Социально-политическая ситуация в Древнем Риме. Ее влияние на развитие ораторского искусства. Отличие от риторики Древней Греции.
Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Социально-политическая ситуация в Древнем Риме. Ее влияние на развитие ораторского искусства. Отличие от риторики Древней Греции.



 

Развитию красноречия в Риме во многом способствовали блестящие образцы греческого ораторского искусства, которое со II в. до н. э. становится предметом тщательного изучения в специальных школах.

С речами выступали политические деятели, как, например, реформаторы братья Гракхи, особенно Гай Гракх, который был оратором исключительной силы. Увлекая народные массы даром слова, он в своих выступлениях пользовался и некоторыми театральными приемами.

Среди римских ораторов широко, например, был распространен такой прием, как показ рубцов от ран, полученных в борьбе за свободу.

Как и Греки, Римляне выделяли два направления в красноречии: азиатское и аттическое.

Несмотря на то, что Аристотель оставался для античного Рима высшим авторитетом в области риторики, тем не менее, римляне внесли немало ценного и заслуживающего внимания в эту науку и особенно практику ораторского искусства.

Прежде всего их заслугазаключается в разработке приемов составления речей. Здесь римские ораторы следователи скорее той традиции, которая возникла в трудах ученика Аристотеля Феофраста, чем его самого. Они считали, что его “Риторика”, несмотря на неоспоримые достоинства, лучше подходит для анализа готовых речей, чем для их составления. Поэтому для римских риториков и ораторов гораздо большее значение имело руководство “О слоге”, написанное Феофрастом — до нас не дошедшее, в котором он, опираясь на принципы своего учителя, обобщил громадный опыт, накопленный своими предшественниками в области стиля и произнесения речи.

Римские судебные ораторы значительно усовершенствовали так называемые нетехнические средства аргументации, связанные с использованием свидетельств, показаний, контрактов, договоров и в особенности норм права. Хорошо известно, что усиленно разрабатывавшееся римское право стимулировало интерес к вопросам аргументации и убеждения, а ссылка на юридические законы стала неоспоримым доказательством в судебных речах.

 

Политическое устройство Древнего Рима требовало развития практического красноречия главным образом в его политической форме. Оратор (от лат. orare <говорить>) – это уже

римский термин, обозначающий того, кто выступает с речью, а также обладает даром красноречия. Ораторские способности играли заметную роль в продвижении идей во время сенатских прений. Государственные решения и законы принимались чаще всего коллегиально, на заседаниях Сената. Политическую картину Рима невозможно представить себе без бурных собраний.

На сходках влиятельные политики громили предложения своих противников, спорили друг с другом перед лицом народа, убеждали его в пользе какого-либо законопроекта. Слушатели выражали свое участие шумом и криками. В кризисные годы народные трибуны вызывали консулов и сенаторов на комиции – к ответу и к отчету перед плебсом: так было, например, во время хлебного бунта 138 г. до н.э. и после убийства Тиберия

Гракха [120, 28].

В основании политических речей римлян лежала инвектива (оскорбление) – черта, характерная для архаических обществ, когда идея еще не отделена от своего носителя: развенчание личности политического противника есть развенчание его идей. Примеры инвектив мы встречаем в ораторской практике защитника олигархии Марка Порция Катона Старшего (III–II вв. до н.э.)

Катон занимался специальными вопросами теории и практики искусства речи, подчеркивая особую значимость подготовки к выступлению. Современники Катона свидетельствуют о том, что он обладал изящной речью, умел говорить гладко, с особым пафосом. Плутарх называл Катона «римским Демосфеном». Катон был противником проникновения греческого влияния на римскую почву, хотя являлся большим поклонником греческой риторики. По Катону, «у греков слова текут с губ, у римлян идут от сердца». Он произнес не меньше 150 речей по различным государственным,политическим и судебным вопросам.

В речах Катона проявляется большая целеустремленность. Настойчиво добиваясь чего-нибудь, он прибегал иногда к повторениям, которые использовал как прием агитации, как средство усиления какой-либо мысли, которая должна проникнуть в сознание слушателей. Так, будучи непримиримо настроенным по отношению к Карфагену, Катон постоянно призывал к войне с ним и каждую свою речь, произнесенную в то время

(безотносительно к ее теме), заканчивал всегда одной и той же фразой: «Впрочем, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен».

В римской традиции риторика утверждается и систематизируется как словесная наука о человеке в его отношении к обществу, она становится своего рода государственной идеологией и охватывает основное содержание научно-философской, юридической и художественной культуры.

В новых условиях развивается торжественное красноречие. Перед оратором ставилась задача – экспромтом, без подготовки, прославить героя древнего мифа, произнести похвальное слово великому оратору, политическому деятелю прошлого. Если в политическом красноречии содержание и построение речи целиком исходят из конкретной обстановки, то содержание торжественных речей более однообразно и легче поддается предварительному расчету. Поэтому риторическая теория, заранее рассчитывающая все возможные типы и комбинации ораторских приемов, оказывается в высшей степени необходимой оратору.

Особый вид древнеримского красноречия составляло «погребальное восхваление», сопровождавшее процедуру похорон знатных римлян. На форуме ближайший родственник умершего или кто-либо, назначенный государством, произносил «погребальное восхваление», в котором перечислялись заслуги как покойника, так и его предков [119, 274].

 


Под влиянием Гермагора римские судебные ораторы стали использовать в своих речах заранее подготовленные формы, или структуры, аргументов или доводов, которые можно было бы использовать в будущих речах. Однако впоследствии Цицерон и Квинтиллиан выступили против таких догматических схем, справедливо подчеркивая, что изобретение и нахождение подходящих аргументов и схем рассуждения представляет собой творческий процесс и требует широкого и свободного образования.

Усилия древнеримских ораторов были сконцентрированы главным образом вокруг проблем политической борьбы в сенате, на народных форумах, а также судебных разбирательств гражданских и уголовных дел. Поэтому их мало занимали теоретические вопросы аргументации и риторики вообще. Единственным исключением из этого был, пожалуй, выдающийся оратор античного Рима Марк Юлий Цицерон, неизменно подчеркивавший в своих сочинениях необходимость сочетания красноречия с убедительностью, риторики с философией. В риторике Цицерон пытался объединить, с одной стороны, философские принципы Платона и Аристотеля, а с другой, чисто практические приемы и рекомендации, идущие от Исократа. Однако главное внимание он уделяет не философским принципам, о которых очень мало говорится в трех его трактатах об ораторском искусстве. Его больше всего занимает прикладная сторона риторики, ее умелое использование в сенате, народном собрании, суде.

 

Короткий взлет ораторского искусства и риторики после Цицерона был связан с именем Марка Фабия Квинтилиана, считавшегося самым знаменитым оратором в последней четверти I века н.э. Хотя Квинтилиан и был большим поклонником Цицерона, но в своей риторике он ориентировался не столько на народ и широкую демократическую публику, а избранный круг ценителей стиля и красоты речи. Поэтому он хотел видеть в ораторе не столько мыслителя, сколько стилиста [8, с. 68]. Характерно, что он определяет и риторику как искусство говорить хорошо [11, p. 1].


Отход от античной традиции в риторике, хотя и обозначился в позднейшей римской риторике, тем не менее он не был выражен в явной и тем более резкой форме. Поэтому этот этап развития риторики можно охарактеризовать как переходный от античности к средневековью, когда на место убеждения пришла вера, которая, по мысли отцов церкви, должна была заменить и все ранее созданные средства убеждения.

 

Красноречие Древнего Рима развивалось под влиянием греческого наследия и достигло расцвета во времена могущества Римской республики.
1. Марк Туллий Цицерон (106 – 43 до н.э.)
Вершиной развития ораторского искусства Древнего Рима является деятельность Цицерона – одного из самых выдающихся ораторов мира. Его имя стало нарицательным.

Суть своей риторической системы Цицерон изложил в трех трактатах:
«Об ораторе»,
«Брут»,
«Оратор».

Все эти произведения объединяет общая идея – идея необходимости и целесообразности общих знаний, широкой культуры для оратора.

Трактат «Об ораторе» состоит из трех книг и написан в форме диалога. Собеседники Цицерона – известные в свое время ораторы. Содержание – ответ Цицерона на сомнение одного из них в необходимости общих знаний для оратора. Темпераментно показывает автор, что дает оратору литература, история, право, философия. Из трех разделов философии (учение о природе, этика, логика) Цицерон считал наиболее полезными для оратора этику и логику.

В этой работе Цицерон определил конкретные задачи обучения красноречию. Основываясь на опыте своих предшественников, он кратко и, как всегда, талантливо сформулировал каноны1 классической риторики, которые в последующие эпохи были приняты очень многими авторами трудов по красноречию. На русской почве уже в XIX веке взгляды Цицерона разделяли и лицейские учителя Пушкина – Н.Ф. Кошанский, А.И. Галич.

Итак, оратор, по Цицерону, должен:
1.изобрести,
2. расположить,
3. украсить (выразить, изложить известным слогом).

Этому оратора обучали три крупные раздела риторики:

I. Изобретение (inventio),
II. Расположение (dispositio),
III. Украшение (elocutio).

К ним примыкали:
IV. Произнесение (actio),
V. Память (memoria).

Именно эти разделы на многие времена определили содержание классической риторики. Без этих пяти канонов невозможно и современное обучение красноречию.

В диалоге «Об ораторе» Цицерон впервые дает обстоятельную разработку вопроса об использовании юмора в красноречии, опираясь на работы греческого ученого Феофаста «О смешном», «Характеры».

Большое внимание в трактате уделено проблеме воздействия на чувство слушателя в публичном выступлении. Цицерон исходит из того, что люди в своих поступках чаще руководствуются чувством, чем правилами и законами. Поэтому умение оратора воздействовать на чувства аудитории имеет большое значение в риторике.

Трактат «Брут» в хронологическом порядке излагает историю римского красноречия и неоценим как источник информации о ранних римских ораторах. Он построен в форме диалога с друзьями – Брутом и Аттиком. Трактат содержит немало практических указаний и советов и завершается автобиографическим очерком.

Трактат «Оратор» отвечает на вопрос: «Каков идеал красноречия?» В поисках идеала Цицерон исходит из трех основных назначений ораторского искусства:

- учить,
- услаждать,
- побуждать.

Идеальный оратор тот, кто в своих речах и поучает слушателей, и доставляет им наслаждение, и подчиняет себе их волю. Первое – долг оратора, второе – залог популярности, третье – необходимое условие успеха.

Цицерон сформулировал признаки разных видов красноречия, утверждая, что настоящий оратор тот, кто «умеет говорить о низком – просто, о высоком – важно и о среднем – умеренно».

Образ идеального оратора предстает перед нами и в трактате «Об ораторе»:

Оратор должен обладать остроумием диалектика, мыслями философа, словами чутьли не поэта, памятью законоведа, голосом трагика, игрою такой, как у лучшихлицедеев…

Все эти качества современники находили в Цицероне. Он не был кабинетным теоретиком красноречия. Он был пламенным римским республиканцем, политическим мыслителем, философом. Но прежде всего он был великим оратором, т.е. художником слова.

О чем бы он ни говорил и ни писал – о политическом ли убийстве или о моральной проблеме – он всегда находил самые точные и выразительные слова, которые складывались в ритмические стройные периоды, полные
- то пафоса,
- то иронии,
- то гнева.
2. Марк Фабий Квинтилиан (ок. 36 – ок. 100 г. н.э.)

Во второй половине 1 в. н.э. теоретиком классического красноречия становится Квинтилиан:
адвокат,
педагог,
руководитель первой государственной риторской школы.

Знания Квинтилиана в области риторики были так обширны, что друзья и ученики настаивали на том, чтобы он написал о правилах красноречия. Знаменитый ритор долгое время не соглашался, ссылаясь на уже написанные по риторике труды в греческой и римской литературе. Но впоследствии он все-таки написал трактат, известный под названием «Образование оратора» (на русский язык переведен в 1834 г. А.С. Никольским). Трактат представляет собой обобщение теоретических трудов предшественников и собственного двадцатилетнего опыта преподавателя риторики и судебного адвоката.

Труд Квинтилиана состоит из 12 книг:

I книга – о воспитании будущего оратора в семье и у грамматика до начала занятий риторикой;

II книга – о природе риторики как науки, общие сведения, о занятиях в риторической школе;

III-IX книги – энциклопедия традиционной теории ораторского искусства;

X книга – обзор греческой и римской литературы как образцов, представляющих ценность для будущего оратора;

XI книга – о внешних приемах и манерах оратора;

XII книга – о моральном и общественном облике оратора.

В своем трактате Квинтилиан изложил советы, опираясь в основном на систему Цицерона, потому что считал искусство красноречия великого республиканца образцом для всякого оратора. Цицерон, по мнению Квинтилиана, лучший, талантливейший оратор, ироничный и остроумный, легко убеждающий и прекрасно излагающий свои доводы.

Основные положения труда Квинтилиана близки идеям Цицерона, однако есть в них и существенные отличия.

Так, например, для Цицерона философия по отношению к риторике первична, она составляет ее основу. Квинтилиан считает философию и все другие науки вторичными, они – лишь подготовка к риторике.

Значительно подробнее, чем Цицерон, разрабатывает Квинтилиан вопрос о технике красноречия:

о манере поведения оратора перед слушателями,

о теории жеста, мимики, осанки, телодвижений,

о постановке дыхания и голоса.

Сравним также высказывания Цицерона и Квинтилиана о риторике.

Ц и ц е р о н (вслед за Аристотелем): Риторика – искусство убеждать.

К в и н т и л и а н: Риторика – наука хорошо говорить. Потому что искусство не зависит от исхода дела, оно заключается в действии, а не в последствиях.1

Многие расхождения во взглядах Цицерона и Квинтилиана коренились в том, что они жили в разные эпохи существования Римского государства: Цицерон – в эпоху республики, Квинтилиан – в эпоху империи. В период республики обучение в риторических школах готовило римлянина к широкой практической деятельности. Однако в поздний период, период империй, культивировалось искусство слова, благодаря которому речь должна была доставлять эстетическое наслаждение словесным строем и мастерским произнесением. Но при этом речь изменяла своему первоначальному предназначению – выражать мысли и чувства.

Направление в ораторском искусстве, возглавляемое Квинтилианом, было своеобразным последним этапом развития римского красноречия. С гибелью республики умерло и римское классическое красноречие. На первое место выдвинулось парадное (эпидейктическое) красноречие с его пышностью и преувеличенным вниманием к форме.

Подводя общий итог, отметим, что на протяжении всего периода античной культуры риторика определяла не только стиль речи, но до известной степени и образ мыслей и поведения, т.е. философию жизни. Философия и риторика были не просто частями культуры античного типа; они были самым ее сердцем.