Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Часть четвертая. Особый порядок уголовного судопроизводства 4 страница



20. Буквальное толкование ч. 1 к.с. может привести к двум выводам.

1) либо в уголовном процессе одновременно существует два производства о применении принудительных мер медицинского характера. Одно осуществляется перед тем, как принимается решение о применении амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, а другое - о применении всех иных предусмотренных ст. 99 УК принудительных мер медицинского характера;

2) либо производство о применении принудительных мер медицинского характера - это производство о применении лишь мер, предусмотренных пп. "б"-"г" ч. 1 ст. 99 УК. Именно ему посвящена гл. 51 УПК. Применение же судом к лицу амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра осуществляется в рамках деятельности, о которой идет речь в ч. 4 к.с.

21. Думается, что второй вывод в большей степени отражает идею законодателя. Первый вывод представляется небезупречным. Это происходит потому, что в УПК нигде и ничего не сказано о наличии второго производства о применении принудительных мер медицинского характера - производства о применении в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. Напротив, ч. 1 к.с. прямо обращает внимание на то, что в отношении указанных лиц осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, предусмотренных пп. "б"-"г" ч. 1 ст. 99 УК, что позволяет исключить возможность применения к ним в рамках предусмотренного гл. 51 УПК особого производства такой принудительной меры медицинского характера, как амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

22. В комментариях к УПК под общей редакцией Н.А. Петухова и Г.И. Загорского авторы разъяснений к соответствующей главе, Кондратьев Ф.В. и Пахомов С.М., утверждают, что "отсутствие п. "а" ч. 1 ст. 99 УК в ст. 433 *(1708) о применении ПММХ*(1709) является явным упущением, ибо кроме суда никто не может применить к невменяемым этот вид ПММХ. При существующей практике*(1710) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра назначает именно суд как первичный вид ПММХ или в случаях изменения стационарного принудительного лечения на амбулаторное. Поскольку для невменяемых амбулаторное принудительное лечение может назначаться, продлеваться и изменяться только судом, то рассмотрение производства о применении этого вида ПММХ должно находить отражение в главе 51 УПК"*(1711).

23. Действительно, п. "а" ч. 1 ст. 99 УК суду предоставлено право назначать амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Согласно ст. 97 и 100 УК данная разновидность принудительных мер медицинского характера может быть назначена судом не только к невменяемым (лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости), но и к лицам:

а) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

б) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости;

в) совершившим в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

24. Между тем данное правовое положение в настоящее время действует не полностью. Согласно правилам ст. 4 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с УПК (а таковым является и УК), подлежат приведению в соответствие с УПК. Впредь до приведения в соответствие с УПК указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей УПК.

25. Если принимать в учет положения ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", то приходишь к выводу, что не к.с. нужно приводить в соответствие со ст. 99 УК, а наоборот. До приведения в соответствие с положениями к.с. ст. 99 УК может применяться только в части, не противоречащей к.с. Иначе говоря, в настоящее время амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра как принудительная мера медицинского характера может быть назначена судом только к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

26. Требования гл. 51 УПК не распространяются на лиц, в отношении которых судом может быть назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

27. Итак, в рамках производства, основания которого урегулированы чч. 1-3 к.с., суд может применить принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего, специализированного типа и в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

28. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа применяется в отношении лиц, страдающих психическим расстройством (душевнобольных), которые по своему психическому состоянию нуждаются в стационарном лечении и наблюдении, но не требуют интенсивного наблюдения. Урегулированная УПК РСФСР 1960 г. практика принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа показывает, что это обычно лица, которые совершили общественно опасное деяние, не связанное с посягательством на жизнь граждан, по психическому состоянию не представляющие угрозы для окружающих.

29. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа применяется к лицам, страдающим психическим расстройством (душевнобольным), которые по своему психическому состоянию представляют особую опасность для себя или других людей. Обычно это лица, которые совершили общественно опасное деяние, связанное с посягательством на жизнь граждан.

30. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением применяется к душевнобольным, по психологическому состоянию и характеру совершенного ими общественно опасного деяния представляющим особую опасность для себя или других людей и требующим постоянного и интенсивного наблюдения. Все, кто помещен в такой психиатрический стационар, должны содержаться в условиях, исключающих возможность совершения ими нового общественно опасного деяния.

31. Таким образом, принудительные меры медицинского характера применяются только к лицам, которые по характеру совершенного ими деяния и своему болезненному состоянию представляют опасность для себя или других лиц в связи с возможностью причинения ими иного серьезного вреда.

32. Причем решение вопроса о невменяемости, применении принудительной меры медицинского характера и ее вида относится к компетенции суда. Определение конкретного психиатрического учреждения, где должно проводиться лечение, относится к компетенции органов здравоохранения*(1712).

33. Как правильно отмечает большинство ученых, принудительные меры медицинского характера не являются мерами уголовного наказания. Они представляют собой систему психотерапевтических, медико-профилактических и медико-реабилитационных мер, а также систему медицинских мер по уходу и надзору за психически больными*(1713).

34. Осуществляются они не в системе учреждений, исполняющих наказание, а в психиатрических учреждениях органов здравоохранения. Причем лица, по постановлению суда помещенные в психиатрический стационар для применения к ним принудительных мер медицинского характера, признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в психиатрическом стационаре и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию или на пенсию на общих основаниях. Они пользуются также следующими правами:

- обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании";

- подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд, к адвокату, в государственное юридическое бюро (при наличии);

- встречаться с адвокатом, работником или уполномоченным лицом государственного юридического бюро и со священнослужителем наедине;

- исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозные атрибутику и литературу;

- выписывать газеты и журналы;

- получать образование по программе общеобразовательной школы или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет;

- получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде.

35. Лицо, к которому применены принудительные меры медицинского характера, имеет также следующие права, которые могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главным врачом в интересах здоровья или безопасности пациентов, а также в интересах здоровья или безопасности других лиц:

- вести переписку без цензуры;

- получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы;

- пользоваться телефоном;

- принимать посетителей;

- иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой (ст. 37 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании").

36. Суд не назначает срока применения принудительных мер медицинского характера. Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 102 УК, как минимум, каждые шесть месяцев лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. Изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляется в рамках процедуры рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговоров (п. 12 ст. 397 УПК) с соблюдением требований ст. 445 УПК.

37. В том же порядке принудительные меры медицинского характера назначаются лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (п. 6 ст. 397 УПК).

38. Принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, принудительного лечения в психиатрическом стационаре (общего типа, специализированного типа или специализированного типа с интенсивным наблюдением) могут быть применены судом к лицу:

- совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, то есть когда это лицо во время совершения деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Такое лицо не подлежит уголовной ответственности (ч. 1 ст. 21 УК);

- у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Такое лицо освобождается судом от наказания либо от дальнейшего его отбывания (ч. 1 ст. 81 УК), в случае выздоровления оно может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст.ст. 78 и 83 УК.

Принудительные меры медицинского характера судом могут быть применены к лицу, совершившему преступление и страдающему психическим расстройством, не исключающим вменяемости, но нуждающемуся в лечении психического расстройства. Такому лицу наряду с наказанием суд может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра (ч. 2 ст. 99 УК). Решение об этом должно содержаться в резолютивной части приговора*(1714).

39. В ч. 4 к.с. закралась некоторая неточность. Здесь говорится, что принудительные меры медицинского характера "применяются" при постановлении приговора. О том, что принудительные меры медицинского характера "применяются" при постановлении приговора, утверждает также В.К. Бобров*(1715).

40. Между тем ни суд, ни какой другой орган при (во время) постановлении приговора принудительных мер не только не применяет, но и не может применить. Суд не имеет в своем распоряжении соответствующих средств. Применение принудительных мер медицинского характера не является функцией суда.

41. В соответствии с ч. 1 ст. 18 УИК РФ к осужденным к принудительным работам, ограничению свободы, аресту, лишению свободы, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, данные меры применяются учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний. Данные меры применяются по решению суда соответственно после, а не при постановлении приговора. Судом же принудительные меры медицинского характера не применяются, а назначаются.

42. Путаница с понятиями "применение принудительных мер медицинского характера" и "назначение принудительных мер медицинского характера" отразилась также на содержании приведенных некоторыми авторами разъяснений положений ст. 433 УПК. Ими дается определение понятию "основания применения принудительных мер медицинского характера", назначенных в соответствии с ч. 1 ст. 443 УПК.

43. Так, В.К. Бобров отмечает, что основанием применения принудительных мер медицинского характера являются опасность лица, вытекающая из его предыдущего поведения, и психическое расстройство, которое связано с опасностью для него и других лиц либо с возможностью причинения им иного существенного вреда (например, совершением нового преступления)*(1716).

44. С.П. Щерба приводит аналогичное определение. По его мнению, "основанием для применения принудительных мер медицинского характера являются общественная опасность лица, вытекающая из его предыдущего поведения, психического состояния, и возможности в связи с этим совершения новых общественно опасных деяний"*(1717).

45. Авторы в своих определениях, скорее всего, говорят об основаниях назначения принудительных мер медицинского характера, а не их применения. Не будем в настоящем комментарии рассуждать о качестве интерпретации авторами содержания ч. 1 ст. 443 УПК, в которой и идет речь об основаниях назначения принудительных мер медицинского характера*(1718). Она, в особенности у В.К. Боброва, мало соответствует букве закона.

46. Отметим лишь то, что, исходя из положений, закрепленных в ч. 1 ст. 13 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и ч. 1 ст. 443 УПК, основанием применения принудительных мер медицинского характера может быть только постановление суда об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении*(1719) к нему принудительных мер медицинского характера. Лицо может быть "опасным", страдать психическим расстройством, но если в отношении него не будет вынесено соответствующего постановления, применение в отношении данного лица принудительных мер медицинского характера следует признать незаконным в связи с отсутствием юридического основания их применения.

47. Между тем и с характеристикой основания назначения принудительных мер медицинского характера через термины "опасность лица" и "психическое расстройство" можно поспорить. Согласно ч. 1 ст. 443 УПК постановление об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера выносится в связи (на основании) с признанием доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

48. Редакция данной нормы позволяет понять подход законодателя к понятию основания рассматриваемого нами процессуального решения. Основанием данного процессуального решения является не свойство личности и тем более не его заболевание ("психическое расстройство"), а достаточная для принятия искомого решения совокупность доказательств.

49. Соответственно основанием назначения принудительных мер медицинского характера является такая совокупность доказательств, которая позволяет признать доказанным то обстоятельство, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

50. Основание же производства о применении принудительных мер медицинского характера - это, с одной стороны, совокупность доказательств, позволяющая признать доказанным, что лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние (кто-либо из соучастников), совершило данное деяние в состоянии невменяемости или у него (у кого-либо из соучастников) психическое расстройство наступило после совершения преступления, с другой - постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы лицу, в отношении которого собрана такая совокупность доказательств, которая при производстве предварительного расследования в обычном порядке позволила бы предъявить ему обвинение.

51. См. также комментарий к ст. 397, 434, 439, 441, 442, 444, 445 и ко всем иным названным здесь статьям УПК*(1720).

 

Статья 434. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

1. При осуществлении производства о применении принудительных мер медицинского характера следует строго соблюдать Конституцию РФ, нормы уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. При решении отдельных вопросов, связанных с применением принудительных мер медицинского характера, необходимо руководствоваться положениями Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1, Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", Федерального закона от 7 мая 2009 г. N 92-ФЗ "Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением", а также иных нормативных правовых актов, в том числе Постановления Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. N 54 "О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью", Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации от 17 октября 2005 г. N 640/190 "О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу"*(1721).

2. При производстве о применении принудительных мер медицинского характера судам следует учитывать положения международных актов, практику Европейского Суда по правам человека. В частности, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г.) предусматривают положение о том, что лиц, сочтенных душевнобольными, не следует подвергать тюремному заключению, поэтому необходимо принимать меры для их скорейшего перевода в заведения для душевнобольных (правило 82 (1)). Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (утверждены Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1991 г. 46/119) предусматривают, что в отношении лиц, совершивших запрещенные уголовным законом деяния, если предполагается или установлено, что они страдают психическим заболеванием, общие принципы защиты подлежат применению в полном объеме с такими минимальными, необходимыми в данных обстоятельствах изменениями и исключениями, которые не будут наносить ущерб их правам (принцип 20).

3. При решении вопросов, связанных с изменением, продлением или прекращением применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, переданных Российской Федерации в соответствии с Конвенцией о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения (28 марта 1997 г.), судам следует принимать во внимание положения указанной Конвенции*(1722).

4. Предварительная проверка заявления (сообщения) об общественно опасном деянии невменяемого осуществляется так же, как и в обычном порядке, на основе положений, закрепленных в гл. 19 и 20 УПК. Поводы и основания к возбуждению уголовного дела по такого рода происшествиям такие же, как во всех других случаях. Если из повода или материалов проверки следует факт душевного заболевания лица, совершившего деяние, должно быть возбуждено уголовное дело, и лишь затем собраны доказательства, подтверждающие его виновность или невиновность.

5. Нельзя отказывать в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления (нет субъекта) даже тогда, когда заведомо известно, что лицо уже лечилось в психиатрической больнице, что подобные действия им осуществляются не в первый раз. Уголовное дело должно быть возбуждено и проведено расследование в целях применения в последующем к такому лицу принудительных мер медицинского характера.

6. Отказ в возбуждении уголовного дела может иметь место только тогда, когда:

1) деяния, о котором сообщено в компетентный орган, вообще не было;

2) деяния, о котором сообщено в компетентный орган, не является общественно опасным;

3) правонарушитель бесспорно не является опасным для общества.

7. Если по фактам совершения общественно опасных деяний невменяемыми, а также преступлений - лицами, заболевшими душевной болезнью после совершения преступления, расследование начинается органом дознания, то при установлении душевного заболевания у лица, совершившего общественно опасное деяние, дело для дальнейшего расследования должно быть направлено следователю. Орган дознания в пределах своей подведомственности (см. комментарий ст. 21, 145, 157 УПК) вправе возбудить уголовное дело в отношении деяния, совершенного лицом, страдающим психическим заболеванием, но расследование такого происшествия должно быть ограничено неотложными следственными действиями.

8. В к.с. не дан исчерпывающий перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по анализируемой категории дел. При производстве предварительного следствия и судебного разбирательства по делам о запрещенных уголовным законом деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, должны предприниматься меры к выяснению обстоятельств, способствовавших совершению общественно опасного деяния, а также возможности или невозможности назначения (исполнения) лицу, совершившему общественно опасное деяние, наказания.

9. Указанные в к.с. обстоятельства устанавливаются путем производства различных следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом (осмотры, обыски, выемки, допросы и т.п.)

10. Трудности, возникающие при производстве рассматриваемого вида предварительного следствия, обусловлены тем, что:

- нет такого вида доказательства, как показания обвиняемого;

- отсутствуют ходатайства обвиняемого, которые могли бы способствовать всестороннему исследованию дела;

- у следователя как правило отсутствует опыт рассмотрения подобной категории дел из-за их редкой встречаемости.

11. Однако все это не устраняет возможности производства в отношении душевнобольного задержания и избрания меры пресечения.

12. Статьей 151 УПК прямо не оговорено, каким органом предварительного следствия должно производиться предварительное расследование по уголовным делам в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение. Когда согласно предметной подследственности преступление, признаки которого содержатся в общественно опасном деянии указанного лица, отнесено к подследственности определенного органа предварительного следствия, он и будет производить по делу расследование в полном объеме.

13. Если же преступление, признаки которого содержатся в деянии, совершенном невменяемым, или лицом, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, в обычном порядке подследственно органу дознания; кто будет проводить по нему предварительное следствие, решает прокурор.

14. В связи с тем, что лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, не несет за свои действия уголовной ответственности, а лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, во время производства по делу не отдает отчета в своих действиях и не может руководить ими, в отношении них не выносится постановление о привлечении в качестве обвиняемого, не предъявляется обвинение, не производится допрос в качестве обвиняемого и по окончании следствия они не знакомятся с материалами законченного производства.

15. В случаях, когда в совершении общественно опасного деяния наряду с психически больным принимали участие лица, не страдающие расстройством душевной деятельности, привлечение последних в качестве обвиняемых и ознакомление их с материалами дела производится в общем порядке.

16. О производстве судебной экспертизы по данной категории уголовных дел см. комментарий ст. 196, 203 УПК.

17. См. также комментарий ст. 150, 151, 433, 442, 443 УПК.

 

Статья 435. Помещение в психиатрический стационар

1. Если бы законодатель посвятил ч. 2 к.с. только подозреваемому и (или) обвиняемому, он об этих субъектах и написал бы в указанной статье. Но здесь говорится о другом субъекте - о "лице" или более полно - о "лице, не содержащемся под стражей". Таким лицом может быть как не содержащийся под стражей подозреваемый (обвиняемый), так и иное лицо, в отношении которого следователь собрал такую совокупность доказательств, которая в обычном порядке, если бы отсутствовали сомнения во вменяемости лица, позволила бы предъявить ему обвинение.

2. Помещение в психиатрический стационар для производства экспертизы подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей, производится в порядке, предусмотренном ст.ст. 108, 203 УПК, а не содержащегося под стражей, - в порядке, предусмотренном ст.ст. 165, 203 УПК.

3. Постановление суда о помещении лица в психиатрический стационар, а также о продлении срока пребывания в нем может быть обжаловано этим лицом, его защитником, законным представителем, иными лицами в порядке, предусмотренном УПК *(1723).

4. См. комментарий ст. 108, 203 УПК.

 

Статья 436. Выделение уголовного дела

1. Когда в совершении общественно опасного деяния наряду с психически больным принимали участие лица, не страдающие расстройством душевной деятельности, материалы на невменяемого или лицо, заболевшее душевной болезнью после совершения преступления, если это возможно без ущерба для полноты расследования, выделяются в отдельное производство. В случае невозможности выделения в отношении него дела в отдельное производство следует приостановить расследование по всему делу до выхода лица, совершившего общественно опасное деяние, из болезненного состояния.

2. См. также комментарий ст. 154 УПК.

 

Статья 437. Участие лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и его законного представителя

1. Лицом, о котором идет речь в ч. 1 и п. 1 ч. 2 к.с., может быть как совершеннолетнее, так и несовершеннолетнее (малолетнее) лицо, как вменяемый, так и невменяемый на момент совершения преступления гражданин, вне зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

2. Сразу же вслед за началом производства о применении принудительных мер медицинского характера у лица, в отношении которого оно ведется, должен появиться законный представитель.

3. К участию в уголовном деле "привлекается" не законный представитель, а близкий родственник (орган опеки и попечительства), который после состоявшегося "привлечения", наделяется статусом законного представителя.

4. Круг лиц, которые могут быть законными представителями лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, гораздо шире тех, кто может быть допущен к участию в деле в качестве законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего. Законным представителем лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, может быть супруг, супруга, дети, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки, которые не вправе выступать законным представителем несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего.