Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть вторая. Досудебное производство 1 страница



 

Раздел VII. Возбуждение уголовного дела

 

Глава 19. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

 

Статья 140. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

1. Уголовный процесс, а вместе с ним и деятельность, осуществляемая на первоначальной стадии уголовного процесса - стадии возбуждения уголовного дела, возникают лишь при наличии к тому повода и основания - повода и основания для начала уголовного процесса.

2. В к.с. закреплен исчерпывающий перечень поводов для возбуждения уголовного дела. Здесь же говорится о фактических основаниях для возбуждения уголовного дела. "Для возбуждения уголовного дела", то есть для принятия решения (решения о возбуждении уголовного дела), которым завершается, а не начинается одноименная стадия. В анализируемой статье приведены наименование поводов и общая характеристика фактических оснований, но не для начала уголовного процесса, а для окончания первоначальной его стадии.

3. В к.с. даже не упоминается о поводе и основании для начала уголовного процесса. Тем не менее именно ее содержание позволяет нам определиться с понятиеобразующими признаками всех названных уголовно-процессуальных институтов.

4. Иначе говоря, всесторонне и полнообъемно уяснить содержание к.с. можно, лишь досконально разобравшись с каждым из понятий, признаки которых закреплены в рассматриваемой норме права. Речь идет о понятиях:

- повод для начала уголовного процесса;

- повод для возбуждения уголовного дела;

- фактическое основание для начала уголовного процесса;

- фактическое основание для возбуждения уголовного дела.

5. В комментариях к ст. 140 УПК других авторов не уделяется должного внимания общим понятиеобразующим признакам каждого из названных явлений. Л.Н. Масленникова, например, отсылает правоприменителя к комментарию п. 43 ст. 5 УПК, хотя в нем вообще отсутствуют какие-либо разъяснения*(509). В других комментариях к ст. 140 УПК приводится характеристика не поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, а содержание первоначальной стадии уголовного процесса, этапов ее составляющих*(510). В редких случаях дается лишь определение понятиям повода и основания*(511).

6. Уже только поэтому в комментарии к к.с. необходим подробный анализ каждого из вышеназванных понятий в отдельности. Начнем с повода для возбуждения уголовного дела.

7. Анализ формулировок, использованных законодателем в ч. 1 к.с., с учетом содержания ст. 21, 39, 40, 146, 163 УПК, позволяет заключить, что в самом общем виде повод для возбуждения уголовного дела - это первый источник осведомленности следователя (дознавателя и др.) о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях такового), содержащем уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава какого-либо преступления.

8. Другие авторы комментариев к ст. 140 УПК иногда под поводами для возбуждения уголовного дела понимают совершенно иные явления. Так, А.Н. Шевчук к ним относит "сообщение о преступлении, содержащееся в заявлении о преступлении, явке с повинной или в ином источнике"*(512). Не трудно заметить, что указанным определением автор ставит знак равенства, как минимум, между формой определенного рода юридического факта и содержанием другого юридического факта, то есть между поводом для возбуждения уголовного дела и основанием для начала уголовного процесса.

9. Принято считать, что поводы для начала уголовного процесса ни чем не отличаются от поводов для возбуждения уголовного дела. Это в принципе правильное суждение все же требует некоторых дополнительных разъяснений. Действительно, приведенный в к.с. перечень источников осведомленности о специфического рода деянии (последствиях такового) ограничивает круг возможных поводов как для возбуждения уголовного дела, так и для начала уголовного процесса.

10. Между тем почти невозможно игнорировать существующие взаимосвязи формы и содержания явления. В нашем случае повод - это форма, а основание - это содержание явления, именуемого юридический факт. В одном случае юридический факт, порождающий начало уголовного процесса, в другом - возбуждение уголовного дела.

11. Фактическое основание накладывает свою специфику на повод, вернее, на содержание изложенной в нем информации. То, что достаточно для начала уголовного процесса, зачастую не может быть достаточным для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

12. По внешним ("формальным", а не "содержательным") характеристикам повод для начала уголовного процесса и повод для возбуждения уголовного дела - это одно и то же. Более того, в ряде случаев на момент начала уголовного процесса в поводе к началу уголовного процесса сразу содержатся основания для возбуждения уголовного дела (а значит, и основания для начала уголовного процесса). Бесспорно, что в такой ситуации повод для возбуждения уголовного дела одновременно является и поводом для начала уголовного процесса. Или, наоборот, повод для начала уголовного процесса одновременно служит поводом для возбуждения уголовного дела.

13. Во вводной части постановления о возбуждении уголовного дела законодатель хочет видеть сведения именно о поводе для начала уголовного процесса, то есть "от кого, когда" поступило сообщение о преступлении. То обстоятельство, что указанная информация согласно закону должна отражаться в постановлении о возбуждении уголовного дела, сама за себя говорит о том, что законодатель не видит принципиальной разницы между этими двумя понятиями.

14. Таким образом, можно сделать вывод, что в ч. 1 к.с. приведен исчерпывающий перечень поводов не только для возбуждения уголовного дела, но и для начала уголовного процесса. Общие же требования к большинству из поводов закреплены в ст. 141-143 УПК.

15. Некоторые ученые считают, что для начала уголовного процесса достаточно одного повода (без основания). Так, В.Н. Григорьев пишет, что "начало" возбуждению уголовного дела как "первому этапу" уголовного процесса "кладет появление повода для возбуждения уголовного дела"*(513), что поводы для возбуждения уголовного дела "порождают уголовно-процессуальные правоотношения"*(514). Можно ли признать безупречной такую позицию? Думается, нет. Заявление, поступившее в орган предварительного расследования, может вообще не иметь ничего общего ни с преступлением, ни даже с каким-либо иным общественно опасным деянием (общественно опасными последствиями). В нем упоминание о признаках преступления может просто отсутствовать.

16. Такой повод не должен иметь следствием начало уголовного процесса. На практике между тем пусть даже и редко, но все же имели место случаи производства предварительной проверки, а также вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и по таким "происшествиям". Автору встречались материалы с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, собранные в связи с горением мусора в урне, или поступлением в орган внутренних дел заявления о беспокойствах жителей многоквартирного дома, вызванных тараканами.

17. Позиция процессуалистов, полагающих возможным осуществление уголовно-процессуальной деятельности в связи с поступлением в компетентный орган повода (без основания), может привести на практике к пустой трате времени - к осуществляемой в порядке ст. 144 УПК предварительной проверке заявлений (сообщений), в которых о преступлении даже не упоминалось.

18. Уголовный процесс начинается при наличии предусмотренного законом повода и основания для начала уголовного процесса. Недаром бывший заместитель начальника "Главного управления МВД РФ"*(515) Т.Н. Москалькова отмечала, что "поводы к возбуждению уголовного дела должны содержать информацию о наличии данных, указывающих на признаки преступления. Только в этом случае они могут служить основанием к проверке". Под проверкой профессор Т.Н. Москалькова подразумевает проверку, о которой идет речь в ст. 144 УПК. А это значит, что на момент возникновения уголовно-процессуальных правоотношений она считает необходимым наличие не только повода, но и оснований для начала уголовного процесса*(516).

19. Без повода и основания не может быть возбуждено и уголовное дело. Постановление о возбуждении уголовного дела выносится, когда следователь (дознаватель и др.) располагают одним из предусмотренных к.с. поводом и фактическим основанием для возбуждения уголовного дела. Данное правило действует при соблюдении предусмотренных УПК условий, касающихся отсутствия фактических оснований отказа в возбуждении уголовного дела и др.

20. В литературе высказано мнение, о возможности наличия нескольких поводов для возбуждения уголовного дела одновременно*(517). Действительно в одном и том же материале предварительной проверки могут присутствовать, к примеру, и заявление о преступлении, и явка с повинной. Между тем в каждом материале проверки (уголовном деле) есть лишь один повод для возбуждения уголовного дела. Это тот источник сведений об уголовно процессуально значимых признаках преступления, который первым поступил в распоряжение компетентного возбудить уголовное дело органа (должностного лица). Именно он должен быть отражен в вводной части постановления о возбуждении уголовного дела. Недаром повод для возбуждения уголовного дела ученые называют "первым моментом", "побудительным началом" уголовно-процессуальной деятельности*(518).

21. Все остальные документы, даже если они оформлены с соблюдением правил, предусмотренных ст. 140-143 УПК, ни поводами для возбуждения уголовного дела, ни тем более поводами для начала уголовного процесса в данном, одном, конкретно взятом уголовном процессе (уголовном деле) признаны быть не могут. Повод всегда один, потому что когда имеется два источника осведомленности о происшествии, какой-то из них будет вторым.

22. Законом урегулирован порядок приема поводов для возбуждения уголовного дела (поводов для начала уголовного процесса), о которых идет речь в п.п. 1-3 ч. 1 к.с. Он будет подробно разъяснен в комментариях к ст.ст. 141-143 УПК. В то же время законодатель лишь объявляет наличие двух других поводов - предусмотренных п. 4 ч. 1 и ч. 1.1 к.с. Между тем они довольно специфичны и требуют дополнительных пояснений.

23. Внесением в ч. 1 к.с. пункта 4 законодатель нарушил логическое правило соразмерности деления. По крайней мере, при существующей редакции пункта 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК пункт 4 ч. 1 к.с. является "лишним членом деления" всех поводов для возбуждения уголовного дела на отдельные разновидности соответствующих источников информации.

24. Но не только данную логическую ошибку допустил законодатель. Согласно логическим правилам деления члены деления должны исключать друг друга. В нашей же ситуации деление, результаты которого мы видим в действующей редакции ч. 1 к.с., нарушает это правило.

25. Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании не является заявлением о преступлении и явкой с повинной, таким образом, уже исходя из редакции ст. 143 УПК, оно является разновидностью "сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142" УПК. А сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, как самостоятельный повод для возбуждения уголовного дела, предусмотрено п. 3 ч. 1 к.с.

26. И еще одно замечание. Исходя из содержания абз. 1 п. 16 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях*(519), по мнению министерства внутренних дел РФ, самостоятельной разновидностью "информации", подлежащей регистрации в дежурных частях органов внутренних дел в Книге учета сообщений о происшествиях (КУСП), является поручение прокурора о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации. В то же время о необходимости регистрации постановлений прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании здесь ничего не сказано.

27. В этой связи вновь возникает вопрос: если законодатель выделил в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, почему он не сделал того же с поручением прокурора о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации? Чем же друг от друга данные документы так уж принципиально отличаются, что искомое постановление нельзя считать разновидностью сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК), а поручение можно? Да ничем.

28. Вряд ли кто-то сможет найти логически последовательное обоснование противоположной точки зрения. Как бы не именовался направленный прокурором следователю (дознавателю и др.) документ, в котором содержатся сведения о признаках объективной стороны состава преступления, при существующей редакции п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК он является разновидностью повода для возбуждения уголовного дела, предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК. А постановление прокурора о направлении материалов для решения вопроса об уголовном преследовании в настоящее время одновременно является еще и поводом для возбуждения уголовного дела, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК.

29. Следующий вопрос, который требует ответа: необходимо ли составлять рапорт об обнаружении признаков преступления при принятии сообщения о преступлении, предусмотренного п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК (постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства)? Статья 143 УПК гласит: "Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142 настоящего Кодекса, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления". Ее редакция осталась неизменной. Поэтому ответ на поставленный вопрос однозначен - в ходе принятия следователем (руководителем следственного органа, руководителем либо членом следственной группы, следователем-криминалистом) постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления.

30. Но кто и когда его обязан оформлять? Возможно мнение - следователь (руководителем следственного органа, руководителем либо членом следственной группы, следователем-криминалистом), к которому поступило постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Согласны, что именно по этому пути могла бы пойти практика. Но вот последовательна ли она, исходя из того, что уголовного процесса не должно быть до его начала? Попробуем обосновать позицию, которая, по нашему мнению, позволила бы сгладить выявленные нами острые углы действующего уголовно-процессуального и в том числе ведомственного института принятия заявлений (сообщений) о преступлении. Она тесно связана с ответом на вопрос, кто в ситуации поступления сообщения о преступлении прокурору должен оформлять рапорт об обнаружении признаков преступления.

31. В соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК прокурор сам осуществляет уголовное преследование. Это его обязанность, обусловленная, в том числе принципом публичности российского уголовного процесса. Поэтому закономерен вопрос, не является ли нарушением данного принципа направление прокурором в орган предварительного расследования материалов для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных им нарушений федерального законодательства без предварительного оформления рапорта об обнаружении признаков преступления?

32. Что же собирание таких материалов осуществляется вне уголовного процесса? Тогда к какому виду деятельности следует отнести предусмотренное ч. 2 ст. 144 УПК требование прокурора о передаче документов и материалов и, более того, поручение органу дознания осуществить проверку распространенного в средствах массовой информации сообщения о преступлении? Что здесь является поводом для возбуждения уголовного дела и что должно оформляться рапортом: сообщение, распространенное в средствах массовой информации, или же "поручение" прокурора, которое, впрочем, может быть оформлено и в виде постановления о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании?

33. Если первое, то по поводу получения прокурором сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в ст.ст. 141 и 142 УПК, и должен составляться рапорт об обнаружении признаков преступления. Причем это и есть повод начала уголовного процесса. Соответственно его оформление должно предшествовать не только поручению (постановлению о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании), но и направлению редакции (главному редактору) средства массовой информации требования о передаче документов (материалов и др.). Нельзя реализовывать уголовно-процессуальные права, в том числе, давать уголовно-процессуальное поручение до того, как начался сам уголовный процесс, до того как у компетентного начинать уголовный процесс органа (должностного лица) появился соответствующий повод.

34. Зачем нужно это уточнение? Да затем, что, предоставив прокурору право поручать органу дознания проверку сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации (выносить постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании), законодатель тем самым наделил самого прокурора возможностью начинать уголовно-процессуальные отношения, а значит и правом оформлять соответствующий повод, если не сказать (учитывая принцип публичности российского уголовного процесса) возложил на него соответствующую обязанность.

35. До начала уголовного процесса нет участников уголовного процесса, то есть, по сути, нет органа предварительного расследования и прокурора, как субъектов, наделенных уголовно-процессуальными правами (обязанностями), а тем более, реализующих эти права (обязанности). В ситуации же, упомянутой в ч. 2 ст. 144 УПК есть участники уголовно-процессуальной деятельности - прокурор, орган дознания, редакция, главный редактор средства массовой информации и др.

36. Думается, приведенные аргументы указывают на наличие у прокурора не только права, но и обязанности, в случае поступления к нему сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в ст.ст. 141 и 142 УПК, оформлять рапорт об обнаружении признаков преступления, не дожидаясь, когда за него это сделает кто-то другой. И это всего-навсего одна из самых незначительных форм реализации предоставленного ему полномочия - осуществлять уголовное преследование.

37. Повод для возбуждения уголовного дела должен быть закреплен в одном из документов, предусмотренных ст.ст. 141-143 УПК. Исходя из этой аксиомы, в рассматриваемой ситуации должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления. Затем прокурор при наличии к тому фактических оснований такой рапорт обязан передать в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК по подследственности в орган предварительного расследования для осуществления предусмотренной ст. 144 УПК предварительной проверки сообщения о преступлении.

38. Некоторые ведомственные нормативные акты требуют в такой ситуации регистрировать не рапорт об обнаружении признаков преступления, а само постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства. Соответствующее правило следует, к примеру, из п. 3 Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации"*(520). Но это уже не уголовно-процессуальное, а ведомственное требование.

39. Теперь последовательно было бы приступить к разъяснению положений ч. 2 к.с. Исходя из буквального толкования данной нормы, можно сделать вывод, что в ней говорится об основании для возбуждения уголовного дела. Между тем в ней речь идет лишь о фактических основаниях для возбуждения уголовного дела. Юридическим основанием для возбуждения уголовного дела признается должным образом оформленное постановление о возбуждении уголовного дела. Характеристике данного процессуального документа посвящена ст. 146 УПК. Для начала уголовного процесса юридического основания законом не предусмотрено.

40. Если поводы к началу и окончанию стадии возбуждения уголовного дела - это равнообъемные понятия, то фактическое основание для возбуждения уголовного дела обычно не может быть таким же, как фактическое основание для начала уголовного процесса.

41. В ч. 2 к.с. дословно отмечено, что "основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления". Помимо необходимости разграничения фактического основания для возбуждения уголовного дела и фактического основания для начала уголовного процесса, вышеприведенная формулировка порождает еще два вопроса: о каких признаках идет речь в данной части статьи и что значит "достаточные данные"? Начнем с ответа на вопрос, что представляет собой понятие "признаки преступления" в том значении, которое использовано законодателем при формулировании к.с.?

42. Признаки преступления - это уголовно-правовое понятие, используемое в двух значениях: понятиеобразующие признаки преступления и признаки состава преступления. Чаще всего, говоря о признаках преступления применительно к характеристике фактических оснований для возбуждения уголовного дела, процессуалисты употребляют понятие "признаки состава преступления". Но последовательно ли использование данного термина без каких-либо дополнительных уточнений для характеристики фактических оснований возбуждения уголовного дела? Думается, что нет, по двум причинам. Во-первых, говоря вообще о признаках состава преступления, процессуалисты заставляют правоприменителя думать, что возбуждение уголовного дела возможно только при наличии такового (наличии всех признаков состава преступления*(521)). Во-вторых, отсутствие конкретизации, о каких признаках состава преступления идет речь, приводит к абсурдному по своей сути выводу, что достаточные данные о любых признаках состава преступления есть фактическое основание для возбуждения уголовного дела.

43. Как известно, признаки состава преступления подразделяются на четыре вида (по элементам состава преступления): признаки субъекта, субъективной стороны, объекта и объективной стороны. Причем выявление признаков, как минимум, субъекта и субъективной стороны без выявления признаков объективной стороны состава преступления ни при каких обстоятельствах само по себе не может быть признано основанием для возбуждения уголовного дела. Иначе положения ч. 2 ст. 21 УПК, закрепляющие предъявляемое к следователю (дознавателю и др.) требование в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, можно будет интерпретировать как необходимость принятия вышеуказанных мер в каждом случае обнаружения, что лицо достигло возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности.

44. На то, что "для возбуждения уголовного дела не обязательно наличие данных о том, кто совершил преступление, - они могут отсутствовать полностью", обращают внимание и другие ученые*(522).

45. Ни признаки субъекта, ни признаки субъективной стороны состава преступления в отрыве от признаков объективной стороны состава преступления не имеют никакого значения для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

46. Ни в коем случае нельзя ставить знак равенства между фактическим основанием для возбуждения уголовного дела и наличием достаточных данных обо всех признаках состава преступления.

47. В ряде случаев такое толкование ч. 2 ст. 140 УПК*(523) может привести к негативным последствиям, когда средствами стадии возбуждения уголовного дела без принятия решения о возбуждении уголовного дела будут решаться задачи стадии предварительного расследования - установление всех обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК.

48. В стадии возбуждения уголовного дела, как правило, отсутствует исчерпывающая информация обо всех признаках состава преступления. Например, зачастую бывает неизвестно лицо, совершившее преступление, не выяснена субъективная сторона состава преступления и т.п. Если признать фактическим основанием для возбуждения уголовного дела состав преступления, то незаконным станет каждый случай возбуждения уголовного дела по нераскрытому преступлению. Ведь пока не установлено, кто совершил преступление - нет субъекта, обязательного признака любого состава преступления. Вполне может оказаться, что общественно опасное деяние совершил невменяемый или лицо, не достигшее 14 лет (16 лет), и т.п.

49. Задача установления субъекта и субъективной стороны состава преступления стоит перед следующей за возбуждением уголовного дела стадией - стадией предварительного расследования. Только после производства следственных действий допустимо говорить о какой-либо степени доказанности вины лица в совершении преступления. Устанавливать лицо, совершившее преступление, средствами предварительной проверки заявлений, сообщений о преступлении недопустимо.

50. Соответственно можно сделать вывод, что в ч. 2 ст. 140 УПК под основаниями для возбуждения уголовного дела понимаются имеющиеся в распоряжении компетентного органа достаточные данные, указывающие на процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. Такой позиции, касаясь оснований для возбуждения уголовного дела, придерживается большинство процессуалистов*(524).

51. Между тем необходимо обратить особое внимание на то обстоятельство, что речь идет не обо всех признаках объективной стороны состава преступления. Иначе говоря, достаточные данные о признаках объективной стороны состава преступления не всегда являются фактическими основаниями возбуждения уголовного дела.

52. Исходя из структуры объективной стороны состава преступления, можно говорить о признаках, характеризующих причины, последствия, место, время и т.д. совершенного преступления. Но только две первые группы, то есть наличие у органов предварительного расследования сведений о признаках общественно опасного деяния и признаках общественно опасных последствий его совершения, могут влиять на возникновение того или иного анализируемого нами уголовно-процессуального правоотношения.

53. Таким образом, в уголовно-правовом смысле понятие "признаки преступления" включает все признаки состава преступления, а в уголовно-процессуальном смысле, в смысле, который использован в ч. 2 к.с., - только признаки общественно опасного деяния и наступивших общественно опасных последствий. Однако и признак деяния, и признак последствия преступления не при любых обстоятельствах, да и не каждый играет одинаково важную роль в решении вопросов о начале уголовного процесса и тем более о возбуждении уголовного дела.

54. Наличие одних из них, к примеру:

- "смерть человека";

- "смерть двух или более лиц";

- "массовое уничтожение животного мира";

- "иные тяжкие последствия"

вне зависимости от одновременного обнаружения других признаков уже само по себе предопределяет вступление компетентного органа, обладающего сведениями о нем, в уголовно-процессуальные отношения. Достаточные данные о наличии таковых к тому же - фактическое основание возбуждения уголовного дела. На данную сложившуюся сорокалетнюю практику деятельности органов предварительного расследования обращают внимание и другие авторы комментариев к ст. 140 УПК. К примеру, Б.Т. Безлепкин отмечает, что "на практике по каждому случаю крупного происшествия (пожар, повлекший гибель людей, крушение на железной дороге, водном или воздушном транспорте и т.п.) немедленно возбуждается уголовное дело"*(525). Речь здесь идет о так называемых существенных уголовно процессуально значимых признаках объективной стороны состава преступления.

55. Другие - несущественные - уголовно процессуально значимые признаки (деяния и последствий) являются подобного рода фактическими основаниями только при их бесспорной доказанности и в определенном сочетании друг с другом. Несущественными обычно являются признаки последствий, которые не могут быть признаны преступными без установления определенных признаков деяния. И, наоборот, почти никогда достаточные данные о признаках деяния (при предполагаемом материальном составе преступления) не могут быть фактическим основанием для возбуждения уголовного дела без сочетания с признаками предусмотренных уголовным законом последствий. Примерами несущественных уголовно-процессуальных признаков преступления могут служить: