Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть первая. Общие положения 6 страница



11. С учетом конституционных гарантий судебной защиты любых прав граждан заинтересованное лицо вправе обратиться в суд по поводу нарушения его прав в сфере применения норм уголовно-процессуального права. Однако такие жалобы не могут рассматриваться по правилам гражданского судопроизводства*(75).

12. См. также комментарий ст. 5, 115, 123-127 УПК.

 

Глава 3. Уголовное преследование

 

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. Несмотря на то, что к.с. называется "Виды уголовного преследования", в основном она посвящена характеристике исключений из общего правила публичности российского уголовного процесса - характеристике обвинения, осуществляемого в частно-публичном и частном порядке.

2. В Комментарии к УПК, автором которого является Б.Т. Безлепкин, говорится, что дела частного обвинения "возбуждаются путем подачи жалобы мировому судье"*(76). Действительно, данный порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения предусмотрен ст. 318 УПК.

3. Однако в ст. 318 УПК приведен не исчерпывающий перечень форм возбуждения уголовного дела частного обвинения. Здесь лишь оговаривается, кто может обратиться с заявлением (потерпевший или его законный представитель, а в случае смерти потерпевшего - его близкий родственник) и с каким именно заявлением (приведен перечень обязательных реквизитов заявления) к мировому судье. Более того, ч. 3 ст. 318 УПК предоставляет право возбуждения уголовного дела не только мировому судье, но и следователю, а с согласия прокурора и дознавателю.

4. Если заявление поступило не непосредственно мировому судье, а, к примеру, в орган внутренних дел, по данной категории преступлений может быть осуществлено как минимум два*(77) вида досудебного производства:

1) дознание;

2) предварительное следствие.

5. Согласно чч. 2 и 3 ст. 150 УПК по данной категории преступлений (по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 и (или) ч. 1 ст. 116 УК) должно осуществляться дознание.

6. В ч. 4 ст. 150, а также в ст. 151 УПК приведены ситуации, когда по данной категории дел производится дознание, а когда - предварительное следствие. Соответственно возбуждать уголовное дело частного обвинения может не только мировой судья, но и руководитель следственного органа, следователь, руководитель следственной группы, а с согласия прокурора также дознаватель, руководитель группы дознавателей и начальник подразделения дознания.

7. Примириться с обвиняемым может только потерпевший. И причем примириться он может только с обвиняемым, а не с подозреваемым, свидетелем и т.п.

8. Часть 3 к.с. посвящена делам частно-публичного обвинения. В отличии от ч. 2 она существенно расширяет круг преступлений, отнесенных законодателем к данной категории дел.

9. В литературе высказано мнение, что закрепленные в ч. 3 к.с. положения противоречат ст. 25, 28 УПК, а также ст. 75, 76 УК*(78). Нам же представляется, что предусмотренные в законе различные основания прекращения уголовного дела не являются противоречием друг другу, как и не являются противоречием запрет прекращения уголовного дела в связи с наличием одних определенных обстоятельств (в нашем случае тех, о которых идет речь в ч. 3 к.с.) и одновременным наличием других, которые позволяют прекратить уголовное дело по иным, предусмотренным другой статьей (в данной ситуации ст. 25, 28 и 28.1 УПК), основаниям.

10. Исключением из правила возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения лишь по заявлению потерпевшего являются случаи обращения граждан с заявлением (получения сообщений из иных источников) к следователю (дознавателю и др.), когда, по мнению заявителя, пострадавший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

11. Заявление о таком преступлении следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить, вне зависимости от того, кто его написал (сообщил устно). Но обязанности возбудить в этом случае уголовное дело на указанных должностных лиц законодатель не возложил. Разрешение указанного заявления о преступлении может завершиться отказом в возбуждении уголовного дела на основании ч. 2 или ч. 3 к.с.

12. В к.с. неоднократно упоминается о заявлении потерпевшего (законного представителя потерпевшего). Это основной повод к началу уголовного процесса по делам частного (частно-публичного) обвинения. Он возникает после поступления в компетентный орган не любого заявления, а только того, в котором пострадавший просит привлечь лицо к уголовной ответственности. Даже фраза "прошу привлечь к законной ответственности" не должна рассматриваться как заявление, о котором идет речь в к.с.

13. Согласно требованиям ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим в уголовном процессе лицо становится после оформления постановлением решения следователя (дознавателя и др.) или суда о признании его таковым. До принятия заявления от лица, которому преступлением причинен вред, такого постановления вынесено быть не может. Поэтому в к.с. правильнее было бы говорить о заявлении не потерпевшего, а пострадавшего*(79).

14. Заявление может быть о преступлении публичного обвинения, но к моменту возбуждения уголовного дела становится ясно, что имело место преступление частного или же частно-публичного обвинения. В указанной ситуации, несмотря на то, что заявление вначале было о другом преступлении, для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимо наличие должным образом оформленного заявления пострадавшего (его законного представителя, а в случае смерти "пострадавшего" - его близкого родственника). Как минимум в таком заявлении должно быть отражено его требование о привлечении правонарушителя к уголовной ответственности.

15. Дела частного обвинения подсудны мировому судье. Мировому судье также подсудно большинство дел частно-публичного обвинения.

16. Содержание направляемого мировому судье по делам частного обвинения заявления, если ранее по нему не проводилось предварительного следствия или дознания, должно отвечать предусмотренным чч. 5 и 6 ст. 318 УПК требованиям.

17. Возбужденное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью и побоях подлежит прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым (подозреваемым). Ссылаться же в этом случае в постановлении о прекращении уголовного дела следует не столько на ст. 24 или ст. 27 УПК, сколько на ч. 2 к.с.

18. Наличие данного основания прекращения уголовного дела подлежит доказыванию, и не всегда для его установления достаточно наличия одного лишь заявления потерпевшего. Целесообразно как минимум допросить обвиняемого и потерпевшего о том, что послужило причиной и на каких условиях состоялось примирение.

19. Дела частно-публичного обвинения по общему правилу прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, какие бы основания примирения не имели места. Возбужденное производство по этим делам ведется в общем порядке. Между тем из данного правила имеется исключение. Оно предусмотрено ст. 25 УПК.

20. Суду, а также следователю с согласия руководителя следственного органа (дознавателю с согласия прокурора) предоставлено право прекращать уголовные дела о совершении впервые преступлений небольшой или средней тяжести при наличии соответствующей письменной просьбы (заявления) потерпевшего (его законного представителя) и если обвиняемый (подозреваемый) примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред.

21. Придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению пострадавшего, суд при наличии в деле жалобы пострадавшего или же в случае, когда он устно в судебном заседании заявил о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело было возбуждено следователем (дознавателем с согласия прокурора) по основаниям, предусмотренным ч. 4 к.с., квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.

22. При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле частного обвинения имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 или ч. 2 к.с., за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК. При этом по смыслу закона, а также исходя из положений ч. 4 ст. 318 УПК, вступление в уголовное дело прокурора, поддерживающего обвинение, не является препятствием для прекращения дела за примирением потерпевшего с подсудимым (кроме случаев, предусмотренных ч. 4 к.с.)*(80).

23. В части 4 к.с. говорится о беспомощном состоянии пострадавшего как одном из условий возбуждения уголовного дела частного и (или) частно-публичного обвинения. Беспомощность состояния пострадавшего должна быть не на момент совершения в отношении него преступления, а на момент, когда следователю (дознавателю и др.) стало известно о совершении в отношении пострадавшего преступления, перечисленного в чч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК.

24. Институт нахождения лица в беспомощном состоянии анализировался применительно к некоторым составам преступлений. Анализ данных разъяснений Верховного Суда РФ позволяет вычленить критерии беспомощного состояния как уголовно-процессуальной категории.

25. Так, пострадавшего следует признавать находящимся в беспомощном состоянии, когда он не способен в силу физического или психического состояния (состояния здоровья, увечности*(81)), а также преклонного или малолетнего возраста защитить себя, совершать активные действия по защите своих прав и законных интересов*(82).

26. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, Верховный Суд РФ относит, в частности, тяжелобольных и престарелых, малолетних детей, лиц, страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее*(83).

27. На практике нахождение лица в беспомощном состоянии иногда признается в силу инвалидности пострадавшего*(84).

28. А.П. Коротков считает, что состояние потерпевшего может быть признано беспомощным в связи с его немотой, глухотой, слепотой, а также наличием соматических заболеваний, сопровождающихся острыми болезненными симптомами либо являющихся хроническими. Он же обращает внимание на то, что зависимость пострадавшего может быть "не только служебной, но и материальной либо иной"*(85).

29. В литературе приведены и иные примеры "беспомощного состояния", которые позволяют сформулировать его уголовно-процессуальные аналоги. Примером беспомощного состояния может быть признана ситуация, когда правообладатель не имеет представителя в России, его произведение не подлежит легальному обороту в России, но авторские права собственника повсеместно и грубо нарушаются*(86). Объекты авторского права незаконно используются, а равно присваивается авторство, причем эти деяния причинили ему крупный ущерб.

30. Какие бы обстоятельства не были восприняты должностным лицом, уполномоченным на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения как доказательства нахождения пострадавшего в зависимом, беспомощном состоянии или того, что он по иным причинам не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, о таковых должно быть указано в описательно-мотивировочной части постановления о возбуждении уголовного дела*(87).

31. См. также комментарий ст. 24, 25, 147, 318, 319 УПК*(88).

 

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

1. Закрепленный в к.с. принцип публичности пронизывает все стадии уголовного процесса и распространяется на все органы (должностных лиц), осуществляющие уголовный процесс, за исключением суда и судьи*(89).

2. На стадии возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить заявление (сообщение) о любом преступлении*(90). После возбуждения уголовного дела по не подследственному им преступлению он должен произвести неотложные следственные действия и только после этого направить дело в орган, правомочный завершить по нему предварительное расследование.

3. Компетенция же органов дознания в ст. 157 УПК законодателем ограничена определенной категорией происшествий. Соответствующие органы дознания, начальники органа дознания, начальники подразделений дознания и дознаватели не вправе возбуждать уголовное дело, им не подведомственное. К примеру, командир воинской части не может возбудить уголовное дело о происшествии, которое не было совершено, во-первых, подчиненным ему военнослужащим или гражданином, проходящим военные сборы (лицом гражданского персонала Вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением им своих служебных обязанностей), а во-вторых, в расположении воинской части.

4. В случае поступления в какой-либо орган дознания заявления (сообщения) о не подведомственном ему преступлении дознаватель принимает заявление (сообщение) (ст. 141, 144 УПК), регистрирует его и направляет "по подследственности". В этом случае он обязан принять меры к сохранению следов преступления.

5. От имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения уголовное преследование могут осуществлять не только прокурор, следователь, дознаватель, но и:

- орган дознания (пп. 11, 24 ст. 5, ч. 2 ст. 21 и др. статьи УПК);

- руководитель и члены следственной группы (ст. 163 УПК);

- руководитель следственного органа (пп. 47, 55 ст. 5, 39 УПК);

- начальник органа дознания (чч. 3 и 4 ст. 41, 225 УПК);

- начальник подразделения дознания (ст. 40.1 УПК);

- руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК).

6. Следователь (дознаватель и др.) не только вправе, но и обязан осуществлять от имени государства уголовное преследование. Возложение на него законодателем такой обязанности является одной из гарантий обязательности осуществления уголовного преследования по большинству составов преступлений. Наличие рассматриваемой обязанности отличает его от других субъектов, наделенных полномочием реализовать уголовное преследование, а именно: от частного обвинителя, потерпевшего, его законного представителя и представителя, гражданского истца и его представителя.

7. Согласно содержанию положений, закрепленных в к.с., во время производства предварительного расследования следователь (дознаватель и др.) должен с учетом требований подследственности принять все возможные меры для раскрытия преступления и доказывания наличия либо отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию.

8. Исключениями из принципа публичности являются положения ст. 23, 25 УПК, порядок разрешения заявлений о преступлениях, перечисленных в ст. 20 УПК, а также рассмотрения дел частного (частно-публичного) обвинения (см. также комментарий к ст. 20, 23, 25 УПК).

9. Согласно ч. 4 к.с. требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

10. Так же как и в предыдущих частях к.с., в ч. 4 закреплена идея, которая должна распространяться не только на указанных в ней лиц, но и на требования, поручения и запросы руководителя и члена следственной группы (группы дознавателей), начальника подразделения дознания и начальника органа дознания.

11. В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства указанных требований, поручений или запросов на нарушителей может быть наложено денежное взыскание в размере до 2500 руб. в порядке, установленном ст. 118 УПК (ст. 117 УПК).

12. Неисполнение законных требований может повлечь и иные формы ответственности. Так, вызванный следователем (дознавателем и др.), но не явившийся на допрос без уважительной причины свидетель может быть подвергнут принудительному приводу органом дознания (органом внутренних дел) на основании постановления должностного лица, в чьем производстве находится уголовное дело, а нарушивший требования меры пресечения может быть подвергнут более строгой из общего арсенала таких мер. За некоторые действия, связанные с неисполнением требований органа, осуществляющего производство по делу, предусмотрена уголовная ответственность (например, за отказ свидетеля от дачи показаний; за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено*(91), за осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест).

13. В КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя (ст. 17.7 КоАП РФ).

14. Требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах их процессуальных полномочий, обязательны для исполнения всеми юридическими и физическими лицами, вне зависимости, какую предусмотренную УПК цель они преследуют. Включение данного требования в статью, именуемую "Обязательность осуществления уголовного преследования", не должно расцениваться как то, что эти требования, поручения и запросы могут быть использованы только в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Они могут (и должны) быть использованы в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Об этом прямо не сказано в к.с., но такой вывод можно сделать исходя из закрепленного в ст. 6 УПК назначения уголовного судопроизводства*(92).

15. Под прокурором в ч. 5 к.с. понимается прокурор, надзирающий за соблюдением законов органами, осуществляющими предварительное расследование.

16. Прокурору ч. 5 к.с. предоставлена не просто возможность заключать досудебное соглашение о сотрудничестве. Законодатель разместил данное его право не в ст. 37 УПК, регламентирующей статус прокурора, а в ст. 21 УПК, где объединены правовые положения, касающиеся обязанности осуществления уголовного преследования. Соответственно ч. 5 этой статьи указывает не столько на расширение статуса прокурора, сколько по иному представляет его обязанность по уголовному преследованию от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения.

17. В то же время законодатель еще раз акцентирует внимание правоприменителя на то обстоятельство, что досудебное соглашение о сотрудничестве не может быть заключено, пока не вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, и что такое соглашение может быть заключено лишь с подозреваемым или обвиняемым.

18. Здесь ничего не сказано о защитнике подозреваемого (обвиняемого). Думается, это не упущение законодателя, а его принципиальный подход. Прокурор заключает досудебное соглашение о сотрудничестве не с защитником, а с его подзащитным. Роль защитника - обеспечить соблюдение законных прав и интересов подозреваемого (обвиняемого) при заключении искомого соглашения. Именно поэтому законодатель требует в ст. 317.3 УПК составлять досудебное соглашение о сотрудничестве с участием защитника, который таковое подписывает вместе со своим подзащитным.

19. См. также комментарий ст. 5, 39, 73, 144, 157, 317.3 УПК*(93).

 

Статья 22. Право потерпевшего на участие в уголовном преследовании

1. У указанных в к.с. лиц имеется также право участвовать в уголовном преследовании подозреваемого.

2. Потерпевший может принять участие в любом виде уголовного преследования. Так, именно поступление в компетентный орган заявления от пострадавшего часто приводит к возбуждению уголовного дела в отношении конкретного лица. Одним из оснований задержания лица по подозрению в совершении преступления признается то обстоятельство, что потерпевшие указали на конкретного человека как на лицо, совершившее преступление (п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК). Показания потерпевшего обычно занимают важное место в совокупности доказательств, являющихся основанием применения к лицу меры пресечения до предъявления обвинения и т.п.

3. Участие потерпевшего в уголовном преследовании выражается в:

- собирании и представлении доказательств;

- заявлении ходатайств и (или) отводов;

- участии в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;

- поддержании обвинения (а по делам частного обвинения - и в выдвижении такового);

- принесении жалоб на действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), судьи (суда);

- осуществлении иных полномочий, предусмотренных УПК (ст. 42 УПК).

4. Осуществляя функцию уголовного преследования, потерпевший может иметь двойной процессуальный статус: потерпевшего и гражданского истца*(94). Двойной процессуальный статус потерпевшего может проявляться и в наличии у него как прав потерпевшего (ст. 42 УПК), так и частного обвинителя (ст. 43, ч. 4-6 ст. 246 УПК). Лицо может выступать потерпевшим и одновременно законным представителем другого потерпевшего и т.п.

5. Представители и (или) законные представители могут участвовать в деле как наряду с потерпевшим, так и в его отсутствие, за исключением ситуаций, предусмотренных законом (например, при неявке потерпевшего без уважительных причин в суд в случае, указанном в ч. 2 ст. 249 УПК).

6. Позиция представителя в уголовном процессе должна быть согласована с тем лицом, интересы которого он представляет.

7. См. также комментарий ст. 5, 20, 42, 45, 47, 321 УПК*(95).

 

Статья 23. Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации

1. Содержание к.с. позволяет вычленить условия, при которых необходимо получить заявление или согласие руководителя организации на возбуждение в отношении правонарушителя уголовного дела. Этими условиями являются следующие обстоятельства:

1) органу, осуществляющему уголовное преследование от имени государства, стало известно о совершении деяния, содержащего признаки объективной стороны лишь того состава преступления (тех составов преступлений), уголовная ответственность за которые предусмотрена в главе 23 УК;

2) установлено, что вред причинен интересам только той организации, от руководителя которой необходимо получить заявление (согласие);

3) доказано, что организация, интересам которой причинен вред, не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (предприятием);

4) бесспорно, что помимо вреда, причиненного данной организации, иного вреда никому и ничему не причинено.

2. При одновременном стечении всех вышеуказанных обстоятельств уголовное дело может быть возбуждено лишь после поступления в компетентный орган заявления руководителя данной организации или с его согласия. В анализируемой ситуации заявление (сообщение) иного лица должно быть принято, рассмотрено и разрешено путем вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное решение принимается на основании к.с., а не п. 1 (отсутствие события преступления) или п. 2 (отсутствие состава преступления) ч. 1 ст. 24 УПК. Соответствующая запись делается в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

3. Согласие (заявление) от руководителя организации, интересам которой причинен вред, требуется только для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Уголовно-процессуальное принятие заявления (сообщения) о вышеуказанном преступлении, его предварительная проверка, привлечение лица в качестве обвиняемого, избрание в отношении него меры пресечения, вплоть до заключения под стражу, и многое другое возможно и без заявления руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (предприятием), и даже без его согласия.

4. Иногда уголовное дело возбуждается без учета волеизъявления руководителя организации в связи отсутствием на момент возбуждения дела одного из вышеуказанных условий. Но в ходе производства предварительного расследования выясняется, что имело место преступление, возбуждать уголовное дело по которому можно лишь по заявлению или с согласия руководителя организации, потерпевшей от преступления. В данной ситуации нет необходимости получать у последнего согласие на продолжение расследования (привлечение лица к уголовной ответственности и т.п.). Предварительное расследование и последующие судебные стадии осуществляются в обычном, предусмотренном для дел публичного обвинения порядке.

5. Законодатель устанавливает один запрет - запрет вынесения в отношении данного факта (и причем не в отношении конкретного лица, совершившего рассматриваемое преступление) постановления о возбуждении уголовного дела.

6. Постановление о возбуждении уголовного дела по факту злоупотребления полномочиями, злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами, превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб или коммерческого подкупа может быть законно вынесено только после приобщения к уголовному делу специально в этих целях составляемого письменного документа, где руководитель коммерческой или иной организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (предприятием), ходатайствует или дает согласие на возбуждение уголовного дела в связи с наличием достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны конкретного, предусмотренного главой 23 УК преступления. Содержащаяся в заявлении просьба о привлечении определенного лица "к законной ответственности" не должна рассматриваться как заявление, о котором идет речь в к.с.

7. Все перечисленные в главе 23 УК преступления, за исключением квалифицированных злоупотребления полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК), превышения служащим частной охранной или детективной службы полномочий, повлекшего тяжкие последствия (ч. 2 ст. 203 УК), и коммерческого подкупа (ч.ч. 2-4 ст. 204 УК), относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести. Поэтому, даже если в начале потерпевшая от преступления организация дала согласие на возбуждение по данному конкретному факту уголовного дела (написала соответствующее заявление), в последующем дело следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора или же единолично руководителем следственного органа (судом) может быть прекращено. Основанием прекращения уголовного дела будет служить не к.с., а ст. 25 УПК - заявление руководителя этой организации, в котором сообщено о примирении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении впервые такого преступления, с потерпевшим, а также о том обстоятельстве, что вред, причиненный потерпевшему, заглажен.

8. В п. 2 примечания к ст. 201 УК говорится о заявлении (согласии) на возбуждение уголовного дела организации, а не ее руководителя. Об организации также идет речь и в наименовании ст. 23 УПК. Поэтому в определенных случаях к числу лиц, уполномоченных на обращение в компетентный орган с заявлением о совершении подобного рода преступления (дачу согласия на его возбуждение), могут быть отнесены и владельцы частных коммерческих или иных организаций. Заявление (согласие) владельца организации имеет юридическую силу, даже если сам он не состоит в принадлежащей ему организации на какой-либо руководящей должности.

9. См. также комментарий ст. 141, 171 УПК*(96).

 

Глава 4. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования

 

Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

1. Первым основанием отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела названо отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 к.с.).

2. Событие преступления отсутствует лишь тогда, когда не было самого факта, о котором сообщалось в компетентный возбуждать уголовное дело государственный орган. Такого мнения придерживаются и другие ученые*(97).

3. Между тем в литературе высказана и иная позиция. Согласно второй позиции отсутствие события преступления предполагает, что определенное событие было ошибочно воспринято как преступное*(98). Приверженцы данного подхода к толкованию п. 1 ч. 1 к.с. к отсутствию события преступления также относят случаи, когда "причинение вреда было вызвано неуправляемыми силами природы или животными, либо потерпевший сам причинил себе вред"*(99). Наше и иное мнения отличаются друг от друга принципиально. Нами под событием понимается деяние, о котором сообщено в поводе к возбуждению уголовного дела, а приверженцами второй позиции - преступление. Соответственно, мы считаем, если было сообщено, к примеру, о смерти человека, то событие будет отсутствовать, только если выясниться, что человек жив или же данного человека вообще не существовало. Если человек был убит животным, невменяемым, лицом, не достигшим возраста, с наступлением которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, и т.п. - налицо отсутствие состава, а не события преступления. Придерживаясь же второй из высказанных позиций, затруднительно отграничить п. 1 от п. 2 ч. 1 к.с. - отсутствие события преступления от отсутствия состава преступления. При отсутствии состава преступления всегда будет отсутствовать преступление, а значит, и событие преступления.