Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть вторая. Досудебное производство 31 страница



127. Думается, что такое буквальное толкование положений ч. 6 к.с. не отвечает интересам правосудия и самому назначению обыска как следственного действия. Поэтому предлагается несколько иное толкование анализируемой нормы права. В ч. 6 к.с., действительно, не говорится о вскрытии хранилищ. Но данное обстоятельство не должно расцениваться правоприменителем как запрет осуществления такового. И вот почему.

128. Не все действия следователя (дознавателя и др.), которые в своей совокупности составляют содержание обыска, детализированы в УПК. Этого сделать просто невозможно. В УПК, и в частности в к.с., собраны наиболее значимые из них, те, которые в наибольшей степени способны затронуть права и законные интересы граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Вот почему здесь специальное место отведено вопросу вскрытия именно помещений, имеющих своего владельца. И хотя в статье речь идет не о жилище, а о более широком понятии - о помещении, тем не менее и в этой норме законодателем формулируется еще одна гарантия обеспечения конституционного права граждан на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ).

129. Законодатель прямо ничего не говорит о праве следователя (дознавателя и др.) вскрывать хранилища. Но он и не запрещает делать этого. Следователю (дознавателю и др.) предоставлено право, при наличии к тому оснований, производить обыск. Исходя из общего подхода, все препятствия к осуществлению этого его полномочия могут быть устранены путем применения мер государственного (уголовно-процессуального) принуждения. Как следует из ч. 3 ст. 21 УПК, требования следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах его полномочий, установленных УПК, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Меры принуждения, в нашем случае направленные на вскрытие закрытых (запертых и т.п.) для доступа следователя (дознавателя и др.) объектов, служат гарантиями возможности реализации данного уголовно-процессуального правила.

130. Более того, отказ лица добровольно открыть помещение (иной объект) вполне может быть расценено как факт неисполнения участником уголовного судопроизводства его процессуальной обязанности. Повторюсь, речь идет об обязанности, обусловленной закрепленным в ч. 3 ст. 21 УПК правом следователя (дознавателя и др.). За это согласно ст. 117 УПК на него может быть наложено денежное взыскание в размере до 2500 руб.

131. О возможности вскрытия при обыске следователем (дознавателем и др.) не только помещений, но и иных объектов пишут и другие ученые*(967).

132. Причем вскрывать при производстве обыска (при наличии к тому оснований и с соблюдением правил, предусмотренных ч. 6 к.с.) следователь (дознаватель и др.) вправе любые объекты. Таковыми могут быть не только помещения и хранилища. Вряд ли, к примеру, хранилищем и тем более помещением можно назвать бетонный блок, который вскрывается, в случае наличия достаточных данных предполагать, что внутри него содержится труп. И запрет осуществления следователем (дознавателем и др.) такого вскрытия был бы абсурдным.

133. Исходя из того, что вскрытие может быть не только помещений, ясно, что вскрытию подлежат не только двери. Даже вскрытие закрытого помещения не обязательно предполагает проникновение в него через дверь. Если, к примеру, дверь металлическая, то вполне возможно вскрытие окна, потолка или даже стены. Главное, чтобы сам процесс вскрытия минимизировал сопутствующее этому повреждение имущества, и при этом не возникало опасности для жизни и здоровья обыскиваемого и иных участвующих в производстве следственного действия лиц.

134. Согласно ч. 6 к.с. "помещения" следователь (дознаватель и др.) вскрывает, "если владелец отказывается добровольно их открыть". Для того чтобы иметь наиболее полное представление об изложенном в данном предложении замысле законодателя, следует определиться с терминами "владелец", "отказ" и "открытие". Понятие "добровольно" нами уже охарактеризовано.

135. Исходя из общего подхода к обыску как следственному действию, думается, позволительна рекомендация максимально широкого толкования понятия "владелец", которым оперирует законодатель в ч. 6 к.с. При отсутствии настоящего владельца помещения обыск такового возможен, а это значит, что возможно и вскрытие "помещения". Иначе, какой это обыск? Это, скорее, осмотр.

136. Данное обстоятельство указывает не только на то, что одной из форм отказа открытия помещения может быть признано игнорирование владельцем помещения требования следователя (дознавателя и др.) присутствовать при производстве обыска. Роль владельца (если можно так выразиться) в обыске может реализовывать пользователь помещения (лицо, в правах которого распоряжаться помещением), а также совершеннолетние члены его семьи (представитель организации при обыске в помещении организации и др.). Если указанное лицо при отсутствии владельца отказывается добровольно открыть "помещение", налицо основания его вскрытия.

137. Отказ открыть помещение может быть выражен как в действиях (запирание дверей и т.п.), так и в бездействии (собственно отказ открыть уже закрытое помещение). Любые действия (бездействие), следствием которых является возникновение препятствий в проникновении на объект (в объект), последовательно расценивать как "отказ добровольно его открыть". В такой ситуации при производстве обыска у следователя (дознавателя и др.) появляются основания вскрыть данный объект.

138. Открытым, с позиций ч. 6 к.с., помещение будет, только если у следователя (дознавателя и др.) есть возможность осмотреть помещение и в случае обнаружения в нем предметов (документов и т.п.), которые могут иметь отношение к делу, изъять таковые. Предоставление возможности осмотреть помещения, к примеру, через окна, не позволяя пройти внутрь, следует расценивать как отказ добровольно его открыть. Иначе говоря, "открыть помещение" - значит, предоставить возможность следователю (дознавателю и др.) в присутствии других участников обыска осмотреть помещение, а при наличии к тому оснований изъять предметы (документы и т.п.), которые могут иметь значение для уголовного дела.

139. Исходя из содержания ч. 6 к.с., не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества "при этом". "При этом" - значит, при вскрытии объекта. Между тем данное требование не указывает на то, что в случае отказа следователя (дознавателя и др.) от вскрытия вызываемое необходимостью повреждение имущества может иметь место. Весь обыск должен быть произведен так, чтобы исключить факты не вызываемого необходимостью повреждение имущества, вне зависимости от того, производилось ли в ходе такового вскрытие объектов или нет.

140. Под повреждением, в том смысле, который заложен в данное понятие ч. 6 к.с., следует понимать любое нарушение конструкции, изменение иных характеристик имущества, при котором существенно ухудшается его состояние, утрачивается значительная часть значимых для владельца свойств и оно, по мнению обыскиваемого, становится частично (полностью) непригодным для его использования. Законодатель прямо не запрещает уничтожение имущества. Между тем, думается, наличие запрета на не вызываемое необходимостью повреждение имущества само собой предполагает наличие также запрета на не вызываемое необходимостью уничтожение имущества при вскрытии объекта (при обыске).

141. Что же означает повреждение, "не вызываемое необходимостью"? Нельзя повреждать имущество и в случае, когда имеется несколько возможных способов вскрытия объекта, хотя бы один из которых позволяет избежать повреждения (уничтожения) имущества. Иногда вскрытие объекта возможно через определенный промежуток времени, и в этом случае повреждения (уничтожения) имущества можно избежать. Если в такой ситуации нет опасности потери имеющей отношение к делу доказательственной информации, от повреждения (уничтожения) имущества следует отказаться. Такое требование вытекает из положений, закрепленных в ч. 6 к.с.

142. Исходя из редакции ч. 6 к.с., не вызываемое необходимостью повреждение имущества при обыске является незаконным. Если в процессе таких действий лицу причинен вред, согласно ч. 2 ст. 1070 ГК он возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 ГК. Когда же в действиях следователя (дознавателя и т.п.) усматриваются состав преступления, последний подлежит уголовной ответственности.

143. Под имуществом в ч. 6 к.с. понимаются любые принадлежащие кому-либо предметы (иного рода объекты), наличие, состояние и свойства которых препятствуют проникновению следователя (дознавателя и др.) и всех остальных участников следственного действия к месту, где должны быть осуществлены поисковые действия, составляющие часть содержания обыска.

144. Согласно положениям, закрепленным в ч. 7 к.с., следователь (дознаватель и др.) обязан принять меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц. Таким образом гарантируется соблюдение при обыске закрепленного в ч. 1 ст. 23 Конституции РФ права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

145. В к.с. не определен круг мер, которые должен принять следователь (дознаватель и др.). Тем не менее следует иметь в виду, что данными мерами могут быть лишь действия, прямо предусмотренные законом. Основными из этих мер следует признать предупреждение лиц, участвующих в следственном действии, о недопустимости без разрешения разглашать ставшие им известными в связи с участием в обыске сведения, и отобрание у них подписки с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК.

146. Недаром некоторые авторы пишут о соответствующей обязанности*(968) следователя (дознавателя и др.) обращать "внимание всех участников на недопустимость разглашения всех обстоятельств, установленных в процессе обыска"*(969). Думается, если вести речь не о "всех обстоятельствах", а лишь о выявленных в ходе обыска обстоятельствах частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личной и (или) семейной тайне, а также обстоятельствах частной жизни других лиц, то такая позиция имеет право на существование. Хотя большинство ученых указывает на наличие у следователя (дознавателя и др.) соответствующего права, а не обязанности*(970).

147. Следователь (дознаватель и др.) принимает меры к тому, чтобы не были оглашены вышеуказанные обстоятельства или, иначе, сведения о них. Интерпретация понятия "обстоятельства" через дефиницию "документы", как это делается некоторыми учеными*(971), представляется не безупречной. Следователь (дознаватель и др.) принимает меры к неразглашению не только сведений, которые содержались в документах. Подобного рода информация присутствующим при обыске лицом может быть почерпнута и из обстановки места производства обыска, вещественных доказательств, сделанных в процессе обыска, объяснений обыскиваемого и др. Следователь (дознаватель и др.) вправе предупредить участвующих в обыске лиц о недопустимости без разрешения оглашать (разглашать) и эти сведения, а также отобрать у них соответствующие подписки.

148. Под оглашением сведений в данном случае понимается любая форма их распространения, как с указанием источника осведомленности, так и без таковой. Оглашение может быть устным, письменным, а также с применением технических средств - магнитофона, видеомагнитофона, радио, рации, компьютера (через интернет) и др. Следователь обязан принять все возможные меры, чтобы указанная в ч. 7 к.с. информация не была оглашена (без его на то разрешения) никаким возможным способом.

149. Частная жизнь, о которой идет речь в ч. 7 к.с., - это то времяпрепровождение, которое гражданин осуществляет вне службы, вне производственной обстановки, а также вне общественной жизни и общественного окружения. Она включает общение между людьми на неформальной основе в сферах семейной жизни, родственных, дружеских, товарищеских связей, интимных и других личных отношений, привязанностей, симпатий и антипатий. Частная жизнь также проявляется в состоянии здоровья лица (его физических и психических недостатках и т.п.), образе его мыслей, отношении к религии, сексу, в политическом и социальном мировоззрении, увлечениях, творчестве и т.п. Некоторые ученые к сведениям "о личной и частной жизни" лица относят также данные о совершении "нотариальных действий, записи актов гражданского состояния, имущественном положении"*(972).

150. Содержащиеся в ч. 7 к.с. положения гарантируют защиту выявленных при обыске сведений об обстоятельствах частной жизни не только обыскиваемого и проживающих с ним членов его семьи, но и любого другого гражданина, кем бы он не являлся и какие бы сведения о его частной жизни не были бы установлены.

151. Об обстоятельствах частной жизни, личной и семейной тайны следователь (дознаватель и др.), а также иные участвующие в обыске лица могут узнать из обнаруженных и осмотренных в ходе следственного действия личных фото-, кино-, видеодокументов, дневников, почтово-телеграфной корреспонденции, телефонограмм и т.д.

152. Следователь (дознаватель и др.) должен принять меры, препятствующие оглашению выявленных в ходе обыска обстоятельств частной жизни лица и т.п. граждан, вне зависимости от того, может или нет данное оглашение причинить вред правам и законным интересам последних. У граждан есть право не иметь следствием проведенного обыска оглашение даже той информации об их частной жизни, которая способствует поднятию их авторитета либо никак не может отразиться на их имидже и причинить вред их конституционным правам. Можно или нет распространять такого рода сведения, вправе решать сам гражданин. И напротив, такое право отсутствует у лица, которому данные стали известны в связи с его привлечением к участию в производстве обыска. Гражданину же должна быть предоставлена возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, а тем более интимного характера*(973).

153. В ч. 8 к.с. зафиксировано право следователя (дознавателя и др.) запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска. Назначение данного полномочия - поддержание порядка, необходимого для решения стоящих перед обыском задач. За игнорирование соответствующего требования лицо, присутствующее при обыске, может быть подвергнуто наложению денежного взыскания в размере до 2500 руб. (ст. 117 УПК). Процедура применения данной меры процессуального принуждения урегулирована ст. 118 УПК.

154. Следователь (дознаватель и др.) вправе, а не обязан осуществить действия, о которых упоминается в ч. 8 к.с.

155. Запрет обычно бывает устным. Но и в этом случае факт того, что он имел место, фиксируется в протоколе следственного действия. Следователь (дознаватель и др.) не лишается возможности изложить запрет на отдельном листе бумаги, огласить его и дать расписаться лицам, поведения которых запрет касается. Такой документ не снимает со следователя (дознавателя и др.) обязанности отразить в протоколе обыска, когда и в отношении кого данное действие было осуществлено. Сам же письменный документ рекомендуется подшивать в уголовное дело. В уголовном процессе он является частью протокола следственного действия со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями.

156. Законодатель дважды в к.с. говорит о лицах, присутствующих в месте, где производится обыск (при обыске). Сначала ч. 8 позволяет запретить им покидать место производства обыска, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска. Затем в ч. 10 требует предъявлять им изъятые предметы, документы и ценности. Между тем в каждом из этих случаев в содержание данного понятия законодатель вкладывает разное значение.

157. В ч. 8 к.с. под "лицами, присутствующими в месте, где производится обыск", подразумеваются не только лица, участвующие в производстве следственного действия. Любое участвующее в обыске лицо одновременно является присутствующим на месте производства обыска. Но не наоборот. Некоторые из присутствующих при обыске лиц могут не обладать правовым статусом участника следственного действия. Тем не менее и в такой ситуации им может быть запрещено покидать место, где производится обыск, общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

158. В этой связи вынужден обратить внимание, что некоторые разъяснения порядка производства обыска авторы формулируют так, что может возникнуть искаженное представление об их позиции. К примеру, М.С. Дьяченко упоминает о праве следователя запретить лицам, находящимся в обыскиваемом помещении, общаться, но ограничивает его лишь общением "друг с другом"*(974). И.А. Цоколов говорит только о защитнике и адвокате как о лицах, которым может быть запрещено "общение с обыскиваемыми, а также покидать место производства обыска до его окончания"*(975). Во-первых, запрет может касаться общения не только с обыскиваемым (друг с другом), но и с другими лицами. Во-вторых, запрет может быть адресован не только защитнику и (или) адвокату. Следователь (дознаватель и др.) вправе запретить покидать место, где производится обыск, общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска любому присутствующему при обыске лицу.

159. Иное чем в ч. 8 к.с. содержание присуще понятию "лица, присутствующие при обыске", использованному законодателем в ч. 10 к.с. Всем присутствующим при обыске лицам не обязательно предъявлять изъятые предметы (документы и т.п.). Хотя такое утверждение и можно встретить в некоторых публикациях, посвященных производству следственных действий*(976).

160. Такие предметы (документы и т.п.) следователь (дознаватель и др.) обязан предъявить лишь принимающим участие в обыске лицам. И вряд ли законодатель считал необходимым, к примеру, предъявлять изъятые при обыске на местности предметы столпившимся вокруг места производства следственного действия прохожим или же соседу, неожиданно зашедшему во время производства обыска в квартиру.

161. Использованная в ч. 10 к.с. формулировка лишь демонстрирует несовершенство редакции данной нормы права. Она ни в коей мере не может расцениваться как возложение на следователя (дознавателя и др.) обязанности предъявлять не являющимся участниками следственного действия лицам изъятые при обыске предметы (документы и т.п.).

162. Исходящий от следователя (дознавателя и др.) запрет может касаться только вопроса отлучки лица с места производства обыска или же только общения с другим лицом (лицами). Возможно одновременное запрещение и того, и другого.

163. Запрет покидать место производства обыска предполагает воспрещение лицу выходить (выезжать и т.п.) за пределы местности или помещения, где намечено произвести, производился и (или) производится обыск. Если запрет имел место, то лицо не вправе даже временно покидать место производства обыска, пока не будет завершено составление протокола обыска или пока следователь (дознаватель и др.) не разрешит лицу покинуть указанное место.

164. Если лицу воспрещено общение - значит, нарушением с его стороны данного требования будет любые (устные, письменные, с помощью знаков, средств связи или без таковых и др.) передача и принятие от другого лица информации.

165. Запрет общаться может касаться общения с конкретным человеком (конкретными людьми). Однако таковой может быть высказан и неопределенно - в отношении всех, как присутствующих при производстве следственного действия, так и иных лиц. Соответственно такое лицо не будет иметь права даже позвонить по телефону, пока запрет не будет снят согласно закону (по окончанию обыска) или по распоряжению (с согласия) лица, осуществляющего обыск.

166. Окончанием обыска в том значении, которое в него вложено в ч. 8 к.с., следует признавать завершение оформления протокола следственного действия на месте производства обыска. Если же протоколирование осуществляется не на месте производства обыска, то, как минимум, запрет покидать место производства обыска теряет свою силу сразу после удаления с места следователя (дознавателя и др.), окончившего свои поисковые действия, изъявшего и упаковавшего найденные предметы (документы и т.п.). Думается, с этого же времени стоит разрешить присутствовавшим при обыске лицам общение друг с другом, если таковое следователем (дознавателем и др.) было запрещено.

167. Если во время производства обыска случайно обнаруживаются предметы и документы, изъятые из оборота, они в обязательном порядке или, как указано в ч. 9 к.с., "во всяком случае" изымаются. "Во всяком случае" и означает - обязательно, как минимум, эти вещи обязательно подлежат изъятию. Изъятие данных предметов и документов - обязанность, а не право следователя (дознавателя и др.). Эта обязанность у следователя (дознавателя и др.) возникает сразу, как только были обнаружены предметы (документы), обладающие признаками предметов (документов) изъятых из оборота. Иначе говоря, следователь (дознаватель и др.) не обязан доказывать, что обнаруженный им, к примеру, предмет точно является наркотическим веществом, взрывным устройством. Если обнаружен предмет, обладающий признаками, которые позволяют предположить, что это наркотическое вещество или взрывное устройство, следователь (дознаватель и др.) не имеет права оставить его на месте производства обыска и не изъять.

168. В литературе высказано мнение, что изъятию обнаруженных при обыске предметов (документов), изъятых из оборота, должно предшествовать вынесение постановления о таком изъятии*(977). Между тем данного требования закон не содержит. Для изъятия предметов (документов и т.п.), изъятых из оборота, достаточно того постановления, которое служило юридическим основанием производства обыска, в процессе которого изъятые из обращения предметы (документы и т.п.) были обнаружены.

169. В чч. 9, 10, 13 и 14 к.с. говорится об изъятии предметов (документов и т.п.). Изъятие, о котором здесь идет речь, - это не самостоятельное следственное действие, а элемент следственного действия - обыска. Данный вид изъятия в широком смысле слова состоит из нескольких составляющих:

а) извлечение предмета из места его обнаружения;

б) предъявление предмета понятым и другим участвующим в обыске лицам;

в) наблюдение, измерение и закрепление в протоколе следственного действия места и обстановки обнаружения предмета так, чтобы ни у кого не могло возникнуть вопросов, откуда именно он был извлечен;

г) а после его упаковки, опечатывания и удостоверения данных действий подписями следователя (дознавателя и др.), обыскиваемого и понятых приобщение предмета отдельным доказательством к уголовному делу.

170. В узком смысле слова, как минимум, в том значении, в каком этот термин использован в чч. 10 и 13 к.с., изъятие - это извлечение предмета из места его обнаружения.

171. В ходе предварительного следствия (дознания) по уголовным делам следователь (дознаватель и др.) обязан изымать:

а) вещественные доказательства;

б) предметы и документы, изъятые из оборота (если у владельца отсутствует разрешение на их приобретение и хранение);

в) удостоверяющие личность документы, награды и документы к ним арестованных обвиняемых и подозреваемых.

172. К числу изъятых из свободного обращения (оборота) относятся предметы, приобретаемые только по особым разрешениям (их перечень определен законодательством РФ), а также все иные предметы, изготовление, приобретение, хранение, сбыт и распространение которых запрещены законом. Довольно полный перечень таковых приведен в работе К.Б. Калиновского*(978).

173. Изъятие орденов, медалей и документов к ним, нагрудных знаков и документов о присвоении почетных званий производится в случаях:

а) установления принадлежности их лицу, обвиняемому (подозреваемому) в совершении тяжкого преступления;

б) обнаружения наград и документов к ним, принадлежность и право ношения которых не установлены;

в) невозможности обеспечения сохранности их при заключении под стражу обвиняемого (подозреваемого).

174. Для изъятия объектов, обращение с которыми требует наличия определенных навыков, точного фиксирования их качественных характеристик, индивидуальных признаков и определения стоимости, привлекаются соответствующие специалисты.

175. В необходимых случаях обнаружение и изъятие предметов, ценностей и документов фиксируется фото- и киносъемкой или видеозаписью.

176. Исходя из обстоятельств дела, следователь (дознаватель и др.) вправе изъять часть объекта, на котором находятся или могут находиться следы (микроследы), могущие иметь отношение к расследуемому делу, если нет возможности изъять объект в целом. При этом он обязан избегать порчи предметов, а в случае неизбежной порчи предметов, принадлежащих потерпевшим и иным лицам, принимать меры к возмещению причиненного гражданам ущерба в порядке гражданского судопроизводства*(979).

177. В процессе изъятия первичных документов, учетных регистров, бухгалтерских отчетов и балансов у предприятий, учреждений с разрешения и в присутствии представителей органов, производящих изъятие, соответствующие должностные лица предприятия, учреждения могут снять копии с изымаемых документов с указанием оснований и даты их изъятия.

178. Если изымаются недооформленные тома документов (неподшитые, непронумерованные и т.д.), то с разрешения и в присутствии представителей органов, производящих изъятие, соответствующие должностные лица предприятия, учреждения могут дооформить эти тома (сделать опись, пронумеровать листы, прошнуровать, опечатать, заверить своей подписью, печатью)*(980).

179. Согласно требованиям ч. 10 к.с. изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

180. Предъявляться участвующим в следственном действии лицам должны не только изъятые предметы, документы и ценности, но и труп, а также разыскиваемое лицо. Предъявлять следует также места обнаружения предметов (документов и т.п.), а равно предметы (документы и т.п.), обнаруженные при обыске, но по той или иной причине не изъятые, если об их признаках, свойствах, расположенных на них следах будет что-то сказано в протоколе обыска. Понятым, обыскиваемому (при отсутствии такового - присутствующему совершеннолетнему члену семьи обыскиваемого, представителю организации при обыске в помещении организации) вообще "предъявляется" весь ход обыска от начала и до конца, каждое действие следователя (дознавателя и др.).

181. Предъявление участникам производства обыска предметов (документов и т.п.) не ограничивается указанием на таковые. Понятые и другие участвующие в производстве обыска лица должны лично и непосредственно наблюдать все свойства, признаки и иные отражаемые в протоколе обыска характеристики обнаруженных и (или) изъятых предметов (документов и т.п.). Им предстоит удостоверить своей подписью правильность отражения в протоколе следственного действия указанных сведений. Поэтому они должны (а не только имеют право) видеть процесс и результаты производимых следователем (дознавателем и др.) измерений, взвешиваний и т.п.

182. Кроме того, лица, участвующие в производстве обыска, должны видеть сам процесс изъятия предметов и документов, которые могут иметь значение для уголовного дела, а при наличии такой возможности и их обнаружения.

183. Все изымаемые предметы (документы) должны предъявляться понятым и другим присутствующим при этом лицам, снабжаться бирками с удостоверительными надписями и подписями лица, у которого произведено изъятие, понятых, следователя*(981) (дознавателя и др.).

184. Требование предъявления изъятых предметов (документы и т.п.) понятым прямо закреплено в ч. 10 к.с. Согласно правилам ч. 1 ст. 170 УПК обыск производится с участием не менее двух понятых. Понятие и правовой статус понятых при производстве обыска закреплен в ст. 18, 21, 60, 131, 166, 167, 170, 182 и ч. 3 ст. 184 УПК.

185. Исходя из содержания ч. 1 ст. 60 УПК, понятым, о котором идет речь в ч. 10 к.с., должно быть не заинтересованное в исходе уголовного дела совершеннолетнее лицо, привлекаемое следователем (дознавателем и др.) для удостоверения факта производства обыска, а также содержания, хода и результатов этого следственного действия.

186. Понятыми не могут быть участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники (родственники), а также работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования (ч. 2 ст. 60 УПК).

187. Специальное требование к понятым, участвующим в обыске, предусмотрено ч. 3 ст. 184 УПК. Личный обыск лица производится в присутствии понятых одного с ним пола.

188. Понятым гражданин становится после приглашения его следователем (дознавателем и др.) для участия в этом качестве при производстве следственного действия.

189. О правовом статусе понятого см. комментарий ст. 60 УПК.

190. Аналогичным понятому комплексом прав и обязанностей наделен любой из привлеченных к участию в следственном действии субъектов.

191. Исходя из содержания ч. 1 ст. 170 УПК, в производстве обыска принимают участие двое или большее количество понятых (за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 170 УПК). Необходимость участия в обыске более двух понятых может возникнуть в связи с предполагаемой большой по времени продолжительностью обыска. В этом случае большее количество понятых приглашается для того, чтобы в случае болезни или возникновения иного препятствия для дальнейшего участия в производстве обыска одного (нескольких) понятых, двое от начала до конца обыска участвующих в следственном действии понятых все же было.