Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Я» - головка от хуя

Еще некоторое время Нарада продолжал играть роль человека номер восемь и настолько отождествился с тем, что он какое-то охуительно духовное существо, что перешел всякие границы.

Однажды баба из младшего круга жриц по прозвищу Решето подозвала его к себе, когда он выдавливал гнойники на своей роже, образовавшиеся от ежегодного мытья. Уже за версту она ощутила резкий помойный аромат, который ударил ей в нос, и решила слишком близко не приближаться к источнику столь «приятных» запахов.

- Эй, Нарада, тебе новое задание, - крикнула Решето, - сейчас ты должен пойти в комнату, где занимаются ученики среднего круга и поприсутствовать на лекции. Там сейчас Ксива ведет занятие. А в подходящий момент ты должен неожиданно сказать им: «Вы дураки». Будем потихоньку растождествлять их с ложной личностью и проверим, кто из них как среагирует. Понял?

- Так точно! – бодро ответил урод, обрадовавшись, что через эту практику он сможет самоутвердиться над теми, кому он буквально несколько дней назад подчинялся.

- Давай, пиздуй! – напутствовала его Решето. И вонючий Нарада на радостях поебашил выполнять задание, сшибая по пути все косяки, полностью уснув в своих гнилых мыслях:

«Сейчас я им покажу! Говна, свиньи. Теперь, наконец, они узнают, кто я есть на самом деле. Я человек номер восемь, я Христос, теперь все будут валяться у моих ног, ничтожества, - бесновался Нарада в своем внутреннем диалоге, - все они не люди. Они мне будут целовать ноги, тупые уроды, - бредил шизоид, не заметив таз с грязной водой, так и ебнулся в него, но и это не остудило его уже буквально кипевший от болезненного воображения мозг. Весь мокрый, грязный и вонючий, он завалил на лекцию.

- Сегодня у Вас вводится новая практика, - говорила Ксива внимательно слушающим ученикам, - перед тем, как что-либо сказать, вы должны говорить фразу: «Я, скотина, которая постоянно хочет оправдываться, чтобы сохранить свое невежество».

«Надо же, какая умная фраза, - задумался Гурун, - она поможет мне быть осознанным. Ведь я постоянно оправдываюсь, не думая в этот момент, что душа моя страдает от лжи, что сознание страдает от отождествления с ложной личностью».

«Ох, ни хуя, прямо как под яйца пнули, - подумал про себя Мудя, услышав новую фразу, - че-то мне впадлу, говорить, что я скотина, ну, ладно, если все будут так говорить, тогда не так страшно, тогда я повторю».

- Сегодня мы поговорим с вами о такой теме, о которой никто с нами не разговаривал, о вреде отрицательных эмоций, - тем временем рассказывала Ксива, внимательно наблюдая за тем, кто как воспринимает истину. По сути дела все религии, все религиозное мировоззрение говорит нам о том, что мы должны бороться со своими отрицательными эмоциями, а мировоззрение обычных мышей говорит, наоборот, о том, что мы должны культивировать эти отрицательные эмоции и всячески их оправдывать. Отрицательные эмоции не свойственны нам, то есть они не являются естественной частью нашей природы, у нас просто есть инстинктивные какие-то состояния, например, страха, агрессии, подавленности или чего-либо, но эти состояния сиюминутные, они пришли и ушли, эти состояния есть у зверей. Зверь разозлился, рассердился, схватил мышку, съел ее, или, например, если он испугался, он убегает. Но зверь никогда не будет чего-то воображать, из-за чего-то переживать, думая о том, чего нет. И вот этим человек отличается от животного, тем, что у него есть болезненное воображение, тем, что он воображает себе то, чего нет, воображает негативные состояния.

«А ведь точно, - подумала про себя Вонь подретузная, - я постоянно как овца поддаюсь своему болезненному воображению. Вот вчера утром меня жрицы отчитали за то, что я была неосознанна и разбила тарелку Гуру Рулона, так я весь день обижалась, боялась на глаза попадаться, и вроде ситуация уже прошла, все давно забыли про эту тарелку, а я ходила и дулась, вместо того, чтобы сказать бодро: «Виновата, исправлюсь», стать собранней и дальше начать что-то полезное делать. И так постоянно происходит, негативные эмоции одолевают меня».

- И воображение, как мы уже говорили, это вожжи, которыми разум, наш возничий, управляет лошадьми, чувствами, - говорила Ксива, подозрительно посматривая на надменную пачку Нарады, сидевшего в углу, - Чувства зависят от воображения. И поскольку наш возничий очень дурной, он даже не понимает, что такое вожжи, он не понимает, как ими управлять, и поэтому лошади едут черти знает как, и кроме всего прочего, этот возничий слеп, он просто не видит жизни, он не понимает, что в жизни происходит. Допустим, этому возничему говорят: «Куда ты поехал, ты же сейчас встрял в грязь, завяз, - знающие люди говорят, - ты давай, на дорогу-то выезжай и езжай по ней». А он наоборот говорит: «Да, нет, я сам лучше знаю, ведь я представил себе, что то, куда я поехал, будет лучшей дорогой, ведь я же себе ярко это вообразил, значит, так это и будет». А ему говорят: «Нет, ты - дурак, ты зря туда поехал, ты делаешь не то, что нужно, ты завязнешь еще больше, там впереди бурелом, ты поцарапаешься, твои кони поцарапаются, зачем тебе нужно туда ехать!». А возничий не слушает. И если, допустим, какой-то плохой человек скажет ему: «Ты молодец, ты хороший мальчик, ты правильно делаешь, что едешь по этому пути, давай, давай, ты видишь, мы все по этому бурелому ездим, все прекрасно, все отлично, ты молодец, ты хороший мальчик». И этот кучер радуется, он едет по этому бурелому, он царапается, ежеминутно его телега застревает, он ее вытаскивает, она опять застревает, тут же какие-то волки нападают, хищники, разбойники на эту телегу, все, что угодно, но наш разум, наш возничий, безумен.

- Точно, в таком маразме живут все мыши, - решил высказаться Гнилой харчок, нервно подергивая руками, - вот и мои родители поддерживали во мне всякую хуйню: лень, безволие, несамостоятельность. Сами намучились в семейке и меня хотели загнать в это болото, говоря, что в этом якобы счастье, и я радовался, как дурак, прислушиваясь к их шизофреничному мнению. Пошел получать высшее образование, чтобы папа был доволен, женился, чтобы люди хорошо обо мне говорили, а душа страдала от того, что не развивается.

- Все верно, - поддержала его жрица, - но мы с вами больше не будем такими безвольными овцами, мы будем становиться умными, будем отслеживать все процессы, происходящие в нашей машине.

И вот, все эти трудности, которые мы встречаем на пути – суть наши негативные эмоции. Негативные эмоции присутствуют абсолютно во всем. Мы всегда говорим: «Ну, ведь я же знаю, что я прав, ведь я же лучше знаю, чем вот тот человек, ведь я же правильно все делаю. Я правильно делаю, что я сейчас бешусь, завидую, раздражаюсь, сравниваю, подсчитываю, ревную, жадничаю, злюсь». Ни у одного зверя нет такого состояния. Посмотрите на животных, они кажутся святыми по сравнению с людьми – сороки, белки, какие-то коты, собаки на улице бегают – они кажутся по сравнению с людьми просто святыми. А человек мрачный, переполнен негативными эмоциями, он ничего не видит вокруг, ничего не переживает, полностью глух, слеп ко всему хорошему, ко всему прекрасному. Почему в детстве мы были счастливыми? Мы светились, радовались. Когда мы видим детишек, у нас к ним возникает симпатия, потому что они излучают свет, а обычные люди – чем они старше, тем они становятся мрачнее, грустнее, страшнее, и уже старый человек не пойми что, он просто отталкивающее впечатление производит, и вот это наши негативные эмоции. И, если человеку говорят: «Смотри, это твой бич, ты должен с ним бороться». Он начинает оправдывать это: «Ну, как же, ведь мои негативные эмоции - это нечто серьезное, очень важное, я не могу от них отказаться, я не могу отказаться от самооправдания, от осуждения других, от самовозвеличивания себя на фоне окружающих». И такой человек, можно сказать, несчастный.

«Да, да, свиньи тупые, давайте, слушайте о себе правду, - думал про себя в это время Нарада, отсиживаясь на задних рядах, дожидаясь подходящего момента, чтобы утвердиться над рулонитами, - говна вонючие, ни черта не развиваетесь, все только воображаете», - бесился урод, все больше и больше попадая под власть своих негативных эмоций, сам того не замечая. А те же рулониты, которыми он так был не доволен, в отличие от него пытались применить знание о негативных эмоциях к себе и начинали уже отслеживать, какие реакции в них являются неправильными и как их можно изменить.

- Жопа, - неожиданно крикнула Ксива, увидев, что балбесы стали засыпать и плохо воспринимают Знание.

Хитрорылый, который буквально уже уснул, аж подпрыгнул от неожиданного крика:

- А? Что? Где? – и увидев, что все ломятся к стене, чтобы прилипнуть к ней задницей, тоже подорвался и помчался за всеми.

- А-а-а-а, Хитрорылый последний, - закричала чу-Чандра. И только все ринулись к Хитрорылому, чтобы ему как тормозу проставить пендели, как вдруг Ксива прервала их действия.

- Подождите, а разве Хитрорылый последний?

И только теперь все увидели Нараду, который с отождествленной харей сидел все так же в углу и не собирался вставать.

- А тебя, Нарада, эта практика не касается? – жестко спросила его жрица.

«Ни хуя наезд, да кто ты такая, дура», - стал во внутреннем диалоге наезжать на жрицу урод, а вслух боясь произнести и слово.

- Так он же человек номер восемь, а у них, наверное, задницы нет, - прикололся Гурун, и все заржали.

- А мы это сейчас проверим, - поддержал его глумливый настрой Пидор сельский и побежал проставлять пендель Нараде, а за ним и все остальные.

Увидев, что рулониты слегка развеялись, расшевелились, за счет включения двигательного и эмоционального центров, Ксива решила продолжить лекцию, изредка поглядывая на озлобленную морду Нарады, который никак не ожидал такого прикола.

- И все духовные Учителя говорят: «Откажитесь от этих негативных эмоций, зачем это вам?». Раджниш говорит: «Посмейтесь над всем этим». Гурджиев говорит: «Это неправильная работа вашей машины». Христос говорит: «Любите врагов ваших, молитесь за проклинающих вас, благословляйте гонящих вас». То есть все Учителя говорят: «Вы должны победить свои негативные эмоции». И люди не хотят этого сделать. Гурджиев говорит, что человек дорожит этими негативными эмоциями больше, чем хорошими, он готов умереть за эти негативные эмоции, лишь бы они существовали, пожертвовать ими он никогда не хочет, для него они что-то святое, что-то священное, священный гнев, гнев праведный, священная война. То есть это все оправдывается людьми, и люди находятся в невежественном состоянии, в несчастном, они страдают, и они держатся цепко за свои страдания. Ушел папа из семьи, мать берет дочку на руки и говорит: «дочь, мы с тобой такие несчастные, давай вместе плакать». И она начинает с детства подражать, папа ушел, и она плачет. Потом она подрастает, уходит муж, она начинает плакать. Папа, значит, говорит ребенку, допустим, Ихласу: «Сейчас ты маленький, а когда ты вырастешь, у тебя будет своя отара овец, у меня есть отара овец, у моего брата, у твоего дяди Аглы есть отара овец, все большие, значимые люди должны иметь отару овец, и, если ты будешь иметь отару овец, то ты будешь хорошим, но если, не дай бог, видишь плохой человек, у него нет отары овец, и если ты окажешься на его месте, то ты должен будешь страдать». И потом этот Ихлас звонит домой и говорит: «Я тут хорошо живу, мне тут тапочки носят». А его спрашивают: «А где твоя отара овец? Нету? Какой ты плохой, ты несчастный человек». Они ему внушают это, и все, он ничего не может поделать с этим самовнушением, он чувствует свое ничтожество, у него нет отары овец, это для него большая ценность. Если бы мы жили в каком-нибудь племени, то там бы ценилось, сколько у тебя черепов, убитых тобою врагов. И, если у тебя этих черепов мало, то ты считаешься плохим воином, плохим охотником, плохим мужчиной по понятиям этого племени, – рулониты радостно получали новое знание, а Нарада в это время уже буквально позеленел от распирающей его ненависти:

«Вот, скоты, блядь, ну, я вам покажу, нахуй, всем отомщу, и в первую очередь этому уроду Пидору сельскому. Скотина, ты у меня попляшешь. Сегодня, когда он уснет, - строил дьявольские планы Нарада, - я подкрадусь к нему и забрызгаю его газовым баллончиком и посмотрю, как он будет веселиться».

А лекция продолжалась:

- И представьте, какая дикость, кто-то думает, что ему нужно много черепов иметь, кто-то, что отару свою иметь, кто-то - джип, кто-то еще что-то, то есть у каждого свое представление, и, если этого нет, то человек несчастен, он страдает, он не может позволить себе быть счастливым. И мы буквально полностью зависим от всех этих негативных эмоций. А чувство значительности, какое оно тонкое. Как оно действует? Оно всегда кого-то осуждает. Для того, чтобы оно подпитывалось, ему нужно кого-то осуждать: «Вот этот плохой, а я-то лучше, а вон вообще дурак идет, ну, я на фоне него вообще гений среди говна и приведений, ну, я вообще там суперчеловек». И человек постоянно кого-то осуждает, он бурчит, он ворчит, как старая бабка, он вредничает, с кем-то мысленно баталии ведет, доказывает: «Нет, это так, это правильно, я знаю, это рационально». Еще одно такое объяснение - «это рационально». И человек всего себя тратит на негативные эмоции. И вот он сам себя возвеличил: «я такой хороший», пощекотал себе центр удовольствия, но жизнь не стоит на месте, она идет кругом. И вдруг ситуация поворачивается совершенно в другую сторону, раз, кто-то его осудил, и все обстоятельства против него повернулись, и какова будет обратная сторона? Самосожаление, человек будет плакать: «А, все не в мою пользу, а, я несчастный», то есть за ложное удовольствие мы платим страданием. А если бы у нас были естественные эмоции, чистые эмоции, то они бы никогда не сменялись страданием. То есть настоящие переживания, возвышенные, они никогда не сменятся страданием. Вот все, что идет от нашей личности, все имеет обратный момент, а те состояния, которые от нашей сущности идут, они никогда не обернутся чем-то плохим. Благодать никогда не обернется чем-то плохим, покаяние никогда ни во что не выльется негативное, радость просто от того, что вы идете по улице, естественная, детская, чистая она тоже никуда от вас не денется, она не обернется против вас чем-то еще. Все возвышенные переживания, творчество, например, ничто не обернется против вас, а все личностное – желание быть хорошеньким, желание красоваться перед кем-то, пыль в глаза пускать – обязательно обернется чем-то плохим, другой стороной монеты. И вот это мы должны помнить, мы должны понять, на что работает наше существо – работает ли оно на вот эти ложные удовольствия, которые выйдут нам боком или оно работает действительно на реальное совершенство. Как вы думаете, в каких эмоциях у нас сейчас находится Нарада? - вдруг переключила внимание учеников жрица, решив помочь в осознании себя Нараде. Рулониты обернулись назад и, увидев агрессивно настроенную морду идиота, возомнившего себя Христом, стали высказываться:

- Он обиделся и не хочет выходит из этого состояния, - сказала Пухлорожая.

- И сейчас он считает, что все дураки, а он один умный, - высказался Гурун, - а на самом деле сам же страдает от своих негативных эмоций, пожирает себя изнутри.

- Нарада, Вы осознанны? – спросила его Ксива, - Вы наблюдаете, что за процессы сейчас происходят внутри Вас, почему все радостно, легко отреагировали на команду «жопа», а Вы обиделись и до сих пор держитесь за это состояние?

«Да пошла ты нахуй», - еще больше начал беситься урод во внутреннем диалоге, не желая ничего отвечать.

- Почему Будда пошел в Джунгли? – решила продолжить Ксива, видя, что Нарада не желает работать над собой, - Он хотел найти ценности, которые никогда не разрушатся, он устремился к ним, ведь он же мог всех людей заставить говорить ему только приятное, но он был на таком уровне, что понял зыбкость всего этого, и пошел дальше. Обычный человек должен задаться вопросом: «А на что я работаю, на что работают мои эмоции, как я функционирую? Я машина». Гурджиев говорит, что человек – это машина, работающая на разных водородах, разных центрах. Но сложно, себе сказать, что целый день я не буду испытывать негативных эмоций. Представьте вот такое, получится ли это у вас? Нет. Почему Петр клялся, что не предаст Христа, а потом трижды его предал, почему он не смог сдержать своего обещания? В нем были разные части. Таким образом, мы видим, что в нас очень много напичкано этих «я», результатов стечения обстоятельств вмонтированных сумасбродных желаний. То есть люди, которые нас воспитывали, постарались нас такими сделать, они тщательно следили, чтобы мы уподобились им, чтобы мы им подражали, чтобы мы вели себя так же, как они, - Ксива сделала небольшую паузу, покосившись на Нараду, а потом продолжила:

- А сейчас у вас новая практика, вы будете сиамскими близнецами. Для этого разбейтесь по парам и привяжитесь друг к другу одной ногой и одной рукой.

Когда все привязались друг к другу, Ксива сказала:

- А теперь начинайте разминаться, так-то у вас будет больше осознанности и при этом медитируйте над бренностью своего тела, вместо того, чтобы мнить себя президентами и наполеонами.

- А как это - медитировать над бренностью своего тела? – спросил Чморик.

- Вы должны размышлять, что жизнь не вечна, что все в ней быстро меняется. Скоро я подохну, так зачем же столько суеты, тревог, беспокойства, для чего это все, - пояснила жрица.

Вонючий Нарада, накультивировав гнилых осуждений, внезапно почувствовал, что настало подходящее время для его главного выхода. Раздухарившись и расправив крылья, Христос хуев, перебивая жрицу, стал бесноваться:

- Че, суки, расселись, свиньи, зажрались?

Не ожидавшие такого выпада, рулониты аж вздрогнули, уставившись на грязного вонючего урода, который только вчера был так сдержан и немногословен, находясь в роли человека номер восемь.

- Расслабились, ссуки, идиоты, возомнили себя Богами, что все можете, уроды, да вы же полное ничтожество.

Ксива, так же не ожидавшая от Нарады такого припадка, стала пытаться остановить дурака.

«Вот идиот, ведь ему сказали одну только фразу сказать, у него явно что-то с головой не в порядке», - думала Ксива, не в силах угомонить идиота.

- Нарада, Нарада, - звала она его, но дебил был уже невменяем, продолжая грузить рулонитов.

- Уроды, да вы посмотрите, на кого вы похожи, ничтожества, куски дерьма. Посмотрите, как Велик Рулон и кто Вы.

Ученики уже зашуганные таким бешенством, онемели, и кто где стоял, так и застыли, боясь сдвинуться с места.

- Я все сказал! - наконец-то бросил Нарада, задыхаясь и вытирая с прыщавого лба пот рукавом рубашки, измазанным в каком-то говне и до жопы довольный собой, стал сваливать, спотыкаясь о грязные болтающиеся штанины, которые постоянно попадали под его драные кеды.