Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть вторая. Досудебное производство 11 страница



62. Для того чтобы возбудить уголовное дело в отношении конкретного лица, следователь (дознаватель и др.) должен располагать сведениями, как минимум, о трех обстоятельствах:

- что имело место деяние, содержащее признаки объективной стороны состава преступления;

- что в его совершении принимало участие конкретное лицо;

- фамилия, имя и отчество данного лица.

63. Точно установленным должно быть только первое из названных обстоятельств. Второе и третье обстоятельства могут быть установлены предположительно. Не будет нарушением закона возбуждение уголовного дела в отношении лица, которое назвалось (представило поддельные документы) не своим именем. Нельзя признать незаконным также возбуждение уголовного дела в отношении лица, когда в проводе или материале проверки имелись сведения о его участии в совершении данного преступления, но затем собранными в ходе предварительного расследования доказательствами данная информация была опровергнута.

64. Если же в отношении лица возбуждено уголовное дело, а в деянии, в совершении которого он подозревался, отсутствуют какие-либо уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления, возбуждение уголовного дела (а значит, и возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица) следует признать незаконным.

65. В к.с. закреплены общие правила возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Между тем в ст. 448 УПК и ч. 6 ст. 19 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ" предусмотрен особый порядок возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц.

66. См. также комментарий ст. 20, 24, 37-39, 61, 140-145, 148, 149, 318, 448 УПК*(680).

 

Статья 147. Возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения

1. Закрепленный в к.с. порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частного и частно-публичного обвинения во многом схож с порядком возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Наверное, поэтому некоторые комментарии к этой статье состоят из нескольких строчек и почти ничего не разъясняют*(681).

2. При возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения так же, как в случае возбуждения уголовных дел публичного обвинения:

- необходимо наличие предусмотренных ст. 140 УПК повода и основания;

- обязательно соблюдение предусмотренной чч. 2 и 3 ст. 146 УПК процессуальной формы постановления о возбуждении уголовного дела;

- прокурор вправе отменить незаконное и (или) необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела материалы.

3. Начинающееся после возбуждения уголовного дела предварительное расследование по делам частного и частно-публичного обвинения может быть осуществлено так же, как по делам публичного обвинения. Это одно из обстоятельств, в связи с наличием которого в ч. 3 к.с. говорится, что производство по таким уголовным делам частно-публичного обвинения ведется в общем порядке. В ч. 1 к.с. законодатель не делает аналогичного уточнения. Между тем и по возбужденному следователем (дознавателем и др.) уголовному делу частного обвинения предварительное расследование осуществляется в общем порядке.

4. Единственное отличие процедур, связанных с принятием и оформлением решения о возбуждении уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения, заключается в том, что дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению "потерпевшего" (законного представителя "потерпевшего", а в случае смерти "потерпевшего" - по заявлению его близкого родственника). Отсутствие заявления "потерпевшего" по такого рода уголовным делам (за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК) - предусмотренное п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК основание отказа в возбуждении уголовного дела.

5. Без заявления "потерпевшего" или его законного представителя следователь (руководитель следственного органа), а дознаватель (начальник подразделения дознания) с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело частного и (или) частно-публичного обвинения, только если преступление, о котором ему стало известно, совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Иначе решение о возбуждении уголовного дела частного и (или) частно-публичного обвинения может быть признано необоснованным и, как следствие тому, постановленный по делу приговор отменен*(682).

6. Преступления, дела о которых именуются делами частно-публичного обвинения, перечислены в ч. 3 ст. 20 УПК.

7. Для того чтобы правильно уяснить смысл использованного в чч. 1 и 2 к.с. выражения "возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего", следует разобраться с содержанием таких терминов, как "возбуждение уголовного дела", "заявление" и "потерпевший".

8. Возбуждение уголовного дела - это процессуальное решение, мыслительная деятельность, в результате которой компетентный на то орган приходит к внутреннему убеждению о наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела. Когда речь идет о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения, и оно возбуждается не в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, поводом для его возбуждения может быть только заявление лица, пострадавшего от совершения данного преступления (его законного представителя, а в случае смерти "пострадавшего" - заявление его близкого родственника). Круг же оснований для возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения ограничен теми составами преступлений, о которых идет речь в ч. 3 ст. 20 УПК. Уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны одного (нескольких) из данных составов преступлений и могут быть признаны основанием для возбуждения уголовного дела.

9. Возбуждение уголовного дела - это мыслительная деятельность. Однако ее результаты не смогут играть какую-либо уголовно-процессуальную роль, если они не будут должным образом оформлены путем вынесения специального постановления.

10. "Заявление потерпевшего", о котором идет речь в к.с., - это разновидность повода для возбуждения уголовного дела, форма которого закреплена в п. 1 ч. 1 ст. 140, ст. 141 и ст. 318 УПК. Это заявление "потерпевшего" о преступлении. Причем не о любом преступлении, а только об одном (нескольких) преступлении, о котором упоминается в ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК.

11. Будучи поводом для возбуждения уголовного дела, заявление "потерпевшего", о котором идет речь в к.с., может быть охарактеризовано следующим образом. Заявление "потерпевшего" - это исходящий от "потерпевшего", первый источник осведомленности следователя (дознавателя и др.) о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях такового), содержащем процессуально значимые признаки объективной стороны названного в ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК состава преступления.

12. Трудно согласиться с мнением, что "заявление"*(683), а не "заявление о преступлении" является поводом к возбуждению уголовного дела. Заявление, поступившее в орган предварительного расследования, может вообще не иметь ничего общего ни с преступлением, ни даже с каким-либо иным общественно опасным деянием (общественно опасными последствиями). В нем упоминание о признаках преступления может просто отсутствовать. Такой повод не должен иметь следствием начало уголовного процесса ни по делам частно-публичного обвинения, ни по каким иным уголовным делам.

13. Хотелось бы сделать очередное замечание. А.Н. Шевчук считает, что в заявлении о преступлении сообщается о факте преступления. С этим трудно согласиться. Исходя из содержания ч. 2 ст. 140 УПК, в заявлении о преступлении сообщается не о факте преступления, а о признаках преступления, причем уголовно-процессуальное значение имеет сообщение не о любых признаках состава преступления, а лишь о признаках общественно опасного деяния и общественно опасных последствий.

14. "Заявлением потерпевшего", о котором идет речь в к.с., может быть лишь сообщение, поступившее в орган, уполномоченный возбуждать уголовное дело. Таковым может быть любое учреждение (должностное лицо), которое вправе принять решение о возбуждении уголовного дела (орган внутренних дел как орган дознания, орган предварительного следствия, прокурор и т.п.)*(684).

15. В к.с. приведен не исчерпывающий перечень субъектов, у которых есть полномочие возбуждать уголовные дела частного и частно-публичного обвинения. В обзорах же судебной практики обращается внимание на необходимость возбуждения подобного рода уголовных дел только уполномоченным на то должностным лицом*(685). Поэтому очень важно точно определиться с кругом должностных лиц и органов, которые вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела частного и частно-публичного обвинения.

16. В настоящее время прокурор лишен права возбуждать уголовные дела. А, исходя из текста ч. 4 к.с. и ч. 4 ст. 20 УПК, сейчас в пределах своей компетенции рассматриваемого рода уголовные дела вправе возбуждать руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Причем без заявления пострадавшего дела частного и частно-публичного обвинения дознаватель может возбудить только с согласия прокурора при соблюдении условий, закрепленных в ч. 4 ст. 20 УПК.

17. Аналогичны полномочия по возбуждению уголовных дел и у других органов предварительного расследования. Так, начальник подразделения дознания вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела по тем преступлениям и в том же порядке, что и подчиненные ему дознаватели.

18. Самостоятельным органом предварительного расследования является следственная группа (группа дознавателей). Руководитель следственной группы (группы дознавателей) наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. 153-155 УПК. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела частно-публичного обвинения для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела. Соответственно руководитель следственной группы (группы дознавателей) при наличии к тому повода и фактического основания может принять решение о возбуждении уголовного дела частного и частно-публичного обвинения в той мере, в какой на принятие указанного решения уполномочен соответствующий следователь.

19. Правом возбуждения уголовных дел наделены не только указанные должностные лица. Буквальное толкование п. 19 ст. 5, ч. 1 ст. 144, п. 1 ч. 1 ст. 145, ч. 4 ст. 146, п. 3 ст. 149 УПК прямо указывает на то, что возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения также вправе (обязаны) органы дознания.

20. В ч. 2 к.с. упоминается о начальнике органа дознания. Это самостоятельный субъект уголовного процесса. Законодатель предоставляет ему право получить от мирового судьи заявление в отношении лица, данные о котором потерпевшему не известны, "для решения вопроса о возбуждении уголовного дела". Буквальное толкование данного положения позволяет начальника органа дознания выделить как самостоятельного субъекта возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения. Думается, его полномочия в этой части ничем не отличаются от полномочий дознавателя. Иначе говоря, уголовное дело в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, он может возбудить лишь с согласия надзирающего прокурора.

21. Некоторые ученые, помимо попыток дать полный перечень субъектов, уполномоченных на возбуждение уголовного дела, обращают внимание правоприменителя на то обстоятельство, что суд "не имеет право возбуждать дела публичного обвинения"*(686). К данному замечанию следует добавить, что суд не имеет право возбуждать не только дела публичного обвинения, но и уголовные дела частно-публичного обвинения. Уголовные дела же частного обвинения возбуждаются "путем подачи в суд заявления потерпевшим" или иным уполномоченным на то субъектом*(687) (ч. 1 ст. 318 УПК), то есть также как бы не судом.

22. В к.с. говорится о "потерпевшем". Однако это понятие использовано не в том значении, которое употребляется в ст. 42 УПК*(688). Согласно ст. 42 УПК, посвященной понятию и правовому статусу потерпевшего, в уголовном процессе принимается решение о признании физического или юридического лица потерпевшим, которое оформляется специальным постановлением. В вводной части постановления о признании лица потерпевшим должен быть указан номер уголовного дела, рассмотрев материалы которого, "следователь (дознаватель)" выносит рассматриваемое решение. Соответственно потерпевшим лицо может быть признано лишь после возбуждения уголовного дела.

23. До возбуждения уголовного дела или, иначе, на момент решения вопроса о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения в уголовном процессе нет лица, законным образом признанного потерпевшим, а, значит, с точки зрения уголовного процесса - нет потерпевшего. Действительно, на стадии возбуждения уголовного дела и даже до начала уголовного процесса можно отыскать физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо, имуществу и деловой репутации которого преступлением причинен вреда. Но пока один из таковых не признан специальным постановлением потерпевшим, таковым с позиций уголовно-процессуального закона он являться не будет. До признания потерпевшим такое лицо рекомендуется именовать пострадавшим. Именно ему и предоставлено право обращаться с заявлением о совершении одного (нескольких) из преступлений, перечисленных в чч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК. Соответственно в к.с. более корректно и последовательно было бы говорить не о заявлении потерпевшего, а о заявлении пострадавшего.

24. В уголовно-процессуальном законе закреплены основные идеи, характеризующие институт представительства и правопреемства физического лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридического лица, имуществу и деловой репутации которого преступлением причинен вред. Согласно таковым законные представители и представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица (ч. 3 ст. 45 УПК). Причем по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст. 42 УПК, переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК).

25. В указанных нормах, так же как и в к.с., речь идет о потерпевшем. Между тем, как мы выяснили, в к.с. законодатель под потерпевшим понимает несколько иного субъекта уголовного процесса. Несмотря на существенную разницу процессуального статуса данных субъектов, представляется возможным использование по аналогии положений ч. 3 ст. 45 УПК и применительно к пострадавшему, наделив законного представителя и представителя пострадавшего правом обращаться в компетентный орган с заявлением о совершении преступления по делам частного и частно-публичного обвинения.

26. В ч. 8 ст. 42 УПК говорится о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица. Последствием преступления, перечисленного в ч. 3 ст. 20 УПК, не может быть смерть лица. Так же как не может быть таких последствий у преступлений по делам частного обвинения. Именно поэтому в ст. 318 УПК положение ч. 8 ст. 42 УПК интерпретированы несколько иначе. Здесь говорится не о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, а просто о смерти потерпевшего. Думается, последовательно данную идею распространить и на момент возбуждения уголовного дела частно-публичного (а не только частного) обвинения. В этом случае с заявлением о преступлении, указанном в ч. 3 ст. 20 УПК, к следователю (дознавателю и др.) или прокурору мог бы обратиться близкий родственник умершего пострадавшего (вне зависимости от причин его смерти).

27. Пока данные идеи не нашли своего прямого отражения в законе. Поэтому приведенные здесь суждения носят в большей степени теоретический характер. Между тем они могут быть использованы и в практической деятельности органов предварительного расследования. Их следовало бы учитывать при решении вопроса о возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения в порядке ч. 4 ст. 20 УПК, когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

28. В ч. 3 к.с. использовано понятие "производство по делу". По делам частно-публичного обвинения оно должно осуществляться "в общем порядке".

29. Под производством по делу понимается реализация таких форм предварительного расследования, как предварительное следствие или же смешанное предварительное расследование. Последняя форма включает производство одним органом предварительного расследования, которому не подследственно данное преступление, неотложных следственных действий и последующее предварительное следствие, осуществленное другим органом предварительного расследования, которому дело подследственно.

30. По всем преступлениям, указанным в ч. 3 ст. 20 УПК, обязательно предварительное следствие. Поэтому производство по такому делу не может быть осуществлено в форме дознания.

31. "Общий порядок" производства означает, что каждая из форм предварительного расследования по делам частно-публичного обвинения осуществляется так же, как и по делам публичного обвинения, в основном согласуясь лишь с подследственностью преступлений. Никаких исключений из этого правила не предусмотрено.

32. Некоторыми авторами понятие "общий порядок производства" понимается еще в более широком смысле слова. Они включают в него даже "общий порядок возбуждения" уголовного дела. Так, А.П. Коротков утверждает, что "к.с. распространяет на УД*(689) частно-публичного обвинения общий порядок возбуждения" уголовного дела*(690).

33. Ряд положений ст. 146 УПК, действительно, распространим и на порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения. Тем не менее, пока уголовное дело не возбуждено, производство по нему не осуществляется. В к.с. говорится об общем порядке производства по делу. Соответственно данное положение не касается и не регламентирует порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения.

34. В ч. 4 к.с. идет речь о прокуроре. В данном случае под прокурором понимается прокурор, надзирающий за соблюдением законов органами, осуществляющими дознание. Таковым может быть Генеральный прокурор РФ, прокуроры республик, краев, областей, прокуроры городов, действующие на правах прокуроров областей, прокуроры автономной области, автономных округов, районные и городские прокуроры, военные, транспортные и другие прокуроры, приравненные к прокурорам областей, районным или городским прокурорам, их заместители, действующие в пределах своей компетенции, закрепленной в Федеральном законе о прокуратуре и УПК.

35. Уголовные дела частно-публичного обвинения отличаются от дел публичного обвинения тем, что в обычных условиях возбуждаются лишь по жалобе (заявлению) пострадавшего. А от дел частного обвинения их отличает то, что согласно ч. 3 ст. 20 УПК они не могут быть прекращены в связи с примирением сторон, за исключением оснований примирения, которые закреплены в ст. 25 УПК.

36. В литературе высказано мнение, что закрепленные в ч. 3 ст. 20 УПК положения противоречат ст. 25, 28 УПК, а также ст. 75, 76 УК*(691). Нам же представляется, что предусмотренные в законе различные основания прекращения уголовного дела не являются противоречием друг другу, как и не являются противоречием запрет прекращения уголовного дела в связи с наличием одних определенных обстоятельств (в нашем случае тех, о которых идет речь в ч. 3 ст. 20 УПК) и одновременное наличие других, которые позволяют прекратить уголовное дело по иным предусмотренным другой статьей (в данной ситуации ст. 25, 28 и 28.1 УПК) основаниям.

37. Итак, дела частного и частно-публичного обвинения имеют свои особенности, касающиеся начала и окончания осуществляемого по ним уголовного процесса. Эти особенности накладывают определенный отпечаток на правовой статус потерпевшего. Поэтому их целесообразно разъяснять лицу, обратившемуся с устным заявлением о совершении подобного рода преступления.

38. Обязанность разъяснения заявителю специфики производства по делам частного и частно-публичного обвинения в законе прямо не закреплена. Она вытекает из положений ч. 1 ст. 11 УПК, согласно которой следователь (дознаватель и др.) должен разъяснять потерпевшему его права, обязанности, ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Осуществление данных действий к тому же рекомендуется некоторыми авторами*(692).

39. Подводя итог, хотелось бы отметить следующее. Несмотря на ее наименование в к.с. недостаточно полно изложены особенности возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения. Понять и оценить таковые может помочь ознакомление с другими статьями УПК. И это не только ч.ч. 3 и 4 ст. 20 УПК. Положения, касающиеся процедуры принятия и оформления рассматриваемого решения, можно разыскать в пп. 19, 31 ст. 5, ч. 1 ст. 11, п. 5 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 28, пп. 1 и 5 ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 39, ст. 42, ч. 3 ст. 45, п. 1 ч. 1 ст. 140, ч. 1 ст. 144, ст. 141, п. 1 ч. 1 ст. 145, ст. 146, п. 3 ст. 149, ч. 3 ст. 154, ст. 163 УПК.

40. См. также комментарий ст. 5, 11, 20, 24, 25, 28, 38, 39, 42, 45, 140, 141, 144-146, 149, 154, 163, 318, 319 УПК*(693).

 

Статья 148. Отказ в возбуждении уголовного дела

1. В соответствии с требованиями ч. 1 к.с. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела выносится "при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела". Использованное в к.с. понятие "основания возбуждения уголовного дела" не идентично тому, о котором говорится в ч. 2 ст. 140 и в ч. 1 ст. 146 УПК. Это более широкое понятие. Отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, о которых идет речь в к.с., может проявиться не только собственно в отсутствии достаточных данных, указывающих на уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления, но и (или) в наличии оснований отказа в возбуждении уголовного дела.

2. Иначе говоря, если и применительно к к.с. понятие "основания для возбуждения уголовного дела" употреблять в истинном его значении (значении, предусмотренном ч. 2 ст. 140 УПК), то следует признать, что в к.с. указаны не все основания принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

3. Анализ положений УПК указывает на то, что решение (постановление) об отказе в возбуждении уголовного дела может быть вынесено в связи с наличием оснований отказа в возбуждении уголовного дела (ст. 24 УПК) или в связи с отсутствием оснований возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 145, ч. 1 ст. 146 УПК и ч. 1 к.с.).

4. Основания отказа в возбуждении уголовного дела некоторые ученые именуют обстоятельствами, исключающими "производство по уголовному делу (ст. 24)"*(694), другие - "обстоятельствами, исключающими движение уголовного дела"*(695). Особой проблемы переименование данного уголовно-процессуального института не порождает. Однако хотелось бы отметить, что в УПК обстоятельством, исключающим производство по уголовному делу, именуется лишь осуществленный в порядке ч. 4 ст. 448 УПК отказ Совета Федерации или Государственной Думы в даче согласия на лишение члена Совета Федерации или соответственно депутата Государственной Думы неприкосновенности. А термин "обстоятельства, исключающие движение уголовного дела", вообще не употреблен.

5. Исходя из наименования ст. 24 УПК, в ней закреплены основания отказа в возбуждении уголовного дела*(696). Именно поэтому при характеристике процесса принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела нами и употреблен термин "основания отказа в возбуждении уголовного дела" наряду с тем понятием, которое употреблено самим законодателем в к.с.

6. Принято говорить о юридических и фактических основаниях принятия решения (осуществления действия). Юридическим основанием отказа в возбуждении уголовного дела является постановление компетентного органа; фактическим - установленное доказательствами определенного рода обстоятельство. В исследуемый период времени (когда еще не принято ни решение о возбуждении, ни решение об отказе в возбуждении уголовного дела) юридического основания отказа в возбуждении уголовного дела нет, могут иметься лишь фактические основания отказа в возбуждении уголовного дела.

7. Данные обстоятельства перечислены в ст. 24 УПК.

8. Самостоятельной разновидностью основания принятия решения об отказе в возбуждении уголовного признается отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела. Данное основание имеет место в случае, когда в течение предоставленных законодателем 10 (30) суток рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении невозможно собрать достаточные данные о наличии либо об отсутствии признаков объективной стороны состава преступления. В такой ситуации даже при отсутствии обстоятельств, перечисленных в ст. 24 УПК, должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

9. Примером такого основания может служить следующая ситуация. Г. освободился из мест лишения свободы и приехал к родителям. Прожив у них неделю, вышел из дома и ночевать не вернулся. Родители боятся, что их сына убили. Однако в результате тщательной проверки поступившего от них заявления не обнаружено данных, свидетельствующих о совершенном в отношении Г. преступлении. Г. так и не вернулся домой, поэтому нет оснований отказать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления или наличием иного обстоятельства, исключающего производство по делу. По окончании 10-дневного срока предварительной проверки заявления о преступлении должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 148 УПК, без ссылки на какой-либо пункт ч. 1 ст. 24 УПК.

10. В ч. 1 к.с. речь идет о постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. В данном процессуальном документе фиксируется одноименное процессуальное решение. Рассматриваемое решение может быть принято (вынесено постановление) лишь на досудебных стадиях.

11. Суд и судья не вправе отказывать в возбуждении уголовного дела. Не уполномочен принимать данное решение даже судья, проверяющий законность и обоснованность решения о возбуждении уголовного дела. Признав решения о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья своим постановлением не отказывает в возбуждении уголовного дела, а возлагает на должностное лицо, незаконно (необоснованно) возбудившее уголовное дело, обязанность устранить допущенное нарушение.

12. Согласно ч. 1 к.с. отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица. С понятием "отсутствие в деянии состава преступления" мы разобрались выше. Осталось выяснить, что подразумевает законодатель под термином "конкретное лицо"?

13. Понятие "конкретное лицо", о котором идет речь в к.с., отличается от одноименного понятия, которым оперируют процессуалисты применительно к процедуре принятия решения о возбуждении уголовного дела. Если после возбуждения уголовного дела будет еще проведено, как минимум, предварительное расследование, то отказом в возбуждении уголовного дела уголовный процесс завершается. А это значит, что у лица, в отношении которого вынесено данное постановление, не будет возможности в дальнейшем в рамках последующих стадий уголовного процесса доказать свою непричастность к совершению вмененного ему в вину деяния.

14. Отсутствие в совершенном лицом деянии состава преступления исключает его уголовную, но не иную ответственность. Соответственно после вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела может остаться открытым вопрос о гражданско-правовой имущественной ответственности за причиненный деянием вред*(697).

15. В этой связи применительно к институту отказа в возбуждении уголовного дела конкретным может быть любое лицо вне зависимости от того, может ли оно быть субъектом преступления или нет. Главное - доказанность совершения этим лицом деяния, о котором шла речь в поводе для возбуждения уголовного дела (события, в отношении которого начался уголовный процесс).

16. То, что отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) допускается лишь в отношении конкретного лица, не означает, что по этому же основанию невозможно затем будет принять решения о прекращении уголовного дела, если лицо, совершившее данное деяние, так и не будет установлено (подобного требования закон не содержит).

17. Правило, позволяющее правоприменителю отказывать в возбуждении уголовного дела лишь в отношении конкретного лица, во-первых, усложняет процесс укрытия преступлений путем незаконного отказа в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, когда лицо, совершившее данное деяние (а значит, его возраст, вменяемость, мотивы, цели и т.п.), не установлено. Во-вторых, требует в такой ситуации приступить к предварительному расследованию и принять меры к установлению лица, совершившего данное деяние, путем применения более действенных средств - путем производства следственных действий, которые на стадии возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.) производить не вправе.