Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Это - всеобщее правило



"Разве не знаете, что священнодействующие питаются от .святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника?" (9:13).

В-пятых, Павел имел право получать поддержку от той церкви, которой он служил, потому что это было всеобщим правилом, которому следовали с тех пор, как священничество утвердилось в Израиле. Священнодействующих поддерживали, отдавая им десятую часть урожая и скота, и кроме того, те, кому они служили в храме, а раньше - в скинии, отдавали им часть жертвоприношений (Числа 18:8-24). Фактически за сотни лет до того, как Аарон стал священником, Авраам отдавал десятую часть Мелхиседеку, который был "священник Бога Всевышнего" (Быт. 14:18-20). Раз эти люди были постоянными служителями жертвеннику, состояли на службе Богу, и это стало их образом жизни, они нуждались в материальной поддержке. Так повелел Иисус: "Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования" (9:14).

Павел имел право просить о материальной поддержке и потому, что принцип поддержки служителей Бога установлен Господом. Проповедующим Евангелие Он повелел жить от благовестия. И Божий закон, и Сын Божий учат тому, что Его пророкам, учителям и служителям надо платить за их труд в Господе. Новый Завет перенимает это учение из Ветхого. Может быть, Павел сослался здесь на указание Иисуса, данное семидесяти (Лук. 10:7), либо на какое-нибудь другое, незаписанное учение Господа, или же на особое откровение, данное апостолам. В любом случае Иисус учил этому лично.

Господь повелел Своему народу предлагать материальную поддержку тем, кто служит среди них. Но он не повелевает тем, кто служит, принимать эту поддержку. Павел эту поддержку не принимал. У него были права на это, как у любого другого служителя, и больше, чем у большинства. Но ради благовестия, ради братьев и ради любви к ним он охотно ограничил свою свободу. Он добровольно отказался от своих прав.

Глава 22. Отказ воспользоваться своей свободой (9:15-27)

Но я не пользовался ничем таковым. И написал это не для того, чтобы так было для меня. Ибо для меня лучше умереть, нежели чтобы кто уничтожил похвалу мою. Ибо если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая [обязанность] моя, и горе мне, если не благовествую! Ибо если делаю это добровольно, то [буду] иметь награду; а если недобровольно, то [исполняю только] вверенное мне служение. За что же мне награда? За то, что, проповедуя Евангелие, благовествую о Христе безмездно, не пользуясь моею властью в благовествовании. Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона - как чуждый закона, - не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, - чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его. Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить. Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы - нетленного.И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным. (9:15-27)

В (9:15-27) Павел вновь утверждает (ст. 15) и затем продолжает иллюстрировать принцип, что любовь ограничивает христианскую свободу. Он иллюстрирует также и свою тактику: не использовать права на материальную поддержку со стороны тех, кому он служил. Здесь он приводит две причины, объясняющие, почему он отказывается принимать такую поддержку: во-первых, он не хотел потерять своей награды, которую надеялся получить за то, что проповедуют Евангелие безвозмездно (ст. 16-18). Во-вторых, что особенно важно, он хотел, чтобы абсолютно ничто не могло бы помешать ему достигать неспасенных благою вестью (ст. 19-27).

Только что он привел шесть доводов (9:1-14) в пользу того, почему он имел право на материальную поддержку. Но я не пользовался ничем таковым, - продолжает он.

Чтобы Коринфяне не подумали, что он изменил свое мнение и привел эти шесть доводов, пытаясь убедить их начать оказывать ему поддержку, он добавляет: и написал это не для того, чтобы так было для меня. Своего мнения он не изменил. Он не прибегал к намекам и уверткам, надеясь, что, несмотря на его протесты, коринфяне начнут ему платить. Он никогда не брал платы с тех, кому он служил, и никогда не намеревался этого делать. И теперь он не пытался выпросить этого замаскированным образом.

Это была не его тактика, куда бы он ни отправлялся. Фессалоникийской церкви он напоминал: "Ибо вы помните, братия, труд наш и изнурение: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедовали у вас благовестие Божие" (1 Фес. 2:9). В своем следующем послании к этой церкви он повторяет напоминание: "ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас" (2 Фес. 3:8). Он не принимал от них даже такой малости, как бесплатное питание.

От Фессалоникийцев Павел получал поддержку, - но уже после того, как он их покинул, а не в то время, как от работал среди них. Несомненно, эта церковь была в числе тех македонских церквей, которые помогали апостолу, поддерживая его в то время, когда он жил в Коринфе. "Другим церквам я причинял издержки (слово, употребляющееся для описания ограбления храмов), получая от них содержание для служения вам; и, будучи у вас, хотя терпел недостаток, никому не докучал. Ибо недостаток мой восполняли братия, пришедшие из Македонии; да и во всем я старался и постараюсь не быть вам в тягость" (2 Кор. 11:8-9).

Отказ Павла принимать содержание от тех, кому от служил, был результатом его глубокого убеждения. Ибо для меня лучше умереть, нежели чтобы кто уничтожил похвалу мою. Для него было лучше умереть, чем дать кому-нибудь повод подумать, что он проповедует и учит за деньги. Он не был наемным пророком, как Валаам (Числа 22), и он служил не "для гнусной корысти" (1 Пет. 5:2). То, что он заявил старейшинам Эфеса, было словами, идущими из глубины души, словами человека, полностью посвятившего себя работе для Господа: "Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал: Сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии. Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса; ибо Он Сам сказал: блаженнее давать, нежели принимать" (Деян. 20:33-35).

Слово похвала (каухема) имеет отношение к тому, что составляет человеческую славу или причину, по которой его можно прославлять. Оно же передает представление о радости или веселье. Обычно похвала - это грех, потому что она связывается с гордостью; но необязательно похвала должна быть гордой и грешной. Похвала Павла выражала не высокомерие, а радость. Он до того был рад этой духовной привилегии, этому обязательству, взятому им на себя, что он легче бы умер, чем сделал что-нибудь, противоречащее этому обязательству. У него было право, испытывая радость прежде всего от применения этой привилегии, ограничивать свою свободу, а не пользоваться ею. Его похвала была далека от похвалы своими собственными достижениями, как он тут же дает понять.

Чтобы не потерять награду.

"Ибо если я благовествую, то нечем мне хвалиться; потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую! Ибо если делаю это добровольно, то буду иметь награду; а если недобровольно, то исполняю только вверенное мне служение" (9:16-17).