­мя расширяющихся возможностей, но и время ответственности за энергию всей планеты; это время узнать свой путь. Время взгля­нуть в глаза своим противникам и сказать: «Я знаю вас! Я знаю, кто вы, ваша энергия больше не будет питать меня». Здесь и сей­час идет испытание, и повышаются вибрации планеты! Ибо Зем­ля торжествует, когда вы постигаете себя. Ибо сейчас все, что приносит вам горе, может преобразиться лишь благодаря одно­му вашему намерению сделать это.

 

16. Прошлые жизни, нынешние страхи

Примечание автора: Далее следует цикл из четырех историй, повествующих о четырех самых распространенных страхах. Он отличает­ся от любой другой группы рассказов или притч, приведен­ных в этой книге. Крайон поведал их, когда выступал перед аудиторией на собрании группы в Делъ-Маре (штат Кали­форния), городке на морском побережье. В этой аудитории были четыре человека, которым Крайон оказал честь и рас­сказал о некоторых эпизодах или особенностях их прошлых жизней. Крайон прежде всего хотел привести пример того, как работает энергия прошлых жизней для кармы нынеш­ней и как она участвует в формировании уроков, которые каждый из нас должен пройти сегодня. Рассказы серьезны и повествуют о жизни реальных людей, присутствовавших в тот вечер на собрании группы. Крайон предваряет исто­рии кратким очерком о том, как осуществляется карма и почему это происходит. Крайон подсказывает нам, что, если мы поймем суть нашего жизненного урока, мы сможем одержать великолепную победу — ибо именно понимание даст нам возможность быстро выполнить эти уроки и об­рести спокойную жизнь.

На встречах с Крайоном люди часто просят: «Расскажи нам о страхе и вере, гневе и мужестве. Расскажи нам о целос­тности. Можно ли эти вещи как-то измерить? Обладают ли они энергией?» Ответ — ДА. Вы встречаетесь с их проявлениями каж­дый день, они присущи вам в той мере, в какой это заложено в карме, которую вы выбрали для себя, когда были не на Земле.

Ваша карма — это ваш жизненный урок, запрограммирован­ный в одной из скрытых нитей ДНК. На ваш взгляд, невероятно? Невероятное сегодня станет наукой завтрашнего дня, и тогда, оглянувшись назад, вы обнаружите в этих посланиях скрытую мудрость.

Некоторые спросят: «Ты имеешь в виду, что в биологическом механизме заключается некий духовный аспект?» Да. Я говорю вам, что карма, духовный аспект, непосредственно включает в себя вашу биологию. Страх приводит к изменениям на уровне химии — он заставляет быстрее биться ваше сердце и потеть ладони. От него болит голова, он заставляет вас падать в обморок. Природу челове­ческих фобий ваша наука исследует на протяжении всей истории существования человечества. Причина этих, на первый взгляд ир­рациональных, чувств кроется в наборах программ из прошлых жизней. В вашей ДНК находится множество таких наборов команд, которые по своей природе являются биомагнитными. Если вы смо­жете прорваться через изначальные установки, то, что я говорю, покажется вам не столь уж невероятным. Вы стоите буквально на пороге открытия этих знаний и их применения на практике!

До того как вы прибыли сюда, вы приняли решение пройти через опыт, который создает ваши сегодняшние уроки. В ны­нешней жизни вам дана возможность пройти через опыт, кото­рый аннулирует эти уроки и позволит перейти на новый уро­вень. Это то, что вы называете кармой и разрешением кармы. Это — заранее установленная совокупность всех ваших страхов и особенностей вашей жизни.

Таким образом, мы хотим рассказать вам о четырех наиболее часто встречающихся видах страха и о том, как через них пройти. Я здесь, перед вами, и обращаюсь к вам с великой любовью, и рассказ мой будет необычным. Я хочу проиллюстрировать эти страхи на примере четырех небольших путешествий, в которые вас приглашаю, — путешествий в прошлые жизни четырех чело­век, сидящих среди вас в этой комнате. Я не буду называть их имен. Если вы решите, что это ваша прошлая жизнь, примите это как честь, ибо Бог чтит вас за ваше служение.

Это будет рассказ о самых показательных прошлых жизнях людей, сидящих в этой комнате. Знайте, что причины страхов, о которых пойдет речь, могут быть любыми, и совершенно необя­зательно столь глубокими и серьезными, как в этих случаях. Просто вы лучше сможете представить себе, какие люди нахо­дятся среди вас и через что они прошли. Поэтому Бог так высо­ко чтит вас за то, что вы согласились быть здесь, чтобы повы­сить вибрации этой планеты!

Страх быть покинутым.Сегодня вечером мы обращаемся к одному из вас, кто очень боится, что останется один — что его все покинут. Почему? В его нынешней жизни нет ничего, что могло бы быть причиной для такого чувства. Я приглашаю тебя кое-что вспомнить — нечто, что всколыхнет чувства, а вместе с ними и понимание.

Тебе девять лет, дорогая, и ты, как и сейчас, женщина. Ты просыпаешься и обнаруживаешь, что находишься в маленькой лодке, где с тобой еще четырнадцать человек. Покачиваясь на волнах спокойного моря, ты вдыхаешь соленый воздух и чув­ствуешь, как твое лицо согревают лучи восходящего солнца. Однако от этой безмятежности вскоре не остается и следа, ибо твой ум судорожно пытается припомнить, почему ты здесь! Мало-помалу ты вспоминаешь, и твое сердце сжимается от горя. По­следнее, что ты помнишь, — это как родители торопливо несут тебя на палубу и яростное пламя преследует их по пятам. Они почти выбились из сил, а ты вцепилась в одежду отца. Ты чув­ствуешь исходящий от него страх. Ты помнишь грохот и пронзи­тельные крики — крики паники вокруг. Ты помнишь, как твой отец, едва добежав до борта, подкинул тебя в воздух. Ты долго падаешь в спокойную гладь океана. Вода заливает глаза, от хо­лода перехватывает дух, но, едва вынырнув, ты начинаешь ба­рахтаться, пока тебя не поднимают в маленькую лодку, в кото­рой уже сидят другие.

Ты оглядываешься и видишь большой деревянный корабль, уже полностью охваченный пламенем. Твоих родителей нигде нет. Они спасли тебе жизнь, но сами спастись не успели. Ты смотришь на других, на взрослых, которые находятся вместе с тобой в лодке, и кричишь им, чтобы они что-нибудь сделали! Ты видишь только желтые отблески на их лицах и в их глазах, они тоже загипнотизированы ужасом происходящего. Они ничего не делают, только смотрят. Большой корабль медленно погружает­ся в воду, клубы дыма вздымаются на фоне заката, странным образом подчеркивая красоту ало-желтого неба. Раздается гром­кое шипение — вода насмешливо поглощает только что буше­вавшее пламя. От корабля ничего не остается. Беззаботная жизнь, исполненная любви, надежд, обещаний и ласки, внезапно обры­вается, вместо нее остается лишь бурлящий водоворот пузырей.

Все кончено. Слез нет. В какой-то момент твое девятилетнее Высшее Я интуитивно понимает, что таков был уговор — соглашение, которое ты заключила со своими родителями. Но ты не можешь сохранять здравое отношение к внутренней правомер­ности события, ты чувствуешь лишь невыразимую пустоту отто­го, что тебя лишили любви. Маленькая девочка внезапно вырос­ла, детство закончилось. На какое-то мгновение тобой овладева­ет искушение броситься за ними в теплые воды Балтийского моря. Однако самоубийство детям не свойственно. К мыслям о нем приходят позже, когда начинают размышлять, обретая со­знание взрослого.

Жребий брошен, воспоминание о событии, память о пере­житом будут преследовать тебя жизнь за жизнью, ибо этот тра­гический урок необходимо осмыслить и осознать. Ты живешь среди других людей, ни один из которых никогда не любил тебя так, как те твои родители. Всю жизнь тебе кажется, что ты в лодке с чужими людьми.

Дорогая моя, ты знаешь, что я говорю именно о тебе, ибо твой кармический атрибут — страх быть покинутой. Этому страху в твоей жизни нет логического объяснения, потому что ты пере­жила это не здесь, но он очень силен. Когда в нынешней жизни ты была ребенком, ты доставляла своим родителям много про­блем, ибо ты цеплялась за них и не хотела никуда отпускать. Даже сейчас ты звонишь овдовевшей матери по два раза в день, просто чтобы узнать, что все в порядке. Отношения с мужчинами у тебя не складываются, потому что ты никак не можешь пове­рить в то, что твой партнер останется с тобой, — и отказываешь­ся проходить через мучительную разлуку — лучше быть одной. Пламя пылающего корабля отпечатано в твоей ДНК, как пятна морилки на дереве, хотя порой тебе кажется, что ты о нем забы­ла. Ты строишь свою жизнь, как будто плетешь паутину вокруг ядовитой нити, к которой нельзя прикасаться.

Дорогие мои, сегодня вечером я приглашаю вас изжить эту карму. Среди тех, кто сидит в этой комнате или читает эти строки, есть те, чьими жизнями руководит страх быть покинутым. На ва­шем пути возникают окна возможности, благодаря которым вы можете исправить положение дел, но вы не пользуетесь ими. Это означало бы разбудить страх, тронуть запретную нить. Вами будто управляет что-то неведомое. Так действует карма.

Когда такая возможность появляется, мы просим вас не отка­зываться! Вы сейчас обладаете любовью Бога при Новой Энергии. Эта любовь разлита вокруг вас повсюду. Рядом ваши наставники и ангелы, они держат вас за руку и в самых пустынных уголках земли, и среди людских толп мегаполисов. Почувствуйте, как эта святая любовь окружает вас. Просите о ней! Пройдите по мосту страданий, почувствуйте, как любовь вливается в вас, и знайте, что одиночество больше не предусмотрено вашей программой. Вы почувствуете, как ее установки разрушаются по мере того, как вы освобождаетесь от фантома прошлого. Знайте, о вас забо­тится энергия, которая никогда и ни за что не покинет вас. Ваши усилия увенчаются успехом, ибо это урок, и его окончание повы­сит вибрации — и ваши, и всей планеты!

Страх противоборства.Среди вас есть также человек, который боится противобор­ства, в какой бы форме оно ни было. Этот рассказ объяснит почему. Тебе тридцать два года, дорогая моя. В жизни, о кото­рой я говорю, ты — мужчина, но сейчас, в этом зале, ты — женщина.

В том воплощении ты холодной ночью сидишь вместе с другими, с тоской ожидая момента, когда придется встать и занять линию обороны. При каждом движении ты чувствуешь, что доспехи доставляют тебе неудобство, ибо ты никогда преж­де не надевал их. Ты не можешь привыкнуть к шлему, нахлобу­ченному на голову, к тому же он тебе не по размеру. Щит тяжел, а меч — тебе и в голову не приходило, как тяжел боевой меч! Тебе велели подняться, но у тебя это едва получилось из-за дополнительного груза. Тебя бросили в последнее, отчаянное сражение за спасение страны. По ней катится волна варваров, завоевателей, опустошающих твою землю. Крохотная армия тво­ей страны давно разбита. Теперь правители требуют, чтобы ты — из последних сил — преградил путь надвигающемуся врагу.

Всего три дня назад пришли глашатаи правителей и оторвали вас от земли, ибо ты крестьянин и знаешь, как ухаживать за животными, как выращивать хлеб и другие растения. Теперь ты стоишь плечом к плечу в шеренге с другими облаченными в доспехи людьми, которые, как и ты, прежде были крестьянами и пасли овец, коз и другой домашний скот. Ты стоишь с тяжелым мечом в руке и понимаешь, что не знаешь, как с ним обращать­ся, в отличие от врага, с которым ты вот-вот должен встретиться лицом к лицу. Ты в панике! Тело и сознание вопят: «УНОСИ НОГИ!» Но в тебе теплится скромное достоинство, порожденное любовью к своей земле и своей стране, — и ты терпеливо ждешь.

Пора! Восходит солнце, и над полями, покрытыми утренней росой, прокатывается грохот надвигающейся армии врага. Ты выглядываешь из рва и видишь ее шеренги, с лязгом и топотом движущиеся на вас и везущие боевые машины. Бьют в коло­кол, а это значит, что ты должен встать и ринуться вперед. Ты смотришь на стоящего рядом человека, соседа, с которым вы прожили бок о бок не один десяток лет, кто выращивал пре­красный хлеб, хлеб, который ты делил с ним и его чудесной семьей на многих праздниках, и ты видишь в его глазах страх и горечь. Он отводит взгляд, чтобы ты не увидел его слез. Вы оба одновременно поднимаете оружие и выступаете навстречу вра­жеским воинам. Даже мысли нет о побеге, об отказе биться. Враг разрушит ваши дома, но вы, по крайней мере, сможете умереть, сражаясь с ним.

В воздухе запахло смертью, дорогой мой, по мере того как вы маршируете навстречу этим рядам, и ты знаешь, что смерть неизбежна! Назад возврата нет. Ты не смотришь в лица своих товарищей по строю — соседей, которых ты знал и любил, чьих детей ты знал по именам, ибо знаешь, что увидишь на них страх, и хочешь вдохнуть в них достоинство в последние мгно­вения их жизни.

Приближаясь к врагу, вы набираете ход. Он жаждет схватки с вами. Он почему-то уверен в своей победе. И вот он перед вами! Ты видишь лицо воина, который собирается сразиться с тобой. Он смотрит на тебя и мгновенно оценивает твои силы. Он знает, что ты крестьянин, криво ухмыляется, и ты видишь, что у него выбито несколько зубов. Все происходит как в замедленном кино, тебе становится интересно, принимал ли он хоть раз в своей жизни новорожденного теленка, пас ли он хоть раз овец или вырастил ли он хоть один урожай хлеба. Была ли у него семья или, быть может, он выходил хоть одну больную скотинку?

Он заносит боевой топор над твоей головой, и ты инстинк­тивно поднимаешь щит, чтобы отразить удар. Другой рукой он подныривает под твой щит и глубоко вонзает клинок в твою плоть. Он обманул тебя нехитрым приемом, и от жгучей боли в животе у тебя тут же слабеют ноги. Все быстро и безотказно. Он добивает тебя своим щитом и издает победный вопль. Брызги слюны летят тебе в лицо, когда он что-то кричит на непонятном тебе языке и бросается к следующей жертве.

Ты лежишь ничком в грязи, чувствуешь знакомый запах зем­ли и слышишь, как большой отряд с шумом отступает к твоей ферме. Твоя семья загодя укрылась в безопасном месте, а скот ты отпустил на волю. Как ни странно, ты спокоен. Все кончено. Ты сделал все, что мог, и теперь очередь других. Чужим, каким-то птичьим голосом ты пытаешься прокричать: «Прощайте, мои дорогие и любимые, встретимся у Господа!» Все кончено, и ты интуитивно знаешь, что направляешься домой. Ты чувствуешь, как тепло жизни покидает тебя и разливается по земле, которую ты так любишь и которую так много раз возделывал. Боль быс­тро утихает, и тебя охватывает тьма.

Дорогие мои, вы, кто сейчас сидит в этой комнате, разреши­те сказать, что именно поэтому Бог так любит вас! Ибо события, подобные этим, создают ваши жизненные уроки, такие, что по­вышают вибрационный уровень всей планеты! Удивительно ли, что мы с благоговением склоняемся перед вами, ведь вы выбра­ли для себя такую тяжелую роль?

Это трагическое событие из героического прошлого объяс­няет твой сегодняшний страх перед противоборством, много во­площений спустя. Теперь ты не торопишься участвовать ни в одном предприятии, организованном твоим правительством, ибо прошлый раз это стоило тебе жизни! Пожалуйста, поймите, что причиной страха перед противоборством не обязательно являет­ся схватка с беззубым гигантом. Повторяю, сегодня вечером мы привели наиболее яркий случай, чтобы вы могли понять, какой человек находится среди вас.

Мы хотим, чтобы те из вас, кто хочет изжить кармический страх перед противоборством, облачились в доспехи Бога! Следую­щий раз, когда вы окажетесь в какой-либо ситуации противобор­ства, от которой слабеет тело, сердце начинает учащенно биться, а нервы — трепетать, встретьте ее с открытым забралом! Почув­ствуйте, что вас облекает покров Бога. Новые доспехи Духа Божь­его совсем не такие, как прежде, ибо в новую эпоху правила изменились. Это эпоха со-творчества с Богом, эпоха, в которой ваша сила абсолютна, если только чисто ваше намерение. Это покров любви и меч истины. Ничто не может устоять против них!

Те, кто будет вам противостоять, с первой минуты обязательно почувствуют изменения, происшедшие в вашей карме под воздей­ствием новой энергии, — и они, в свою очередь, изменятся. Пона­блюдайте за этим. Вы увидите, что, когда вы облачитесь в свои духовные доспехи и возьмете в руки меч истины, их поведение станет совершенно иным. Ваши действия будут излучать любовь на вашего противника — и это сделает больше, чем стычка. Бой будет выигран, и никто при этом не пострадает... ибо это изменит и того, кто вам противостоит, и вас!

Неважно, с какой именно ситуацией противоборства вам предстоит столкнуться, встретьте ее с доверием и любовью. Ваше противоборство — уже не схватка, в которой всегда есть побе­дитель и побежденный, оно несет торжество свершения обоим. Покров Бога содержит в себе доспехи мудрости, щит знания и меч истины. Поэтому облекись в этот покров, в спокойствии и самообладании, которым наделяет тебя уверенность в себе. Ког­да ты сделаешь так, твой кармический узел будет разорван и ты больше не будешь бояться.

Страх быть недостойным.Почти у всех вас было воплощение, очень похожее на то, о котором я хочу сейчас рассказать. Загляните со мной на какое-то время в это воплощение. Если бы вас попросили посмотреть на ноги, в неярком свете коридора было бы видно, что на вас надеты сандалии — сандалии, сделанные вашими собственными руками. Некоторые же из вас вообще не смогут увидеть своих ног из-за толстого живота — вы едите слишком много хлеба, который пе­чете в монастыре! Ходят слухи, что настоятели придумали пост только для того, чтобы братья не лопнули. Судите сами.

У всех вас были воплощения, проведенные в служении Богу. Мы можем сказать вам об этом, потому что у людей этой группы есть нечто общее — все вы стремитесь к просветлению, вам не жалко потратить свое время, сидя здесь и слушая мои духовные истории. Это характеризует вашу жизнь и вас самих.

Но, видите ли, в этой прошлой жизни есть нечто очень интересное. Ибо в служении Богу ваше намерение было воисти­ну перевернуто с ног на голову! Служа Богу, вы унижали самих себя — некоторые даже не одно воплощение. Вы пресмыкались перед своим учением и потому что сами хотели, и потому что вам говорили, что это нужно и что так велит Бог.

Нет ничего дальше от истины, чем это! Дорогие мои, вы пришли в эту жизнь просветленными существами, блистая многи­ми красками, которые демонстрируют ваше величие, доказывают, сколь важную роль вы играете в существующем порядке вещей. Мы уже говорили вам об этом, и именно поэтому мы омываем ваши ноги! И негоже, чтобы вы, обладая таким величием, слоня­лись писарями по темным коридорам небесной канцелярии.

Почему это произошло? Как случилось, что чудную весть о вашем прибытии сюда в качестве достойных человеческих су­ществ, созданных по подобию Бога и проходящих кармический урок, превратили в такой фарс? Разрешите мне намекнуть, как такое могло произойти, как удивительное послание великого учителя любви новой эпохи о человеческом достоинстве и обре­тении сил могло быть искажено. Подумайте вот о чем: на протя­жении сотен лет ваши духовные вожди были и вашими правите­лями. Они занимали все посты и издавали и политические, и духовные законы. Что обычно делают люди, стремящиеся обре­сти власть? Ответьте сами на этот вопрос, и вы поймете, почему правители не должны быть священниками.

Такое извращенное богослужение все еще процветает в ваше время, несмотря на отделение религии от политической власти. Вслушайтесь в то, что говорят вам сегодня ваши духовные вож­ди. Действительно ли их слова звучат как проповедь обретения человеком силы, как того хотел учитель любви? Современные религиозные лидеры продолжают вам говорить о том, что вы ничто, что вы пришли в мир, где не сможете утвердиться, — в мир, где вы так или иначе совершили нечто ужасное, чего вам следует стыдиться. Они говорят, что вы должны обратить свои упования и веру (а также богатство) на служение какой-то док­трине — тогда вы сможете быть чем-то. Эта мысль совершенно неприемлема для вашего величия! Эта мысль, дорогие мои, — ДЕЗИНФОРМАЦИЯ, ибо к вам, когда вы рождаетесь, относятся как к существам особым!

Итак, какая же карма порождается воплощениями, прове­денными в монастырском служении? В ней страх и преклонение перед властью. Вы ощущаете себя ничтожеством, не способным сделать ничего хорошего. Это привилегия тех, кто стоит выше в духовной иерархии.

Когда вам из воплощения в воплощение говорят, что вы ни­что, что вы овца, вы начинаете искать пастыря, не понимая, что вы достойны быть пастырем. Современные религиозные вожди настойчиво находят вам пастырей, хотя большинство из них не соглашаются друг с другом. И все же они управляют вами. Они говорят, что вам делать. Они подавляют ваше просветление. Так не должно быть! Слишком много времени вы провели в зонах, где господствовало неправильное понимание того, что собой пред­ставляет человек! Сам учитель говорил вам, что вы учитесь быть пастырями и что вы равны. Перечитайте его слова.

Эта карма не дает вам обрести величие. Она не дает вам воспользоваться предоставляющимися возможностями, ибо вы чувствуете, что не достойны успеха! Вам часто кажется, что вы не способны сделать то-то и то-то и не сможете жить на этой планете в достатке.

Востребуйте свою силу! В этой новой эпохе Бог — ваш парт­нер, и вашей целью должно быть общение с ним и взаимопони­мание, а не унизительное поклонение в свободное от работы время. Мы убедительно просим вас, возьмите зеркало Духа Божь­его и всмотритесь в него. Посмотрите, кто вы есть. Увидьте свои блистательные краски. Увидьте, что вас ценят. Насладитесь этим! Воистину, вы достойны многого, и любовь и наставления Бога помогут вам в этом! Бог не хочет управлять вами!

Страх просветления и духовной устремленности.Время действия — более 4000 лет назад. Ты, дорогая моя, женщина, идущая в красочной процессии. Шествие началось во дворце, и после нескольких часов кружения по узким улочкам ты наконец находишься у цели. Тебя осыпают цветами и громко восхваляют. На тебе ниспадающее свободными складками пла­тье, белое, утонченно расшитое золотом, добытым на приисках за сотни миль отсюда. Рядом с тобой идут другие женщины, одетые столь же великолепно.

Хотя толпы людей и преклоняются перед тобой, ты не улыба­ешься. Все идет по установленному протоколу, согласно прави­лам проведения церемонии, которым должно следовать. Процес­сия продвигается вперед очень медленно под бой множества ба­рабанов, звуки которых доносятся сзади. Прямо перед тобой, во главе шествия, несут какой-то большой предмет. Он тяжелый, и его несут множество слуг. В воздухе пустыни нечем дышать, и, как обычно в это время дня, дует горячий ветер. Тебя не волнует то, что ты тратишь много сил, ибо завтра это будет уже неважно. Ты идешь вперед, усталая, но собранная. Ты чувствуешь почте­ние, с которым относятся к тебе, ибо среди женщин ты — глав­ная. Ты и твои спутницы, идущие рядом, вот-вот должны удосто­иться чести, недоступной всем остальным, и обрести награду на­много раньше всех, кто вас окружает.

Медленно, по извилистой дороге, шествие достигает назна­ченного места, и процессия останавливается. Однако монотон­ный бой барабанов не прекращается, так как музыканты, взбираясь по ступеням на возвышение, продолжают барабанить. Наконец они поворачиваются лицом к тебе и останавливаются. Нет ни звука, слышно лишь дыхание ветра. Очень жарко. Тебя готовили на протяжении многих дней. Ванны, масла и усилия царских слуг сделали из тебя произведение искусства. Твое лицо никогда не было таким. Оно сияет мягким светом. В твоих волосах множество украшений, золото и драгоценные камни обнимают твою шею и запястья. Их тяжесть после долгих часов шествия начинает утомлять, однако гордость не дает тебе по­казать и виду.

Итак, ты стоишь на пороге гробницы фараона. Ты знаешь, что сейчас будет. Воцаряется молчание, прежде чем музыканты затяги­вают песнь вознесения. Монотонный ритм заставляет тебя идти очень медленно. Заученным шагом вы едва двигаетесь за саркофа­гом к пандусу, который ведет ко входу в недра подготовленной пирамиды. Вас еще больше осыпают цветами. Повсюду аромат благовоний, и вы медленно начинаете спускаться вниз. Стены тун­неля, впервые за много часов, дают вам тень и прохладу.

Внезапно ты оказываешься внутри. Тут достаточно прохлад­но! Вокруг сыро, на стенах даже выступает вода, и ты постепенно перестаешь слышать шум толпы, оставшейся снаружи. По мере того как вы продвигаетесь по туннелю, вы выстраиваетесь в вере­ницу — еще одно отработанное движение. Сейчас дорогу осве­щают факелы, и последнее, что ты слышишь снаружи, — это глухой и неторопливый бой барабанов. С благоговением жрецы ведут тебя в последнюю комнату, вы входите в церемониальный круг вечной жизни — и ждете. Ты никогда не бывала в настоящей пирамиде. Тебе не позволяли этого. Вас обучали во дворце, в помещении, которое было почти таким же, как церемониальный круг. Теперь ты понимаешь почему.

Позолоченный гроб ставят в большую каменную камеру и опускают крышку. Слуги фараона убирают веревки и подпорки каменной крышки и быстро, почти бегом, исчезают в проходе, ведущем наружу. Жрец подает сигнал, и ты занимаешь свое место в нише с каменным троном. Еще один сигнал, и ты са­дишься. Тебе приятно сесть, однако ты не улыбаешься. Жрецы также в молчании занимают свои места.

Все тихо, затем ты слышишь звук — его слышали лишь те немногие, кто был в твоем положении, и никто из них не вер­нулся к жизни, чтобы рассказать о нем. Ты знаешь, это будет последнее, что ты услышишь, еще пребывая в земной оболочке.

Тебя ждет посмертная жизнь, и неподалеку от тебя стоят приго­товленные ладьи. Несмотря на годы подготовки, в тебе все же шевелится некое чувство — СТРАХ! Чувствуют ли его другие? Ведь вы сейчас умрете! Это по-настоящему!

Звук доносится очень долгое время. Далеко и совсем близко грохочут опускающиеся плиты, медленно закрываются двери, один за другим опускаются на свое место камни — гидравличес­кие механизмы могут привести их в действие лишь раз. Когда из труб высыпался песок и камни опустились — их уже никак нельзя поднять. Ни один вор не сможет проникнуть через ка­менный свод. Слуги фараона снаружи приступают к уничтоже­нию туннелей и постройке новых, которые собьют с толку вся­кого, кто захочет ограбить сокровищницу царя. Ты знаешь, что вы умрете задолго до того, как рабочие закончат запечатывать гробницу.

Факелы медленно гаснут, и ты понимаешь, что скоро наступит кромешная тьма. Это последние лучи света, которые ты видишь! Воздух становится спертым. У тебя никогда не было страха перед замкнутым пространством, но сейчас все иначе. Это твоя могила! Ты все еще сидишь, но теперь начинаешь дрожать. Ты слышишь вокруг приглушенное хныканье и всхлипы, и понимаешь, что не одинока в своем ужасе. Как было хорошо быть частью духовного окружения фараона, и ты не могла и подумать, что этот день настанет. Ты думала, что он проживет намного дольше, но он умер так рано! Ты знала, что все, кто его окружает, в том числе и ты, последуют за ним в его могилу, но все это смутно рисовалось лишь как далекое будущее. Ты посвятила свою жизнь духовному поиску и многие годы возглавляла двор Фараона. Сейчас ты си­дишь почти во тьме, в маленькой комнате, в которую уже никогда не проникнут ни воздух, ни солнечный луч. Ты отчаянно борешься с паникой. ВАМ НЕ ВЫБРАТЬСЯ! СТАНОВИТСЯ ТЯЖЕЛО ДЫШАТЬ! КАК ТЕМНО!

Как будто прочитав твои мысли, встает жрец. В меркнущем свете факелов ты едва различаешь, как он что-то делает. Он становится на колени, достает из своего мешочка листья како­го-то растения и рассыпает их на каменном полу. Свет почти погас. Он берет последний тлеющий факел и зажигает листья. Маленькая кучка листьев загорается, и свет становится ярче. На мгновение он выхватывает из темноты других, сидящих в своих нишах; у некоторых глаза широко раскрыты от ужаса. Ты чув­ствуешь сладковатый запах и знаешь, что это. «Как гуманно», — думаешь ты. Никто не говорил нам об этом. «Спасибо тебе, дорогой святой брат», — мысленно обращаешься ты к жрецу, почувствовав приближение конца. Ты глубоко вдыхаешь дым листьев и чувствуешь необычайную легкость. Еще несколько глубоких вдохов, и ты теряешь сознание. Тревога исчезает. Сна­добье усыпило тебя, и ты можешь беззаботно перейти от жизни к смерти. Наконец на твоем лице появляется улыбка — в таком виде и найдут тебя грабители, когда в конце концов пробьются через каменные стены для того, чтобы похитить сокровища с твоей шеи и рук — те самые, отобранные повелителем, чтобы взять с собой в вечность.

Дорогие мои, вы только что были свидетелями смерти це­лой свиты великого фараона, ибо так было заведено. Когда фараон умирал, его духовная свита уходила с ним в гробницу, дабы и после смерти его окружали те же помощники, что и при жизни. В вашей группе есть человек, который так боится духовной устремленности и просветления, что буквально готов бежать от поисков Бога. Тебе сейчас не по себе, ты помнишь, что приблизиться к любой духовной цели — значит умереть! Твое внутреннее естество кричит: «Не дай этому снова про­изойти!» Твоя карма определена. Духовная устремленность рав­носильна смерти!

Настало время тебе измениться. И опять-таки, любовь Бога смягчит твой страх. Настало время тебе, говоря метафорически, снова войти в гробницу, но на этот раз ее не закроют. На этот раз ты сможешь пройти через нее и продолжить жить на Земле. Бог просит тебя подумать и выразить намерение обрести просветле­ние прямо сейчас. Присоединись к свите помощников Царя Ца­рей, но на этот раз живи собственной прекрасной жизнью, пре­бывая на этой планете. Тебя не будет ожидать преждевременная смерть, если ты решишься на это, и твоя карма будет исчерпана! Слушай голос любви, поскольку он сейчас звучит для тебя, и знай, что эти чувства больше не будут тебя одолевать. Никогда больше не бойся духовного пути, ибо за призраком твоего карми­ческого страха кроется возвращение домой!

Ибо так оно и есть!

 

Послесловие автора: Эти истории произвели особо сильное впечатление на при­сутствовавших тем вечером на собрании. После того как Крайон закончил рассказ, в зале надолго воцарилась тишина. Не­которые из слушателей, судя по их лицам, соотнесли повествова­ния со своей жизнью, хотя они и не были непосредственными геро­ями рассказов Крайона. Многие из нас проходили через подобные ситуации в прошлых жизнях, поэтому рассказы могут пробудить смутные и далекие чувства. На какое-то мгновение частица нас самих, которая и есть Бог, знающий все, отзывается знанием того, кто мы есть, и того, через что мы прошли. Некоторые проходят групповое воплощение, и поэтому многие из слушателей в тот вечер могли действительно по-своему переживать все события. И снова, говоря словами Крайона, «Учитывая все это, удивительно ли, что Бог вас так любит?»

 

17. Целитель Джон

Примечание автора: Вот история, которая потенциально может быть близ­ка многим читателям, ибо те, кому интересна эта кни­га, могут также быть помощниками и целителями. Прит­ча не только показывает многое из того, что сейчас про­исходит с целителями, но и дает «золотое правило» целителъства. Знаете ли вы, что это такое?

Целитель Джон был человеком духовным. Его практика была успешной, и он прекрасно разбирался в своей науке. Мно­гие из тех, кто приходил к Джону, обретали исцеление; однако всегда было несколько человек, кому это не удавалось. И Джон начал переживать, ибо, знаете ли, он уже принял новую энер­гию и знал, что наступила новая эпоха. Джон переживал по многим причинам. Главное — из-за того, что его практика, на его взгляд, не была столь же успешной, как до этого. Другими словами, ему было не по себе. Все меньше исцелений случалось у него в кабинете, и это заставило Джона усомниться в том, стоит ли ему вообще заниматься целительством!

Джон часто медитировал и прекрасно владел всеми приемами медитации. Она вела его по жизни, он знал цену молитвенному общению с Богом и внимательно слушал то, что Бог говорил ему в ответ на его вопросы. Это получалось раньше, должно было это получиться и теперь. Мы хотим сделать вас свидетелями диалога между Джоном, его наставниками и его высшим «Я». Это многому вас научит и будет важно для всего рассказа.

Как только Джон уселся, его ангелы-наставники сказали: «Здравствуй Джон! Как дела?» (Они, как и все наставники, были настроены очень дружественно и искренне.) Джон не ответил на их слова и начал свои дыхательные упражнения (не слыша их). Через некоторое время Джон был готов к общению. Его голова и ноги были в правильном положении. Он сидел лицом на север, подняв руки вверх.

О Боже, — начал Джон. Но наставники его перебили:

Здравствуй Джон, мы любим тебя!

Мне нужна помощь, — сказал Джон, — у меня ничего не получается. — И он поименно назвал людей, приходивших к нему в кабинет. Он спросил: — А как насчет этого человека? Я так долго работал с его спиной, но ничего не происходит! Пожалуйста, помо­ги мне, — взмолился он. — Исцели этого человека. Сделай так, чтобы это случилось... дай мне это... сделай это. — Он едва знал о чем просить, ибо у него накопилось так много просьб.

И его ангелы-наставники ответили:

О Джон, МЫ ОЧЕНЬ ЛЮБИМ ТЕБЯ! Вся сила, которая тебе нужна, находится здесь, и мы готовы тебе помочь. — Затем они омыли его таким потрясающим потоком любви, что он по­нял, что находится в присутствии Бога.

Джон почувствовал, что получил ответ на свои вопросы, и подумал, что все отныне будет по-другому. Но на следующий раз, когда он встретился с человеком, у которого болела спина, он понял, что стало еще хуже. Джон делал все, как положено, и все же человеку не стало лучше. Снова и снова он медитиро­вал, и все с теми же результатами. Он сидел до тех пор, пока не чувствовал, что сидит правильно, что чувствует присутствие Бога, чувствует любовь, изливаемую его ангелами-наставниками и его высшим «Я». Они говорили:

Джон, мы воистину любим тебя. Ты обладаешь потрясаю­щими силами.

А Джон молил Бога:

Пожалуйста, научи меня, как я должен лечить. — И жизнь Джона продолжалась в том же ключе.

У Джона была сестра. У нее были проблемы со здоровьем, и ему до слез было обидно, что он ничем не может помочь ей. Он садился с ней, молился и посылал ей свою энергию. Он применял все свои знания, делал все, что обычно помогало, но его сестре не становилось лучше. Казалось, что она все время страдает.

Джон держался долго, но наконец его терпение лопнуло. В гневе он ворвался в свою комнату, где медитировал, уселся на тахту и выкрикнул:

Все! Больше не могу! Ну, где вы там?!

Здравствуй Джон, как дела? — немедленно ответили ему ангелы. Джон был так изумлен, что чуть не упал со своей по­душки для медитаций.

Как вы пришли так быстро?

Мы всегда были здесь, Джон, — ответили наставники. — Мы с тобой даже в твоем кабинете.

Вы говорили, что у меня много сил, — сказал Джон. — Вы давали мне потрясающие ответы. Я чувствовал их в любви, которую вы изливали на меня. И все же у меня ничего не полу­чается! Ума не приложу, что делать?

Наставники Джона предстали перед ним и сказали:

О Джон, мы так рады, что ты пришел. Послушай, не важно, как хороша плита, еду не приготовить до тех пор, пока не зажгутся горелки.

Джон не был глупцом и спросил:

Горелки — это я?

Да, — ответили ангелы.

Что же мне делать? — спросил Джон.

А чего ты хочешь?

Я хочу выполнить свой контракт! — заявил Джон. Какое оживление последовало за этими его словами! Ибо

только это им и нужно было слышать. На этот раз Джон не уточнял, спину какого пациента надо излечить. Он не уточнял, что именно ему нужно, или откуда к нему должна снизойти сила, или на какой день должно наступить улучшение. Наконец Джон произнес:

Я хочу исцелиться сам. Я хочу выполнить свой контракт. Я хочу, чтобы мое стремление осуществилось. Я хочу сделать то, ради чего я пришел в этот мир.

Через ангелов Бог ответил ему:

Джон, так много времени понадобилось тебе, чтобы по­просить об этом. Да будет так! Ты исцелился в тот самый миг, когда об этом попросил.

Когда той ночью Джон закончил медитацию, он понял, что произошла перемена, ибо он обрел новый душевный покой. Еще до того, как войти в свой кабинет, он знал, что все будет по-другому. Бог сказал ему, что все, что он должен сделать, — это позаботиться о себе, а все остальное приложится. Когда Джон вошел в кабинет, где он принимал людей, начали происходить удивительные вещи, ибо ему были даны новые знания. «Сегодня я положу свои руки здесь, — сказал он про себя. — Совсем другое дело. Никто мне не говорил об этом, но я знаю, что это будет правильно». Результат был немедленным. Джон знал, что Бог стоит у него за спиной и, подмигивая, говорит: «Да, так правильно. А теперь попробуй это». У Джона начало получаться то, чего он никогда прежде не делал! Он говорил тем, кто приходил к нему, чтобы они приготовились обрести исцеление. Прежде чем прикос­нуться к ним, он проводил с ними определенную церемонию. Они думали, что он сошел с ума, — пока не исцелялись от своих недугов. И после этого к нему стало приходить еще больше лю­дей — к Джону, искусному целителю.

Потом Джон направился к сестре. Он буквально вприпрыжку влетел в ее комнату, сияя и зная, что следующей исцелится она. Ее лицо озарилось улыбкой! От ее мрачности не осталось и следа, хотя он даже не прикоснулся к ней.

Джон, что случилось? — спросила она. — Я так волнова­лась за тебя!

Джон замер и внезапно осознал, что его собственные ду­шевные терзания передавались тем, кого он пытался излечить. Раз за разом он входил в ее комнату и приносил свои страхи с собой. Фактически, он сам своим беспокойством мешал ей вы­здороветь. Не удивительно, что все его старания оказались тщет­ными!

Бог сказал мне, что ты выздоровеешь, — объявил Джон с теплотой в голосе.

Он провел с сестрой церемонию и почувствовал, как уми­ротворенность, исходящая от Бога, заполнила их обоих. Новое знание заставило его плакать от радости, и он возблагодарил Бога за плодотворное сотрудничество, принесшее удивительные результаты. Его сестра действительно выздоровела, потому что она была готова и потому что Джон сначала исцелился сам — и его сила и знания значительно увеличились. Намерение Джона внесло изменения не только в его собственную жизнь, но и в жизни всех остальных, кого он с тех пор лечил.

 

Послесловие автора: Многие спрашивают: «Что нужно для того, чтобы стать ис­кусным целителем?» Овладейте знанием и мастерством, а затем разберитесь В СЕБЕ! Пожелайте исполнить контракт. Уравновешенность даст вам дополнительные знания, более совер­шенные инструменты и глубокую мудрость, которые вы сможете применять при новой энергии. Все эти удивительные дары целительства ваши, но вы не сможете воспользоваться ими, пока сна­чала не позаботитесь о себе. Когда вы сами медитируете, нет необходимости просить об исцелении пациентов. Исключение со­ставляют случаи групповых медитаций, когда вы собираетесь вместе с другими, чтобы послать положительную энергию окру­жающим и планете в целом. Ваши знания являются основой для исцеления, а ваше намерение — вашей силой. То, что вы делаете в индивидуальных медитациях, — это для ВАС САМИХ. Ваш кон­тракт, согласно которому вы решили стать целителем, — это то, что в действительности дает вам силу расчистить путь для исцеления других. Чем больше вы соответствуете ему, тем более сильным целителем вы будете. Co-творите абсолютное соответ­ствие вашему контракту — и посмотрите, что произойдет!

 

18. Пять кармических уроков

Примечание автора: Разве каждый из вас в молодости не чувствовал, что он рож­ден для чего-то особого? Возможно, вы наблюдали за тем, как какой-то мастер колдует над своим ремеслом, или вам каза­лась знакомой атмосфера какого-нибудь странного места, что рождало эффект «дежа вю»? Возможно, вы Даже неотступно и безуспешно пытались вспомнить? Если у каждого из нас были предыдущие жизни, логично будет предположить, что это были лишь яркие воспоминания, принесенные из них, которые не будут играть важную роль в данной жизни, но которые все еще остаются воспоминаниями на клеточном уровне.

Я знаю, что некоторые из вас, кто уже в пять лет знал, чем он будет заниматься, впоследствии с успехом это осу­ществляли. В чем же разница? Вот рассказ о пятерых лю­дях, у которых были сильные кармические ощущения, при­несенные из прошлых жизней. Он повествует о том, что они сделали (или не сделали ) с ними, и о том, как это повлияло на их жизнь. Вещи не всегда таковы, какими ка­жутся на первый взгляд, и в каждом из этих рассказов Крайон комментирует, что же произошло.

Бездетная Мэри.Сейчас я расскажу о Бездетной Мэри. Когда Мэри была маленькой девочкой, она интуитивно знала, что рождена затем, чтобы стать матерью. Когда другие маленькие девочки ее возраста играли в куклы, каждая из них играла с одной куклой, а Мэри играла с шестью. О детях Мэри знала все. Она знала, что им нравится и что нужно для того, чтобы их вырастить. В этом она знала толк, ибо прежде была матерью. Воплощение за воплощением Мэри воспитывала детей. Как-то раз у нее было одиннадцать детей. Мэри родилась, чтобы быть матерью!

Настало время, и Мэри нашла партнера, мужчину, который сказал: «Я хочу иметь большую семью».

«Это мой», — про себя подумала Мэри. Вместе они начали строить планы и приобрели очень большой дом, готовясь наро­жать много детей. Но, к сожалению, у Мэри не появилось детей, так как обнаружилось, что она бесплодна. Казалось, что все знания о воспитании детей, которыми она обладала, ей ни к чему. Она была в отчаянии и не знала, что делать. Она злилась на Бога и недоумевала, как тот мог сыграть с ней такую злую шутку — родиться на этой планете с такими знаниями о детях, чтобы ей отказали в возможности их использовать. А ее супруг? Он не прожил с ней и года. Ибо, понимаете, он, как и Мэри, хотел своих собственных биологических детей. Он хотел смот­реть на их ручки и