Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть вторая. Досудебное производство 32 страница



192. В литературе рекомендуется приглашать более двух понятых "в случаях, если поисковые действия осуществляют несколько следователей и оперуполномоченных и в разных местах"*(982). Идея авторов понятна. Однако она не соответствует требованию ч. 1 ст. 170 УПК об удостоверении понятыми хода обыска. В предложенной ситуации каждая состоящая из двух понятых группа будет свидетелем не всего хода обыска, а лишь той его части, при производстве которой она участвовала. Поэтому ни один из присутствующих при таком обыске понятых не сможет удостоверить весь ход проведения следственного действия. А ведь все имеющие для дела обстоятельства должны восприниматься понятыми лично.

193. В предложенной автором ситуации нужно говорить не об увеличении количества понятых, а о необходимости производства нескольких обысков одновременно. В такой ситуации каждый следователь (оперуполномоченный, производящий следственное действие) должен оформлять свой протокол обыска.

194. Понятые участвуют в производстве обыска непосредственно от его начала до полного завершения следственного действия.

195. Приведенный здесь правовой статус понятого позволяет сформулировать круг действий, составляющих содержание понятия "участие" понятого в следственном действии. "Участие" понятого в обыске заключается в возможности полной реализации его процессуального статуса. А значит, как минимум, ему должна быть предоставлена возможность присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, которые в совокупности составляют обыск, наблюдать за их совершением, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске предметы (документы и т.п.), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола обыска и содержимого упаковки, если таковая имела место.

196. Понятые участвуют не в любом обыске. В случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 170 УПК, обыск может быть произведен вообще без участия понятых. На это обстоятельство обращает внимание законодатель и в ч. 3 ст. 184 УПК применительно к личному обыску. Речь идет о ситуации проведения обыска:

- в труднодоступной местности (в тайге, пустыне и т.п. при большой отдаленности от населенных пунктов и т.п.);

- при отсутствии надлежащих средств сообщения с местом, где производится обыск (во время паводка, схода снежной лавины и др.);

- когда производство обыска связано с опасностью для жизни и здоровья людей (в помещениях, находящихся в аварийном состоянии, у кратера действующего вулкана и т.п.).

197. Если обыск предполагается проводить без участия понятых, следователь (дознаватель и др.) должен принять все возможные меры для того, чтобы закрепление результатов проведения данного следственного действия сопровождалась применением таких технических средств, как фотоаппарат, видеокамера, кинокамера, и (или) иных технических средств фиксации хода и результатов обыска. В протоколе обыска должно быть указано, какие технические средства применены, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты (ч. 5 ст. 166 УПК).

198. Следователь (дознаватель и др.) отражает в протоколе следственного действия и то обстоятельство, что у него нет возможности применить фотографирование (кино-, видеосъемку и др.). Помимо самого факта невозможности применения технических средств фиксации хода и результатов обыска, в протоколе обыска должны быть зафиксированы причины, в связи с наличие которых не может быть применено фотографирование, кино-, видеосъемка и т.п.

199. Исходя из содержания ч. 10 к.с. и вышеприведенных разъяснений, изъятые предметы (документы и др.) предъявляются не только понятым. Они должны быть показаны всем участникам этого следственного действия. Иными помимо понятых участниками могут быть: обыскиваемый (владелец обыскиваемого объекта, совершеннолетние члены его семьи, представитель организации при обыске в помещении организации, лицо, подвергнутое личному обыску, и др.), защитник (адвокат), специалист, переводчик, обвиняемый, подозреваемый, потерпевший и др.

200. Существует мнение, что перед производством обыска участвующие в нем потерпевший, свидетель, специалист и переводчик "предупреждаются об ответственности, предусмотренной ст. 307 и 308 УК"*(983). Действительно, в ч. 5 ст. 164 УПК записано, если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. 307 и 308 УК. Но можно ли буквально распространять данное правило на процедуру производства обыска?

201. Касающиеся переводчика правила ч. 5 ст. 164 УПК указывают лишь на то, что последнему перед обыском должна быть разъяснена ответственность, предусмотренная ст. 307 УК. Ответственность, предусмотренная ст. 308 УК, переводчика не касается, она может быть возложена только на свидетеля или потерпевшего, который отказывается давать показания. Однако обыск - это не допрос, не очная ставка и т.п. При обыске показания не дают. Но даже если допустить возможность допроса в ходе обыска, следует помнить, что обыскиваемого (совершеннолетних членов его семьи) ни в коем случае нельзя предупреждать об ответственности, предусмотренной ст. 308 УК. В соответствии с правилами ст. 51 Конституции РФ, п. 1 ч. 4 ст. 56, п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК, примечания к ст. 308 УК они не обязаны свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

202. И еще один момент, касающийся правил, закрепленных в ч. 5 ст. 164 УПК и вышеизложенных утверждений. Уголовная ответственность такого субъекта уголовного процесса, каким является специалист, в УК не предусмотрена. Поэтому предупреждение его о таковой просто-напросто граничит с обманом. Обман же в уголовном процессе недопустим.

203. В ч. 10 к.с. отмечено, что изъятые предметы (документы и др.) "упаковываются и опечатываются" "в случае необходимости". Соответственно, в отличие от осмотра, в процессе которого упаковываются и опечатываются все изымаемые объекты (ч. 3 ст. 177 УПК), при обыске часть предметов (документов и т.п.) может не упаковываться и не опечатываться.

204. Необходимо или нет производить упаковку и опечатывание предметов (документов и т.п.), определяет следователь (дознаватель и др.). Упаковка и опечатывание производятся для того, чтобы не могло возникнуть сомнений, что именно искомый предмет (документ и т.п.) был изъят при производстве обыска, и, более того, выявленные свойства и признаки изъятого объекта были присущи ему на момент обнаружения, а не возникли после этого. Если же эти цели могут быть достигнуты путем одного лишь описания изъятого предмета (документа и т.п.) в протоколе обыска, и по этому описанию он, бесспорно, может быть идентифицирован, предмет (документ и т.п.) можно не упаковывать и соответственно не опечатывать.

205. Упаковка, о которой идет речь в ч. 10 к.с., предполагает помещение в пакет, коробку, емкость и т.п., исключающее возможность повреждения изъятого объекта и обеспечивающее сохранность присущих ему, имеющих значение для уголовного дела признаков, свойств и (или) следов. Упаковка снабжается биркой с удостоверительной надписью и подписями лица, у которого произведено изъятие, понятых, следователя (дознавателя и др.), которые скрепляются печатью соответствующего органа, о чем в протоколе делается соответствующая отметка.

206. Объекты биологического происхождения, в том числе подлежащие микроскопическому или химическому исследованию, подвергающиеся быстрой порче, должны быть упакованы в герметически закупоренные емкости. Упаковка таких объектов (в том числе требующих дальнейшего исследования частей трупов) рекомендуется производить с помощью специалиста - работника судебно-медицинского учреждения*(984).

207. Под опечатыванием, о котором идет речь в ч. 10 к.с., подразумевается скрепление печатью органа дознания, подразделения ведомства, в котором трудится следователь (руководитель следственного органа, руководитель следственной группы), подписи соответственно дознавателя (начальника подразделения дознания, руководителя группы дознавателей), следователя (руководителя следственного органа, руководителя следственной группы), а также подписей понятых, поставленных на упаковку предмета или прикрепленную к ней бирку. Опечатывание производится так, чтобы, не нарушив печати, вскрыть упаковку не представлялось возможности.

208. О произведенном опечатывании в протоколе обыска должна быть сделана соответствующая запись. В протоколе обыска отражается, какой печатью (наименование, номер и принадлежность печати определенному учреждению) опечатана упаковка и чьими подписями данное действие удостоверено.

209. Согласно требованиям ч. 10 к.с. упаковка и опечатывание изъятых при обыске предметов (документов и т.п.) должны быть осуществлены на месте обыска. Однако законодатель не требует на месте обыска каждую вещь упаковывать и опечатывать отдельно. В мешок, коробку и т.п. может быть помещено сразу несколько предметов (документов и т.п.). Все изъятые предметы (документы и т.п.) могут быть помещены даже в одну упаковку, которая снабжается биркой с удостоверительной надписью и соответствующими подписями. Так обычно происходит, если опись изымаемых предметов (документов и т.п.) составить на месте невозможно из-за большого их количества. В этом случае составление описи изъятых объектов производится по месту проведения предварительного следствия (дознания) с участием понятых (по возможности тех же) и отражением в протоколе сохранности печатей и удостоверительных надписей на упаковке, в которую были помещены изъятые объекты*(985).

210. Согласно ч. 10 к.с. упаковка и опечатывание изъятых предметов (документов и т.п.) удостоверяется подписями присутствующих в обыске лиц. Как уже отмечалось, вернее было бы говорить не о присутствующих, а об участвующих в обыске лицах. К тому же, думается, не обязательно удостоверять указанные действия подписями всех участвующих в обыске лиц. Достаточно подписей понятых, обыскиваемого и следователя (дознавателя и др.). А если при обыске присутствовал защитник или адвокат, то и его подписью. Хотя, несомненно, нельзя признать недопустимым доказательством предмет (документ), упаковка которого была подписана не только следователем (дознавателем и др.), понятыми и обыскиваемым, но и другими участвующими в обыске лицами.

211. Некоторые ученые пишут, что упаковка удостоверяется только подписями понятых*(986). Думается, такая практика может привести к постановке вопроса о том, допустимы ли доказательства, которые были упакованы. Чтобы этого не случилось, рекомендуется, как минимум, удостоверять правильность записи, сделанной на упаковке теми лицами, которые нами названы выше.

212. В ч. 11 к.с. сказано, что при производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. Содержание понятия "участвуют" нами раскрыто применительно к правовому статусу понятого при обыске. Так же как понятой, лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи имеют право присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, которые в совокупности составляют обыск, наблюдать за их совершением, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске предметы (документы и т.п.), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола обыска и содержимого упаковки, если таковая имела место.

213. Лицом, в помещении которого производится обыск, прежде всего, является его владелец. При отсутствии и невозможности обеспечения участия в обыске владельца правовым статусом лица, в помещении которого производится обыск, обладают:

- совершеннолетние члены его семьи;

- пользователи помещением;

- совершеннолетние члены семьи пользователя;

- лица, в чьем распоряжении находится помещение, и их совершеннолетние члены семьи;

- представители организации при обыске в помещении организации.

214. При обыске должно быть обеспечено присутствие лица, у которого производится обыск. Невозможность его участия в следственном действии должна быть подтверждена материалами, имеющимися в уголовном деле, иначе протокол обыска может быть признан недопустимым в качестве доказательства источником сведений*(987).

215. Исходя из положений ст. 2 СК РФ, в качестве члена семьи, о котором речь идет в ч. 11 к.с., может выступать супруг лица, в помещении которого производится обыск, один из родителей (усыновителей) или его совершеннолетний ребенок (усыновленный). Если же руководствоваться также ст. 69 ЖК РФ, то помимо указанных лиц членами семьи следует признавать других родственников, нетрудоспособных иждивенцев, а в исключительных случаях и иных граждан, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи и ведут с ним общее хозяйство.

216. В литературе высказано мнение, что к.с. "не содержит правила об обязательном присутствии при обыске лица, у которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи"*(988). Однако это утверждение не соответствует ч. 11 к.с. Как верно замечает В.В. Кальницкий, из анализируемой нормы следует, что "в отсутствие проживающих в жилище лиц вхождение в него с целью обыска недопустимо"*(989). Получается, положения ч. 11 к.с. в этой части получились "не эффективными". Чтобы как-то устранить возникающие в связи с такой редакцией закона проблемы, предлагается "по решению суда, специально оговаривающему невозможность обеспечения присутствия при обыске проживающих в жилище лиц", производить обыск "в присутствии иных лиц, принявших на себя обязательство по сохранности жилища и находящегося в нем имущества, в том числе защитника (адвоката), представителя жилищно-эксплуатационной организации"*(990). Рекомендации о необходимости приглашения в рассматриваемых случаях для участия в производстве обыска незаинтересованного в исходе дела "представителя жилищно-эксплуатационной организации"*(991) или "местного самоуправления" высказывают и другие ученые*(992).

217. Во втором предложении ч. 11 к.с. закреплено право защитника, а также адвоката лица, в помещении которого производится обыск, присутствовать при производстве обыска. Защитник (адвокат) вправе, а не обязан присутствовать при обыске. Решать будет он, реализовывать ли ему свое право. Следователь (дознаватель и др.) не имеет права не удовлетворить заявленное защитником (адвокатом) соответствующее ходатайство.

218. В настоящее время в некоторых разъяснениях к к.с. (даже датированных 2004 г.) еще можно найти положения, согласно которым защитник и (или) адвокат лица при обыске присутствуют "с разрешения следователя"*(993). Такое правило раньше было закреплено в к.с. В настоящее время оно отменено.

219. Наличие у защитника (адвоката) права участвовать при производстве обыска служит тому, чтобы у обыскиваемого появилась гарантия того, что его права и законные интересы при обыске не будут нарушены. Между тем это право не лишает следователя (дознавателя и др.) возможности пригласить защитника (адвоката) обыскиваемого для участия в следственном действии по собственной инициативе. В случае такого приглашения у защитника (адвоката) появляется обязанность явиться в назначенное время в определенное место. Отказ явиться может быть расценен как неисполнение его процессуальных обязанностей, о котором идет речь в ст. 117 УПК. Обязанность же явиться для участия в следственном действии у него возникает в связи с закрепленным в ч. 4 ст. 21 УПК правом следователя (дознавателя и др.) предъявлять обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами требования.

220. В ч. 11 к.с. говорится не об участии в обыске защитника, а также адвоката того лица, в помещении которого производится обыск, а о его присутствии. Данное обстоятельство не дает права следователю (дознавателю и др.) чинить какие-либо препятствия защитнику (адвокату) в реализации его уголовно-процессуального назначения. Так же как и его подзащитный (представляемый), защитник (адвокат) должен иметь возможность присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, наблюдать их от начала и до конца, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске предметы (документы и т.п.), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола обыска.

221. В ч. 11 к.с. говорится о защитнике и адвокате, а не о защитнике "либо" адвокате, как отмечают некоторые авторы*(994). Такая редакция статьи предполагает вероятность допуска к участию в обыске не только защитника, но и не являющегося таковым адвоката. Причем возможна ситуация, когда защитником будет не адвокат.

222. Защитник, как известно, может быть у обвиняемого, подозреваемого, а также у лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Лицом же, в помещении которого производится обыск, вполне может быть и иной участник уголовного судопроизводства. Интересы данного лица и будет представлять адвокат. Его процессуальное положение так и должно значиться - адвокат в уголовном процессе. Если же этот адвокат одновременно является представителем обыскиваемого, то он обладает более широким правовым статусом. Представитель у обыскиваемого может быть, если обыск производится у гражданского ответчика, потерпевшего или гражданского истца.

223. Несмотря на различия в правовом положении защитника, представителя и адвоката, при производстве обыска каждому из них должны быть предоставлены равные права. Конечно же, не за счет ограничения прав защитника, а за счет распространения комплекса прав защитника при обыске на правовой статус адвоката. Как минимум, у адвоката должно быть право, предусмотренное ч. 2 ст. 53 УПК - право давать обыскиваемому в присутствии следователя (дознавателя и др.) краткие консультации, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Позволю себе не согласиться с утверждением И.А. Цоколова, который считает, что "роль защитника и адвоката в процессе обыска ограничивается правом делать заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол следственного действия"*(995). Может быть, в связи с неурегулированностью законом такое представление о роли не являющегося защитником адвоката и допустимо. Хотя оно несколько не соотносится с положениями ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". В любом случае в УПК нет нормы, ограничивающей статус защитника при производстве обыска. Поэтому у следователя (дознавателя и др.) отсутствует право ограничить предусмотренные ст. 53 УПК полномочия защитника в связи с его участием в производстве обыска.

224. При обыске может участвовать защитник, "а также" адвокат. Это положение означает, что при заявлении соответствующих ходатайств следователь (дознаватель и др.) обязан обеспечить присутствие при обыске не только защитника, но и другого лица - лица, обладающего процессуальным статусом всего лишь адвоката.

225. В некоторых комментариях указывается, что при производстве обыска вправе присутствовать не только лицо, в помещении которого производится обыск (совершеннолетние члены его семьи), защитник и адвокат, но "и иные лица"*(996). В такой редакции данное утверждение не выдерживает критики. "Иным лицом" будет любое физическое и даже юридическое лицо. Несомненно, что каждое физическое (юридическое) лицо не наделено правом присутствовать при обыске. Такое право есть лишь у тех, кому оно предоставлено УПК, или кто приглашен следователем (дознавателем и др.) для участия в следственном действии.

226. В ч. 12 к.с. закреплено правило, согласно которому протокол обыска составляется в соответствии со ст. 166 и 167 УПК "при производстве обыска". В данной части к.с. перечислены не все случаи, когда может быть составлен протокол обыска. Так, ч. 1 ст. 166 УПК позволяет оформлять протокол следственного действия не только в ходе следственного действия, но и непосредственно после его окончания. А ч. 5 к.с. предполагает обязанность следователя (дознавателя и др.) составлять протокол обыска иной раз, когда обыска вообще не было. Речь идет о ситуации добровольной выдачи предметов (документов и т.п.), которые могут иметь значение для уголовного дела, "до начала обыска", когда не было оснований опасаться их сокрытия.

227. Протокол обыска, о каком бы обыске не шла речь, оформляется с соблюдением общих требований к протоколу следственного действия. Эти требования закреплены в ст. 166 УПК. Исходя из положений, содержащихся в данной норме права, протокол обыска может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств.

228. Протокол обыска должен содержать следующие сведения:

1) населенный пункт, день, месяц и год производства обыска;

2) время его начала и окончания в часах и минутах;

3) должность, звание (классный чин), фамилию и инициалы лица, производившего обыск и соответственно составившего протокол;

4) фамилию, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в производстве обыска, а когда оно не является сотрудником правоохранительного органа (к числу которых относятся, к примеру, и эксперты органов внутренних дел), и его адрес (должность и место работы, домашний или служебный телефон и т.п.). Данное требование прямо закреплено в п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК. Оно должно соблюдаться, несмотря на практику фиксации в протоколе обыска лишь фамилии и инициалов участвующих в обыске лиц.

Исключением из правила отражения в протоколе обыска полных сведений об участниках этого следственного действия признаются случаи, о которых идет речь в ч. 9 ст. 166 УПК.

В названной части ст. 166 УПК приведены дополнительные уголовно-процессуальные гарантии безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц. Когда возникает необходимость обеспечения таковой следователь (дознаватель и др.) вправе в протоколе обыска, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данных об их личности. В такой ситуации следователь (дознаватель и др.) с согласия руководителя следственного органа выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне указанных сведений, фиксируется псевдоним участника производства обыска и приводится образец его подписи, которою он будет удостоверять различные факты в протоколе обыска. Постановление следователя (дознавателя и др.) помещается в конверт, который после этого опечатывается, приобщается к уголовному делу и хранится в нем. С содержимым данного конверта никто кроме лица, производящего предварительное расследование, а также суда не знакомится. Ознакомится с данным постановлением может еще только руководитель следственного органа, которому подчиняется вынесший постановление (производящий предварительное следствие по данному уголовному делу) следователь;

5) дату вынесения постановления, явившегося юридическим основанием производства данного следственного действия;

6) указание на к.с., в соответствии с положениями которой произведен обыск;

7) точное место (по возможности адрес) производства обыска;

8) какие предметы (документы и т.п.) предполагается отыскать;

9) перечень прав и обязанностей (фраза о разъяснении ответственности и порядка производства следственного действия) каждой из категорий участвующих в следственном действии лиц и их подписи, удостоверяющие разъяснение им соответствующих прав, обязанностей, ответственности и порядка производства обыска (ч. 1 ст. 11, ч. 10 ст. 166 УПК);

10) затем в протоколе должно быть отмечено, что перед применением технических средств все лица, участвующие в обыске, были уведомлены о наименовании и целях применения каждого из используемых следователем (дознавателем и др.) при производстве следственного действия технических средств (каких именно и кем именно). Если же технические средства не применяются, в этом месте протокола обыска рекомендуется фиксировать и это обстоятельство. Факт уведомления о применении (неприменении) технических средств удостоверяется подписями каждого из участников следственного действия.

Требование о том, что лица, участвующие в обыске, должны быть заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств, нацеливает на предупреждение их не в начале следственного действия, а до его начала. Факт же этого уведомления в протоколе фиксироваться может как во время производства следственного действия, так и во время оформления протокола (непосредственно после окончания следственного действия);

11) затем по порядку в протоколе фиксируются действия следователя (дознавателя и др.), которые обязательно предшествуют началу производства обыска:

- предъявление постановления о производстве обыска (судебного решения) с указанием даты данного документа;

- кому адресовалось предложение выдать могущие иметь значение для уголовного дела предметы (документы и т.п.) и какие именно;

- как отреагировал обыскиваемый на сделанное ему предложение, то есть выданы ли были эти объекты им добровольно либо после начала обыска они были изъяты принудительно;

12) все действия и решения, принимаемые и осуществляемые в ходе обыска в том порядке, в каком они производились. Требование отражать в протоколе данные сведения закреплено в ч. 4 ст. 166 УПК, на которую ссылается законодатель в ч. 12 к.с. Именно поэтому данная информация обязательно должна отражаться в протоколе обыска;

13) обнаруженные при производстве обыска существенные для уголовного дела предметы (документы и т.п.), а равно обстоятельства. Нами же рекомендуется отражать в протоколе не только предметы (документы и т.п.), которые были изъяты, но и те обнаруженные при обыске объекты, которые по той или иной причине изъяты не были, но могут иметь значение для уголовного дела. В процессе обыска могут обнаруживаться не только предметы (документы и т.п.), но и обстоятельства, которые имеют отношение к уголовному делу. Сведения о таковых также рекомендуется фиксировать в протоколе обыска.

В протоколе или в прилагаемой к нему описи отражаются точные наименования, количество, мера, вес, серия и номер, другие отличительные признаки каждого изымаемого объекта, а также места их обнаружения. По возможности в протоколе также должна фиксироваться предполагаемая стоимость изъятых объектов. Здесь же указывается, каким образом они были упакованы, если упаковка предметов (документов и т.п.) производилась. Именно на это нацеливает содержание ч. 13 к.с.

Часть же 14 той же статьи требует делать в протоколе обыска соответствующую запись, если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы (документы и т.п.). В этом случае в рассматриваемом документе отражаются также меры, которые приняты следователем (дознавателем и др.) в целях пресечения данной попытки и недопущения такой возможности в будущем;

14) если при производстве обыска применялись фотографирование, кино- или видеосъемка, то в протоколе должны быть также указаны наименование и краткая характеристика каждого из примененных технических средств, условия (освещенность, состояние погоды и др.) и порядок их использования (при фотографировании это, к примеру, отражение диафрагмы и выдержки, при которых осуществлялось фотографирование, и др.), объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты.

Протокол прочитывается всем лицам, участвующим в производстве обыска, одним из его участников или каждым из них самостоятельно. После этого им напоминается о праве делать замечания о его дополнении и уточнении, подлежащие внесению в протокол. В протокол обыска подлежат также занесению сделанные в процессе производства следственного действия заявления участвовавших в нем лиц. Протокол подписывается следователем (дознавателем и др.) и всеми другими принимавшими в нем участие лицами;

15) во исполнение требований, закрепленных в ч. 15 к.с., в этом документе также делается запись о том, кто (фамилия, имя, отчество лица) и когда (день, месяц и год) получил копию протокола обыска.

229. В ст. 167 УПК, на которую законодатель ссылается в ч. 12 к.с., закреплены правила, как должен поступать следователь (дознаватель и др.) в случае отказа от подписания или невозможности подписания кем-либо из участников протокола следственного действия (в нашем случае - протокола обыска).

230. Исходя из содержания данной нормы права, можно сделать вывод, что отказ кого-либо из участвующих в производстве обыска подписать протокол не приводит к недопустимости использования отраженных в нем сведений, если из самого протокола видно, что отказавшемуся от подписи лицу была предоставлена возможность реализовать свое право на высказывание замечаний (заявлений) по содержанию протокола и ходатайств о его дополнении и уточнении.

231. Согласно ч. 1 ст. 167 УПК, если подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или иное лицо, участвующее в обыске, отказывается подписать протокол следственного действия, протокол из-за этого не теряет своей юридической силы. Вместо подписи отказавшегося подписать протокол участника следственного действия в месте, где он должен был поставить свою подпись, следователем (дознавателем и др.) вносится запись о том, что данное лицо отказалось подписать протокол. Закрепленное таким образом в протоколе указанное обстоятельство удостоверяется подписью следователя (дознавателя и др.), а также подписями понятых, защитника (адвоката), законного представителя или представителя, если они участвуют в производстве обыска.