Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эпоха раннего железа



Ранний железный век приходит на смену бронзовому. Наступление новой эпохи было ознаменовано освоением металлургии железа, которое становится основным материалом для изготовления орудий труда, оружия, предметов бытового назначения. Железо является самым распространенным в мире металлом, однако оно позже других стало служить человечеству. Железо в природе практически в чистом виде не встречается. Хотя железные руды в природе распространены повсеместно, в отличие от медных и оловянных, но получить из руды железо было значительно труднее, так как для его плавки необходима очень высокая температура (1528°), что было неосуществимо для древних мастеров. Железо получали в тестообразном состоянии с помощью сыродутного процесса. Сущность его заключалась в восстановлении железной руды углеродом при температуре 1110-1350° в специальных печах, вдувая воздух кузнечными мехами через сопло. На дне печи образовывалась крица-комок пористого, тестообразного железа весом от 1 до 8 кг, которую затем неоднократно проковывали молотом для уплотнения и частичного выдавливания из нее шлака. Кричное железо было мягким, поэтому его закаливали (обуглероживали). Таким образом, железо не отливали, а “варили”. Железные изделия получали путем ковки. Ковали на металлической подставке-наковальне. Кусок железа раскаляли в горне, а потом кузнец, держа его клещами на наковальне придавал ему необходимую форму с помощью молота.

Более высокие механические качества железа, общедоступность железных руд и вследствие этого дешевизна нового материала способствовали тому, что железу удалось вытеснить бронзу, а затем камень. Однако процесс этот был также достаточно длительным и произошел не одновременно в различных частях земного шара. Впервые железо упоминается в переписке египетского фараона с хеттским царем (XIV в. до н.э.). В Греции железные изделия появляются в XI-X вв. до н.э., в начале I тыс. до н.э. - в Закавказье, в лесной полосе Европейской части России - в VIII в. до н.э.

Распространение железа привело к технической революции в истории человечества. Появились новые, неизвестные в бронзовом веке предметы: ножницы, щипцы, клещи, напильники и др. Ускорилось развитие ремесла, особенно кузнечного и оружейного. Благодаря железному топору и сохе с железным лемехом стало возможным продвижение земледелия на север, в лесные районы. В целом, появление железа сыграло исключительно важную роль в истории человечества, создав условия для значительного ускорения темпов развития тех человеческих коллективов, которые освоили процесс получения железа из руды и кузнечное производство.

На Европейском Северо-Востоке начало раннего железного века датируется VIII в. до н.э. Первый период раннего железного века датируется VIII-III вв. до н.э. и определяется в истории населения Северного Приуралья как ананьинский. Название периода происходит от ананьинской культуры, первый памятник которой (Ананьинский могильник) был открыт в 1856 г.

Ананьинский период в Северном Приуралье по аналогии с прикамскими древностями датируется VIII-III вв. до н.э. Выделяются два этапа в его развитии: VIII-VI вв. до н.э. и V-III вв. до н.э. Памятники этого периода известны на Вычегде, Печоре, Мезени, Ижме, Выми и представлены неукрепленными поселениями и грунтовыми могильниками. Комплексы этого периода открыты на поселениях Вис I и II, Мыелдино, Лебяжск, Джуджыдъяг на Вычегде, Нимейчой I, Нимейчой V, Елва III, Елва V, Руччой, Ус I, Ус III и др. на Мезени, Ямашор, Перный, Чаркобож, Щельябож II и III, Лыжа, Сынявом и др. на Печоре, Усть-Коин, Весляна IV и др. на Выми, Ласта IV, Баля Ягнюр II, Картаель III и др. на Ижме и многие другие. Поселения располагаются как вблизи больших рек, так и в стороне от них, на склонах небольших протоков или ручьев, а также в их устьях. Площадь поселений различна. Жилища, судя по отсутствию котлованов, были наземные. Остатки жилищ определяются по кострищам, сохранившимся на их площади.

В.И.Канивец выделил четыре культурных типа ананьинского периода в Северном Приуралье, имеющие культурно-хронологические различия: Ласта, Перный, Ямашор и Чаркобож.

Культурный тип Ласта относится к раннему этапу ананьинского периода и датируется VIII-VI вв. до н.э. Памятники этого типа известны почти на всем протяжении средней Печоры, ее левом притоке Ижмы, в бассейнах Вычегды, Выми и на верхней Печоре. Они охватывают огромную территорию, простираются в широтном направлении от западных склонов Среднего Тимана до предгорий Северного Урала, а в меридиональном направлении - от южного края Большеземельской тундры до вычегодско-камского водораздела. Основную массу на поселениях составляют обломки глиняных сосудов. Керамика - круглодонная, представлена широкогорлыми горшками с прямым или слегка отогнутым наружу венчиком, обычно с выпуклым туловом и чашами с наклоненным внутрь венчиком. Орнамент покрывал верхнюю часть сосудов и располагался горизонтальными зонами. Узоры образованы горизонтальными, либо полого наклонными линиями. Основные элементы узора: глубокие круглые ямки, отпечатки шнура, оттиски зубчатого штампа, волнистые (“змеевидные”) линии и мягкие углубления. Ямки располагались только под венчиком и, как правило, в один ряд. Характерной особенностью является тонкая встроенная или сдвоенная шнуровая линия. Зубчатые оттиски образуют горизонтальные линии, косые отрезки и одинарные или двойные зигзаги. “Змеевидные” отпечатки образуют горизонтальные линии или наклонные отрезки.

На ластинских памятниках выявлены многочисленные отходы производства кремневых орудий - отщепы, чешуйки, осколки. Техника обработки кремня довольно высокая, хотя в целом качество кремневого инвентаря в сравнении с предшествующей эпохой ухудшается. Наконечники стрел изготовлены довольно тщательно, а скребки становятся грубее, массивнее. Кроме наконечников стрел, копий, дротиков и скребков встречаются топорик, ножевидные изделия (на поселении Щельябож III).

Население занималось и бронзолитейным производством. На поселении Щельябож III большой интерес представляет скопление сильно обожженных, ошлакованных обломков одного или нескольких толстостенных сосудов типа тигля для плавки металла. Предметы бронзолитейного производства найдены и на поселении Шиховское I. К ним относятся два обломка грубо вылепленного ошлакованного толстостенного сосуда с закругленным дном, служившего тиглем или льячкой. К поверхности одного из обломков прикипел кусочек застывшего металла. Химическим анализом установлено, что это оловянистая бронза, содержащая несколько процентов олова, значительную естественную примесь железа, а также небольшие количества микроэлементов.

Памятники типа Ласта составляют особую культуру, отличную от ананьинской, хотя отмечаются и некоторые общие черты ластинской и раннеананьинской керамики. Убедительно доказано формирование культурного типа (культуры) Ласта на основе местной лебяжской культуры.

Второй культурный тип ананьинского периода на Европейском Северо-Востоке называется Перный. Памятники этого типа известны на Печоре (Перный, Топыд-Нюр I, Питьюяг I, Китостав и др.), на Ижме (Ижма I), на Выми (Весляна IV), на Вычегде (Мыелдино). Они датируются VI-III вв. до н.э. и, следовательно, представляют собой второй этап в развитии культуры ананьинского периода в Северном Приуралье. Поселения располагаются на речных песчаных террасах и в глубине их и представляют собой неукрепленные временные становища охотников-рыболовов.

Основную массу находок составляют фрагменты керамики. Сосуды - лепные, в форме широкогорлых горшков с округлым дном, выпуклым туловом и, как правило, уплощенным венчиком, который в археологии носит условное название “воротничок”. Сосуды украшены узорами в верхней части. Среди элементов орнамента первое место занимают отпечатки зубчатого штампа, затем ямки, шнуровые и фигурные вдавления. Отпечатки зубчатого штампа образуют горизонтальные линии, наклонные короткие отрезки, зигзаг, иногда узор в виде “птичьей лапы”. Шнуровые оттиски встречаются только в сочетании с другими элементами орнамента - ямками и гребенчатыми отпечатками. Шнуровые вдавления всегда расположены горизонтальными рядами. Ямки располагаются не только под венчиком, но иногда и на оттисках сосуда. Ямки сгруппированы по две-три вместе. Иногда ямки образуют узор в виде треугольников. Фигурные отпечатки, изредка встречающиеся на перныйской керамике, близки гребенчатым. В.И.Канивец так характеризует перныйскую керамику: “В целом перныйская керамика в технологическом отношении более совершенна, чем посуда ранее описанных памятников позднего медно-бронзового века и начала эпохи железа, что особенно заметно в качестве обжига. Орнамент разнообразен, но в большинстве случаев выполнен в скупой, несколько холодной геометрической манере. В узорах всецело господствует прямая линия - горизонтальная, косая или зигзагообразная, и лишь фигурные оттиски вносят в эту схему криволинейный элемент”.

Значительную категорию находок составляют кремневые изделия: наконечники стрел, дротиков, копий, ножи, но наиболее многочисленны скребки. Они изготовлены довольно грубо из отщепов разнообразной, часто неправильной и случайной формы, что свидетельствует об упадке кремневой техники. На ряде поселений выявлены следы бронзолитейного производства. Так, на поселении Перный найдено шесть небольших сильно ошлакованных обломков толстостенных сосудов, служивших тиглями или льячками. Все они подверглись действию сильного огня, имеют ноздреватую структуру и слегка растрескались, некоторые сильно деформировались. Спектральный анализ показал, что в этих тиглях плавили оловянистую бронзу.

Как указывалось выше, памятники типа “перный” датируются IV-III вв. до н.э., т.е. временем развитой и поздней поры ананьинской культуры. Однако памятники этого типа не могут быть включены в круг собственно ананьинской культуры. Они существенно отличаются между собой. Характерными памятниками ананьинской культуры Среднего Поволжья и Прикамья в VI-III вв. до н.э. являются городища (на Севере они неизвестны).

Различным был культурно- хозяйственный тип ананьинского и перныйского населения. Основу хозяйства прикамского населения составляли земледелие и животноводство, на севере - охота и рыбная ловля. К специфическим особенностям культуры перныйского населения относится и довольно высокий уровень кремневой обработки. Перныйское население продолжало изготовлять из кремня наконечники стрел, дротиков и копий, а также ножи, которых практически уже не было в обиходе прикамских племен. И, наконец, имеются отличия и в глиняной посуде - в тесте сосудов, их орнаментации.

Памятники типа Ямашор открыты на Печоре и Усе. В отличие от предыдущих, на керамике этих поселений наряду с ямочными и шнуровыми узорами представлены различные фигурные отпечатки, характерные для зауральских памятников. Особое своеобразие этой керамике придают волнистые “змеевидные” линии, фигурные оттиски (в виде шевронов короткого вертикального зигзага, вопросительного знака, запятой, латинской буквы S, русской буквы Б, подковообразных или серповидных вдавлений) и густонанесенные ямки различной формы (круглые, полукруглые, овальные, трапецевидные, подтреугольные, ромбические, квадратные).

Кремневые орудия представлены только скребками. На основании анализа керамики и кремневых орудий В.И.Канивец датировал памятники типа Ямашор VI-III вв. до н.э. Он полагал, что в культуре населения, оставившего эти памятники, ощущается сильное зауральское влияние.

На нижней и средней Печоре, а также на Ижме и верхней Вычегде выделяется группа памятников, названных чаркабожской. Все известные памятники этой группы расположены в районах, прилегающих к Северному и Приполярному Уралу, восточнее 54° в.д. и южнее Полярного круга.

Они представлены неукрепленными поселениями, расположенными на боровых террасах. Керамика представлена широкогорлыми чашевидными сосудами, украшенными в верхней части ямками под венчиком, мелким косым крестом, а также зубчатыми, шнуровыми и фигурными отпечатками. Характерная особенность этих памятников - высокий уровень обработки камня. На поселениях встречены разнообразные орудия труда: наконечники стрел, копий и дротиков, ножи и скребки. Памятники типа Чаркобож относятся к VIII-VI вв. до н.э. и принадлежат особой североуральской группе населения, в культуре которого ярко проявляется зауральское культурное влияние, исходным районом которого являются лесостепная и лесная полоса Зауралья и Приобья.

Кроме поселений, на Европейском Северо-Востоке известны и могильники. Первые погребения раннего железного века были открыты К.С.Королевым на средней Вычегде. На поселении Шойнаты II на каменной вымостке обнаружено пока одиночное грунтовое погребение с кучкой кальцинированных костей и углистым заполнением могильной ямы. Два аналогичных погребения открыты в низовьях р.Угдым (левый приток Вычегды). На дне ям расчищена каменная вымостка, на которой сохранился углистый слой толщиной около 4 см. В углистом слое лежали фрагменты сосудов, украшенных отпечатками шнура, ямками, змеевидными оттисками. В одной из ям сохранился сильно коррозированный железный предмет.

Изучение памятников ананьинского периода представляет особый научный интерес, так как к этому времени археологи и лингвисты относят выделение прапермской общности, сопоставляемой с нераспавшимся этносом, включающим предков народа коми (коми-зырян и коми-пермяков) и удмуртов. Археологи полагают, что этим этносом оставлены памятники ананьинской культуры или общности, в ареал которой включается огромная территория - Карелия, Беломорье, Каргополье, Вологодчина, бассейны рек Северной Двины, Мезени, Сухоны, Печоры, Ветлуги, Вятки, верхней и средней Волги, все Прикамье, а также среднее и нижнее течение р.Белой в южном Предуралье. Однако, как показали новейшие исследования, материалы на этой огромной территории заметно отличаются между собой, на что обратил внимание В.И.Канивец, отвергнув выдвинутую Г.М.Буровым миграционную концепцию происхождения памятников ананьинского периода на Вычегде и Печоре (согласно которой ананьинские племена проникли сюда из Прикамья). По мнению В.И.Канивца, эти памятники генетически связаны с предшествующей лебяжской культурой. В последние годы казанский археолог В.Н.Марков высказал интересное предположение, что основной областью формирования и распространения гребенчато-шнуровой керамики, по которой и выделялась ананьинская общность, являются Северное Приуралье, а в других районах она появляется позже - в VI-V вв. до н.э., в результате передвижения североприуральского населения. Эта миграция была связана с изменениями климата, с периодом повышенной влажности, наступившим в период раннего железного века.

Население Северного Приуралья, по мнению В.Н.Маркова, благодаря своей мобильности, широко расселилось по североевропейской части России. Однако это не означает, что на всей территории сложился единый этнос. Между различными группами населения, входящими в так называемый “ананьинский мир”, существовали разного рода связи и контакты. Тесные контакты связывали население Пермского Прикамья и Северного Приуралья, что привело к взаимоотношению культур. Население пермского Прикамья испытывало мощное воздействие скифского мира, импульсы которого прослеживаются и на Европейском Северо-Востоке. Иллюстрацией этого положения являются, в частности, материалы Шиховского могильника V-III вв. до н.э. на Печоре, исследуемого И.О.Васкулом. Здесь найден выразительный комплекс вещей этого периода.

Второй период раннего железного века на Европейском Северо-Востоке представлен памятниками двух типов: гляденовского и бичевницкого. Первые получили свое название на основе типологического сходства с гляденовской культурой, выделенной в Прикамье, вторые - по поселению Бичевник I на Печоре. К рассматриваемому периоду (конец III в. до н.э. - V в. н.э.) большинство исследователей относят выделение пракоми общности, включающей предков коми-зырян и коми-пермяков. Она локализуется в Верхнем и Среднем Прикамье и на Европейском Северо-Востоке. На нашей территории в настоящее время известно 54 поселения, три могильника и три святилища, на которых выявлены гляденовские комплексы. Они известны в бассейнах Вычегды, Мезени, Печоры в Малоземельской тундре. Поселения площадью от 80 до 3000 кв.м располагаются на боровых террасах, по берегам рек и озер. Среди них выделяются кратковременные стоянки и места более длительного обитания. На поселениях открыты жилища, культовые сооружения, хозяйственные ямы. Жилища открыты на поселениях Ибское, Парчьяг, Пожегдин II. Они имеют небольшую площадь (10-21 кв.м), прямоугольную форму и слегка углублены в землю. На полу жилищ выявлены очаги-кострища, наземные или слегка углубленные в землю. На поселениях, судя по их размерам и количеству жилых построек, могли обитать 20-30 человек, а в одном доме - 4-7 человек.

Представляют интерес культовые сооружения. Исследователи полагают, что к ним могут относиться углубленные в землю постройки, внутри которых обнаружены культовые изделия. Такая постройка найдена на поселении Пожегдин II. К бесспорным памятникам культового характера относятся каменные вымостки. Такая вымостка открыта К.С.Королевым на поселении Джуджыдъяг. Диаметр ее 2,8 м, на поверхности которой сохранился углисто-зольный слой мощностью 4-6 см. Культовые сооружения служили для совершения ритуальных церемоний, жертвоприношений с целью добиться благосклонности богов, чтобы они обеспечили им удачу в охоте, рыбной ловле, благополучие рода, семьи.

Погребальные памятники немногочисленны. К.С.Королевым на поселении Джуджыдъяг обнаружено три погребения, С.М.Плюсниным у с. Новый Бор - два погребения. Они не имели на поверхности никаких внешних признаков. Могильные ямы на поселении Джуджыдъяг овальной формы, длиной от 120 до 155 см, шириной 50-80 см и глубиной 45-65 см, орнаментированы по линии “северо-восток - юго-запад” или “запад-восток”. Только в одном из погребений сохранился череп со следами воздействия огня. Вещевой инвентарь небогатый: обломки сосудов, железный нож с горбатой синькой, железный поясный крючок.

Гораздо более богатый набор вещей представлен в погребениях у с. Новый Бор. Здесь обнаружены обломки пяти бронзовых круглых дисков, определяемых в науке как зеркала, стеклянные бусы с металлической прокладкой, обломок синей глазчатой бусины, бронзовые литые бусы и бронзовая бусина из согнутой пополам пластинки, трапециевидные подвески, сегментовидная и коническая бляшки, бронзовая литая обоймочка с насечками по краю, умбоновидные, овальные и трапецевидные бляхи, обломки костяных наконечников стрел. Особый интерес представляет бронзовая скульптура мужчины, на голове которого вместо головного убора отлита птица с хищным клювом и распростертыми крыльями. Назначение этого предмета, несомненно культовое, ритуальное. Как полагает исследователь погребений у с. Новый Бор И.О.Васкул, здесь захоронены люди особого статуса - шаманы, осуществлявшие различные магические церемонии.

Материалы, относящиеся к этой эпохе, выявлены и в пещерных святилищах на р.Печоре - в Адакской I, Канинской и Уньинской пещерах. Они представлены костяными и металлическими наконечниками стрел и разнообразными украшениями.

В Адакской I и Канинской пещерах найдены бронзовые наконечники стрел, в Канинской - железный листовидный втульчатый наконечник стрелы, в Адакской I - трехлопастной черешковый, а также костяные двушипные наконечники стрел.

Большим разнообразием отличаются украшения. Найдены плоские литые полированные бляшки трапецевидной и овальной формы с отверстиями, на которых выгравированы дугообразные и зигзагообразные линии, прямоугольные, конические, умбоновидные круглые сферические, бобовидные бляшки, бляшки-тройчатки и др. Кроме того, в Адакской I и Канинской пещерах найдены трапецевидные подвески, глазчатая синяя бусина, бронзовые обоймочки, наконечники ремня и другие предметы.

На поселениях основной и наиболее распространенной категорией находок является керамика, однако встречаются изделия из металлов, стекла, кости. Так, на поселении Джуджыдъяг найден железный черешковый наконечник стрелы, бронзовая ромбическая подвеска, на поселениях Шиховское II и Ягкоджты - крупные бронзовые сферические бляхи, на поселении Угдым III - сдвоенная спиральновитая височная подвеска и наконечник ремня, на поселении Вис II - бронзовая каплевидная подвеска. Богатый комплекс вещей найден на поселении Пожегдин II - круглые сферические бляшки, крупная круглая бляшка, обломок пластинчатой пряжки с неподвижным язычком, изображения хищных пушных зверьков и, хищной птицы с человеческой личиной на груди, четырехгранное шило, обломок ножа с долом и другие предметы. На поселении Джуджыдъяг, кроме упомянутых вещей, найден бисер из желтого стекла, на поселении Ягкоджты - стеклянные бусы с металлической прокладкой. Однако самым массовым материалом на поселениях гляденовского типа на Европейском Северо-Востоке является керамика. Она представлена широкогорлыми сосудами со слабовыпуклым туловом, округлым или уплощенным дном. В верхней части сосуды украшены ямками, зубчатыми, шнуровыми отпечатками и насечками, а также каннелюрами. Преобладающим элементом орнаментации являются насечки. По керамике вычегодские и печорские памятники несколько отличаются между собой. В глиняное тесто вычегодских сосудов добавлялись органические примеси, печорских - минеральные. Кроме того, характерной особенностью печорских сосудов является такой элемент узора как каннелюры, редко встречающихся на вычегодской керамике. На печорской посуде чаще, чем на вычегодской, встречаются ямки. Отпечатки шнура, наоборот, более характерны для вычегодской керамики. Исследователи полагают, что в рамках единой гляденовской общности существовали две территориальные группы памятников: пиджская (на Печоре) и джуджыдъягская (на Вычегде), которые объединяются в две отдельные культуры. Возникает закономерный вопрос - оставлены ли эти памятники одним или двумя различными этносами. Для однозначного ответа на этот вопрос пока материалов недостаточно, однако обращают на себя внимание следующие факты. Вычегодские и печорские древности гляденовского типа генетически связаны с предшествующими им по времени памятникам типа Перный и Ямашор, между которыми также имелись определенные различия. Они не исчезли в гляденовскую эпоху, а как будто даже определились более четко. Возможно, это связано с усилением влияния иноэтничного, инокультурного западносибирского мира. Вычегодские же памятники обнаруживают большее сходство с прикамскими, что предполагает их этническую близость. Вопрос о том, оставлены ли рассматриваемые вычегодские и печорские памятники одним этносом, остается открытым. Не исключено, что в составе печорского населения были пришлые группы. Однако черт сходства между вычегодскими и печорскими памятниками больше, чем различий, что позволяет предполагать их единую древнекоми этническую принадлежность.

Памятники бичевницкой культуры открыты на верхней Вычегде, Печоре, а также в Большеземельской тундре и нижнем Приобье. Они представлены неукрепленными поселениями. Своеобразна керамика этой культуры. Это сосуды, орнаментированные горизонтальными каннелюрами, овальными вдавлениями, шнуровыми и зубчатыми оттисками.