Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эмалевая миниатюра.



Весьма любопытным является особый вид портрета: портретная миниатюра на эмали. Ее появление связано с громадным интересом общества к государственному человеку, для оценки которого важно не происхождение, а личная инициатива, достоинство, ум, энергия. Нового государственного человека надо обучить, возвысить и наградить. Отсюда идет желание и потребность Петра ввести награды, подобные европейским. «Ордена прикрепляют к платью, а блеск придают лицу». Вместе с недавно учрежденными орденами, такой наградой стала прекрасно исполненная, радующая глаз своей яркостью и красивым сочетанием тонов портретная миниатюра. На миниатюрах изображались портреты императора и императрицы, а в последствии некоторые из приближенных Петра тоже стали заказывать подобные изображения. Миниатюрами одаривались сподвижники Петра за участие в деле преобразования России, а так же знатные иностранцы и дипломаты. После смерти Петра жалованные миниатюры стали вручаться не только за заслуги, но и как знак царской милости.

Обычно такие миниатюрные портреты не превышали в размерах 3-6 сантиметров, носили их как орден, на груди, приколотыми к банту или висящими на ленте. На многих портретах деятелей XYIII в. можно разглядеть такие миниатюры.

Расписные эмали известны на Руси очень давно, правда, не была известна портретная миниатюра, но яркая эмаль служила украшением церковных книг и утвари, ювелирных изделий, посуды, оружия и многих иных предметов. Такая техника эмалевой росписи по металлу называется «финифть».

Специальную эмалевую краску, которая выпускалась в виде брусочков, дробили в мелкий порошок, смешивали с водой или эфирными маслами и получали густую массу. Затем мастер делал заготовки для миниатюр из металла – золотые или медные пластинки со слегка выпуклой поверхностью. После этого пластинку грунтовали несколькими слоями белой или светло-серой эмали, обжигая каждый слой при очень высокой температуре. В результате пластинка получала очень гладкую блестящую поверхность, на которой можно было писать изображение. Роспись наносилась очень маленькими мазками или точками. Пока не высыхала одна краска, нельзя было наносить другую. Когда краски высыхали, миниатюру снова и снова помещали в печь, всякий раз, дополняя новыми красками, подновляя места, которые выгорели при обжиге или оказались недостаточно яркими. Это делали до тех пор, пока краски не получали нужную яркость, глянец и блеск, то есть пока они совершенно не сплавлялись с грунтовкой.

Создание миниатюры на эмали требовало большой подготовки, отличного знания законов сочетания различных красок, их изменяемости при обжиге. Стоило слегка отклониться от строгой последовательности в работе, всего лишь минуту передержать изделие при обжиге, и миниатюра была безвозвратно испорчена, иногда на самом последнем этапе работы.

Первоначально портретные миниатюры создавали иностранные мастера, в частности, прекрасный мастер Шарль Буат, но скоро в России появились свои художники-миниатюристы. Первым из них былГригорий Семенович Мусикийский (ок. 1670-ок. 1740).

О жизни и творчестве Мусикийского нам, к сожалению, известно очень мало, сохранилось лишь 16 его подписных работ. Первоначально Мусикийский работает в Москве, в Оружейной палате, а в 1711 году переезжает в будущую столицу и зачисляется в состав Оружейной канцелярии, к которой было приписаны и художники-миниатюристы. Царь требует быстрейшего налаживания работы и изготовления все новых и новых «персонок», естественно, что первые работы Мусикийского - это портреты Петра. Без сомнения, их было создано гораздо больше, но до нас дошли только две работы. Это точные копии с миниатюр иностранных художников-миниатюристов.

Точное копирование чужих работ не могло удовлетворять художника, поэтому последующие миниатюры Мусикийского свидетельствуют, что он явно тяготел к самостоятельному творчеству. Очень интересна овальная миниатюра 1716 года с парными портретами Петра и Екатерины. Это уже не жалованная «персона», а сюжетная композиция. Между большими портретами императора и его жены художник изображает два сросшихся сердца, увитых ветвями, над портретами Петра и Екатерины, в облаках, три маленьких портрета детей царской четы – Анны, Елизаветы и недавно родившегося царевича Петра. Все это должно было свидетельствовать о нерушимом союзе, любви и верности Петра и Екатерины.

Мусикийский выполнил несколько групповых портретов семьи Петра I, в них явственно ощущаются оригинальные, характерные черты творчества художника. В 1717 году Мусикийский создает “Семейный портрет Петра I. Слева в креслах сидят Петр и Екатерина, императрица левой рукой указывает на стоящих рядом детей. Старший сын Петра царевич Алексей в большом парике и нарядном комзоле, рядом с ним младшая дочь Петра и Екатерины Елизавета и старшая, любимица Петра, Анна. Перед ними – маленькая фигурка царевича Петра в коротком кафтанчике и с треуголкой под рукой. В глубине слева – спускающийся красивыми складками пышный занавес, а за ним – колонны. Справа в просвете виднеется кусочек голубого неба. Все это должно свидетельствовать о мире и согласии, царящих в императорской семье. ”/10/

Судя по композиции миниатюры, Мусикийский хорошо был знаком с европейским парадным групповым портретом, известным в России, прежде всего, благодаря гравюре. Однако для миниатюры того времени, и западно-европейской, и русской, подобные групповые портреты были новинкой. Такая работа ставила перед художником задачи, которые не всегда удавалось решить. Мусикийский не силен в рисунке, поэтому фигуры на миниатюре непропорциональны. Особенно фигура Петра I, с большой головой и тонкими ногами. Забавны личики Анны, Елизаветы и маленького Петра Петровича, которые больше напоминают уменьшенные слепки с лица Екатерины. Портретов царевен и тем более царевича тогда еще не было, и Мусикийский, очевидно, писал их по памяти.

Со сложным вопросом о престолонаследии связана миниатюра Мусикийского “Конклюзия на престолонаследие”/11/, она выполнена по заказу А.Д. Меншикова – верного друга и помощника Петра I - и хранится в Эрмитаже. На первом плане изображены доспехи и знамена, за ними стоят Петр I и Екатерина в окружении аллегорических фигур. Слева от Петра – Правосудие с весами, справа от Екатерины – Истина с зеркалом и Вера с короной в руках, которую она протягивает Петру. А Петр скипетром указывает на маленького царевича Петра, изображенного справа, перед фигурой Веры.

Скорее всего, миниатюра понравилась Петру, так как царь заказывает Мусикийскому еще три таких же «Конклюзии». Эта миниатюра выходит за рамки группового портрета и является многофигурной, аллегорической композицией, несущей политический смысл.

«Конклюзия» очень близка по цветовому решению и по манере исполнения к «Семейному портрету». Обе миниатюры наивны, правдивы, декоративны и искренне теплы, их отличает изумительная яркость красок, с преобладанием изумрудных, голубых и малиново-лиловых тонов.

Не только художественную, но и историческую ценность представляют парные миниатюры Петра I и Екатерины I, которые выполнены к двадцатилетию со дня основания Петербурга, фоном для портрета Петра служит Петропавловская крепость и панорама Петербурга, а Екатерины – ее загородная резиденция Екатерингоф. Портрет императора художник написал, взяв за основу гравюру А. Зубова, в качестве фона использована «Панорама Петербурга» с гравюрных листов того же мастера. Портрет Екатерины почти без изменений скопирован с оригинала художника Ж. Натье, а вид Екатерингофа – с гравюры А. Ростовцева.

Однако, не смотря на то, что Мусикийский использует для своих композиций работы других художников, цветовое решение его миниатюр всегда самостоятельно и оригинально.

Чем же привлекают нас до сих пор произведения Мусикийского? Удивительное обаяние и своеобразие придают его работам непосредственность и наивность восприятия мира, модели изображены немного простодушно, с очаровательной наивностью и теплотой. Его миниатюры удивительны по цветовой гамме, очень живописной, свежей, со смелым сочетанием чистых и звонких тонов. Особенно хороши эти произведения при ярком солнечном и электрическом свете, когда вспыхивают яркие блики на эмалях, напоминающие россыпь разноцветных драгоценных камней.