Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть вторая. Досудебное производство 4 страница



34. В соответствии с ч. 2 ст. 18 УПК заявителю, не владеющему или недостаточно владеющему языком, на котором ведется уголовно-процессуальное досудебное производство, должно быть разъяснено его право заявить о преступлении на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК.

35. В процессе принятия у такого гражданина заявления о преступлении участвует переводчик. Перед началом данного процессуального действия следователь (дознаватель и др.) должен удостовериться в компетентности переводчика и разъяснить переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК.

36. Факт разъяснения данных прав как заявителю, так и переводчику отражается в протоколе принятия устного заявления о преступлении.

37. Заявление может быть дано не на русском языке (и не на государственном языке входящей в Российскую Федерацию республики). Протокол же принятия устного заявления о преступлении и в этом случае оформляется на языке, на котором ведется уголовно-процессуальное досудебное производство. Подписывают протокол и заявитель, и переводчик.

38. По аналогии с ч. 3 ст. 167 УПК, если заявитель в силу физических недостатков или состояния здоровья не может подписать протокол принятия устного заявления о преступлении, то ознакомление этого лица с текстом протокола производится в присутствии законного представителя, представителя или понятых, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания заявителем.

39. По делам публичного обвинения не требуется, чтобы в заявлении о преступлении заявитель высказывал просьбу о привлечении виновного лица к уголовной ответственности. В силу принципа публичности (официальности), действующего в российском уголовном процессе, этот вопрос решается независимо от воли заявителя.

40. Данное правило не распространяется на дела частного обвинения, которые по общему правилу могут возбуждаться только по заявлению потерпевшего или его законного представителя, а в случае смерти потерпевшего - по заявлению близкого родственника потерпевшего (чч. 1 и 2 ст. 318 УПК), а также на дела частно-публичного обвинения, которые, если преступление совершено в отношении лица, способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, возбуждаются лишь по заявлению потерпевшего.

41. Дела частно-публичного обвинения возбуждаются по заявлению потерпевшего. В УПК нет прямого указания на то, что данная категория дел может быть возбуждена по заявлению законного представителя и тем более близкого родственника потерпевшего. Между тем, как минимум, законные представители потерпевшего должны обладать указанным правом, исходя из положений, закрепленных в ч. 3 ст. 45 УПК, согласно которым законные представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемое ими лицо*(556), а также по аналогии с ч. 1 ст. 318 УПК. Думается, последовательным было бы наделение указанным правом и близких родственников потерпевшего в случае смерти последнего*(557).

42. Только в связи с поступлением в компетентный орган заявления (жалобы) потерпевшего*(558) может начаться уголовный процесс по таким фактам, а затем возбуждено уголовное дело. Причем в заявлении потерпевших о преступлениях, исчерпывающий перечень которых дан в ст. 20 УПК, в обязательном порядке должна содержаться просьба о привлечении виновного к уголовной ответственности*(559). Пострадавший может просить привлечь лицо к "законной ответственности" и даже наличия этого словосочетания в жалобе недостаточно для начала уголовного процесса.

43. Поступающие мировым судьям заявления (жалобы) по делам частного обвинения, когда по ним до этого не было произведено досудебного производства, должны строго соответствовать предусмотренной ч. 5 ст. 318 УПК форме.

44. Такое заявление о преступлении должно содержать:

а) наименование суда общей юрисдикции, в который оно подается;

б) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;

в) просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;

г) данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность;

д) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;

е) список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;

ж) подпись лица, его подавшего.

45. Однако требования ст. 318 УПК распространяются лишь на заявление (жалобу), направляемое непосредственно мировому судье, а когда таковой отсутствует - судье районного суда. Заявление о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 115 и (или) ч. 1 ст. 116 УК, полученное следователем (дознавателем и др.), может не содержать всех вышеуказанных реквизитов.

46. Нетрадиционный подход к разъяснению положений ст. 141 УПК продемонстрирован В.Н. Григорьевым Им круг заявлений о преступлении ограничен лишь сообщениями "о совершенном или готовящемся преступлении", которые сопровождались "просьбой о привлечении виновного к уголовной ответственности". Автор утверждает, что "официальное уведомление дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора о преступлении, не содержащее такой просьбы (письмо), не является поводом для возбуждения уголовного дела в смысле п. 1 ч. 1 ст. 140, оно относится к иным источникам, предусмотренным в п. 3 ч. 1 ст. 140"*(560) УПК.

47. Сразу оговоримся, что в этой характеристике заявления о преступлении ни одно, а сразу три спорных положения.

48. Во-первых, сообщения могут быть не только о совершенном или готовящемся преступлении, но и о совершаемом преступлении. Почему-то данная значительная часть сообщений (сообщений о совершаемом преступлении) физических лиц автором не признается заявлением о преступлении.

49. Во-вторых, из поля зрения автора совершенно выпала такая группа не содержащих просьбы о привлечении виновного к уголовной ответственности сообщений граждан, как обращения к руководителю следственного органа (на тот момент он именовался начальником следственного отдела), руководителю (члену) следственной группы (группы дознавателей), а также к мировому судье (судье гарнизонного либо районного суда) по делам частного обвинения. Не ясно, каким поводом для возбуждения уголовного дела должны признаваться "уведомления" указанных должностных лиц гражданами о совершенном преступлении?

50. В-третьих, не ясно каково теоретическое или практическое значение данной кардинально новой идеи автора? Зачем нужно было так резко отмежевываться от того, что десятки лет оттачивалось процессуальной наукой? Статья 141 УПК - это аналог ст. 110 УПК РСФСР, а п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК - аналог п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР. Разъяснения п. 1 ч. 1 ст. 108 и ст. 110 УПК РСФСР имелись и имеются. Данный же В.Н. Григорьевым комментарий к ст. 141 УПК существенно отличается от них.

51. Наверное, позиция В.Н. Григорьева имеет право на существование. Но главный ее недостаток заключается в том, что она приведет следователя (дознавателя и др.), которые ему поверят, к нежелательным для них последствиям - привлечению к ответственности за нарушение требований УПК.

52. Они по делам публичного обвинения не будут оформлять протокол принятия устного заявления о преступлении (не будут фиксировать устное сообщение гражданина в протоколе следственного действия) при обращении к ним очевидцев преступления (наверное, автор согласиться с тем, что не дело очевидца преступления обращаться с просьбой о привлечении виновного к ответственности) пострадавших по делам публичного обвинения, которые по той или иной причине (из-за страха перед преступником, из-за отсутствия знаний о том, кто совершил преступление, и т.п.) не желают в заявлении указывать свою просьбу о привлечении виновного к уголовной ответственности, пострадавших от общественно опасных деяний невменяемых, виновные в которых просто отсутствуют. Этот список можно продолжить.

53. Считая, что такие не содержащие просьбы о привлечении виновного к уголовной ответственности, исходящие от физического лица сообщения о преступлении не являются заявлениями о преступлении, следователи (дознаватели и др.) могут не отразить в поводе полные данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих личность заявителя, что является нарушением требований ч. 3 ст. 141 УПК. Более того, в рапорте об обнаружении признаков преступления, который автор предлагает составлять в подобного рода случаях, бесспорно, будет отсутствовать удостоверенная подписью заявителя отметка о предупреждении заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК.

54. Указанные обстоятельства позволяет говорить, как минимум, о том, что подобного рода разъяснения не желательно размещать в адресованных практическим работникам постатейных комментариях к Уголовно-процессуальному кодексу РФ.

55. И еще об одном моменте, на который правильно обращают внимание некоторые ученые. Требование ч. 6 к.с. о необходимости предупреждения заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос касаются не только тех лиц, которые обращаются в компетентный орган с устным заявлением. Оно в равной мере распространимо и на лиц, явившихся в орган дознания или предварительного следствия для подачи письменного заявления*(561). Если в орган, компетентный возбуждать уголовные дела, письменное заявление о преступлении поступило по почте, и в нем не отражено, что заявитель знает о предусмотренной ст. 306 УК уголовной ответственности, ответственность за заведомо ложный донос должна быть заявителю разъяснена при первом его посещении следователя (дознавателя и др.).

56. Факт разъяснения ответственности, предусмотренной ст. 306 УК, и в этих случаях должен быть отражен в материалах предварительной проверки (уголовного дела). Это может быть сделано как в конце письменного заявления, так и в виде отдельного подписанного заявителем документа.

57. Установленный законом порядок, в соответствии с которым заявления о преступлении обязательно должны быть заявителем подписаны, а последний предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, служит одной из гарантий получения достоверных сведений, на основе которых предстоит решать вопрос о возбуждении уголовного дела.

58. Между тем не всегда заявитель может быть предупрежден об уголовной ответственности. Не достигший возраста, с момента наступления которого возможно привлечение к уголовной ответственности, заявитель не может быть признан субъектом такого преступления, как заведомо ложный донос. Поэтому его не только не нужно, но и нельзя предупреждать об уголовной ответственности. Не достигшему 16 лет заявителю разъясняется необходимость говорить правду, а также "уголовно-процессуальные" и уголовно-правовые "последствия, которые вытекают из подаваемого им заявления"*(562). Об этом также делается отметка в протоколе принятия устного заявления о преступлении (протоколе следственного действия, протоколе судебного заседания), которая удостоверяется подписью несовершеннолетнего заявителя.

59. Из заявления о преступлении должно быть ясно, кто именно (как минимум, фамилия, инициалы и адрес места жительства) его написал. Анонимными признаются обращения, не содержащие сведений о заявителе (его фамилии и местонахождения (адреса)). Анонимное же "заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела" (ч. 7 к.с.).

60. Анонимным заявлением следует также признавать не только неподписанное или не подписанное автором заявление о преступление, заявление, подписанное неразборчиво, то есть когда из подписи нельзя установить лицо, его направившее. Анонимным признается также заявление, когда точно известно, что оно подписано вымышленным именем. К анонимным также относят заявление, "поданное от имени другого лица либо других лиц без их ведома"*(563).

61. Если в анонимном заявлении о преступлении указываются конкретные факты, свидетельствующие о подготовке или совершении преступления, то вне уголовного процесса осуществляется необходимая их проверка. При подтверждении фактов, изложенных в анонимном заявлении о преступлении, уголовное дело может быть возбуждено. Поводом в этом случае будет сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, а не заявление о преступлении. Само же анонимное заявление или письмо в уголовно-процессуальном смысле должно рассматриваться только лишь как сигнал о преступлении, не имеющий процессуального значения и послуживший поводом для административно-властной, а не уголовно-процессуальной деятельности. С учетом имеющихся у правоохранительных органов возможностей проведением проверочных действий по анонимным сообщениям обычно занимаются оперативные аппараты органов дознания, и чаще всего органов внутренних дел.

62. Согласно требованиям ч. 4 к.с. устное заявление о преступлении, сделанное при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, заносится соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания. Несмотря на это четкое разъяснение законодателя, в некоторых комментариях можно встретить не соответствующие данной норме рекомендации. Так, А.Г. Халиулин предписывает следователям, получившим устное заявление о преступлении в ходе следственного действия, составлять рапорт об обнаружении признаков преступления по правилам ст. 143 УПК. В оформлении такого рапорта нет необходимости. А вот если следователь должным образом не отразит заявление в протоколе следственного действия, он тем самым нарушит требования УПК. По этой причине протокол данного следственного действия в соответствии с требованиями ст. 75 УПК может быть признан недопустимым доказательством.

63. Когда устное заявление о преступлении было сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, в протоколе следственного действия или протоколе судебного заседания должны быть отражены все сведения, которые требуется фиксировать в протоколе принятия устного заявления о преступлении.

64. Соответственно помимо общих данных, отражаемых в любом протоколе следственного действия (протоколе судебного заседания), в рассматриваемом протоколе должна быть ссылка на чч. 4 и 6 ст. 141 УПК. В нем подлежат фиксации: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, место жительства, работы или учебы заявителя, номер и серия паспорта или иного документа, удостоверяющего его личность, кем и когда предъявленный заявителем документ был выдан, удостоверенное подписью заявителя предупреждение об ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК, уголовно процессуально значимые признаки состава преступления. В конце заявления о преступлении должна быть подпись заявителя.

65. Для сотрудников органов внутренних дел обязательно, а для не относящихся к таковым следователям (дознавателям и др.) возможно одновременное c оформлением протокола следственного действия составление протокола устного заявления о преступлении либо рапорта об обнаружении признаков преступления (ч. 2 п. 12 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях).

66. См. также комментарий ст. 5, 20, 37, 59, 140, 143, 144, 167 УПК*(564).

 

Статья 142. Явка с повинной

1. Настоящая статья посвящена уголовно-процессуальному институту - явке с повинной. Между тем правоведы иногда не видят разницы между уголовно-процессуальной и уголовно-правовой явкой с повинной*(565). Именно поэтому в уголовных делах можно встретить документы, именуемые протоколом (заявлением) явки с повинной, хотя из материалов дела видно, что поводом к возбуждению данного конкретного уголовного дела служила не явка с повинной, а совершенно иной источник информации о преступлении.

2. С точки зрения уголовного права явка с повинной - это обстоятельство, смягчающее наказание (п. "и" ч. 1 ст. 61 УК), условие освобождения от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 75, ч. 3 ст. 78 УК) или от отбывания наказания (ч. 2 ст. 83 УК). С позиций уголовно-процессуального права - повод для возбуждения уголовного дела (п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК). И хотя у этих двух понятий много общего, у них есть и существенные различия. Уголовно-правовое явление, именуемое явкой с повинной, может возникнуть в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности. Повод для возбуждения уголовного дела появляется с началом уголовного процесса. Если в ходе предварительного расследования поступает заявление о явке с повинной как повод для возбуждения уголовного дела, это значит, появились сведения о новом преступлении, значит, начинается новый уголовный процесс.

3. Характеризуя явку с повинной как уголовно-правовое понятие, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" указывает: "Сообщение о преступлении, сделанное лицом после его задержания по подозрению в совершении преступления, не исключает признания этого сообщения в качестве смягчающего наказание обстоятельства"*(566). Бесспорно, что та явка с повинной, о которой идет речь в данном постановлении, никак не может быть признана поводом для возбуждения того уголовного дела, в ходе расследования которого она имела место.

4. В настоящем комментарии будет подвергнуто разъяснению содержание явки с повинной лишь как уголовно-процессуального института. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК явка с повинной признается поводом для возбуждения уголовного дела. Так как любой повод для возбуждения уголовного дела, исходя из содержания статей 140, 144 и некоторых других статей УПК, одновременно является поводом для начала уголовного процесса, таковым должна быть и явка с повинной.

5. Но не все ученые согласны с этим утверждением. В литературе встречаются рассуждения, из которых следует вывод, что не заявление о явке с повинной - повод для начала уголовного процесса, а "сообщение о преступлении, содержащееся в... явке с повинной"*(567). Высказывая такое суждение, автор*(568) ставит знак равенства, как минимум, между формой определенного рода юридического факта и содержанием другого юридического факта, то есть между поводом для возбуждения уголовного дела и основанием для начала уголовного процесса. Что не должно получать поддержку.

6. Таким образом, заявление о явке с повинной (явка с повинной) (а не содержащаяся в нем информация) должно признаваться поводом для возбуждения уголовного дела, а также поводом для начала уголовного процесса.

7. Явка с повинной признается поводом к началу уголовного процесса, а это значит, что названное заявление должно быть первым источником, из которого компетентный возбуждать уголовные дела орган узнал о данном конкретном преступлении.

8. Не может быть явки с повинной после начала предварительной проверки заявления (сообщения) об этом же преступлении и тем более на стадии предварительного расследования данного конкретного преступления.

9. От уголовно-процессуального понятия "явка с повинной" следует отличать чистосердечное раскаяние, а также показания, сделанные подозреваемым на допросах после его задержания в порядке ст. 92 УПК, в которых он признал свою вину. Оформление протоколом явки с повинной показаний, данных лицом после предъявления изобличающих его доказательств, является нарушением уголовно-процессуального закона.

10. Аналогичную позицию занимают и другие авторы*(569). Между тем в некоторых комментариях к ст. 142 УПК высказано и противоположное мнение. Не разграничивая уголовно правовое и уголовно-процессуальное понятия явки с повинной, Б.Т. Безлепкин, к примеру, пишет, что "явкой с повинной можно считать... заявление гражданина, которое касается... преступления известного, но не раскрытого, когда лицо, его совершившее, не установлено следственным путем..."*(570). В такой ситуации уголовный процесс по данному конкретному делу уже начат, а может и возбуждено уголовное дело. Это значит, что повод к началу уголовного процесса и соответственно повод для возбуждения уголовного дела уже имелся. Если и назвать такое обращение к следователю (дознавателю и др.) явкой с повинной, то все равно оно не будет поводом для возбуждения данного конкретного уголовного дела, а значит, не будет тем правовым явлением, о котором идет речь в п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК и которое урегулировано к.с.

11. С повинной может явиться лишь физическое лицо. Даже если явившийся с повинной является должностным лицом и заявляет о совершении им должностного преступления, в уголовном процессе он выступает как физическое лицо, а не как должностное лицо и не как представитель юридического лица. Явка с повинной не может исходить от законного представителя или представителя (близкого родственника) лица, совершившего преступление. Сообщение указанных лиц должно расцениваться как предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 140, ст. 141 УПК заявление о преступлении.

12. В ч. 1 к.с. прямо указано на то, что заявление о явке с повинной является добровольным сообщением. Несмотря на это, а также на действующие в то время указания Верховного Суда РФ*(571) В.Н. Григорьев предпринял попытку обосновать противоположную закону позицию. Он пишет, что "неточно ограничивать случаи явки с повинной лишь добровольными, никем не инициированными заявлениями"*(572). О чем ведет речь автор, понятно. В научном плане его позиция не только имеет право на существование, но и представляется в определенной степени интересной. Ее развитие могло бы привести к формулированию предложений по совершенствованию использованных в ч. 1 к.с. формулировок. Но такие суждения не содержат разъяснений действующей нормы права. Они уместны в диссертациях и монографиях, а не в комментариях закона, рассчитанных на недостаточно подготовленного читателя.

13. Явиться с повинной гражданин должен лично. Так считает большинство ученых*(573). Но в литературе высказано и иное мнение. Т.Н. Москалькова, к примеру, пишет, что заявление о явке с повинной может быть представлено и через близких лица, явившегося с повинной, через его знакомых, адвоката и т.д.*(574) В.Н. Григорьев данное положение разъясняет несколько иначе. Он пишет, что "ситуация явки с повинной будет возникать во всех случаях обращения лица в правоохранительные органы с заявлением о совершенном им преступлении, когда такое заявление сопровождается одновременной передачей этим лицом себя в руки правосудия, независимо от формы заявления или факта личной явки в какое-то определенное место или помещение".

14. Нами же личное обращение гражданина с заявлением о явке с повинной кажется более соответствующим букве уголовно-процессуального закона. Во-первых, сам термин "явка" предполагает, что лицо приходит (является) в орган. Явиться к следователю (дознавателю и др.), не придя к нему, думается, невозможно. Уже одно это обстоятельство, то, что законодатель для определения данного повода к возбуждению уголовного дела выбрал наименование "явка с повинной", указывает на то, что лицо, совершившее (совершающее и т.п.) преступление, должно лично прийти (явиться) в компетентный возбуждать уголовные дела орган.

15. Во-вторых, исходя из содержания ч. 3 ст. 141 УПК, на которую есть ссылка в ч. 2 к.с., лицо, принимающее явку с повинной, должно установить личность явившегося. Об этом обстоятельстве упоминает и Т.Н. Москалькова*(575). Личность же заявителя может быть установлена при наличии (при явке) самого заявителя, а не его знакомого, адвоката и т.п.

16. Заявление о явке с повинной не может быть сделано по телефону или путем использования иных средствах связи. Чтобы явка с повинной имела место, лицо должно непосредственно (воочию) обратиться к следователю (дознавателю и др.) с письменным или устным заявлением о явке с повинной. Причем не обязательно в здании, где размешается учреждение, имеющее в своем штате следователей (дознавателей и др.). Явкой с повинной является и сообщение лица о совершенном им преступлении встретившемуся на улице, к примеру, участковому уполномоченному полиции*(576).

17. В некоторых комментариях к ст. 142 УПК круг лиц, к которым может быть адресована явка с повинной, неоправданно заужен. Так, Л.Н. Масленикова считает, что явка с повинной - это обращение лишь к "следователю (дознавателю), прокурору"*(577). При определенных условиях возбудить уголовное дело, а значит, и принять заявление о явке с повинной, могут также руководитель следственной группы (ст. 163 УПК) и начальник подразделения дознания (ч. 2 ст. 40.1 УПК), руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК), руководитель следственного органа (ч. 2 ст. 39 УПК).

18. Руководитель следственной группы (группы дознавателей) наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. 153-155 УПК. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела. Спорным остается вопрос о возможности явки с повинной не к руководителю, а к члену следственной группы (группы дознавателей). И хотя нам представляется такое возможным, четкой правовой основы данное суждение пока не имеет. Это говорит о том, что во всех случаях, когда лицо обращается с заявлением о явке с повинной к члену следственной группы(группы дознавателей), последнему рекомендуется принять меры к тому, чтобы о данном факте стало известно руководителю следственной группы (группы дознавателей) и чтобы принятие заявления о явке с повинной было осуществлено с участием последнего.

19. Не может быть явки с повинной к мировому судье, а тем более в суд, даже по делам частного обвинения. Однако не все в полной мере согласны с этим утверждением. В одном из комментариев к ст. 142 УПК высказано и отличающееся от нашего мнение. Не называя среди адресатов явки с повинной мирового судью (суд), В.Н. Григорьев все же пишет, что явкой с повинной будет признаваться и заявление о преступлении (в смысле заявления о явке с повинной), относящееся к делам частного обвинения*(578). Его не останавливает и тот факт, что тремя страницами выше он высказывал совершенно иное мнение. Он говорил, что дела частного обвинения "возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего"*(579).

20. Между тем оба эти воззрения не соответствуют закону. И вот в связи с чем. В ст. 20 и 318 УПК приведен исчерпывающий перечень поводов к началу уголовного процесса по делам частного обвинения. Согласно содержащимся в них нормам права дела частного обвинения возбуждаются не только по заявлению потерпевшего, но и по заявлению законного представителя потерпевшего, а в случае смерти потерпевшего - по заявлению близкого родственника потерпевшего. В исключительных случаях, когда преступление, относящееся к делам частного обвинения, совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, уголовное дело возбуждается руководителем следственного органа, следователем или дознавателем с согласия прокурора.

21. Именно поэтому возбуждение уголовного дела частного обвинения, а также возникновение уголовно-процессуальных правоотношений в связи с поступлением в компетентный орган явки с повинной по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 и (или) ч. 1 ст. 116 УК, невозможно (как минимум, УПК не предусмотрено).

22. Применительно к рассматриваемому и закрепленному в к.с. уголовно-процессуальному институту явка с повинной - самое широкое понятие. Она включает всю связанную с данным поводом деятельность лица, обращающегося в компетентный возбуждать уголовное дело орган, с заявлением о явке с повинной. В нее входит не только собственно обращение, но и иные активные правовые формы, способствующие, как минимум, установлению лица, совершившего преступление (представление доказательств, дача изобличающих показаний, способствование выявлению и собиранию иных доказательств, изобличение иных участников совершения преступления и т.п.).

23. О том, что явка с повинной - это "комплекс действий", пишет и В.Н. Григорьев. Однако трудно согласиться с тем, что он включает в ее содержание. К содержанию "деятельности при явке с повинной" он относит "совершение лицом преступления"*(580). Думается, что совершение лицом преступления не может быть содержанием деятельности, именуемой явкой с повинной, ни в уголовно-правовом, а тем более ни в уголовно-процессуальном смысле этого слова. Если совершение преступления является элементом явки с повинной, то приобретение автомобиля лицом, пострадавшим в связи с угоном у него данного транспортного средства, последовательно признавать частью заявления о преступлении, а рождение (появление на свет) человека включать в содержание заявления пострадавшего о покушении на убийство и т.п. Наверное, высказанная В.Н. Григорьевым позиция, как минимум, является спорной, а это значит, что она ничем не может помочь тому правоприменителю, для которого и готовятся комментарии кодекса.

24. В отличие от явки с повинной заявление о явке с повинной - это единовременное действие, добровольное личное обращение к следователю (дознавателю и др.) физического лица с письменным или устным заявлением о совершенном, совершаемом или готовящемся им преступлении, из которого указанный орган впервые узнает об этом преступлении. Заявление может быть и о покушении на совершение преступления, основные результаты которого еще не наступили.

25. Именно заявление о явке с повинной, все равно письменное оно было или устное, а не явка с повинной как деятельность, может выступать поводом для возбуждения уголовного дела.