Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Творчество Н.А.Некрасова



/1821 – 1877/

Признанным вождем демократической поэзии второй половины XIX века, как по таланту, так и по масштабу творчества был, без сомнения, великий русский поэт-демократ Николай Алексеевич Некрасов (1821 - 1877). Он выступил наследником лучших традиций дворян-революционеров и радикалов и связал свою творческую жизнь с интересом широких народных масс России.

Некрасов слил воедино две мощные струи русской поэзии. Одна из них с культурой образованных слоев русского общества, с европейскими философскими, социальными и эстетическими идеями, другая – с простонародной русской культурой. Постепенное и последовательное их сближение стало решающей тенденцией развития художественного сознания Некрасова. И вместе с тем ни один русский поэт до Некрасова не вставал сознательно и открыто на сторону крестьянства, не воплощал в своем творчестве столь полно идеалы крестьянской демократии. Вот почему основной пафос поэзии Некрасова - воспевание такого человека, который нес в себе истинно демократические черты, уходящие своими корнями в русскую народную культуру, и вместе с тем с жадностью усваивал достижения европейской мысли, не оставаясь национальнозамкнутым или ограниченным. Некрасов сосредоточивает внимание на специфически национальных и народных сторонах характера, вытекающих из всей совокупности исторических условий, сформировавших и продолжающих формировать тип русского человека.

Если для Пушкина важно подключить русский опыт к мировому, то для Некрасова становится существенным выявить особенное содержание этого опыта. Не порывая с общегуманистическими интересами, он пробивается к ним через выявление таких сторон и граней характера, которые обусловлены крестьянским трудом и вытекают из трудовых, общественных и семейно-бытовых отношений. Понятно, что причины, мешающие торжеству лучших черт народа и его заветных чаяний, подвергаются критике, осуждению, обличению или осмеянию. Поскольку в современных Некрасову обстоятельствах его демократический идеал не мог воплотиться полностью, то надежды поэта связываются с будущим.

Образным эквивалентом народных желаний и устремлений самого поэта становится сквозной образ дороги, пути, сплетающейся с мечтами о счастливой доле. Наконец, характер русского человека в поэзии Некрасова раскрывается как в общественных декларациях, так и в душевном строе в его самых интимных чувствах – в переживании творчества, в любви, в дружбе, т.е. во всем том, что составляет непосредственно проявляемую натуру демократа.

Некрасов вошел в русскую поэзию как «печальник горя народного», заступник мужика от всякого рода притеснителей. И таких стихотворений и поэм, в которых Некрасов откликается на народную нужду, действительно много. Картины разгула барского произвола, беспощадного обирания крестьян купцами, бесправия перед чиновниками часты в поэзии Некрасова. Но вместе с тем у поэта немало и произведений, где утверждается сильная, волевая и могучая душа русского человека, не поддающаяся мраку, притеснениям и унижениям. Плач и скорбь, жалость и гнев, отчаяние и надежда совмещены в лирике Некрасова, как спаяны в ней народные интонации, фольклорные мотивы, песенные ритмы со звуками печальных элегий, иронических од, обличительных инвектив, высокой риторики и неподдельного пафоса. Некрасов бесконечно раздвинул границы поэзии тем, что разговорно-песенный (шире – фольклорный) строй его речи вобрал в себя новую образность, рожденную оживлением устойчивых стилистических сочетаний, метафор и перифраз предшествующих литературных эпох. Эта новая образность возникла как следствие мироощущения демократа, закрепляя в стилистике и интонациях духовный облик революционера, осознающего судьбу крестьян родственной и близкой себе. Именно благодаря этому традиционные и «вечные» темы зазвучали у Некрасова по-новому, свежо и глубоко.

Необычные черты героя в лирике Некрасова с особой наглядностью предстают как раз в стихотворениях, посвященных, казалось бы, вполне традиционным и освоенным поэзией темам.

Редко, например, кто из поэтов не обращался к своей музе, представавшей то резвой, веселой «вакханочкой», то задумчивой, то вольной и шаловливой, то суровой и гневной. Лики муз в русской поэзии бесконечно разнообразны. Но вот читаем у Некрасова:

 

Вчерашний день часу в шестом,

Зашел я на Сенную;

Там били женщину кнутом,

Крестьянку молодую.

Ни звука из ее груди,

Лишь бич свистал, играя…

И Музе я сказал: «Гляди!

Сестра твоя родная!»

Прежде всего, сразу же возникает необычная конкретность: поэт точно называет время (день, час), место (рыночную площадь в Петербурге), где совершилось событие, врезавшееся в его память и взволновавшее его гражданское чувство. Стихотворение о «высоком» предмете начинается с «низкой» сцены и в тоне простого сообщения, краткой информации, не содержащей ничего поэтического, а, напротив, намеренно сниженной. Сама интонация нейтральна – нет ни гнева, ни жалобы. Все прозаично и обычно. Слова выбраны обыденные – «вчерашний день», «часу в шестом», «зашел» – с ним сопрягаются ассоциативно такие выражения, как «зашел по дороге», «зашел по пути», «зашел случайно», «зашел на рынок, в магазин» и т. д. Оттого и последующие стихи («Там били женщину кнутом, Крестьянку молодую») тоже рисуют как бы привычную, а совсем не исключительную ситуацию. Но второе четверостишие резко переключает всю тему в новый, «высокий» план. И это подчеркнуто лексикой и интонацией. На первое место выдвигаются слова, обладающие устойчивыми поэтическими ассоциациями («звуки», «грудь»). Примечательна тут и замена слова «кнут» на «бич». Еще более неожиданно, что тут же оказывается и Муза как некое лицо, к которому поэт обращается с очень важными и тоже неожиданными словами: «Гляди! Сестра твоя родная!» Так устанавливается кровное родство Музы поэта с крестьянкой. Поднимая жизненную картину до высочайшего поэтического обобщения, Некрасов вместе с тем сохраняет интимный тон. Между «крестьянкой молодой» и Музой нет никаких преград, они одинаково дороги и близки поэту. Их общность подчеркнута, во-первых, тем, что стихи о крестьянке и Музе замыкают четверостишия и явно соотносятся между собой, а во-вторых, одинаково инверсивным строением фразы («крестьянку молодую» – «сестра твоя родная»). Наконец, драматизм второй части резко контрастирует с обыденностью первой, и это высекает новую поэтическую искру, рождая множество совсем не традиционных реальных и поэтических ассоциаций: Некрасов в коротком стихотворении сумел сказать и о том, что его Муза – сестра униженной и страдающей крестьянки, что она печалится народной печалью, что она тоже подвергается истязаниям, цензурным и иным гонениям, физическому насилию, что она также бесправна, как и крестьянка, что он, Некрасов, поэт народа, потому что крестьянка символизирует весь народ. Так возникает в русской поэзии образ Музы, столь же терпеливой, непреклонной и волевой, как и молодая крестьянка с занесенным над ней бичом. Для полноты картины важно отметить и то, что реальный план совместился в стихотворении с метафорическим, и происшедшее с крестьянкой переносится на ее «родную сестру». Так уже в первые годы творчества (а стихотворение написано в 1848 году) Некрасов образно сказал о своих общественных симпатиях. Но этим содержание стихотворения не исчерпывается: в нем есть еще один план, скрытый, но живо представленный в более позднем стихотворении 1851 года и названном «Муза». Оно посвящено традиционной теме отношений поэта с музой, которая оказывает ему покровительство, либо отказывает в нем.

В первой строфе возникает привычный до Некрасова образ Музы, которого он, однако, не знал: