Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ОР- 8.9.Третье обращение царя к вельможам о решении участи царицы и их ответ

8.10. и еще и отложи в том часе огненное сожжение, токмо повеле царицу и с чады ея в темной карете отвести во внутренною пустыню, да тамо снедена будет зверьми или заблудивши умрет нужною смертию.

ОР; М!: 8.11 Отправка царицы в «пустыню»

9.1.а. И яко ощутиши себе царица в густоте леса // (л. 313об.) едину без пищи и покрова, абие пад на землю и начат плакатися горко и молитися, сице глаголя: «О всемилостивая царице небесная, госпоже пречистая дево Богородице, мати Христа Бога, надежа християнская и заступнице, безпомощным помощь и скорбящим радость! Помилуй мя и избави и сохрани мя от всякаго зла и не даждь мене напрасно погибнути сих ради незлобивых младенец».

В1. Сия и иная многая изрече с великою горестию и сведеся в то//нок (л. 314) сон. И абие явися ей скорая всех помощница милостивая царица пресвятая Богородице, не яко во сне, но яко яве светлым лицем и рече к царице тихим гласом: «Не скорби, царице, рабо моя, восприими крепость, яко аз не оставлю тебе, дондеже паки будеши в первом доброденствии и яве узриши врагов твоих погибель. Аще и много печали и труда тебе подобает прияти, но не отчаися и уповай на Бога, иже не имать тя // (л. 314 об.) оставити".

Царица же воспрянув от сна и никого же виде, обаче же благодаря Бога и пречистую Богородицу за посещение и извещение.

Тогда поем оба младенца своя и напита сосцами своими, и нача ходити по лесу собирати былия и ягодичия. Обрете источник, чистую воду имущи, и сотвори ту покров мал младенец ради. И тако царице живущу при источнице и собирающу быллие пустынное немалое время.

9.2. Единою // (л. 315) по обычаю ходящу ей по пустыни, и уже нача забывати первое озлобление и горесть, благодаря Богу и пречистую Богородицу, чая скорое свобождение от печали; в сицевых надеяниих прииде некое веселее. И абие узре на друзей стране источника ягодичие много и яко не мощи ей оба отроча пренести на оную страну источника того, да соберет ягодичие оно, тогда едино отроча взем на плещу, а другое остави на месте том.// (л. 315 об.)

В.2. И яко преиде на другую страну, и абие бысть глас невидимо к царице: «Уготовися к напасти, се бо близ есть, но возверзи печаль на Бога, и той тя избавит».

9.2.в.Се же слыша, царица пристрашна бысть, и обозреся на другую страну, и виде лвицу, вземщу отроча ея, и утече в далее пустыню. И яко виде сие, едва не паде на землю, и от горести сердца нача плакати вельми неутешно о своем детищи, изгубленом // (л. 316) лвицею, тако бы мня и изъядено быти. От плача же того и горести царица не яде много дни, но потом воспомяну явление пречистой Богородицы и глас оный, утешився мало.

И тако царице пребывающу и пустынную скорбь терпящу и некогда ходящу и собирающу былие по обычаю. И абие возре в далее в пустыню и виде при некоем вертепе львицу ону лежащу и сосцами своими питающу отроча ея. Царица же, егда узре свое отроча, // (л. 316 об.) абие дойде до места того, идеже лвица лежаще, и яко прииде близ ея и ста пред нею со страхом и боязнию многою и глаголя ей: «О зверю, отдай же ми ныне отроча мое, яко да утешуся мало от печали моея, ибо аще и с трудом приобретаю пищу себе же и двоим отрочатем, но вкупе смерть вкусим». Зверь же вси сия глаголы яко разумевши, но обаче ведяше, яко с трудом многим и со оставшим // (л. 317) отрочатем обитает, и яко бы не злобы ради взем отрача, но соболезнуя и пособствуя по Божию изволению. И абие лвица скоро воста и взем же и отроча, и удалися во внутренюю пустыню. Тогда царица разумевши, яко львица сия Богом послана есть на прокормление отрочати, и прослави Бога. И тако возвратися на первое свое обиталище, и поживе еще немалое время в пустыни той, // (л. 317 об.) дондеже сущий с нею отроча возрасте, и помогаше ей в собрании пустынных былин.

Некогда же царицы с сыном своим ходяши по пустыни и собирающи обычныя былия, и зашедши в пустыню толь далече своего пребывания, яко и место не познати им к возвращению. И тако блудяши им по пустыни, обрете малую стезю и не домышляше, в кую страну поити им, и яко нощь постиже, тамо // (л. 318) и почивши под древом и уснувши. Абие зрит паки иже всех скорую помощницу пречистую Богородицу, пришедшую к царице и рече к ней: «Ныне убо востав, шествуй во град сею стезею, и упокойся у вдовы убогия, дондеже у тебе исполнится Божие милосердие». Она же отвеща и рече: «Владычице мати всех! Да како познана буду во граде и возвестят царю и умрем горько". Пресвятая дева же и мати всех рече ей: «Не бойся, рабо моя царице, // (л. 318 об.) уже бо царь супруг твой позна все, еже о тебе неправду сотворенную, и раскаявся, паче же о найденном в летописце видении. Сего ради се уже три года изыскивает тебя с чады и нигде же не обретает, ибо рука Божия покрывает вы до времени». Си рекши, невидима бысть.

Царица возбнув и никого же виде, но обаче прослави Бога и пречистую матерь его о таковом извещении, и возбуди сына // (л. 319) своего, с радостию абие поиде в ту страну, указанной Богородицею, и помале времени узре град многолюден, велик зело, и вниде во град, и приде к показанной вдове убогия дому. Вдова же с радостию прият ю, яко странну некую, и скудною пищею напита ю. И тако водворися ту и начат питатися от своего рукоделия, бе бо хитро умеяше творити драгия ковры и утвари на украшение жен.

Вдовица же вопрошаше // (л. 319 об.) царицу: «Откуду ты, любезная незнакомка, ко мне, бедной вдове, прииде и коея страны и коих родителей?» Царица же сказа о себе: «Аз от дальния страны и неизвестных родителей дщи и бывшу ми во супружестве за единым от великих. И по зависти злых людей завезена бых в дальнюю пустыню на снедение зверей, но Бог милостивый не остави свое создание без вести погубити и приведе меня в сий град // (л. 320) приложитсе. А зде како наричеся царь и царица и друзии сановники?» Се же сотвори вопрошение, да увесть, в супружестве ли царь, бывый супруг ея. Вдовица же рече со воздыханием многим: «О любимая незнакомка, дивно есть и весьма странно приключися прежде двунадесяти лет. Он сица царь наш, не вем, по какому-то наваждению или зависти ради хотя сожеши добродетельную свою царицу и двоих // (л. 320 об.) прекрасных младенец. Но приложися сердце его на милость, но такмо повеле ея завести в пустая места и с чады ея. Но по некоем времени уведа, яко оболгана бысть царица, нача плакати неутешно и розыски чинити по пустыни, три бо лету искаху, но не обретоша; тако мнеша, яко зверьми изъядени, чесо ради и доныне плачется царь и вси людие».

Царица же, се слышав, прослави Бога, яко предсказания Богородицы сбываются, // (л. 321) но обаче до времени не являяся, да не паки что постраждет. И тако царице живущи у одной убозей вдовы во всяком целомудрии и чистоте, на всяк день моляшеся Богу и пречистей Богородице, дондеже восхоте Бог истинно исполнити прежде сказанное.

По пришествии еще пяти лет, дондеже сын ея бысть 17 лет и бе юноша крепок телом, добр возрастом и лицем прекрасен, яко дивитися всем видещим // (л. 321 об.) его необычную силу и храбрость и недоумевахуся, глаголюще: «Кий есть сын? Мнится нам, яко не простаго рода, но велика, сего мошно царскому величеству присовокупити, но воля Господня да будет».

В то время приидоша из ефиопских стран поганий народи воевати палестинские страны, и устремишася на сей град, в нем же сия доблественная царица с сыном пребываше. Царь же, егда услыша таково безбожных // (л. 322) нашествие, вельми оскорбися, и призва к себе в палаты всех вельмож, князей и военачальников, и нача просити совета на отмщение супостат. Они же реша ему: «О царю, что ты вопрошаеше, ибо мы раби твои, ничто же решти, ни совету дать можем, яко сила бусорман очень велика, яко превосходит даже вся силы наша. Но токмо се можем рещи, яко в сих обстоятельствах должно прибегнути // (л. 322 об.) к милостивому Богу и пречистей его матери пресвятей Богородице, то мощен бо сих совершенно победити».

Царь, яко слыша от своих бояр, абие пойде во святую церковь с ближными своими, и нача совершати молебная на даровании им на враги победы. Егда же царю совершающю молебная со многим умилением и слезами и молящуся ко образу Господню и пресвятей Богородице, абие царь слышит некоего, глаголюща ему сице: «Хощеши, царю, скорой // (л. 323) помощи на врагов - скоро пошли избранных от своея полаты с драгоценными кони и кареты к одной убогия вдовы, у коей жительствует некая славная жена с весьма чюдным юношею, ея сыном. Сей бо не токмо сотворит с подобным себе другом победу на врагов, но и тебе от долговремянной скорби избавит».

Царь же от таковых глагол весьма обвеселися, и по окончании молебнаго пения абие возвести // (л. 323 об.) сущим с ним Божие посещение. И посла избранных от своея полаты с драгими кони и колесницы молити оную жену и сына ея, дабы шествовали на тех к царю в палаты, ибо желание имея сотворити юношу наследником своим. Егда же посланнии сказаша волю цареву царице и сыну ея, они же, слышавше сие, возрадовашася, яко исполнися предсказание пресвятей богородицы, и прославиша Бога. И тако поидоша в путь свой.// (л. 324)

Царь же посла в сретение царице и сыну ея избранных от двора; сам же, егда узре, учени сретение во вратех полаты и проздрави юношу с титулом наследника царева и матерь его. Царица же, егда узре царя, супруга своего, зело обвеселися, но до времени не являя себе, сказася странну и незнаему страну быти ей рождению. Царь же и прочие вельможи, егда узреша красоту и добронравие их, зело // (л. 324 об.) удивишася, и мысль их бе в то время о первой царице, яко подобна бе сей жене. Царь же при воззрении на ея лице зело прослезися, яко некогда имея подобну сей жене благонравную царицу, но не смея вопрошати, ведая свое неправедное дело, над нею соделанное.

Потом царь повеле дати юноше как цареву наследнику великолепныя палаты и царския одежды и прислуги, тако же и матери его, и возва их на обед, // (л. 325) яко же на царских трапезах многим вельможам бывшим того ради. И нача царь простирати беседу о нашествии бусорманов и прося оного юношу, да препояшется в браную одежду и поидет с помощью Бога противу супостат, и сказа ему и глас, бывший в церкви. Юноша же не ведый, яко царь отец его есть, не отречеся от сего великаго подвига. И царь вопроси, колико требует войска и орудия брани ради. // (л. 325 об.) Он же рече: «Яко же хощеши, царю, мне же точию даждь коня бранна, мечь и копие и доспехи». Царь же абие повеле ему выдати все просимое им и собрати к нему войска до 100 воин с военачальники их.

Егда же приготовляхуся к брани и вооружахуся, юноша же оный возседе на коне вооруженный зело искусно, яко же крылатый орел нападе на противников, и сечаше их без пощадения, не даяще им // (л. 326) ни мало справитися. Се же видевшии противнии зело убоявшеся, начаша вспять отступати от града.

Царь же и вси вельможи и военачальницы, егда услышаша сие, зело удивишася и прославиша Бога. И воеводы с воины не успеша дойти до полков, абие узреша с другую страну некоего незнаема воина, храбро побивающа бусорманы и с ним неотлучно лвица бе, уязвляя побиваше противных, наипаче удиви//шася (л. 326 об.) обою воинов сходство и храбрость, точию по одежде познати возможно их.

Наследник же царев, яко ощути подобна себе ратоборца, абие сразився с бусорманским царем и уби его. Се же ведевши войско его, убояшася и на бегство обратишася, тогда обои витязи совокупишася и нача оставших бусорман нещадно убивати; и лвица с нима неотлучно убиваше противных, дондеже не оста ни один. // (л. 327) Тогда юноши, егда избивша всех бусорман своею храбростию с помощью Бога, начаша проздравляти друг друга с победою.

И абие вручи наследник царский воеводам все корысти врагов своих. Сам же нача вопрошати другаго юношу: «Откуду, - рече, -ты, любезный друже, и коея страны и чьих родителей, яко подобие и сходство со мною зело удивляет мя, наипаче же сия львица». Отвещав же // (л. 327 об.) юноша: "Аз не вем, коих родителей, но точию се вем, яко львица мя сия воспита и воздои своима сосцами, даже до 15 лет. Но прежде двою лету ловцы восхитиша мя у львицы сея спящия и приведоша во свою весь. Львица же, спохватившись, и притече абие ко мне, и бяше со мною неотлучно и сохраняше мя. Егда же бысть повеление от царя собрати войско противо супостат, аз же, чювствуя // (л. 328) в себе некую силу и мужество, и испросив себе коня и оружие бранное и потекох под твое знамя соступитися с бусорманы. Прибывши на место, аз немало удивихся, когда увидел тебя, немилостивно побивающа босорманы, а того ради и аз подоспея на помощь. И аще малии подвизи непротивны вашему высокому сану, прошу принять и о мне известить царю».

Наследник же царский с радостию обещася о сем // (л. 328 об.) известити царю, паче же зане из повести сея полагая его родного брата быти себе, мати бо его многажды сказыва о нем. И тако в сих разглагольствиях скоро доспеша до града.

Царь же и вси вельможи изыдоша в сретение им. Егда же царь проздрави их с победою, абие повеле своему наследнику всести с собою на великолепную колесницу, ту же повеле сести и другу его и зело удивляся сходству обоих // (л. 329) юношей, и намнозе зряше их красоте и мужеству, помышляя двоих младенец своих, погублению раскаивашеся. И тако доидоша в царские полаты со многою честию, подобно и ту в сретение уготовлени быша знатнии вельможи и сановники со множеством народа.

Такожде и царица изыде в сретение сыну своему и узре другаго подобна ему юношу, зело удивися, наипаче же узре львицу, положи на уме, яко и незнаемы юноша сын ея есть, // (л. 329 об.) паче же по сердечному предчювствию воистинну уверився, но обаче молчаше, внутренно же славу Богу принося и благодарение. Царь же первие одарив наследника своего, потом и друга его драгоценными дары.

Потом повеле сотворити пир, зело велик, и возлежащу царю и вельможами знатными, ту же председящу наследник его с материю и другом его противо царя. Егда же вси гости быша на ве//селии (л. 330) велицем и царю более обыкновеннаго обвеселившуся и разглагольствующу с обоими витязями, и нечто бывшее размышляя и слагаше с прежде бывшим видением.

Та же восстав с седалища своего, рече к царице: «О доброродная и благоверная жено, во истинну рцы ми днесь без всякаго утаения и боязни, кто еси ты и кто суть сеи прекраснии юноши, мню бо, яко братия // (л. 330 об.) есми по сходственному образу их». Тогда царица воста, рече ко царю: «О самодержавней царю и всемилостивейший владыко! Аз убо, аще ли еще помниши, раба твоя есть, супруга ваша, которую по оклеватанию матери твоея оставил еси со двума младенцы в пустыни на снедение зверей, но Бог небесный, пресвятая Богородица не оставила мене до конца погибнути, яко же прокормивыя в пустыни алчющия люди своя, сице и мене препи//та (л. 331) сим чюдным образом. Егда аз с двоими отрочаты препитатися былии была не в силах, тогда начала искати по пустыни пищи со единем, обратихся и не видех другое отрача на месте, озрехся и вижу оное несеное львицею. Аз же от жалости подохся на землю и не яди многи дни. Последи же узревши отроча мое, питаемо львицею сосцами ея и помыслих, яко Господь облегчает труд мой. И тако поживши без // (л. 331 об.) печали прочее, дондеже Господь приведе нас во град сей, и паки совокупи своим милосердием, и юноша сей, не мню, яко не сын ми есть, ибо и львице сия неотлучно находящаяся исполняет должность матери его». Тогда царь вопроси с нетерпением онаго юношу, откуда он, и кто суть родители его. Юноша такожде сказа свою историю, яко же и прежде.

Сия слышав, царь восстав от места своего, первие проздрави жену // (л. 332) царицу свою и прося прощение о нанесенной ей обиде через 17 лет. Такожде и обоих сынов царевичей проздрави и абие повеле сотворити велие торжество, не токмо о победе, но и обретении любимой жены и чад ея. И поиде в церковь, и нача совершати молебныя с ближними своими.

И по совершению молебных благодарствий повеле царь изготовити престол на пространне месте и друзии престолы в ряд. // (л. 332 об.) И тому уготованну, повеле собратися вельможам и князем и воначальником и всем людем со всего царства своего. И егда собрашася вси, тогда царь взыде на престол, тако царице и сыном своим повеле всести, и прочим вельможам по достоянию. Тогда бывшу молчанию, абие возгласи царь гласом велиим, рече: «О мужии христианстии, велиции и меньшии, помните ли прежде 17 лет зде // (л. 333) бысть неправедный суд через клевету матери моей на неповинных сих, - показа на царицу и чад, - и ныне подобает совершитися воздаянию. И яко же не подобает подсудимому быти судиею, то аз с сего часа оставляю власть царскую и вдаю сию единому из наследник моих».

И абие со словом сняв с себя царскую багряницу, венец и одея на бывшаго наследника и посади его на своем престоле, сам же сяде // (л. 333 об.) на его месте. Тогда власти и прочие народ, вси, яко единеми усты реша: «Мы, царю, желаем паче продолжения царствия твоего, а не оставления, но обаче яко же хощеши, воля твоя и Божия есть». И рече царь: «Благодарение возсылаю вам за вашу бывшую преданность ко мне».

И обрятясь к сыну, рече: «Ныне ты еси царь и самодержец и судия. Суди праведно и не щади, и не милуй на суде. То ныне первие: да су// диши (л. 334) нас с материю твоею и моею». Тогда новый царь нача глаголати: «О мужие христианствии! Слышите ли ныне и разсудите, что ми подобает творити». Они же реша ему: «Сердце царево в руце Божии есть, то что ми, раби твои, можем реши о сем страннем суде, превосходящия наши разумы». Царь же старый рече: «Яко же законы повелевают». Младый же царь рече: «Закон велит зуб за зуб, и прочее.// (л. 334 об.) И по сему матерь вашю, отче, должно предати такоже зверем на снедение в пустыни, а тебя, как сотвориша ето не по одному клеветанию, но очевидно известившася и огненнаго избавивша приговора матерь мою и нас, но не давшю ей хлеба хотя на малое время, сего ради должность призывает тя к духовному поприщу, да тамо напитаеши всех нетленным хлебом».

Се же егда изглагола мудрый он // (л. 335) и достохвалимый царь, абие повеле вскоре исполнити. Егда точию отвезене бывши матери старого царя в пустыню, абие зверие неоткуда явишася и всю растерзаша, яко ни костей от нея обрестися. Старый же царь по приговору царскому поставлен бысть архипастырем велицей церкве. Таковому премудрому разссуждению вси народи удивишася и прославиша Бога и пречистую Богородицу. Аминь.// (л. 335 об.)

Виждь, читателю, како завистливая царица погибе по правде, а царь, обвиняющий себя и сложивший добровольно царскую власть и подчинившись законом, не токмо не обещестен был, но большему и высочайшему сану мудрым сыновним судом поставлен бых, ибо царь тогда подчинялся духовному отцу. Аминь.