Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть вторая. Досудебное производство 35 страница



7. Если же обыскиваемый отрицает нахождение объекта при нем или объект представляет собой довольно большой предмет (чемодан, тележка, мешок и т.п.), данный объект может быть осмотрен в рамках следственного действия, именуемого осмотр предмета. Когда же лицо препятствует проведению осмотра, может быть произведен обыск в помещении (на участке местности), где находится искомый объект.

8. Фактическим основанием личного обыска следует признать такую совокупность доказательств (доказательств вместе с оперативно-розыскной информацией), которая позволяет с определенной долей уверенности предположить, что:

а) у какого-либо лица (на его теле, в одежде или находящейся при нем ручной поклаже) находятся орудия преступления, предметы и ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, а также другие предметы или документы (части трупа), могущие иметь значение для дела;

б) для их поиска и изъятия может возникнуть необходимость в применении принуждения.

9. По общему, закрепленному в п. 6 ч. 2 ст. 29 УПК, правилу юридическое*(1030) основание личного обыска - соответствующее судебное решение, принимаемое в порядке, установленном ст. 165 УПК, а в случаях, не терпящих отлагательства, - постановление о производстве личного обыска подозреваемого (обвиняемого) в случаях, не терпящих отлагательства.

10. Юридическое основание личного обыска в случаях, о которых идет речь в ч. 2 к.с., в виде постановления закон оформлять не требует. Тем не менее рекомендуется это решение закреплять соответственно в протоколе задержания, протоколе обыска в помещении или ином месте или же в специально по этому поводу составляемом протоколе личного обыска.

11. Обычный порядок производства личного обыска состоит из следующих действий:

1) следователь (дознаватель и др.) возбуждает перед судом ходатайство о производстве личного обыска подозреваемого (обвиняемого);

2) судом выносится постановление о разрешении производства личного обыска;

3) готовится видео-, кино-, фотоаппаратура и другие технические средства;

4) приглашаются понятые одного пола с обыскиваемым, а при необходимости специалист и иные лица того же пола. Им разъясняются права и обязанности (если есть в этом необходимость, предупреждаются о неразглашении данных предварительного расследования), ответственность и порядок производства следственного действия;

5) постановление о разрешении производства личного обыска предъявляется обыскиваемому. Данный факт он удостоверяет своей подписью на постановлении и в протоколе личного обыска;

6) разрешается вопрос о возможности присутствия при личном обыске защитника (адвоката);

7) обыскиваемому предлагается добровольно выдать подлежащие изъятию предметы (документы и т.п.);

8) в случае необходимости лицам, присутствующим в месте, где производится личный обыск, запрещается покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания личного обыска;

9) поиск на теле человека, в находящейся на нем одежде и при нем - ручной поклаже предметов (документов), которые могут иметь значение для дела;

10) предъявление понятым, наблюдение, измерение, изъятие (если есть необходимость, изъятие может быть принудительным) предметов (документов), могущих иметь значение для дела, а также изъятых из оборота;

11) фиксация в протоколе следственного действия всех действий участвующих в личном обыске лиц, отличительных признаков (свойств) каждого предмета (документа) и точного места его обнаружения;

12) в необходимых случаях осуществляется фотографирование, кино-, видеосъемка, составляются планы, схемы и т.п.;

13) в случае необходимости изъятые предметы (документы) упаковываются и опечатываются;

14) составляется опись изъятых или передаваемых на особое хранение предметов (документов), с указанием количества, меры, веса или индивидуальных признаков и по возможности их стоимости;

15) если при личном обыске имели место попытки уничтожить или спрятать предметы (документов) либо факты нарушения порядка со стороны обыскиваемого или других лиц, в протоколе указывается на это и на принятые меры;

16) принимаются меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе личного обыска обстоятельства частной жизни обыскиваемого, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц;

17) завершается протоколирования следственного действия по правилам ст. 166, 167, 182, 184 УПК;

18) копия протокола и описи вручается под расписку обыскиваемому.

12. По общему правилу личный обыск может быть осуществлен лишь в отношении подозреваемого или обвиняемого. Причем в отношении одного физического лица, а не нескольких одновременно. Если следователь (дознаватель) обладает всеми основаниями для произвести личных обысков нескольких лиц, следует осуществить столько следственных действий, сколько лиц, по его мнению, необходимо обыскать.

13. Личный обыск иных помимо подозреваемого (обвиняемого) лиц может быть произведен в одном лишь случае*(1031) - когда в распоряжении следователя (дознавателя и др.) имеются фактические основания, позволяющие предположить, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы или документы, могущие иметь значение для уголовного дела.

14. В этом случае личному обыску может быть подвергнут как любой участник обыска в помещении, обыска участка местности или личного обыска, так и не участвующее, но присутствующее при производстве одного из названных следственных действий лицо. Таким человеком, к примеру, может быть наблюдающий за происходящим прохожий или даже сотрудник полиции, чьей задачей являлось осуществление охраны места производства обыска. Таковыми могут быть и другие лица. Соответственно лицо, в отношении которого принимается решение о производстве рассматриваемой разновидности личного обыска, до принятия этого решения могло вообще не быть участником уголовного процесса, осуществляемого по данному конкретному уголовному делу. С момента же начала данного следственного действия обыскиваемый наделяется целым комплексом прав и обязанностей. Это значит, что в процессе личного обыска процессуальным статусом он обладает.

15. Разъясняя содержание ч. 2 к.с., необходимо отметить, что правом произвести личный обыск без оформления решения постановлением следователь (дознаватель и др.) обладает еще до того, как станет располагать неопровержимыми данными о том, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы (документы), которые могут иметь значение для уголовного дела. Рассматриваемое полномочие появляются у следователя (дознавателя и др.) с того момента, когда он становится обладателем необходимой совокупности доказательств (иных сведений), позволяющих сделать соответствующее предположение.

16. Личный обыск в рассматриваемой ситуации может быть произведен лишь в отношении лица, "находящегося в месте, где производится обыск". Из этого словосочетания следует несколько выводов. Во-первых, лицо не обязательно должно быть участником обыска, оно может лишь присутствовать при его проведении. Во-вторых, не обязательно, чтобы обыскиваемый находился на месте производства обыска от момента начала производства обыска и до его окончания. И, наконец, в-третьих, правила третьего случая, о котором идет речь в ч. 2 к.с., распространяются лишь на обыски. Нельзя без вынесения соответствующего постановления провести личный обыск лица, находящегося в месте, в котором производится какое-либо другое (не обыск) следственное действие, даже если есть достаточные доказательства, позволяющие предположить, что этот человек скрывает при себе предметы (документы), которые могут иметь значение для уголовного дела. Такого права следователю (дознавателю) законодатель не предоставил.

17. Из содержания ч. 2 к.с. следует, что лицо в изложенной здесь ситуации должно "скрывать при себе" предметы (документы), которые могут иметь значение для уголовного дела. Термин "скрывает при себе" означает, что находящийся на месте обыска человек осуществил активные действия, направленные на размещение могущего иметь значение для уголовного дела предмета (документа) вне поля видимости следователя (дознавателя и др.) на своем теле (в том числе в его естественных или иных отверстиях), в своей одежде или в находящейся при нем ручной поклаже.

18. Пол, о котором идет речь в ч. 3 к.с., - это фактический пол участника личного обыска, если согласно удостоверяющим личность документам лицо одного пола, а на самом деле противоположного. Следователь (дознаватель и др.) может приступить к его личному обыску, только когда сам он фактически одного пола с обыскиваемым. Это правило касается также пола понятых, специалистов и иных принимающих участие в личном обыске лиц. Применительно к производству освидетельствования, сопряженного с обнажением, законодатель разрешил присутствие врача, у которого отличается пол от пола освидетельствуемого (ч. 4 ст. 179 УПК). Применительно к личному обыску законодатель подобной оговорки не сделал. А это значит, что даже приглашенный в качестве специалиста для производства личного обыска врач должен быть одного пола с обыскиваемым. Иначе будут нарушены требования ч. 3 к.с., и, как следствие, протокол личного обыска может быть (если не сказать - должен быть) признан недопустимым доказательством.

19. Требование присутствия при личном обыске только лиц одного пола с обыскиваемым - это обязательное условие данного следственного действия. Между тем это не единственное обязательное условие. Обязательными условиями производства любого личного обыска являются следующие правила:

1) должно быть точно установлено, что при личном обыске не будут нарушены те права и законные интересы как участвующих в следственном действии, так и других лиц, ограничение которых не предусмотрено уголовно-процессуальным законом;

2) не будут унижены честь и достоинство участвующих в искомом действии лиц, а также окружающих;

3) не будет поставлены под угрозу здоровье и жизнь обыскиваемого, а также других граждан.

20. См. также комментарий ст. 92, 182, 450 УПК*(1032).

 

Статья 185. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка

1. Исходя из содержания ч. 2 к.с., а также п. 8 ч. 2 ст. 29 УПК, решение о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи вправе принять только суд в лице судьи районного суда или военного суда соответствующего уровня.

2. Причем формулировку, использованную в ч. 2 ст. 185 УПК, следует толковать буквально. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка не могут быть произведены на основании одного лишь постановления следователя (дознавателя и др.) без получения судебного решения даже в исключительных случаях. Правила ч. 5 ст. 165 УПК не распространимы на наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемку.

3. Фактическое основание наложения ареста на почтово-телеграфные отправления имеет место при наличии достаточной для принятия этого решения совокупности данных (доказательств*(1033) либо доказательств вместе с оперативно-розыскной информацией), позволяющих полагать, что в бандеролях, посылках или других почтово-телеграфных отправлениях либо в телеграммах или радиограммах, поступающих конкретному лицу на определенный адрес, могут содержаться сведения (предмет или документ), имеющие значение для уголовного дела.

4. Следователь (дознаватель и др.) и суд не должны располагать неоспоримым подтверждением того, что в почтово-телеграфных отправлениях либо в телеграммах или радиограммах будут содержаться имеющие значение для уголовного дела объекты. Достаточно, чтобы имелись доказательства, из анализа которых можно было бы сделать соответствующее предположение.

5. Под "другими почтово-телеграфными отправлениями", о которых идет речь в ч. 1 к.с., согласно п. 2 Правил оказания услуг почтовой связи следует отнести: письма, почтовые карточки, секограммы, мелкие пакеты, мешки "М", прямые почтовые контейнеры.

6. Письмо - это почтовое отправление с письменным сообщением, а также иным вложением, размеры и вес которого определяются Правилами оказания услуг почтовой связи.

7. Почтовая карточка - почтовое отправление в виде письменного сообщения на специальном бланке, пересылаемое в открытом виде.

8. Секограмма - почтовое отправление, подаваемое в открытом виде, с вложением, предназначенным исключительно для слепых.

9. Мелкий пакет - международное почтовое отправление с образцами товаров или небольшими предметами, вложение, размеры, масса и способ упаковки которого определены Правилами оказания услуг почтовой связи.

10. Мешком "М" признается международное почтовое отправление (специальный мешок), содержащее печатные издания, направляемые одним отправителем одному и тому же адресату.

11. Прямой почтовый контейнер - это почтовое отправление с товарами и другими материальными ценностями, опломбированное (опечатанное) отправителем в установленном порядке и направляемое к месту назначения.

12. Арест может быть наложен и на телеграммы, и на радиограммы. Телеграммой именуется текстовое сообщение, предназначенное для передачи средствами телеграфной связи (п. 3 Правил оказания услуг телеграфной связи*(1034)). А радиограммой является радиотелеграмма или, иначе, краткое текстовое сообщение, передаваемое, переданное или предназначенное для передачи средствами радиосвязи.

13. Юридическое*(1035) основание наложения ареста на почтово-телеграфные отправления - это всегда судебное решение. Данное решение в обычном порядке принимает судья районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия (дознания) или по месту нахождения учреждения связи, где будет осуществляться задержание арестованных почтово-телеграфных отправлений.

14. Решение принимается в порядке ст. 165 УПК. Причем процедура получения судебного решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления следующая. Следователь (дознаватель и др.) с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемку, о чем выносится постановление.

15. Подписанное следователем (дознавателем и др.) и руководителем следственного органа постановление о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки с материалами, подтверждающими наличие фактических оснований принятия искомого решения, направляется в суд.

16. В течение 24 часов с момента поступления указанного ходатайства постановление следователя (дознавателя и др.) вместе с поступившими материалами должны быть рассмотрены судьей единолично в судебном заседании с участием прокурора и (или) следователя (дознавателя и др.) или без такового.

17. Рассмотрев указанное ходатайство, судья вправе вынести постановление о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке. Решение о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке не может быть оформлено резолюцией судьи на постановлении следователя (дознавателя и др.), возбудившего ходатайство о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки. Судья не может принять указанное решение и без возбуждения перед ним следователем (дознавателем и др.) соответствующего ходатайства. Причем ходатайство должно быть именно о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке. Для принятия судебного решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке недостаточно, к примеру, ходатайства следователя (дознавателя и др.) о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров.

18. Основания осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений отличаются от оснований наложения ареста на таковые. И осмотр, и выемка имеют место уже после наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию. Поэтому фактическим основанием осмотра почтово-телеграфной корреспонденции является поступившее следователю (дознавателю и др.) от руководства учреждения связи уведомление о задержании почтово-телеграфного отправления, на которое наложен арест.

19. Фактическим основанием выемки почтово-телеграфных отправлений будет наличие закрепленных в протоколе осмотра почтово-телеграфной корреспонденции достоверных данных о том, что в таковой содержатся сведения (предмет или документ), имеющие значение для уголовного дела. Выемка почтового отправления возможна и в случае, когда после его осмотра не представляется возможным направить письмо (бандероль и т.п.) получателю почтово-телеграфного отправления так, чтобы не раскрыть тайну наложения ареста на его почтово-телеграфную корреспонденцию.

20. Специального постановления о производстве выемки (осмотра) почтово-телеграфной корреспонденции дополнительно к тому, в котором одновременно принято решение о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и о разрешении ее последующей выемки, выносить не требуется.

21. Соответственно юридическое основание осмотра и выемки почтово-телеграфной корреспонденции - судебное решение о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, об их осмотре и выемке. Процессуальные решения об осмотре, так же как и о выемке почтово-телеграфной корреспонденции, дополнительного оформления не требуют.

22. Переходим к разъяснению положений, закрепленных в ч. 3 к.с. Здесь собраны правила, касающиеся оформления ходатайства следователя (дознавателя и др.) о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки. Исходя из этих правил, следователем (дознавателем и др.) соответствующее ходатайство оформляется в виде мотивированного постановления о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки.

23. В п. 1 ч. 3 к.с. употреблено понятие "лицо, почтово-телеграфные отправления которого должны задерживаться". В ч. 5 той же статьи речь идет об "адресате". Кто же может выступать в этих качествах? Законодатель не ограничивает круг лиц, на почтово-телеграфную корреспонденцию которых возможно наложение ареста. Таковыми обычно являются обвиняемые, подозреваемые и лица, состоящие с ними в родстве, дружбе (их знакомые). Между тем нельзя отрицать возможность при наличии к тому фактических оснований наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию любого другого лица*(1036). Такими лицами в том числе могут быть потерпевший, свидетель и даже лицо, которому ничего не известно о расследуемом преступлении и обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Например, при розыске подозреваемого (обвиняемого) может быть наложен арест на почтово-телеграфную корреспонденцию его отца, который долгие годы не виделся с сыном и в связи с этим ничего не может сообщить, что могло бы иметь отношение к уголовному делу. Но в распоряжении следователя (дознавателя и др.) появились доказательства, позволяющие предположить, что сын напишет письмо отцу и, допустим, попросит у него денег или иной помощи.

24. Уведомление, о котором идет речь в ч. 4 к.с., готовится учреждением связи и подписывается его руководителем. Оно должно направляться немедленно. А это значит, что такое уведомление в адрес следователя (дознавателя и др.) следует направлять в день поступления почтово-телеграфного отправления и соответственно в день его задержания.

25. В ч. 5 к.с. закреплены специфические требования, применяемые к порядку производства осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений. Эти правила действуют уже после того, как следователю (дознавателю и др.) сообщили о задержании в учреждении связи арестованной бандероли, посылки или другого почтово-телеграфного отправления либо телеграммы или радиограммы.

26. Сразу после получения уведомления следователь (дознаватель и др.) должен прибыть в учреждение связи, где полномочиями работников этого учреждения осуществлено задержание почтово-телеграфного отправления.

27. Сначала следователь (дознаватель и др.) приступает к "осмотру" почтово-телеграфной корреспонденции. Он всегда предшествует выемке почтово-телеграфной корреспонденции.

28. В протоколе осмотра почтово-телеграфных отправлений указывается, кем и какие именно почтово-телеграфные отправления были подвергнуты осмотру, скопированы, отправлены адресату или задержаны.

29. Задержанные полномочиями следователя (дознавателя и др.) в процессе осмотра почтово-телеграфные отправления или их части затем подвергаются выемке. Получателю почтово-телеграфного отправления направляются лишь не имеющие значения для уголовного дела почтово-телеграфные отправления, отсылка которых адресату не раскроет тайну наложения ареста на его почтово-телеграфную корреспонденцию.

30. Специфика осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений заключается в том, что понятыми здесь согласно ч. 5 к.с. должны быть "работники" учреждения связи. Законодатель не определил круг работников учреждения связи, которые могут быть приглашены для участия в качестве понятого. Главное, чтобы это были работники именно того учреждения связи, в котором осуществлено задержание почтово-телеграфного отправления. Помимо этого в целях уменьшения вероятности раскрытия тайны наложения ареста на почтово-телеграфные отправления рекомендуется приглашать в качестве понятых тех работников, которые принимали участие в задержании почтово-телеграфного отправления или которым, как минимум, известно о наложении ареста на таковое.

31. При каждом получении нового почтово-телеграфного отправления составляется отдельный протокол осмотра. Но как быть, если в один день поступило несколько почтово-телеграфных отправлений? Их следует осматривать в процессе одного или нескольких следственных действий? Нарушения закона не будет ни в том, ни в другом случае. Это же правило касается и выемки почтово-телеграфной корреспонденции. Если по прибытию в учреждение связи следователю представили несколько задержанных почтово-телеграфных отправлений и ни что не мешает осмотреть их в ходе производства одного следственного действия, рекомендуется так и поступать. Завершив такой осмотр, при наличии к тому фактических оснований можно произвести одним следственным действием выемку имеющих значение для уголовного дела почтово-телеграфных отправлений.

32. Протокол осмотра почтово-телеграфной корреспонденции составляется по общим правилам оформления протокола следственного действия (ст. 166 и 167 УПК) и, в частности, протокола осмотра (ст. 180 УПК).

33. В протоколе следует отразить, "какие почтово-телеграфные отправления были подвергнуты осмотру". Данное требование нацеливает правоприменителя на отражение в протоколе вида, даты, веса, ценности почтово-телеграфного отправления, данных об его адресате и отправителе, имеющихся здесь печатей и штемпелей. Осмотр почтово-телеграфного отправления не может ограничиваться лишь его содержимым (содержанием, к примеру, текста самого письма).

34. При обнаружении в процессе осмотра достоверных данных о том, что в почтово-телеграфной корреспонденции содержатся сведения (предмет или документ), имеющие значение для уголовного дела, или же в случае, когда после его осмотра не представляется возможным направить письмо (бандероль и т.п.) получателю почтово-телеграфного отправления, почтово-телеграфная корреспонденция задерживается. О данном обстоятельстве законодатель также требует указать в протоколе осмотра. Это указание является подтверждением наличия фактических оснований производства выемки почтово-телеграфных отправлений.

35. Для того чтобы приступить к производству выемки, нет необходимости составлять специальное постановление об ее производстве. При наложении ареста на почтово-телеграфные отправления судом уже принято решение, позволяющее производить выемку почтово-телеграфной корреспонденции. Поэтому сразу же после принятия решения о наличии фактических оснований производства выемки почтово-телеграфных отправлений (после завершения протоколирования их осмотра, в процессе которого установлены данные основания) следует осуществить следующие действия:

1) обеспечение участия в выемке почтово-телеграфных отправлений понятых и других необходимых для производства следственного действия лиц;

2) разъяснение участвующим в производстве выемки лицам их прав и обязанностей (если этого еще не было сделано, предупреждение их о неразглашении данных предварительного расследования*(1037)), ответственности и порядка производства выемки почтово-телеграфных отправлений;

3) запрещение в случае необходимости лицам, присутствующим в месте, где производится выемка почтово-телеграфных отправлений, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания следственного действия;

4) изъятие предметов (документов) и предъявление их понятым (иным участникам следственного действия);

5) производство (в необходимых случаях) фотографирования, кино-, видеосъемки, составление рисунков и (или) схем;

6) составление описи изъятых или передаваемых на особое хранение предметов (документов) с указанием количества, меры, веса или индивидуальных признаков и по возможности их стоимости;

7) принятие мер к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе выемки обстоятельства частной жизни лица, чьи почтово-телеграфные отправления изымаются, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц;

8) завершение протоколирования результатов данного следственного действия по правилам к.с., а также ст. 166, 167, 182, 183 УПК;

9) вручение под расписку руководителю учреждения связи копии протокола выемки почтово-телеграфных отправлений.

36. В ч. 6 к.с. законодатель предусмотрел две разновидности фактических оснований принятия решения об отмене ареста, наложенного на почтово-телеграфные отправления:

1) отпала необходимость в этой мере;

2) окончено предварительное расследование по данному уголовному делу.

37. Необходимость в применении такой меры, как арест на почтово-телеграфные отправления, отпадать может по разным причинам. Чаще всего это решение задач, во исполнение которых мера процессуального принуждения налагалась (установление всех лиц, причастных к совершению преступления, места нахождения разыскиваемого лица, орудия преступления или всех предметов преступного посягательства, выемка необходимого доказательства, установление иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, и т.п.).

38. См. также комментарий ст. 450 УПК*(1038).

 

Статья 186. Контроль и запись переговоров

1. Задачи контролирования (записи) переговоров, осмотра и прослушивания фонограммы следующие. Сначала преследуется цель отслеживания всей информации, которая может быть выявлена в процессе прослушивания и записи разговора определенного в постановлении судьи субъекта. Затем в осматриваемой и прослушиваемой фонограмме отыскиваются сведения, имеющие значение для дела. После установления наличия таковых фонограмма постановлением следователя (дознавателя и др.) приобщается к уголовному делу.

2. Условия контролирования (записи) переговоров, осмотра и прослушивания фонограммы:

3. Контроль (запись) переговоров возможен только по делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях или в случае, если существует реальная угроза применения в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц насилия, вымогательства и других преступных действий.

4. Сведения, послужившие основанием к производству данного следственного действия, должны содержаться в доказательствах (показаниях свидетелей, потерпевших и т. д.).

5. Данное следственное действие производится в отношении переговоров лиц, которые могут располагать сведениями о преступлении либо иными сведениями, имеющими значение для уголовного дела.

6. На момент производства осмотра и прослушивания фонограммы должны быть точно установлены лица, принимавшие участие в зафиксированном на ней разговоре.

7. Осмотр и прослушивание производятся в присутствии понятых, а при необходимости специалиста и лиц, телефонные и иные переговоры которых записаны.

8. Фонограмма к уголовному делу приобщается в полном объеме.

9. Срок, на который установлено осуществление контроля и записи телефонных и иных переговоров, не может превышать шести месяцев.

10. Основания контроля и записи переговоров, а также осмотра и прослушивания фонограммы таковы. Фактическое основание принятия решения о контроле и записи переговоров заключается в наличии достаточных данных (доказательств), позволяющих полагать, что во время прослушивания и записи переговоров конкретного лица могут быть получены сведения, имеющие значение для дела.

11. Юридическое основание - постановление судьи (судебное решение).

12. В соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. N 345-О*(1039) информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Таким образом, сведения о входящих и исходящих сигналах соединения абонентов могут подлежать контролю лишь на основании судебного решения*(1040).

13. Процедура получения судебного решения о производстве контроля и записи переговоров следующая. Следователь (дознавателя и др.) с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров, о чем выносится постановление. Рассмотрев указанное ходатайство, судья вправе вынести постановление о разрешении его производства (чч. 1 и 4 ст. 165 УПК).