Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Семен:(убегая)По-русски, по-русски, ради бога, по-русски! О няня Василиса!

И.А.Крылов

УРОК ДОЧКАМ

(сцены из комедии)

Автор:А сейчас вы увидите водевиль Ивана Андреевича Крылова «Урок дочкам». Место действия – Тульская губерния. Время действия – 18 век. Действующие лица:

  • Велькаров – дворянин!
  • Фела! Лукерья! Его дочери!
  • Даша! Семен! Влюбленные!
  • Няня Василиса!
  • Сидорка – конторщик!

Явление 1

Фекла и Лукерья рассматривают модный журнал.

Фекла: Ах!

Лукерья: Ох!

Фекла: Я не могу!

Лукерья: Такая прелесть!

Сидорка (зрителям): Ясненько(исчезает)

Фекла: Ой, Сидорка!

Лукерья: Показалось!

Вбегает Велькаров, за ним – Сидорка, Василиса, Даша.

Велькаров: Что?! Где?! Кто?!

Сидорка: Вот, барин! Читали, барин!

Фекла: Предатель!

Лукерья: Подхалим!

Сидорка: Обзываются, барин!

Велькаров: Так-так. Я кому приказывал: французских книг не читать! По-французски не говорить! Где няня Василиса?!

Василиса: Здесь, барин!

Велькаров: Ты что же это, бездельница? Для чего приставлена?!

Василиса: Да я только на минуточку…

Фекла: Это невыносимо!! Деспот!

Лукерья: Ах, батюшка, вы нас уморить хотите своим тиранством!

Все говорят и кричат одновременно и удаляются за кулисы.

Даша (расстроенно): Ох, и вот так вот каждый день! Да что же это за несчастье такое! (плачет).

С другой стороны показывается Семен

Семен: Даша!

Даша: Семен!

Семен: Как ты здесь?!

Даша: Что ты здесь?!

Семен: Да ведь ты оставалась в Москве!

Даша: Да ведь ты поехал в Петербург!

Семен: Даша!

Даша: Семен! (….) Семен, а ты денег для нашей свадьбы достал?

Семен: Нет…

Даша: Опять наша свадьба откладывается! Сколько золотых денёчков потеряли! (плачет) Ну а что же твой барин?! Что он тебе, не платит, что ли?

Семен: Да у него у самого ничего нет! А твои-то господа?

Даша: О! В городе мои барышни были просто клад: с утра до вечера наряжались, по модным лавкам разъезжали… Что ни день, но новая шляпка! Что ни бал, то новое платье!… Тут и мне кое-что перепадало…

Семен: Так за чем же дело стало?

Даша: А затем, что отец запер их теперь в деревне! Понимаешь, Семен, барышни-то мои воспитывались в Москве, у тетки, на французский манер. А отец-то их как приехал со службы, забрал их к себе – чтобы до замужества на них полюбоваться. А они, как в дом вошли, все вверх дном поставили, всю родню отвадили грубостями и насмешками, и навели в дом французов видимо-невидимо… Барин языков не знает, а эти только по-французски да по-французски. Барин ходит вокруг них, как дурак, и ничего не понимает: что говорят, чему смеются, куда деньги идут… Вышел он наконец из терпения и увез дочек сюда, в деревню. И отгадай, как вздумал он наказать их за все их грубости?

Семен: Заставил учиться домашнему хозяйству!

Даша: Хуже!

Семен: Посадил за книги!

Даша: Хуже!

Семен: Побил!

Даша: Еще хуже!

Семен: Воля твоя, а хуже побоев я ничего не знаю.

Даша:Он запретил им говорить по-французски!... Смейся, смейся, а бедные барышни без французского языка, как без хлеба, сохнут. Да вот меня к ним приставил, чтоб за ними следила и по-французски говорить не давала.

Семен: Да неужели в них такая страсть к иностранному?

Даша: А вот она такова, что они готовы последнюю сережку из ушка вынуть, лишь бы только посмотреть на француза да поговорить с ним!

Семен: А скажи-ка мне, Даша, щедры ли твои барышни? Ну, легко ли их разжалобить?

Даша: Легко-то легко, да только не русскими слезами! В Москве у них иностранцы пропасть денег выманили!

Семен: Отлично! Прекрасно! Слушай, что я придумал… (крики за кулисами) Ладно, потом! Жди меня и только ничему не удивляйся! Будут у нас с тобой деньги на свадьбу!

Даша:Ну, право, он в уме помешался! (уходит)

Явление 2

Фекла: Да отвяжешься ли ты от нас, няня Василиса!

Лукерья: Да провались ты сквозь землю!

Няня Василиса: Матушки, красавицы, да вить я господскую волю исполняю! Ну что вам за охота батюшку гневить? Неужели у вас язычок болит говорить по-русски?

Лукерья: Это несносно! Сестрица, я выхожу из терпения!

Фекла: Мучительно! Убивственно! Оторвать нас ото всего, что есть милого, любезного, занимательного, и завезти в деревню, в пустыню…

Лукерья: Прекрасно! Божественно! С нашим вкусом, с нашими дарованиями, зарыть нас живых в деревне; нет, да на что ж мы так воспитаны? Боже мой! Когда вообразишь теперь молодую девушку в городе, - какая райская жизнь!...

(танец)

а здесь, в деревне, в лесу, в глуши… ах! Я так зла, что задыхаюсь от бешенства, так зла, так зла, что… А, си жёмэ жё суи…

Няня Василиса:Матушка, Лукерья Ивановна, извольте гневаться по-русски!

Лукерья:Да исчезнешь ли ты от нас, старая колдунья!

Фекла:Не убивственно ли это, миленькая сестрица, не видать здесь ни одного человеческого лица, кроме русского, не слышать человеческого голосу, кроме русского…Ах! Я бы истерзалась, я бы умерла с тоски, если б не утешал меня Жако, наш попугай, которого одного во всем доме слушаю я с удовольствием… Милый попинька! Как чисто говорит он мне всякий раз: ву зет ён сёт! А няня Василиса тут как тут, так что я ему слова по-французски сказать я не могу. Ах, если б ты чувствовала всю мою печаль! А, ма шер ами!

Няня Василиса:Матушка, Фекла Ивановна, извольте печалиться по-русски!

Фекла: Надоела, няня Василиса!

Няня Василиса:Да что ж я вам за злодейка такая! У меня у самой, на вас глядя, сердце надрывается, да как же быть – воля-то барская! Вить вы знаете, каково прогневить батюшку! А вот и он!

Велькаров: Ну что, няня Василиса, не выступили ли дочери из моего приказания? А вы, сударыни. Будьте готовы принять ласково и вежливо двух гостей, Хопрова и Танина. Они люди достойные, молодые, богатые – словом, это весьма выгодное для вас замужество… Да покиньте вы хоть на час свои кривляния, походите хоть немного на людей!

Фекла: Я, право, не знаю, батюшка, на каких людей вам хочется, чтобы мы походили. С тех пор как тётушка стала нас вывозить, мы сами для всех служим образцом.

Лукерья: Кажется, тетушка нас всему научила.

 

Фекла: Воля ваша, да я готова сейчас на суд хоть в самый Париж!

Лукерья: Да сколько раз нас принимали прямо за француженок!

Велькаров: Молчать! Молчать! Тысячу раз молчать! Вот ваше воспитание – отцу слова не дадут вымолвить! В чём ваше знание, в чём? Как одеться? Или, лучше сказать. Как раздеться? И над которою бровью поманернее развесить волосы? А главное – то, что вы болтаете по-французски! Да только уж то болтаете, что того не приведи бог ни на каком языке слышать!

Фекла: В городе, сударь, нас иначе чувствуют.

Лукерья: И когда мы говорим, то всякий раз около нас кружок собирается!

Велькаров: Я вам сейчас такой кружок соберу!

(гонится за дочерьми. Входит Сидорка)

Сидорка : Там какой-то француз просит позволения войти.

Лукерья:Сестрица, душенька, француз!

Фекла: Француз, душенька сестрица!

Велькаров:Француз? Ко мне? Зачем чёрт принёс? Спроси, кто и зачем.

Сидорка(уходит и возвращается):Всё узнал.Его зовут маркиз!

Лукерья:Сестрица, душенька, маркиз!

Фекла: Маркиз, душенька сестрица!

Сидорка:Его точно зовут маркизом, по отчеству как не знаю, а пробирается в Москву пешком.

Велькаров: О, понимаю, тотчас к нему выйду…

Лукерья: Батюшка, неужели не удержите у нас маркиза хоть на несколько дней?

Велькаров: Я русский и дворянин; в гостеприимстве у меня никому нет отказа.

Фекла:Батюшка, я надеюсь, ты позволишь нам говорить с ним по-французски. Если маркизу покажется здесь что-нибудь странно, то по крайней мере увидит он, что мы совершенно воспитаны, как должно благородным девицам.

Велькаров:Если он не говорит по-русски, то говорите с ним по-французски. Но русскому с русским приличнее всего говорить отечественным языком!

(уходит. Девицы хихикают)

Явление 4

Лукерья:Сестрица! Я чай, мы уроды уродами! Посмотри, что за платье, что за рукавчики… как мы маркизу покажемся?

Фекла: Накинем хоть шали!... Даша!

Даша: Чего изволите?

Лукерья: Принеси нам поскорее шали.

Фекла: Постой! Сестрица! Носят ли уже в Париже шали?

Лукерья:Нет, нет, останемся лучше так! Дай румяны! Кажется, в Париже румянятся. Нарумянь меня, миленькая сестрица!

Фекла: А ты между тем растрепли мне хорошенько на голове.

(услужливают друг другу)

Лукерья:Как бы нам его принять? Как будто мы ничего не знаем! Зашпиль мне тут, сестрица… так… немножко более плеча открой! Займемся работою! Даша! Подай нам какую-нибудь работу!

Даша:Да какую работу, сударыни? Вы отроду ничего не делали!

Фекла:А знаешь что, сестрица? Сядем, как будто мы что-нибудь читали! Даша, дай две книжки!

Даша:Да где же я их возьму? У вас только и книг было, что модный журнал, да и тот батюшка приказал выбросить.

Фекла:Нет, этак неловко! Лучше встанем. Сестрица! Посмотри-тко, как я присяду. А! Маркиз! – Хорошо так?

Лукерья:Нет, нет, это принужденно учтиво; надо так, как будто мы век были знакомы! Мы лучше чуть кивнем. А! Маркиз! Вот как надо.

Даша:Барышни! Да что ж такое случилось-то?!!

Фекла:Ах, Даша! К нам приехал француз, из Парижа, маркиз!

Лукерья: Он будет у нас гостить!

(танец)

Няня Василиса (появляется): Матушка, Фекла Ивановна, извольте радоваться по-русски!

Лукерья:Добро, няня Василиса. Недолго тебе нас мучить: назло тебе наговоримся по-французски досыта с маркизом.

Няня Василиса: Ан нет, матушки мои! Батюшка с ним повидался, пригласил погостить и велел ни слова с вами по-французски не говорить! Такое его условие! А вот он!

 

Явление 5

Велькаров: Ну что ж, хотя, кажется, у нас никаких грабежей не слыхать, но мы тотчас дадим знать и грабителей твоих найдем. А пока оставайся у меня, отдохни, но помни мое условие: ни слова по-французски!

Семен: Милостивий хосудар, я стану сохранят ваше повеление так свиято, будто б я ни слова не умел по-франсуски, тем полее, что, живши прежде время дольго в России, я изрядно говорю по-русски, хотя теперь я и прямо из Парижа.

Даша: Ах ты, плут!

Велькаров уходит

Фекла: Ах, маркиз!

Лукерья: Ах, маркиз!

Семен:Милостивия государини, ви видите пред собою утифительного маркиза, которого злополучния нешастия и нешастния горести, соправшияся наподобие, когда великие туши с приткою молнией, несносные для всякого шувствительного серса, которое серсе, подобно большой шлюпке на морских волнах, катается, кидается и бросает из педы на горе, из горя на нешастие, из нешастия на погибель, из погибели… ошень, ошень жалко. сударини, што не могу я вам этого рассказать по-французски!

Фекла: Ах, маркиз, мы просим у вас прощения за батюшку!

Лукерья: Ах, маркиз, извините нас, если вы видите в нем еще остаток варварского века.

Фекла: Он для того не позволяет говорить по-французски, что воспитан на старинный манер.

Лукерья: И по-французски не знает.

Семен:Что?! Не снает по-франсуски! Боже мой! Это ужасно! Так и ви, сударыни. не снаете по-франсуски?

Фекла: Ах, нет, нет! Мы клянемся, что до самого приезду сюда иначе не говорили, как по-французски, даже до того, что по-русски худо знаем. О! мадам Григри за этим очень смотрела!

Лукерья:Не хвалясь, маркиз, скажу, что я, право, двух строк по-русски без двадцати ошибок не напишу.

Семен:Это похвально, ошень похвально! И я жалею, што ви имеете такого батюшку, который…

Фекла: Ах, маркиз, если бы вы чувствовали, как нам стыдно, что он так странен.

Семен:Не знать по-французски, я вообразить этого не могу! Я бы умер.

Лукерья:Нам, право, даже совестно перед вами, что мы его дочери.

Фекла: Ах, маркиз, извините нас в этом.

Семен:Нишего, сударини, нишего, я охотно верю, что ви этому не виновати, но позвольте мне хотя по-русски пересказать вам свои обстоятельства; я имею надежду, что ваша щедрость и ваше доброе серсе…

Лукерья:Мы жадно хотим слушать! Даша! Подвинь креслы маркизу!.

Семен:Милостивия государини, вам конечно, странно видеть знатного человека, каков я, пешком и имеет крайнюю нужду в деньгах, но когда я выехал из Франции…

Фекла: Так вы недавно из Франции? Я думаю, там хорошо, как в раю! Не правда ли, маркиз, что когда вы сравните ее с нашею варварскою землею…

Семен: Какое сравнение, сударыни, какое сравнение! Слезы из меня текут всякий раз, когда я вспомню о Франции! Я вам скажу только одну безделицу, но любопытно видеть, ….Поверите ли вы, что там… все большие города…вистроены… на больших дорогах!

Лукерья: Ах, боже мой!

Фекла: Ах, как это должно быть весело!

(танец)

Семен: Но, однако, о моих обстоятельствах… Несчастия мои таковы, что, слушая их, можно утонуть в слезах. Представьте: таков человек, как я, один! В лесу! В России! – пустыня! Тут можно захлебнуться в слезах! Так вот, ехал я по вашему русскому лесу, как всегда, в карете, запряженной… лосями, и вдруг – разбойники со страшными рожами! И вот я здесь – без моих слуг, без моих денег, раздетый…

(Барышни заливаются слезами, няня Василиса тоже)

Фекла:Ах, маркиз, не можем ли мы чем-нибудь вам помочь… (подает ему пачку денег)

Семен:Нет! Я горд, сударыни, горд, как… как собака! Мне не нужна милостыня! Но чтобы не обижать вас отказом…

Появляется Сидорка

Сидорка: Который здесь француз?

Фекла: Неуч! Да говори ты вежливее!

Лукерья: Куда ты глуп, Сидорка, ну можно ли говорить так грубо?

Сидорка: Я не знал, что «француз» - бранное слово. Вот – вам барин прислал 200 рублей денег и одежду.

Семен (в сторону): Ура! (Сидорке) Скажи своему каспадину, што маркиз его благодарит.

Лукерья: Ах, боже мой! Что это значит? Право, батюшка выходит из благопристойности! Взгляните, маркиз, что за фасон! Я думаю, на нем одних золотых пуговиц полпуда. (Сидорке) Поди, поди со своим платьем!

Семен: Полпуда! Нет, нет, надобно иногда угождать старым людям.

Фекла: Нет, маркиз, коли в батюшке нет человечества, так по крайней мере мы жить умеем. (Сидорке) Поди вон с платьем! Это грех так одеваться!

Семен: Караул! Грабят! Нет, сударыни, позвольте мне этот грех на себя взять! (уходит с платьем)

Явление 6

Фекла: Какой ум! Какая острота!

Лукерья: Какое благородство! Какая чувствительность!

Фекла: Как видна ловкость во всяком пальчике маркиза!

Лукерья: В каждом суставчике приметно что-то необыкновенно привлекательное!

Фекла: А приметила ли ты, как он был в креслах: ну можно ли свободнее лежать у себя в постели! Ах! Наши молодые люди долго на него походить не будут, всё еще отзываются они чем-то русским.

Лукерья: Воля твоя, сестрица, а я нашего маркиза на тысячу русских не променяю: манеры не те, ухватки не те, взгляд не тот, и притом как несчастлив!

Фекла: Ну как же не мучительно, когда видишь, что есть такие достойные люди, и сравнить с ними здешних необразованных животных!

Лукерья: Особливо таких, как наши любезные женишки, Хопров и Танин!

Фекла: Куда это умно: ты, сестрица, будешь майоршею, а я ассессоршей!!

Лукерья: Ах, для чего мы не рождены во Франции! Я бы, может быть, была маркизша, а ты виконтесса!

Фекла: Сестрица! Мне пришла в голову прекрасная мысль!

Лукерья: Уж не та ли, что и мне, миленькая сестрица? А вдруг судьба кому-то из нас все-таки быть маркизшею?

Фекла: А ну-ка давай напишем нашим женишкам письма с отказом! (….) Даша! Даша!

Входит Даша

Лукерья:Пойди на крыльцо и стереги наших прелестных женишков, отдай им эти письма, а мы здесь поговорим с маркизом.

Даша: А где няня Василиса?

Лукерья: Мы её заперли в курятнике. Ну иди же!

Даша: Барышни, а как же…

Фекла: Ну иди же скорее!

Даша: (в сторону): Беда! Надо Семена выручать! Отдам-ка я эти письма барину!

Явление 7

Сидорка: Ну да коли маркиз-то чин, то как же прозванье ваше? Мне надо в расходную книгу записать, а то барин и так ворчит, что я не умею порядком и расход занести.

Семен:Мое прозванье… Мое прозванье… Прозванье… прозванье… стало быть, это надо? Дай бог памяти…(зрителям) Быстро подскажите мне какое-нибудь французское прозвище!

Сидорка: Сударь, мне, право, некогда! Скажи, наконец, как тебя зовут?

Семен:Меня как зовут? Извольте: меня зовут Мерси.

Сидорка: Вот чудно!...

Явление 8

 

Лукерья, Фекла (вместе): Ах, маркиз!..

Семен (в сторону)Ну, до меня дело доходит. Попытаемся как-нибудь отыграться. Как ви прекрасны, сударини, глядя на вас, я забываю мои нешастия! Это волшебство, настоящее волшебство! Я думаль, что я буду плакать, а ви делаете, что я буду смеяться.

Лукерья: Экуте, шер маркиз…

Семен:Боже мой, што ви хотите делать? Я дал батюшке вашему слово не говорить по-франсуски!.

Фекла: Иль не сера па.

Семен:(убегая)Невозможно, невозможно, никак невозможно – услышат!

Лукерья: Ме де грас….

Фекла: Же ву при…

Лукерья: Же ву сюпли..

Семен:(убегая)По-русски, по-русски, ради бога, по-русски! О няня Василиса!

Лукерья: Ингра! Импитёбль!….

Фекла: Круэль! Ле пети третр! Ву парле!…

Семен:Няня Василиса!

Вбегаю Велькаров, няня Василиса и Даша

Няня Василиса:Ах вы мои затейницы! Что это вы надо мною спроказничали? Батюшка! Заперли меня в курятнике! Вить я инда охрипла кричавши!

Лукерья: Чтоб тебе охрипнуть еще не кричавши, няня Василиса!

Велькаров:Бесстыдные! Безумные! Долго ли вам мучить меня вашими дурачествами! Что значат эти письма, в которых вы так грубо запрещаете Хопрову и Танину ездить в мой дом?

Фекла:Воля ваша, батюшка, мы не хотим, чтоб они и надежду имели на нас жениться!

Велькаров:Да что вы, сумасшедшие! Они достойные и благородные молодые люди!

Лукерья:Ах, сударь, если б они были люди, они бы хоть немного походили бы на маркиза!

Велькаров:Это ещё что такое?

Входит Сидорка

Сидорка:Маркиз Мерси, ваша комната готова!

Фекла: Опомнись, Сидорка!

Лукерья: Вот наши русские – порядочного имени не могут затвердить.

Сидорка:Помилуйте, я, что ли, дал ему имя? Его милость давеча приказал и в книгу занести себя так. Ведь так?

Семен:Я? Когда?Давеча? Ч что-то не помню…

Велькаров: Тут что-то не так! Так вас называют маркиз Жюльен?

Семен: А я удивляюсь. Что вас удивляет??

Велькаров: Господин маркиз, ты плут! А ну-ка, скажи, на какой ты улице живешь в Париже?

Семен: На этой… на главной!

Велькаров: А какой король во Франции?

Семен: Да у нас царь.

Велькаров: А ну-ка, Сидорка, запри-ка дверь! А теперь я требую, чтоб ты при мне рассказал по-французски, как тебя ограбили в лесу.

Семен: Милостивый государь, я не могу… Няня Василиса…

Няня Василиса:Уже, мой батюшка, позволь и мне послушать, куды давно хотелось, как это по-французски говорят…

Семен: Милостивые государыни, я…(падает на колени) Сударыни, простите! Я не маркиз, я…ах! Я и не француз, я.. я…

ДашаLзаслоняет его) Это мой Семен!

Лукерья: Бездельница! Как ты могла!

Фекла: Проходимцы!

Семен: Простите, сударыни, мы давно любим друг друга, а жениться нам не на что…Не могши ничего достать под русским именем, употребил я невинную хитрость и назвался маркизом…

Велькаров: Ну, твоя спина дорого мне заплатит! Вот, доченьки, следствие вашего ослепления ко всему иностранному! Кто теперь меня уверит, чтоб и в городе, в ваших прелестных обществах, не было маркизов такого же покрою…

Даша и Семен: Простите нас!

Велькаров: Однако мне нравится выдумка этого плута. Ладно, прощаю тебя за то, что ты дал моим дочерям такой урок! Забирай свою Дашу и поезжайте куда хотите. А вы, сударыни!... Я вас научу грубить добрым людям! Два года, три года останетесь в деревне, пока не отвыкнете восхищаться всем, что только носит нерусское имя! Няня Василиса, не отходи от них!

Фекла:Ах, кель лесон!Ах, какой урок!

Лукерья: Ах, мон дьё!

Няня Василиса:Матушки барышни, извольте кручиниться по-русски…